Читать онлайн Гордая любовь, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.58 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Гордая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Опираясь на костыль, Ремингтон направился во двор. Прямо у дверей он вынужден был остановиться, чтобы перевести дыхание.
Его раздражало то, что он так быстро устает. Хотелось поскорее поправиться, уж очень угнетало вынужденное безделье. Часы и дни проходили друг за другом с удручающей монотонностью.
Положение усугублялось еще и тем, что Либби старательно избегала его в последние два дня. Она позволила ему самому обрабатывать раны, посылая с Сойером воду, мазь и бинты. Без ее коротеньких посещений стало совершенно нечем занять мысли, и он представлял себе, чем мог бы заниматься, если бы не лежал в этой комнате. У Ремингтона не было даже возможности удовлетворять свое любопытство и узнать побольше о Либби.
Стук молотка оторвал его от размышлений. Почти целый час этот звук долетал до его слуха откуда-то из дальнего угла сарая, и Ремингтон никак не мог представить себе, что же Либби делает. Он совсем уже собирался было пойти и посмотреть, что происходит, но тут увидел стоящего в загоне рядом с сараем Сандауна.
Мерин радостно заржал в знак приветствия, когда Ремингтон захромал ему навстречу. Сандаун вытянул голову над верхней перекладиной забора и забил передним копытом по пыли, словно его тоже разбирало нетерпение от того, что хозяин так медленно идет на поправку. Ремингтон заметил, что его любимец прекрасно выглядит, и понял: Сойер ухаживает за конем, как и обещал.
Подойдя к загону, Ремингтон потрепал мерина по морде.
– Скучаешь, приятель?
Сандаун закивал головой, словно в ответ.
– Я тоже. – Ремингтон оглянулся.
Темно-красный сарай представлял собой довольно большую постройку в неплохом состоянии. Столбы и перекладины загона держались вполне крепко. Лужок, на котором паслось небольшое стадо ягнят, был огорожен беленой оградкой. Двор совсем недавно чисто вымели. В целом ранчо «Блю Спрингс» производило впечатление хорошо ухоженного хозяйства.
Он посмотрел на дом. Постройка была не слишком изящной, если судить по восточным меркам, но весьма просторной и крепкой. Зимой обитателям такого дома тепло, а летом прохладно, это, как догадывался Ремингтон, в здешних краях считалось одним из главных достоинств. Внутренняя отделка дома и его убранство могли удовлетворить любой вкус. Стену гостиной украшал пейзаж одного из самых прославленных европейских художников, эта работа немало стоила бы на Манхэттене. И в то же время многие предметы в доме, без сомнения, были выписаны по каталогу «Сиерс и Роубак» или «Монтгомери Вард». При этом внимание обращалось явно только на цену.
Странное это все-таки было место для дочери Нортропа Вандерхофа. Еще более странным окажется, если она предпочтет остаться здесь. Как бы Ремингтон ни ненавидел ее отца, он не мог отрицать, что Нортроп страстно желает найти дочь. Он явно любил свое единственное чадо сверх всякой меры. Почему же еще он предложил такую астрономическую сумму за то, чтобы детектив разыскал ее, да еще согласился заплатить невероятно высокую премию, которую запросил Ремингтон.
И все-таки было ясно, что Либби не желает возвращаться домой. «Почему? – никак не мог понять Ремингтон. – Почему она предпочитает прятаться, если так легко может оставить позади все заботы и тревоги? Неужели просто из гордости? Интересно, она сбежала из-за несчастной любви или из-за какой-нибудь глупой ссоры с родителями?»
Ремингтон решительно тряхнул головой, напомнив себе, что ему вовсе ни к чему знать ответы на собственные безмолвные вопросы. Он разыскал Оливию Вандерхоф, и только это имеет сейчас значение. Когда он сможет отправиться в путь, немедленно пошлет телеграмму. А когда получит деньги за работу и премиальные, вернется в Нью-Йорк. Ему предстояло сдержать слово, данное отцу, и он не имел права обращать внимания на родство Оливии с Нортропом и Анной или на причины, побудившие девушку скрыться.
– Мистер Уокер…
Он обернулся на ее зов.
