Читать онлайн Каприз мечты, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Каприз мечты - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Каприз мечты - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Каприз мечты - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Каприз мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Морин Брениген лежала в фургоне на жесткой постели, глядя на парусиновую крышу. Ночь была жаркой, и сон никак не приходил. Морин думала о «Туин Уиллоуз», Фарреле и Грейди, Шеннон и Делвине. Потом вспомнила о Дэвиде, и глаза ее неожиданно широко раскрылись, а рука потянулась к сердцу.
Да ведь Дэвид Фостер ухаживает за ней!
И следующая мысль оказалась столь же удивительной.
Морин это нравится!
Она часто размышляла над этим в последующие дни, шагая рядом с фургоном вдоль берега Платт-Ривер. Вдали, к северу и к югу от реки, к небу поднимались остроконечные утесы из песчаника. Деревья встречались только на речных песчаных островках. Земля казалась странной, неприветливой, и животные, которыми кишели прерии, тоже были необычными: антилопы, буйволы, койоты, черные медведи и неизменные луговые собачки.
По вечерам женщины, мужчины и дети собирали высохший буйволовый помет и копали ямы, чтобы разжечь костры, иначе сильный ветер мгновенно тушил огонь. Оказалось, что железные печки и жаровни здесь бесполезны. Попытки испечь хлеб требовали импровизации и таланта, и женщины в караване Фостера демонстрировали необыкновенное воображение и изобретательность.
Путешествие продолжалось, и мало что прерывало монотонность бесконечных дней. Однажды на горизонте показались индейцы, а два дня спустя несколько краснокожих подъехали, чтобы обменять буйволовое мясо на табак и одежду. Ось фургона семьи Маккаллоу сломалась, и пришлось остановиться, чтобы починить ее, а с фургона Эдамсов слетело колесо. Переселенцы выезжали на охоту, но на плоской равнине им трудно было скрыться, и охотников можно было видеть отовсюду. Мужчины привозили много дичи, а на долю женщин выпадало попытаться сделать мясо съедобным, что было почти невозможно, если речь шла, например, о луговых собачках.
И каждый раз при виде Дэвида Морин охватывало восхитительное чувство первооткрывателя, предвкушение необыкновенного сюрприза, чего-то необычного, что вот-вот произойдет на склоне жизни.
Она, кажется, влюбилась.
Морин выпрямилась, потянулась, чтобы расправить ноющие мышцы, вытерла пот со лба и поглядела на запад. Солнце все еще стояло над горизонтом, словно не желая уступать трон ночному светилу. Небо выцвело, став из лазурного бледно-пепельным, но жара по-прежнему держалась, поднимаясь от перегретой земли. Морин устала и задыхалась, но еще нужно было сделать немало, прежде чем можно было отправиться на покой. Запеченные куски мяса антилопы уже коптились над огнем, кукурузные лепешки жарились в смазанной жиром сковороде.
Немного передохнув, Морин начала месить тесто для пирога с сушеными яблоками. Мэгги и Нил кормили скот, а неразлучные Рейчел и Фиона вместе с другими детьми отправились поискать топлива для костра. Такер, если догадки Морин были правильными, маячит где-то поблизости, не спуская глаз с Мэгги.
Морин задумчиво покачала головой. Хотела бы она знать, что происходит между этими двумя. Когда они рядом, можно почти физически ощутить напряжение в воздухе, словно перед грозой. Чувства Такера к Мэгги вполне понятны – он попросту влюбился в девушку. Но Мэгги… что-то изменилось в ней с момента появления дяди. Если перед этим дверь слегка приоткрылась, позволяя людям узнать девушку поближе, то теперь снова захлопнулась. Мэгги держалась в стороне, почти не разговаривала, каждый день упрямо выполняя свои обязанности. Что-то не давало покоя девушке, доводило до отчаяния.
– Поздний ужин, миссис Брениген?
– Что?
Не совсем очнувшись от глубокой задумчивости, Морин обернулась и увидела Дэвида, только что появившегося в лагере.
– О, да, боюсь именно так, мистер Фостер, – пробормотала она, поспешно приглаживая растрепавшиеся волосы, не замечая, что пачкает лицо мукой.
Дэвид, сняв шляпу, вытер лоб большим платком.
– Пожалуй, слишком тепло для июня! Морин согласно кивнула.
– По крайней мере, хоть воды в реке поменьше. Скоро перейдем южное ответвление. Через три дня должны добраться до Эш-Холлоу.
– Эш-Холлоу? Это город?
– Вряд ли его можно так назвать, – усмехнулся Дэвид. – Но для разнообразия и это неплохо. Густые деревья и много свежей воды.
«Ванна», – первое, что пронеслось в мозгу Морин при упоминании о пресной воде.
Дэвид, наклонившись к огню, втянул ноздрями воздух:
– Очень уж вкусно пахнет.
