Читать онлайн Любовь жива, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь жива - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь жива - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь жива - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Любовь жива

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Проснувшись, она с удивлением обнаружила, что в комнате, кроме нее, никого нет. Лучи солнца пробивались через грязное окно. Тэйлор чувствовала себя совершенно разбитой. Она лежала все в той же позе, в которой и заснула. Она попыталась было встать, но острая боль, пронзившая ногу, мгновенно напомнила о травме. Не в силах вытерпеть, Тэйлор упала на кровать. Она чувствовала, что сейчас разревется. Одинокая, брошенная, она страдала от жажды и голода. Боль в ноге дергала беспрерывно. Элегантное платье, в котором Тэйлор вчера привлекала взоры на свадьбе подруги, поблекло, измялось. Ей хотелось умыться, принять ванну.
Тэйлор не знала, куда ушел Брент и когда вернется. Она помнила его объятия. Даже теперь, когда его нет рядом, она чувствовала, как влечет ее к Бренту, как гипнотически притягивает он ее. Она старалась прогнать эти мысли и переключиться на что-нибудь другое. И заговорила сама с собой вслух: «Ну, ладно, по крайней мере, я должна выпить хотя бы глоток воды. Не могу же я только сидеть и ждать его возвращения». Придерживая рукой юбки, чтобы случайно за что-нибудь не зацепиться ими и снова не упасть, она, опираясь на стену, медленно, прихрамывая, добралась до выхода.
Распахнув дверь, Тэйлор ослепла от обрушившегося на нее яркого света. Радуясь свежести утра, на растущих рядом с хижиной деревьях весело и беззаботно распевали птицы. У двери на земле Тэйлор увидела большую ветку. Она подняла ее и, опираясь, как на костыль, стала медленно пробираться к тихо журчащей где-то неподалеку воде. Это был ручей, протекающий вдоль берега реки. Не думая о том, что она может испачкаться, Тэйлор низко наклонилась над ручьем и, зачерпнув в ладони воды, ополоснула лицо. Она так сильно хотела пить, что с удовольствием глотала эту не совсем чистую воду. Напившись, она со вздохом выпрямилась. Осматриваясь вокруг, она думала о том, долго ли ей придется ждать возвращения Брента. Может быть, он совсем не вернется? Что, если он обиделся на нее за то, что она оттолкнула его, и намеренно бросил ее здесь? Неизвестность пугала и злила ее, а черные мысли одолевали все больше и больше. Тэйлор решила, что в любом случае нельзя оставаться здесь одной. Она должна сама попытаться добраться до Дорсет Халла.
Стоя у самой воды, она смотрела вдаль и думала сейчас только о том, выдержит ли ее лодыжка столь долгий переход. Да и надежность «костыля» была под большим сомнением. По пути к хижине в Тэйлор росла злость на Брента: как он посмел оставить ее здесь, не сказав ни слова?! Перед тем, как начать свой путь через лесную чащу, она решила отдохнуть, собраться с мыслями и прислонилась спиной к дереву. Да, с больной ногой преодолеть такое расстояние будет нелегко, но Тэйлор должна его пройти.
— Тэйлор!
Повернувшись назад, она увидела подъезжающего на лошади Брента. Позади него на поводу шла ее кобыла Таша.
— Что это вы придумали? Что вы хотели сделать? — спрашивал на ходу Брент. — Вы, наверное, еще больше повредили ногу? — Он быстро стреножил лошадей и поспешил к ней. Улыбнувшись, обнял за плечи. — Боже мой, вы в самом деле удивительно хороши, Тэйлор!
— Как вы посмели? Вы — низкий человек! — неожиданно взорвалась Тэйлор. — Я сразу все поняла, как только увидела, что осталась одна! Почему вы бросили меня, ничего не сказав? Я никогда больше не хотела бы видеть вас снова, если бы не была так рада видеть… Ташу!
Улыбка с его губ исчезла.