Либби подошла к углу сарая и, слегка нахмурившись, наблюдала за молодым человеком. Ее волосы, как обычно, оказались зачесаны назад и заплетены в тяжелую косу, лежащую на плече. На ней снова были надеты свободная мужская рабочая рубашка, бриджи из грубой ткани и ботинки. Потрепанная шляпа болталась на спине, придерживаемая на шее кожаным шнурком.
– Вам не следует перенапрягаться, – напомнила Либби.
– Не буду.
Хмурые морщинки разгладились, и она пошла вперед. Либби двигалась с такой естественной грацией, что Ремингтону оказалось совсем нетрудно представить, как она будет выглядеть в атласе и кружевах, с волосами, украшенными сверкающими драгоценными камнями.
– Удивительно, что вы сюда дошли. Вы уверены, что это не слишком большая нагрузка на раненую ногу? – Она посмотрела вниз и вновь подняла глаза.
Ремингтон понял, что ему приятна ее искренняя озабоченность.
– Уверен. – Он указал головой в сторону сарая. – Что это вы там строите?
– Новый курятник для цыплят. Несколько недель назад в старый забрался койот. Он унес одну из наших лучших несушек.
И вновь Ремингтона поразила несуразность ситуации. Дочь одного из богатейших людей Америки носит брюки, стучит молотком, сражается с койотами и стреляет в чужаков.
– Сегодня утром я приготовила лимонад, – сказала Либби. – Хотите?
– Лимонад?
Либби кивнула.
– Последний раз, когда я ездила за продуктами, купила несколько лимонов. Стоят они, конечно, целое состояние, но иногда… – Она, не закончив фразы, пожала плечами.
– Честно говоря, немного лимонада я бы выпил.
Либби улыбнулась:
– Идите, садитесь в тенек под ивой. Я принесу вам стакан.
Он следил, как она направляется к дому, с удовольствием разглядывая ее брюки. Появись она в таком виде где-нибудь в восточных штатах, люди были бы в шоке. Но Ремингтон считал, что он вполне свыкся бы с этим фасоном, войди он в моду.
Когда Либби скрылась за дверями, Уокер снова встряхнул головой. Ему все-таки следует помнить, что его сюда привело.
Он медленно пошел к высокой иве, растущей с западной стороны дома. Под деревом стояла скамья, сколоченная из крепких досок. Ремингтон устроился там как раз в тот момент, когда Либби вышла из дома, неся на подносе три стакана и кувшин.
Вручая ему стакан, Либби поинтересовалась:
– А чем вы занимаетесь, мистер Уокер? Я как-то забывала спросить у вас об этом прежде.
– Мой отец выращивал прекрасных арабских скакунов в Виргинии. И я надеюсь продолжить эту традицию.
Эта легенда не раз сослужила ему прекрасную службу. В конце концов, ведь это не было ложью. До войны конюшни «Солнечной долины» были полны чистокровных арабских коней. Ремингтону до сей поры принадлежало несколько кобыл и жеребцов с родословными, восходящими к скакунам «Солнечной долины». Однако Джефферсон Уокер зарабатывал на жизнь не разведением лошадей, и его сын Ремингтон тоже. Молодой человек, произнеся слова, которые формально были правдой, внезапно ощутил всю их лживость.
Но он хотел, чтобы Либби поверила ему. Похоже, так и случилось.
– Мне следовало догадаться, – сказала она, глядя на Сандауна. – Он не обычный конь для верховой езды. Во всяком случае для наших краев. – Либби снова перевела взгляд на молодого человека. – Ваша поездка прошла успешно?
«Успешно ли?» – задумался Уокер, вглядываясь в ее хорошенькое личико и прекрасные глаза. Он размышлял над тем, как мало она напоминала женщину, которую он ожидал найти.
Успешно ли? Да, но не в том смысле, который она имела в виду. Причем настоящего успеха он не достигнет, пока не сможет пуститься в путь. Настоящий успех придет, как только он отправит телеграмму ее отцу. Как только Либби будет возвращена в лоно своей семьи, от чего бы она ни бежала.
Как только он ее предаст.
Во рту у Либби пересохло, ей было трудно дышать, а пульс бился все быстрее. Она хотела отвести взгляд от Ремингтона, но, похоже, не могла этого сделать. Его синие глаза стали вдруг темнее и суровее, чем обычно. Он казался очень рассерженным. Рассерженным на самого себя. Рассерженным на нее.
