Читать онлайн Каприз мечты, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Каприз мечты - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Каприз мечты - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Каприз мечты - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Каприз мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Проснувшись, Мэгги с удивлением поняла, что солнце поднялось уже довольно высоко, однако в лагере царило странное спокойствие. Хотя она находилась в караване всего один день, этого было достаточно, чтобы понять: происходит что-то странное. К этому времени они должны были уже проехать несколько миль. Неужели случилась беда?
Поспешно натянув на себя платье под одеялом, Мэгги выбралась из-под фургона, оставив мирно спавшую Рейчел.
Ленивые струйки дыма поднимались к небу. Чуть подальше две женщины о чем-то тихо переговаривались. Мэгги хотела подойти, спросить, что происходит, но передумала. Если все тихо и мирно, к чему привлекать излишнее внимание?
Девушка осторожно вышла из круга, образованного фургонами, и пересекла чистый звенящий ручеек, поскользнувшись на покрытых мхом камнях и промочив туфли. Оказавшись на другой стороне, она начала взбираться по крутому склону поросшего травой холма. Только добравшись до вершины, девушка повернулась и начала внимательно вглядываться в фургоны. Как их много, около сорока! Днем они вытянуты в длинную линию, вечером образуют круг. Позади щипал траву скот – лошади, коровы, быки и мулы. Несколько всадников сторожили животных, постоянно объезжая стадо.
Со своего наблюдательного пункта Мэгги заметила собравшихся людей и услышала сладостные звуки гимна. Так вот почему караван не тронулся с места! Сегодня воскресенье!
Девушка перевела глаза с молящихся на голубой купол небес. Над вершинами деревьев порхали птицы, весело щебеча и гоняясь друг за другом. И Мэгги неожиданно ощутила себя такой же свободной и веселой, как эти создания.
Свободна! Она свободна!
Пять долгих лет она боролась с грубостью и жестокостью дяди, пытаясь защитить Рейчел от него, но никогда по-настоящему не думала, что сумеет сбежать от Сета Харриса, и лишь создавала для сестры воображаемый сказочный мир и скрывалась в нем вместе с ней. Но теперь все кончено! Они едут в Орегон, туда, где дядя никогда не подумает их искать!
И Мэгги весело и беззаботно плюхнулась на землю, сняла туфли и чулки, зарывшись ступнями в прохладную траву. Она радостно рассмеялась. Когда она в последний раз делала нечто подобное? И была ли вообще молодой? Или всегда жила в филадельфийском особняке, скрываясь на верхнем этаже и проводя время в заботах о Рейчел, подальше от Сета Харриса?
Неожиданно по ноге Мэгги проползла змея, и она, едва не упав, с визгом вскочила и в страхе схватилась за горло.
– Ничего страшного. Это всего-навсего безвредная водяная змейка.
Сильные руки подхватили ее, но Мэгги рассерженно вырвалась и оказалась лицом к лицу с усмехающимся Такером.
– Их здесь много, – пояснил он, казалось, ужасно довольный столь обширными познаниями.
Мэгги нервно поглядела на землю.
– Не волнуйтесь, они совершенно безобидны. Такер сдвинул шляпу на затылок, внезапно став куда более серьезным, и спросил, показывая на фургоны:
– Впечатляющее зрелище, не так ли?
Мэгги молча кивнула, желая, чтобы Такер наконец ушел. Молчание становилось все более напряженным.
– Почему ваши родители решили уехать на Запад? Из-за войны?
Мэгги сложила руки на груди. Ей совсем не хотелось говорить о родителях.
– Да, – еле слышно сказала она, радуясь, что Такер сам подсказал достаточно убедительную причину.
Она боялась слишком пристрастных вопросов, поскольку не имела представления, как на них отвечать. Что, если он спросит о ее жизни в Пенсильвании? Хотя Филадельфия была ее родиной, Мэгги почти ничего не знала о ней. Она помнила лишь собственный дом да кабинет отца на фабрике, и еще ресторан, где он угощал ее мороженым в летние жаркие дни. Но что она могла рассказать Такеру? Что провела пять лет в большом кирпичном доме? Что не знала никого, кроме кухарки, а все другие слуги давно их покинули?