— Я просто не хотел вас беспокоить. Вам необходимо было выспаться. Неужели вы подумали, что я бросил вас? Неужели вы так подумали? — Он внимательно посмотрел на нее, все еще сомневаясь и не доверяя своей догадке. — Вы действительно так подумали? — Одной рукой он взял ее за подбородок. — Тэйлор, неужели после этой ночи вы еще не поняли, как много вы для меня значите?
Брент наклонился, чтобы поцеловать ее. Тэйлор тут же расслабилась в его объятиях, и сладкая истома овладела ею в предвкушении неописуемых ощущений, пронизывающих каждую клеточку ее тела…
Но он, преодолев порыв, медленно освободил ее из своих объятий и, подхватив, понес к лошадям.
— Больше этого не повторится, Тэйлор.
Отрешенность и пустота в его голосе больно укололи Тэйлор. Но она знала, что он прав. Это не должно случиться вновь. Она в знак согласия кивнула ему головой. Взяв у него поводья, она тут же направила Ташу к дому.
Дэвид с нетерпением ожидал их на веранде. Он очень волновался, пока Брент помогал Тэйлор спуститься с лошади. Ее болезненный внешний вид подал Дэвиду мысль, что она пострадала тяжелее, чем просто от ушиба ноги. Ее грязное лицо словно опрокинулось и казалось безнадежно расстроенным. Она кротко и доверчиво приняла его объятия.
— Как вы, Тэйлор? Брент рассказал мне, что приключилось, — говорил он озабоченно.
— Все хорошо, Дэвид. Я уверена, через несколько дней моя нога будет как новая. — Она слабо и неуверенно улыбнулась. — А сейчас, если можно, я очень хотела бы принять ванну и привести себя в порядок.
— Я скажу Дженни, чтобы она все приготовила. Брент, отнеси Тэйлор в комнату. Я уже послал за доктором Ридом, и он скоро будет здесь. — Дэвид снова ласково обнял ее.
«Как приятно сейчас расслабиться в ванне, — подумала она. — Может быть, это поможет мне избавиться от щемящей боли в сердце?»
Внимательно осмотрев ее, доктор Рид убедился, что у Тэйлор всего лишь растяжение, хотя и довольно сложное.
— Вы родились в рубашке, миссис Тэйлор, — сказал он после того, как перебинтовал лодыжку. — Все могло быть гораздо хуже. — Он повернулся к Дэвиду. — Я видел и разбитую коляску, и павшую у дороги лошадь. Просто удивительно, как они оба не погибли… — Он покачал головой. — А теперь мне нужно осмотреть плечо Брента. Вы же со своей ногой должны оставаться в таком положении по меньшей мере недели две. Вы слышите меня, Тэйлор Латтимер?
— Да, я поняла, доктор Рид, — ответила она. — Благодарю вас.
Она была расстроена, оттого что доставила столько забот и переживаний Дэвиду. Кроме того, она чувствовала и свою вину перед ним. Да, конечно, лэна должна навсегда забыть эти поцелуи и те ощущения, которые они в ней вызывали. Она слишком мнбгим обязана Дэвиду, чтобы обидеть его.
Дэвид с печальным лицом присел на край кровати. Тэйлор взяла его за руку.
— Почему вы сами не приляжете? Я вовсе не хочу беспокоить и утруждать вас. Вы только пошли на поправку, но из-за моих новых приключений можете опять заболеть.
— Наверное, вы правы, моя дорогая. Чувствую, что несколько устал. Я пришлю Дженни, чтобы она посидела с вами — вдруг вам что-нибудь понадобится.
Тэйлор закрыла глаза и легла спиной на высоко поднятые подушки. Она слышала, как вошла Дженни, но притворилась спящей. Скоро ей уже не нужно было никого обманывать: она глубоко заснула.