И все-таки это ее не пугало. Наоборот, ее тянуло к нему, ей хотелось к нему прикоснуться.
Она сделала резкий шаг назад, словно для того, чтобы разорвать невидимую нить, которой он привязал ее к себе. Лимонад выплеснулся через край стаканов и разлился по подносу.
– Я… Я лучше пойду отнесу Сойеру его порцию. Он удивится, если я о нем забуду. – Она повернулась, чтобы уйти.
– Может, я могу чем-нибудь помочь вам, мисс Блю?
Не в силах совладать с собой, она взглянула на него через плечо и заметила, что он поднялся со скамейки. Его темные брови хмуро сошлись на переносице. Не похоже было, что он горит желанием чем-то ей помогать.
– Я своими руками построил курятник, когда был мальчишкой.
«Не верь чужакам».
С этими словами она жила почти семь лет. И ей не следует их забывать. Даже с ним.
– Пожалуйста, – попросил он, слегка пожимая плечами. – Позвольте мне помочь вам.
Он улыбнулся. Хмурое выражение сошло с его лица, в глазах вспыхнули веселые искорки. Его взгляд светился очарованием, которому трудно было противостоять.
– Откровенно говоря, мисс Блю, я умираю от скуки. Мне необходимо чем-нибудь заняться.
Что же заставляло ее доверять этому чужаку вопреки собственной воле? Она почти ничего о нем не знала. Действительно ничего. Опасно было забывать правила, по которым она играла все эти годы. Опасно допускать кого-то в свою жизнь, пусть даже ненадолго. Опасно…
– Ведь мои руки в порядке. Я прекрасно могу работать молотком.
Вдруг ей представилось, как он сжимает ее в своих объятиях, как его голова склоняется к ней, и их губы соединяются. Она видела и чувствовала это так ясно, словно это происходило на самом деле. С этого момента она начала догадываться, что на Ремингтона не будут распространяться никакие правила ее жизни.
Она снова оглянулась.
– Хорошо, мистер Уокер. Можете помочь, если желаете. Но, если вам станет хуже, пеняйте на себя.
С руками у него действительно все было в порядке, но силы оставили Ремингтона, едва он успел вбить в загородку нового курятника штук двадцать гвоздей. На сей раз, когда Либби сказала, что ему лучше присесть и отдохнуть, он не стал спорить, а с радостью ей подчинился.
Он жмурился от яркого солнца и наблюдал, как она взбирается на верхнюю ступеньку приставной лестницы и тянется вперед, чтобы забить несколько гвоздей в крышу. «Левайс» плотно обтянули ее округлые формы.
Да, он, безусловно, легко смирился бы с такой своеобразной модой. Особенно когда так одевается Либби.
Но на самом деле она вовсе не Либби Блю, напомнил он себе. Она – Оливия Вандерхоф, и он поможет отправить ее назад в Манхэттен, в «Роузгейт», к ее отцу, человеку, которого Ремингтон решил уничтожить, чего бы ему это ни стоило.
Он закрыл глаза, припоминая все, что имел против Нортропа Вандерхофа, напоминая себе, сколь важно получить двести пятьдесят тысяч долларов – премию, которую он получит, как только предаст Либби.
Главный дом плантации «Солнечная долина» был большим, светлым и солнечным, полностью соответствуя своему названию. В этом доме царило счастье, хотя здесь и не было хозяйки. Мать Ремингтона умерла от родильной горячки через несколько дней после его появления на свет. Джефферсон так никогда больше и не женился.
Ремингтон был маленьким мальчиком, когда началась гражданская война. Для него эти годы превратились в одно сплошное приключение. Его нянька устроила веселую игру – они прятали фамильные ценности, серебро и картины. Ей же выпала доля спасать лучших скакунов и производителей «Солнечной долины» как от янки, так и от конфедератов. Семья Уокеров пострадала от войны, как любая другая семья Виргинии, но в те времена Ремингтон не мог этого заметить.
Когда закончилась война, вернулся Джефферсон Уокер. Выглядел он уставшим и гораздо старше своих лет, но был полон железной решимости возродить плантацию и «Железную дорогу Джефферсона Уокера».
И ему это удалось бы, не встреть он Нортропа Вандерхофа.