А что, если он задаст другие вопросы, на которые она не сможет ответить? Снова начнет лгать? Чем меньше сказано, тем лучше. Тем труднее будет поймать ее на лжи.
Мэгги снова повернулась к Такеру спиной, понимая, что не только его возможные вопросы тревожат ее. Прошлой ночью, наблюдая во время ужина за семьей Бренигенов, она ясно осознала, что так же, как и Рейчел, смертельно боится незнакомых людей, не знает, о чем с ними можно говорить, как отвечать на доброжелательные шутки, которыми обменивались Бренигены. Она не привыкла к открытым проявлениям симпатии, таким естественным для этих людей.
– Нам придется провести в пути еще много дней, – сообщил Такер, опять прерывая долгое молчание. – Только в августе доберемся до Айдахо, а в октябре – до Портленда.
– Так долго?
– Никто не позаботился подготовить вас к тому, что ждет впереди, не так ли?
Мэгги покачала головой. Октябрь. Она представления не имела, что пройдет столько времени. Но каким образом ее могли предупредить?
Даже сама Мэгги не знала заранее, что отправится в эту поездку, и, если бы не увидела лагерь в окрестностях Индепенденса, эта рискованная мысль даже бы ей в голову не пришла. А Мэгги была в таком отчаянии…
– Это не очень справедливо. Вы могли бы передумать и не поехать…
Мэгги заметила, что Такер не сводит с нее пристального взгляда, и повернулась к нему, возмущенная постоянной слежкой.
– Вы не хотели, чтобы мы остались, верно, мистер Брениген? Думали, что нас отправят назад?
– Это неправда. Я только…
– Почему вы позволили матери согласиться оставить нас?
Мэгги шагнула к Такеру, вызывающе подняв подбородок. Тот сурово нахмурился. Куда девалась недавняя веселая улыбка?
– Потому что вы были одиноки и нуждались в помощи, а мне показалось, ни один человек не захочет помочь вам. И вы могли быть, по крайней мере, хоть немного благодарны за то, что мы согласились вас принять. Неужели вы ни разу не подумали, что произошло бы с вами, если бы мы не решились помочь вам?
Мэгги хотелось крикнуть, что она не нуждается в его милосердии, но Такер был прав. Она понимала, какова была бы их участь, если бы не помощь миссис Брениген. К этому времени Мэгги стала бы женой старого Сайруса Джонсона, и тот бы поделил с дядей Сетом деньги, положенные отцом в банк для нее…
Такер прав. Она должна быть благодарна и была благодарна Морин. Несомненно, ни один человек, кроме нее, не подумал бы позаботиться о сестрах, даже с благословения мистера Фостера. Мэгги получила то, о чем просила. Так какое же право она имеет злиться на Такера? Мэгги молча отвернулась от него, глядя на мирный лагерь.
– Простите, мистер Брениген. Я не имела права говорить вам подобные вещи. Просто… просто я немного боюсь того, что нас ждет впереди.
После долгой паузы Такер кивнул.
– Можно понять. Пенсильвания так далеко от Орегона… – И, немного помолчав, добавил:
– И Джорджия тоже.
Расслышав тоскливые нотки в голосе Такера, Мэгги не смогла удержаться, чтобы не посмотреть на него. Ей неожиданно захотелось узнать больше об этом человеке.
– Почему вы отправляетесь на Запад, мистер Брениген?
Последовала еще одна напряженная пауза.
– Мой отец умер.
В темных глазах застыла боль, та самая боль, так хорошо знакомая Мэгги. Не размышляя, она подняла руку, осторожно коснулась его плеча и прошептала:
– Мне очень жаль.
Взгляд Такера заставил девушку почувствовать себя неловко, молодой человек каким-то образом почувствовал, что она в самом деле понимает глубину его потери, как это может понять лишь ребенок, потерявший родителей. Мэгги испугалась. Она не может позволить себе жалеть его. Не может позволить себе привязаться слишком сильно к кому-нибудь из членов этой семьи.
– Пойду узнаю, не нужно ли чего-нибудь Рейчел, – тихо сказала она и, схватив туфли с чулками, начала поспешно спускаться с холма.