Когда Тэйлор открыла глаза, день уже был в разгаре. Приподнявшись, она села на край кровати и сказала:
— Дженни, я умираю от голода. Подай мне, пожалуйста, верхнее платье и помоги причесаться. Я хочу спуститься вниз.
— С такой ногой вам никуда не следует идти, миссис. Иначе мистер Дэвид спустит с меня шкуру, — отговаривала ее Дженни, помогая одеться.
Тэйлор засмеялась:
— Ты совершенно права, Дженни. — Она нетерпеливо ждала, когда Дженни закончит возиться с ее волосами. — Но с каждой минутой я становлюсь все голоднее. Так что никаких вычурностей на голове — скорее вниз, я не ела, кажется, целую неделю.
Дженни сбегала за Саулом, который на руках снес госпожу по ступенькам. Когда дверь отворилась и они вошли в комнату, Дэвид посмотрел с удивлением. Он отложил в сторону главную бухгалтерскую книгу, которую до этого внимательно изучал.
— Моя дорогая, после отдыха вы выглядите гораздо лучше, — сказал он, когда Саул опустил Тэйлор перед ним на диван.
— Я и чувствую себя хорошо. Не считая того, что ужасно хочу есть. Просто до смерти!
— Дженни, быстрее же посмотри, какая есть у Мимы еда для этой изголодавшейся женщины, — распорядился Дэвид, присаживаясь на диван.
— Благодарю вас, — слабо улыбнулась Тэйлор.
— Вот здесь есть кое-что, а вы выберите, что вам больше понравится, — засуетился Дэвид, когда Мима внесла поднос, уставленный тарелками.
— Боже мой, миссис Тэйлор, — воскликнула Мима, когда та буквально набросилась на еду. — Почему мне сразу не сказали, что вы еще ничего не ели? И, ради бога, не спешите вы так, а то опять заболеете, но уже по другой причине.
Тэйлор оторвалась от тарелки только передохнуть и принялась за еще один большой кусок жареного мяса. И все же настороженный взгляд Мимы заставил ее остановиться.
— Ну, хорошо, Мима. Ладно. Не волнуйся за меня.
Она аккуратно отрезала маленький кусочек и стала его пережевывать медленно и тщательно.
Дэвид, глядя на Тэйлор, радостно улыбался, и она, посмотрев на него, с признательностью улыбнулась тоже.
«Мы так счастливы вместе», — подумала она, но вдруг вспомнила о Бренте и удивилась его отсутствию.
— А где Брент?
— Недавно уехал, чтобы осмотреть экипаж и место аварии. Он хочет выяснить, что послужило причиной этого досадного происшествия.
— Как он себя чувствует? Как его плечо?
— Рана довольно глубокая, и доктор Рид наложил на нее повязку. При этом сказал, что опасности нет, хотя некоторое время боль, конечно, будет беспокоить Брента, — ответил Дэвид.
Поев, Тэйлор, прилегла и расслабилась. Мягкую, приятную тишину лишь изредка прерывал едва слышный шелест переворачиваемых страниц бухгалтерских книг. Мысли Тэйлор медленно поплыли в недавнее прошлое и во всех случаях почему-то обращались к Бренту. Брент смущал и беспокоил Тэйлор. Она не понимала, как это могло с ними случиться. Все происшедшее казалось случайным и неожиданным. Тэйлор приподнялась и посмотрела в окно. И сразу же увидела Брента, подъезжающего к дому верхом на лошади. Вот он спешился и вошел через переднюю дверь.
Отрывистым кивком головы с крепко сжатым ртом он поприветствовал Тэйлор. Потом повернулся к отцу:
— Мне необходимо поговорить с вами. Без свидетелей.
Дэвид с нескрываемым удивлением поднял брови и тут же направился вслед за сыном через холл в библиотеку. Они тщательно закрыли за собой дверь.
У Тэйлор перехватило дыхание. Что-то в этом было не так. Что, если он намерен рассказать Дэвиду о прошедшей ночи? Нет, не может того быть. Он не должен, не имеет права.