– О чем я только думаю? – расстроилась Морин. – Надеюсь, вы поужинаете с нами, мистер Фостер? Вы еще не ели?
– По правде говоря, нет. Куп немного приболел, а из меня повар никудышный.
– Так вы присоединитесь к нам?
– Ну… я…
– Пожалуйста, мистер Фостер. Мы будем очень рады.
Улыбка Дэвида стала еще шире.
– С одним условием, мэм. Зовите меня Дэвидом. Думаю, мы достаточно долго пробыли вместе в пути, чтобы это выглядело вполне приличным.
– По-моему, вы совершенно правы. А меня зовут Морин, а не «мэм».
– Я знаю… Морин, – тихо ответил Дэвид и, словно ощутив неожиданный приступ смущения, накативший на Морин, сконфуженно откашлялся:
– Пойду, пожалуй, умоюсь.
И, надев шляпу, почтительно коснулся полей загрубевшей рукой:
– Я скоро вернусь.
Морин почти опьянела от счастья, словно семнадцатилетняя девчонка, и обессиленно прислонилась к фургону. Неужели это так плохо – вновь желать испытать эти чувства, ощутить, что время повернулось вспять и она вновь стала Морин Брайеной О’Тул с плантации «Шугар-Хилл», влюбившейся когда-то в Фаррела Бренигена, наследника «Туин Уиллоуз»?
Фаррел. Каким красивым он был, когда подъезжал к ее дому на белом жеребце. Молодой адвокат с видами на будущее. Их будущее.
Их мечты почти исполнились. Меньше чем через год после свадьбы на свет появился Такер, настолько похожий на отца, что Морин искренне считала его самым прекрасным младенцем на свете. Практика Фаррела увеличивалась так же быстро, как их семья. Он стал известным политиком и уважаемым человеком. Они были счастливы. Всегда счастливы.
Пока не пришла война. Война отняла у них гораздо больше, чем плантацию и сына, она лишила их той необыкновенной близости, которая соединяла их все эти годы, украла мужа у Морин и жену у Фаррела. Человек, которого знала Морин, с которым прожила много лет, был отнят у нее задолго до того, как Фаррел накинул себе на шею петлю, своими руками лишив себя жизни, обрекая душу на вечные муки.
Неужели так грешно вновь узнать счастье?
Запах подгорелой еды неожиданно отвлек Морин от смятенных мыслей.
– Боже милосердный, – пробормотала она, вытирая слезы, – у меня нет времени для таких глупостей.
И поспешила к сковороде, пытаясь спасти то, что осталось от лепешек. Однако в глубине души Морин надеялась, что успеет умыться и переодеться, прежде чем появится Дэвид.
С тех пор как умер отец, Такер видел мать только в черных и серых платьях, и даже до несчастья она предпочитала неяркие тона. Так много О’Тулов и Бренигенов погибло во время войны! Когда все было кончено, денег едва хватало на еду и об одежде нечего было и думать. Морин по-прежнему продолжала носить старые черные и серые платья, штопая и латая их.
Но в этот вечер Такер с изумлением увидел на матери зеленое платье цвета летней травы, чуть более светлого оттенка, чем ее глаза. Правда, материя выцвела, но на Морин наряд казался почти бальным.
Их взгляды встретились, и Такер, заметив легкую краску на щеках матери, посчитал лучше не заострять внимание на столь внезапных переменах, боясь, что та сгорит от смущения. Минуту спустя, когда у костра появился Дэвид Фостер в чистой сорочке и с прилизанными волосами, Такер неожиданно понял в чем дело.
Его мать и Дэвид Фостер?
– Пожалуйста, садитесь, Дэвид, – мягко пригласила Морин. – Такер только что пришел, и все хотят есть.
Она снова взглянула на сына:
– Такер, пожалуйста, садись поближе. Дети голодны, и уже почти стемнело.
На этот раз не Мэгги, а мать была объектом внимания Такера за ужином. Она выглядела молоденькой девушкой, а не сорокалетней женщиной, матерью шестерых детей. Морин то и дело улыбалась, когда Дэвид обращался к ней, и Такер слышал звонкий смех матери в этот вечер чаще, чем за последние несколько лет.
Его мать и Дэвид?
Но почему нет? Верно, Дэвид не католик, но богобоязненный человек. И хотя священники в Джорджии вряд ли согласились с либеральным образом мыслей Такера, он все же считал, что важнее разделить любовь, чем общую религию. Вряд ли мать вообще думала об этом. Может, она вообще не собирается выходить замуж и просто польщена вниманием Дэвида.
Но тут Такер решительно покачал головой. Морин Брениген отнюдь не была кокеткой. Она настоящая леди и всегда верна себе, как, впрочем, и другим. Нет, уж если мать влюбилась, значит, это союз сердец, вечный и нерушимый.
Он взглянул на Дэвида, сидевшего напротив. Огромный, мускулистый, настоящий медведь, полная противоположность отцу Такера. Фаррел был высоким и стройным красавцем с орлиным носом и скульптурным профилем, с волосами и глазами цвета темного шоколада. Он получил образование в Гарварде, вырос в довольстве и богатстве.