Морин натянула платье и застегнула корсаж, прежде чем устроиться на камне и начать расчесывать влажные волосы. Как славно вымыться наконец с головы до ног, хотя бы и в неглубоком ручье с ледяной водой, а не в ванне, над которой клубится пар.
Расческа выскользнула из рук, и, прежде чем поднять ее, Морин взглянула на свои ладони. Мозоли и волдыри. Трудно вспомнить то время, когда руки были снежно-белыми и мягкими, как бархат. Давным-давно, когда Фаррел ухаживал за ней, он часто говорил, целуя эти бедные ладони, что они медово-сладкие на вкус.
«Не много осталось от той девушки, в которую влюбился Фаррел Брениген», – подумала она.
Ну что ж, нет смысла вздыхать о прошлом. Завтра она снова возьмет в руки поводья, сжимая зубы от боли в плечах, и поведет упряжку мулов следующие пятнадцать – двадцать миль, а мозоли на руках станут еще толще, и кожа постепенно потемнеет под жарким солнцем…
– Фаррел не узнал бы меня, – прошептала она.
Неожиданно из глаз брызнули слезы. Морин закрыла лицо руками и тихо зарыдала, оплакивая Фаррела, мужчину, которого любила двадцать пять лет, отца ее семерых детей, из которых один родился мертвым, а другого убили на войне. Ей было так одиноко без него. И терзали угрызения совести за гнев, который все еще был в душе. Да, она сердилась на него – за то, что оставил ее, разорвал ту особую нить, которая соединяла их все эти годы. Почему гордость значила для него больше, чем жена?
Морин решительно вытерла слезы и, подняв расческу, резкими рывками начала распутывать копну темно-рыжих волос, но думала она по-прежнему о Фарреле.
Слишком ясно, словно это было вчера, вспомнила она день, когда отец и сын вернулись с Севера, униженные и отчаявшиеся. Они испробовали все, но нигде не смогли получить денег за хлопок, так давно доставленный по назначению. И все же они отчаянно надеялись, что в книгах компании сохранятся записи о невыплаченном долге. Но кто захочет платить побежденным мятежникам?
За ужином Фаррел встал и объявил, что плантация потеряна навсегда. Пережив войну и смерть Грейди, семья Бренигенов после стольких голодных дней и ночей, полунищенского существования, попыток вновь вернуть «Туин Уиллоуз» прежний блеск поняла, что хищники-янки, налоговые инспекторы и мародеры вновь одержали победу.
Но Морин легче было простить врагов-янки, чем Фаррела, за то, что умер и оставил ее бороться и страдать в одиночестве.
Этот день… этот темный, темный день…
– Гм-м-м.
Морин испуганно обернулась.
– Извините, миссис Брениген.
– Мистер Фостер!
Морин невольно схватилась за верхнюю пуговицу корсажа. Она думала, что ушла далеко от остальных фургонов. Неужели он видел, как она купалась?
Вожатый каравана снова откашлялся:
– Не хотел тревожить вас. Просто проходил мимо, решил погулять, немного освежиться.
– Но вы не потревожили меня.
Морин поспешно свернула невысохшие волосы узлом на затылке и скрепила шпильками.
– Если не возражаете, я прогуляюсь с вами.
– Большая честь для меня.
Морин хотела подняться, но Дэвид протянул ей руку. Она смущенно схватилась за широкую ладонь и быстро вскочила.
Несколько минут прошли в молчании, прежде чем Дэвид заговорил:
– Вы не должны быть одна так далеко от лагеря, миссис Брениген. Никогда не знаешь, что или кто может оказаться в этой глуши.
– Боюсь, я не подумала об этом, – покраснев, призналась Морин. – Просто хотела искупаться.
Она с благодарностью заметила, что Дэвид не смотрит на нее. Ужасно, если кто-нибудь застанет ее без одежды. Ни один мужчина, кроме Фаррела, не видел ее обнаженной.
Только когда они приблизились к фургону Бренигенов, мистер Фостер вновь посмотрел на нее, дружелюбно, но довольно рассеянно.