Когда через долгое время дверь в библиотеку открылась, Брент широкими шагами, едва не бегом, поспешил к своей лошади. Он каблуками ударил жеребца в бока и пустил его с места в галоп. Тэйлор отвернулась от окна, переведя взгляд на Дэвида, который вернулся в большой задумчивости. По его виду она сразу поняла, что он не хочет говорить о содержании состоявшейся беседы. Она молча сидела в тревожной тишине, вслушиваясь в ход больших старинных часов.
В течение нескольких дней после неожиданного и спешного отъезда Брента ни Дэвид, ни Тэйлор даже словом не обмолвились о нем. Хотя им обоим было совершенно очевидно, что мысли каждого заняты Брен-том. Дэвид стал еще более внимателен и нежен с ней, старался предупредить любое ее желание. По его отношению к ней Тэйлор поняла, что Брент ничего не сказал об их поцелуях и жарких объятиях.
Стояла солнечная, довольно теплая погода, и в Дорсет Халле вовсю шли приготовления к весеннему севу. Дэвид уже не мог управляться с делами так, как это делал раньше, но все же принимал в них участие, то выезжая сам, то посылая Саула присмотреть за плантацией. Тэйлор, опираясь на трость, днями бесцельно бродила по дому. На душе у нее было неспокойно, и состояние это не проходило.
В полдень приехал Джеффри Стоун. Тэйлор сидела на веранде, дожидаясь возвращения Дэвида. Она очень обрадовалась свалившейся на нее возможности отвлечься и через окно помахала гостю рукой, приглашая в дом.
— Как мне приятно видеть тебя, Джеффри. Кажется, целая вечность прошла с тех пор, как мы виделись в последний раз.
— Да, я тоже очень рад тебя видеть, Тэйлор. После того, как моя кузина уехала со своим мужем в Чарл-стон, а тебя угораздило растянуть ногу и надолго лечь в постель, мне в городе стало невыносимо одиноко. Я почувствовал непреодолимое желание, нет, просто настоятельную необходимость провести несколько часов в замечательной компании самой прекрасной и очаровательной женщины Джорджии. И вот я здесь.
Тэйлор закатилась звонким смехом. Она почувствовала облегчение от его незамысловатой лести, прервавшей ее тревожные мысли. Слушая Джеффри, она несколько раз непроизвольно моргнула, от чего движение длинных красивых ресниц напомнило ему полет бабочки. Тэйлор очень хотелось освободиться от тягостного состояния, и приезд Джеффри пришелся здесь как раз кстати.
— Ну, что вы, мистер Стоун?! — Тэйлор сделала шутливый жест. — Не сомневаюсь, в Беллвилле имеются более достойные вас женщины, которые с радостью составили бы вам компанию.
— Но у меня совсем нет времени на них, — сказал Джеффри уже серьезным тоном.
— Расскажи же мне, Джеффри, поскорее свои новости. Иногда мне кажется, что я ничего ни о ком не знаю уже тысячу лет.
Джеффри сел на стул.
— Позволь мне сначала осмотреться. И потом, о чем бы это я мог тебе рассказать?! Ты ведь знаешь, что Джефф Дэвис избран президентом… Если тебя интересует мое мнение, то я предпочел бы Роберта Тумбса или Алекса Стефенса, но… Ладно, в любом случае это лишь начало.
— Дело идет к войне, Джеффри?
— Нет, если янки одумаются.
— Ох, дорогой. Мне кажется, все это очень серьезно, — сказала она, как бы стесняясь своих слов, и робко улыбнулась уголками рта. — Полагаю, ты хотел успокоить и приободрить меня. Но хватит же об этом, Джеффри, давай расскажи мне теперь последние городские сплетни.
— Тэйлор, все хорошо. Уговорила, расскажу все, что знаю, и еще много всего о том, чего не знаю.