Дэвид Фостер всю жизнь провел в борьбе за существование и больше привык иметь дело с силами природы, чем с политическими дискуссиями и выступлениями в суде, а в жизни – руководствовался не книжными знаниями, а инстинктом и здравым смыслом.
Однако между ними было, возможно, больше сходства, чем сначала думал Такер, – оба обладали силой воли, благородством, чувством справедливости и могли быть нежными и мягкими с любимой женщиной.
Такер снова перевел взгляд на мать. Если Дэвид может заставить ее настолько помолодеть, смеяться так весело и будет добр и внимателен к ней, большего и пожелать нельзя. На долю Морин выпало достаточно испытаний. Она заслужила хоть немного счастья.
После ужина Мэгги извинилась и отправилась навестить Сьюзен Бейкер. Дети мыли посуду, а Морин наливала мужчинам кофе.
Успокоившись относительно будущего матери, Такер вновь вернулся мыслями к Мэгги. Что ему делать? Этот вопрос преследовал его днем и ночью.
Его гнев немного улегся. Мэгги же ничуть не успокоилась – это чувствовалось каждый раз, когда они оказывались вместе, что бывало нечасто, поскольку девушка явно избегала его. Всякий раз, когда их взгляды встречались, он замечал ярость в серых глазах, сухо поджатые губы, прямую, напряженную спину. И тогда его собственный гнев вспыхивал с новой силой, подогреваемый несправедливостью происходящего. Неблагодарная девчонка! Неужели не понимает, что он сделал ради нее? Неужели не соображает, что он хотел помочь ей? Из-за чего она разозлилась? Ну, поцеловал он ее, так разве это непростительное преступление? Считает себя единственной женщиной на земле, которую ему вздумалось поцеловать? Не так уж она желанна, Такер вообще почти забыл о поцелуях. И не он лгал ей, а она ему. Такер всегда был открыт и честен с Мэгги. Почему же…
– Послушай, Так.
Дэвид наклонился вперед, опершись локтями на колени и поднося к губам чашку с обжигающим кофе.
Такер поднял глаза, спрашивая себя, уж не заметил ли Дэвид внезапную вспышку гнева, промелькнувшую на его лице.
Будь проклята Мэгги! Опять она довела его!
Такер беспощадно выбросил из головы все мысли о девушке.
– Мы проехали достаточно много, но теперь дорога станет намного тяжелее. Следующие три дня это только цветочки, впереди ждут горы – Роки-Маунтинз, Блу-Маунтинз, Кесейд-Рейндж. Времени остается мало. Придется не отдыхать и по воскресеньям. После воскресной молитвы будем сразу отправляться в путь.
– Думаю, остальные поймут.
– Не сомневаюсь. Но без отдыха людям трудно, и настроение быстро портится. Наступает время летней жары, и она не спадет, пока мы не доберемся до Роки-Маунтинз. Но даже там будет еще достаточно тепло. Ты – парень спокойный и рассудительный, и я рассчитываю на твою помощь, когда понадобится. Люди тебя уважают.
Такер всматривался в нахмуренное обветренное лицо Дэвида, начиная понимать, о чем толкует вожатый каравана. Они прошли едва ли четверть пути до Орегона. То, что не удалось сделать времени и усталости, довершат погода и ссоры. Нужно поберечь людей.
– Я сделаю, что смогу, Дэвид.
– Я так и знал, – кивнул Фостер и поднялся, не сводя глаз с Морин. – Прекрасный ужин. Большое спасибо, Морин.
– Всегда рада видеть вас, Дэвид. Передайте Купу, что мы желаем ему выздороветь и надеемся, что в следующий раз он тоже придет.
Морин долго глядела вслед уходящему Дэвиду и наконец, мечтательно улыбнувшись, пожелала Такеру спокойной ночи.
Что ж, по крайней мере, он может черпать утешение в том, что мать счастлива. Это, возможно, единственная радость на много-много дней вперед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Каприз мечты - Хэтчер Робин Ли



Роман очень хороший. А ГГ. заслуживают счастья и любви.
Каприз мечты - Хэтчер Робин ЛиЛале
29.03.2013, 6.25





Мне роман очень понравился,хотя мне нравятся более покладистые героини,как говорят без тараканов в голове.Кто хочет читать продолжения этого романа вы найдете про Шеннон(дочь которая осталась ухаживать за тетей) в романе Конни Мейсон Птица счастья (я уже высказывалась по этому поводу, что это роман Хэтчер Робин Ли,просто наверное напутали)И третий роман Обещание Девлена( про сына который тоже остался мстить)Эта трилогия называется Женщины Запада.Читайте!!!Интересно!
Каприз мечты - Хэтчер Робин Лис
8.02.2015, 15.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100