– Помните, что я сказал. Лучше держаться поближе к лагерю.
– Конечно, мистер Фостер.
Вожатый кивнул и, повернувшись, удалился. Морин долго, в странном смятении, смотрела ему вслед.
Не так-то легко быть совсем одной в караване. Мэгги не могла уйти в другую комнату и закрыть за собой дверь. У нее не было выбора, и ей приходилось проводить дни и ночи в компании Бренигенов.
Ужин был закончен, посуда вымыта и уложена. На ясном небе сияла полная луна, и лукаво подмигивали звезды. Костер почти догорел, только красновато тлели угольки. Мэгги сидела на земле, прислонившись спиной к колесу фургона, наблюдая, как Морин молится с младшими детьми. Рейчел тоже не сводила глаз с Нила и Фионы, но лишь крепче прижималась к сестре.
Мэгги не знала, где сейчас Такер. Он присоединился к семье за ужином, но исчез, как только остальные встали из-за стола. Все это время он почти не смотрел на нее и ни разу не заговорил. Мэгги не понимала, почему это должно волновать ее, но все же ее это волновало. Разве она не хотела, чтобы ее оставили в покое и не задавали вопросы? Но все же девушка не могла не гадать, где он в этот момент находится.
– Ну хорошо, ложитесь спать, дети, – сказала Морин, поднимаясь с колен.
Мэгги чуть крепче обняла за плечи Рейчел.
– Ты тоже иди, котенок, – шепнула она, целуя теплую макушку.
– Рейчел, не хотела бы ты спать сегодня со мной в фургоне?
Подняв глаза, Мэгги увидела стоявшую перед ней Фиону. Зеленые глаза сверкали надеждой. Девочка доверчиво ждала ответа. Мэгги была уверена, что младшая сестра тут же откажется и со страхом прижмется к ней, но Рейчел вопросительно взглянула на нее.
– Можно, Мэгги? – тихо спросила она.
– Ну… я… – нерешительно начала Мэгги, почему-то удивленно ощущая, что ее предали. Рейчел всегда искала защиты у сестры. Еще вчера она была слишком напугана и смущена, когда ее попросили всего-навсего собирать хворост с Фионой. Теперь же просит разрешения провести вместе с ней ночь в фургоне. Но, если она набралась мужества подружиться с кем-то, не может же Мэгги ей отказать, хотя чувствует себя одинокой и брошенной.
– Конечно, можешь. Если миссис Брениген разрешит.
Морин, улыбаясь, подошла ближе:
– Рейчел не займет много места. Мы с радостью примем ее.
Прошло совсем немного времени, прежде чем детей благополучно уложили, и Морин тоже отправилась за ними. В лагере все стихло. Мэгги ничего не оставалось делать – она залезла под фургон и устроилась под одеялом.
Не успела она закрыть глаза, как перед фургоном появился Такер. Лица почти не было видно, но в лунном свете ясно вырисовывался его силуэт. Мэгги безошибочно узнала широкие плечи и уверенную походку. И почему-то поняла, что он смотрит в ее сторону тем же напряженно-внимательным взглядом шоколадно-карих глаз.
Снова у Мэгги странно и неприятно защемило внизу живота, но, упрямо перевернувшись на живот, она накрылась с головой одеялом.
Не один час миновал, прежде чем она заснула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Каприз мечты - Хэтчер Робин Ли



Роман очень хороший. А ГГ. заслуживают счастья и любви.
Каприз мечты - Хэтчер Робин ЛиЛале
29.03.2013, 6.25





Мне роман очень понравился,хотя мне нравятся более покладистые героини,как говорят без тараканов в голове.Кто хочет читать продолжения этого романа вы найдете про Шеннон(дочь которая осталась ухаживать за тетей) в романе Конни Мейсон Птица счастья (я уже высказывалась по этому поводу, что это роман Хэтчер Робин Ли,просто наверное напутали)И третий роман Обещание Девлена( про сына который тоже остался мстить)Эта трилогия называется Женщины Запада.Читайте!!!Интересно!
Каприз мечты - Хэтчер Робин Лис
8.02.2015, 15.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100