Он рассказывал и рассказывал, заставляя ее смеяться до слез. Время от времени она замирала в изумлении-Джеффри нравилось слушать, как она смеется. И тогда, в детстве, она смеялась заразительнее всех. Она любила беззлобно подшучивать над всеми, даже над своим отцом, но и не обижалась, когда смеялись над ней, и часто предоставляла другим возможность для этого. Джеффри, сколько себя помнил, всегда любил ее. Он даже не знал, когда, собственно, его любовь к ней как к другу детства переросла в настоящую любовь — как к девушке, к прекрасной девушке, которой она стала. Но теперь это не имело никакого значения. Он ведь всегда знал, что она не видит в нем мужчину, которого могла бы полюбить. Он оставался ей другом, не более. Джеффри сознавал, что он не принадлежит к тому типу мужчин, на котором задерживаются женские взгляды, от которого замирает сердце любой женщины, заставляя ее говорить низким грудным голосом и страстно дышать. Для этого он был слишком прост, обыден и весьма прозаичен.
Джеффри вспомнил о своих неумелых и несмелых попытках выразить свою любовь к ней и почувствовал, как предательский знакомый жар поднимается от шеи и заливает краской лицо. Если бы он только сумел сказать ей обо всем раньше, может быть, она и стала бы его невестой… Всегда, когда они оставались вдвоем и он пытался сказать о своей любви, слова застревали в горле. Но зато он мог ей… писать, думая и мечтая при этом. Он проводил много времени с бумагой и ручкой, часами излагая свою любовь, признаваясь в настоящей преданности, которая умрет только вместе с ним. Потом он медленно, торжественно, со значением рвал написанное на мелкие кусочки. Она не догадывалась о его чувствах, да и никто другой не мог знать о его сокровенном. Но зато он, как никто другой, может теперь довольствоваться ее большой дружбой.
К тому времени как вернулся Дэвид, Тэйлор настолько ожила, что даже почувствовала себя несколько утомленной от веселья.
— Вижу, вижу, мистер Стоун, что вам удалось воодушевить мою жену, — говорил он, приветствуя Джеффри за руку. — И должен вас за это поблагодарить. Оставайтесь, пожалуйста, у нас на обед. А в свой город вы всегда успеете вернуться.
— Спасибо, мистер Дэвид, думаю, что я так и поступлю.
Было уже далеко за полдень. Они втроем сидели за столом, заставленным ветчиной и жареной индейкой, овощами и фруктами. Среди блюд стояли бутылки с вином. Ухаживая за Тэйлор, Джеффри был внимателен и предупредителен, чему сам удивлялся и радовался одновременно. Повернувшись к Дэвиду, сказал:
— Вы знаете, мистер Латтимер, всякий раз, когда я вижу вашу жену, она мне нравится все больше и больше. Вы в самом деле очень счастливый человек.
— Совершенно с вами согласен. Мой отец — самый счастливый человек.
Все устремили взгляды на дверь, у которой стоял Брент. Выглядел он уставшим и казался рассерженным. Кивнув каждому, он сел рядом с Дэвидом. Тот вопросительно посмотрел на сына, и Брент ответил ему чуть заметным знаком.
— Вы помните Джеффри Стоуна, не так ли Брент? — спросил Дэвид, — прерывая красноречивую паузу.
Брент кивнул в сторону Джеффри:
— Конечно. Приятно видеть вас снова.
— Мне тоже, Брент, — подхватил Джеффри. — Хотя выглядите вы так, словно вам пришлось очень долго скакать верхом на лошади.
— Я действительно только что вернулся из Атланты, и, честно говоря, это обстоятельство меня очень радует.
Брент тут же обратился к еде, смакуя каждый кусок, утоляя таким образом совершенно очевидный голод. Не замедлили последовать его примеру и остальные. На некоторое время над столом нависло молчание. Наевшись досыта, Брент посмотрел на присутствующих и начал рассказывать:
— В эти дни в Атланте стало гораздо оживленнее. Очень много народу съехалось в Монтгомери, на присягу Джеффа Дэвиса.