Джефферсон и Нортроп дружили еще до войны. «Железная дорога Джефферсона Уокера» и «Пароходная компания Вандерхофа» доставляли товары из разных уголков мира во многие южные штаты. Джефферсон надеялся снова заняться этим. Но свои железнодорожные вагоны он передал войскам Конфедерации, и большая их часть оказалась разбита. К тому же во время военных действий были разрушены пути, проложенные по южным территориям. Джефферсон знал, что для восстановления всего этого потребуется время, а именно его у него не было – со всех сторон нажимали кредиторы.
В этот-то момент Нортроп и предложил стать совладельцем компании, обещая крупную сумму наличными для «Железной дороги Джефферсона Уокера» и для семьи Уокеров. Однако Джефферсон отклонил это предложение. Он знал, что как только позволит Нортропу завладеть хотя бы небольшой частью железной дороги, потеряет ее целиком. Нортроп всегда брал под свой абсолютный контроль все, к чему ни притрагивался. Даже его друзья не были гарантированы от его страсти к новым и новым приобретениям.
День, когда Джефферсон отказал Нортропу, стал последним днем их дружбы. Вандерхоф умышленно и методично принялся уничтожать Уокера и его железнодорожную компанию. На это у него ушло около десяти лет, но наконец он достиг своей цели.
Той осенью 1875 года Ремингтона не было дома, он учился в колледже, пребывая в полном и счастливом неведении относительно бед, которые свалились на отца. Семнадцатилетний юнец, впервые в жизни предоставленный самому себе, Ремингтон думал только о развлечениях и замечательно проводил время с новыми приятелями и юными леди.
Но, пока молодой Ремингтон наслаждался своим новым положением взрослого человека, компания «Железные дороги Джефферсона Уокера» обанкротилась. В «Солнечной долине» постепенно не осталось ничего ценного – все было распродано. Наконец Уокеры потеряли и саму плантацию.
Однажды утром Джефферсон Уокер, раздавленный морально и материально, закрылся в своем кабинете, вложил в рот пистолет и нажал на спусковой крючок.
Ремингтон открыл глаза и снова посмотрел на дочь Нортропа Вандерхофа. Она была хороша собой и добра, и даже Ремингтону было ясно, что у нее нет ничего общего с ее отцом.
Но Ремингтон знал, что даже уважение к Оливии не помешает исполнению его задачи. Он намеревался поставить Нортропа на колени. Уокер собирался сделать все, что в его силах, чтобы уничтожить этого человека точно так же, как Нортроп уничтожил Джефферсона. Ремингтон долгие годы ждал этой мести. Не исключено, что такой возможности ему больше никогда не представится. Он не может упустить такой шанс. Никто не сможет нарушить его план.
Даже женщина, которая называет себя Либби Блю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334Эпилог

Ваши комментарии
к роману Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли



Хороший роман)))
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиОлеся
26.10.2011, 13.38





Двоякое ощущение... Вроде бы все есть: злодей,любовь-морковь и все кончилось хэппи эндом. Но все равно не интересно. Нет интриг, серьезных расставаний. Обижаются по пустякам, некоторые диалоги тупые. И, о чудо, его должны были убить но не убили а просто бросили куда-то. И конец не правдоподобный. Бывает же в американских фильмах, когда прямо перед алтарем говорят "нет". Именно такой случай. И ее мамаша когда встретила любовницу мужа первое о чем она спрашивает: "любишь ли ты его" Чушь полная. Можно было и по лучше написать.
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиЕвгения
13.07.2013, 22.36





Очень интересный роман!
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиАкуся
2.08.2013, 18.12





Сейчас у нас в России уже многие нахлебались от своих мужей олигархов. С ними ( а также с футболистами-хоккеистами) могут жить только тупорылые фотомодели. Вот и в романе жена и дочь олигарха бежали прочь от отца сломя голову и счастливы, а бывшая жена даже с пастухом. Это уже 2-й из прочитанных мною романов Хэтчер, и я восхищаюсь описанием чувств и душевных порывов главных героев. И секса в меру и к месту. Роман позитивен и поддерживает скудные остатки моей веры в мужчин.
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиВ.З.,67л.
12.01.2015, 9.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100