— Мой отец тоже собирался поехать, — сказал Джеффри. — Говорит, не может оставаться в стороне от таких событий и пренебрегать правым делом. Он должен был присоединиться к ним. А как вы, Брент, относитесь ко всему происходящему? Что вы думаете о последнем повороте событий?
— Брент, а что там с вашими делами в Атланте? — поспешила вмешаться в беседу, предупреждая возможный неожиданный поворот, Тэйлор.
Он посмотрел на нее, и Тэйлор поняла, что он разгадал ее тактику.
— Ничего существенного. Я хотел встретиться с нашим общим, моим и отца, знакомым, но не смог отыскать и следа его. Кажется, он просто растворился в воздухе.
И опять Тэйлор почувствовала в его словах нечто большее. Она интуитивно поняла, что к ней вновь возвращается тревога, мучившая ее в течение нескольких последних дней.
— Я его знаю? Этого человека…
Дэвид закашлялся, отрицательно качнув головой:
— Нет, моя дорогая, вы его не знаете.
Обращаясь к мужчинам, он предложил:
— Может, пройдем в мой кабинет, выпьем по стаканчику бренди и покурим?
Тэйлор препроводили в гостиную, где Дэвид, целуя, чуть коснулся губами ее щеки. После этого все удалились, оставив ее одну. Принимаясь за свою вышивку, она задумалась. Руки ее машинально летали над тканью, рисуя на ней узоры, но лицо было задумчиво и хмуро.
Тэйлор и Брент стояли на веранде, наблюдая за отъездом Джеффри. Дэвид принес свои извинения и, сославшись на занятость, ушел в свой кабинет. Впервые с той ночи Тэйлор осталась наедине с ним и чувствовала некоторую неловкость: как ей сейчас вести себя? Она не была даже уверена, что вообще нравится ему. Конечно, Дэвид любит ее. Он хороший, добрый человек, и она нужна ему. Бренту же она не нужна. Он оставил ее без каких бы то ни было объяснений. А поцелуи его ничего не значат. Совсем ничего.
— Я вижу, ваша нога почти в порядке, — заговорил Брент, провожая взглядом удаляющегося Джеффри.
Они сели в кресла-качалки, стоявшие здесь же.
— Намного лучше. Думаю, что смогу выбросить эту дурацкую палку уже через несколько дней.
— А я через несколько дней снова уеду, — сказал Брент. — Назад, в Атланту.
— Да? — Она хотела спросить бесстрастно, но даже в ее собственных ушах голос прозвучал взволнованно. — И когда же вернетесь?
— Я не знаю, — мягко сказал Брент. — Обещайте мне, что будете заботиться о себе, пока меня не будет.
— Заботиться о себе? А что сделать?..
— Обещайте, Тэйлор!
— Да, конечно. Я обещаю. Но я не понимаю, Брент…
Она посмотрела ему в глаза. Их отделяло совсем маленькое расстояние, и она едва не с дрожью чувствовала близость его тела.
Он резко встал:
— До отъезда мне необходимо переговорить с отцом. — И ушел.
Ошеломленная его просьбой, Тэйлор продолжала сидеть в тишине. Что он имел в виду, когда говорил ей это? Не мог же он в самом деле думать, что она постоянно попадает в аварии и растягивает себе лодыжки! Глупости, конечно… Она пожала плечами. Просьба показалась ей довольно нежной, что весьма удивило ее. А может, не стоит удивляться?! Па крайней мере, одно достаточно ясно: пусть и не так уж сильно, но Брент заботится о ней. А это значит, что она ему не совсем безразлична.
Тэйлор вздохнула. А не совершить ли ей верховую прогулку? Возможно, это развеяло бы и отвлекло ее. Нога стала намного лучше, да и погода располагает. «Возьму с собой Дженни», — решила она и поспешила в дом. Она нашла Дженни, разговаривающей с Мимой, и послала ее за лошадьми. Направляясь в свою комнату, чтобы переодеться, она услышала доносившийся через закрытую дверь библиотеки голос Брента. Тэйлор невольно остановилась и замерла. То, что она услышала, перечеркивало все ее мысли и намерения. Брент говорил взволнованно:
— Необходимо, чтобы кто-нибудь все время присматривал за ней. Мы не можем пренебрегать ее безопасностью. До тех пор, пока мы не найдем его, с ней может случиться всякое.
Они говорили о ней!
Послышался голос Дэвида:
— Но вы же не думаете, Брент, что он осмелится вернуться?
— Нет, не думаю. Но это — если я не уеду. Уверен, что он еще где-то рядом. Скорее всего, в Атланте. И я должен найти его.
— Как мне хотелось бы быть помоложе и покрепче. Я чувствую себя таким болезненным и беспомощным. Вы же знаете, как много она значит для меня, Брент.
— Да, отец, конечно, я знаю. И она вас любит.
Наступило длительное молчание. Тэйлор, затаив дыхание, боялась сдвинуться с места и привлечь к себе внимание. Она не хотела, чтобы они подумали, будто она специально подслушивает их.
— Я отошлю свои вещи и скоро уеду. Если найду, пришлю вам весточку.
— Сынок, — говорил обеспокоенный Дэвид, — будь осторожен. И… спасибо тебе.
Скрип стула заставил Тэйлор поспешить в свою комнату. Она сняла одежду и достала костюм для прогулок. Из окна она видела, как вели к дому лошадь Брента. В одной сорочке она подошла к окну и посмотрела вниз. В это время Брент как раз запрыгнул в седло. Будто почувствовав ее взгляд, он поднял глаза. Тэйлор подняла руку в знак прощания, но он не подал виду, что заметил ее жест, быстро развернулся и поскакал.
Тэйлор прислонилась к стеклу. Да, она испугалась. Брент уехал, оставив одну перед преследующим ее и скрывающимся где-то в тени неизвестным врагом. «Прекрати-ка распускать нюни, глупая гусыня», — рассердилась она вдруг на себя.
— Вам нужна моя помощь, миссис Тэйлор? — спросила, входя в комнату, Дженни, не подозревая о смятении, в котором пребывала теперь ее госпожа. — Джош уже приводит лошадей в порядок, они сейчас будут готовы.
Тэйлор бросила одежду, которую все еще держала в руках, и опустилась на стул перед своим туалетным столиком.
— Я передумала, Дженни. Никуда мы не поедем. Пойди и скажи об этом Джошу.
— Слушаюсь, миссис.
Благодаря богатому жизненному опыту, Дженни никак не выдала свое удивление неожиданным изменением планов. Лицо ее не дрогнуло, и она даже не позволила себе улыбнуться, ни тем более что-либо возразить. Она просто повернулась и ушла, осторожно закрыв за собой дверь.
Тэйлор погрузилась в раздумья. Она, наконец, должна понять, что происходит, в чем дело. Почему кто-то преследует ее и стремится ей навредить? Она не может позволить разыграться своему воображению и должна держать себя в руках. Да, и, в конце концов, не слышала она, чтобы называли ее имя. Она ведь только предположила, что они говорили о ней. Лучшее, что она сейчас может предпринять, так это поговорить с Дэвидом. «Сознаюсь, что случайно услышала их разговор, и спрошу, что все это значит и что вообще происходит». Да, именно так ей и следует поступить.
Она опять оделась и, прихрамывая, спустилась вниз по ступенькам.
— Дэвид, — окликнула она, заглядывая в библиотеку.
— Я у себя в кабинете, — донесся его голос из соседней комнаты.
Дэвид сидел в своем любимом кресле с высокой спинкой. В комнате стоял запах сигарет, леса и бренди. Огромный тяжелый стол занимал значительную часть кабинета. Дэвид развернул свое кресло к окнам. Тэйлор опустилась на отполированный до блеска пол и склонилась к ручке обитого темной кожей кресла. Дэвид вышел из своего задумчивого состояния и ласково положил ей на голову свою руку. Они оставались в таком положении до того, пока Тэйлор не заговорила:
— Дэвид, что происходит? Я обязательно должна знать.
Он вздохнул и, убрав свою руку с ее головы, поднес к глазам, словно хотел заслониться от опасности и мучившей его тревоги. Тэйлор ждала, видя, что в нем происходит внутренняя борьба, что он раздумывает и не знает, на что решиться. Серые глаза его покраснели, что свидетельствовало о ночной бессоннице.
Кончиком пальца она нежно провела по глубокой морщинке, прорезавшей его лоб.
— Пожалуйста, расскажите мне, Дэвид. Я знаю, это касается меня, — сказала она убежденно, но в то же время в глубине души ожидая, что он возразит ей. — Я же вижу, вы очень обеспокоены, и это вас угнетает. Пожалуйста, скажите мне, поделитесь своей тревогой. — Она еще ближе склонилась к нему. — Я имею право знать, что происходит?
— Да, конечно, такое право вы имеете. — Глаза его смотрели куда-то вдаль. — Видите ли, произошел случай, свидетельствующий о том, что… кто-то неизвестный пытался напасть на вас. То происшествие с поломкой экипажа не было случайностью.
— Это не случайность?
— Нет, это подстроили специально.
— Но кто? Почему?
Дэвид встал из кресла и подошел к окну. Он потер глаза и помассировал виски, после чего повернулся к ней лицом. Ослепленная ярким светом, льющимся из-за его спины, Тэйлор не могла рассмотреть выражения его лица, но она ощущала на себе его пристальный, исследующий взгляд.
— Мистер Джексон, — сказал он наконец.
Произнесенное имя вызвало в ней образ: кустистые брови над глубоко впавшими глазами, тонкий, неприятно сжатый рот под тараканьими усами и грязные, сальные волосы… Она вспомнила это покрасневшее от негодования лицо, вздувшиеся на шее вены, когда он говорил ей, что не забудет, как она поступила с ним.
— Джексон? — шепотом переспросила она. — Нет, он не мог этого сделать. Он не стал бы покушаться на мою жизнь. — Она встала и подошла к Дэвиду, все еще не веря услышанному. — Он же уехал отсюда, разве не так? Он не мог этого сделать. Не мог же он вернуться только для того, чтобы устроить нам поломку?!
— В день свадьбы в Спринге Хавене кто-то из рабов видел его, — заметил Дэвид.
Тэйлор все еще сомневалась:
— И вы, Брент и вы, думаете, что он может еще раз попытаться повторить подобное?
Он кивнул. Стараясь собраться с мыслями, она села в кресло и задумалась. Мог ли нормальный человек причинить ей зло, убить только за то, что она дала ему пощечину, или за то, что она лишила его работы? Но кто сказал, что Джексон — нормальный человек?
Она вспомнила разбитое лицо и израненное тело Дженни. Нет, человек, о котором они говорили, не обладает нормальным разумом, он безумен, он — убийца.
Дэвид приблизился к ней, и она подняла свое лицо. Он положил руку ей на плечо, чтобы успокоить.
— Будет лучше, — сказал он, — если вы не станете отлучаться от дома. Хотя бы до тех пор, пока не вернется Брент.
«Да, — подумала она, — до тех пор, пока не вернется Брент, все будет в порядке».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь жива - Хэтчер Робин Ли



Очень интересный роман,читала с удовольствием.Советую.9
Любовь жива - Хэтчер Робин Лисвет лана
24.03.2015, 11.14





Хороший роман .Понравился ....8
Любовь жива - Хэтчер Робин ЛиNatali H.A
11.08.2015, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100