Читать онлайн Гордая любовь, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.58 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Гордая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

31

Оливия вдруг проснулась. Сев в постели, она быстро повернулась к окну. Слабый солнечный свет проникал сквозь тяжелые шторы, предвещая рассвет.
«Ремингтон!»
Отбросив в сторону покрывало, девушка спустила ноги с высокой кровати. Пряди волос упали ей на лицо, и Оливия нетерпеливым жестом отбросила их назад. Она не стала звонить в колокольчик, чтобы вызвать Софи, ей вообще не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал, что она проснулась. Сегодня утром она оденется сама. Среди ее нарядов наверняка найдется что-нибудь, что она сможет надеть без помощи служанки.
Быстро пройдя через комнату, Оливия подбросила в камин несколько поленьев, чтобы огонь разгорелся ярче. Поспешно совершив утренний туалет в ванной комнате, она выбрала из своего обширного гардероба темно-синее платье с застежкой спереди. Не опасаясь помять тонкую ткань, она собрала пышные юбки и натянула платье через голову. Единственное, чего хотела Оливия, – сделать все как можно быстрее.
Скоро она застегнула последний крючок на ботинках, выпрямилась и схватила щетку для волос, понимая, что никогда не сможет уложить их так, как это сделала бы Софи.
«Ремингтону нравится, когда волосы распущены», – подумала она.
Оливия улыбнулась: Ремингтону нравилось, когда они были распущены, но ему не меньше нравилось, когда она заплетала их в косу. Эту прическу любила и сама Либби.
Несколькими легкими взмахами расчески она привела в порядок спутавшиеся локоны, затем собрала волосы в одну толстую косу, закрепив ее конец лентой.
Взглянув в зеркало, она не увидела в нем отражения Оливии Вандерхоф. На нее смотрела Либби, и сердце девушки запело от радости, потому что Ремингтон любил именно Либби Блю.


Ремингтон так и не смог заснуть. Даже не сняв вечернего костюма, он стоял перед окном своей спальни и наблюдал, как по предрассветному небу где-то на линии горизонта проплывали лилово-розовые облака. Он смотрел на небо, размышляя, когда же ему снова удастся получить весточку от Либби.
«Мне необходимо время, чтобы все обдумать, Ремингтон. Я помолвлена со Спенсером…»
Какое же решение она примет? Когда он снова узнает о ней что-нибудь?
Всю ночь напролет его мучили только эти два вопроса. Перед глазами стояла ее робкая улыбка, ему казалось, что он снова слышит, как она шепчет, что хочет поговорить с ним, снова чувствует ее смятение.
Он не позволит ей выйти замуж за виконта. Неважно, что ему придется для этого говорить или делать, он не позволит ей стать женой человека, которого она не любит, человека, которого интересует только состояние, обещанное ее отцом в качестве приданого. Спенсер Ламберт, может, был вовсе не плохим человеком. Но хорош он или плох – не имеет значения. Важно только, что Спенсер никогда не принесет Либби счастья, а Либби заслуживает того, чтобы быть счастливой.
Он повторял эти слова, словно клятву, отвернувшись от окна и запустив пальцы обеих рук в свои густые черные волосы. Ему вообще не следовало позволять ей по окончании вечера уезжать домой из дома Камеронов! Нужно было просто заорать ее прямо к себе домой. Он должен был обнимать, целовать и ласкать ее до тех пор, пока она не забудет обо всех своих горестях.
И уж по крайней мере ему следовало как-то спланировать их ближайшее будущее. Он должен был заставить ее встретиться с ним прямо сегодня, сегодня днем. Он ведь сойдет с ума, пока ему удастся выяснить, на каком светском рауте она появится в следующий раз!
«А если в церкви?» – озарило вдруг Ремингтона.
Конечно! Он взглянул на каминные часы. Почему он не, подумал об этом раньше? Женщины из семейства Вандерхофов всегда посещали пресвитерианскую церковь, что стоит в каких-то двенадцати кварталах от его дома. Об этом Ремингтон узнал еще тогда, когда только взялся за дело и начал собирать информацию об Оливии. Он совершенно точно знал также, что Нортроп не переступает порог церкви, поскольку не видит в религии никакой практической выгоды.
Ремингтон не был уверен, что Либби после возвращения снова стала бы вместе с матерью посещать церковь, но подозревал, что ее отец настаивал на соблюдении приличий.
Даже если им не удастся перекинуться ни словом, у него есть шанс хотя бы увидеть Либби.
Еще раз взглянув на часы, Ремингтон решил, что у него достаточно времени, чтобы принять ванну, переодеться и прибыть в церковь еще до того, как начнется служба.


Либби надела темно-синюю шляпку и направилась к двери своей комнаты. Она представляла лицо Ремингтона, когда скажет ему, что нашла телеграммы, скажет, как жалеет о том, что не верила ему. Она словно наяву ощутила прикосновение его рук – он обнимет ее и прижмет к себе.
Оливия взялась за дверную ручку, попыталась ее повернуть и потянуть дверь на себя – безрезультатно. Повторив попытку, Либби почувствовала, как грудь сжали невидимые тиски: дверь не открывалась.
Ее заперли снаружи!
Сердце девушки бешено застучало. Этого не может быть!
Снова и снова она нажимала на ручку, дергая дверь изо всех сил.
– Нет… – прошептала она. – Нет! Нет! Нет! Из-за двери до ее слуха долетел глубокий негромкий смешок.
– Отец, что вы делаете?
– Ваша свадьба перенесена на более ранний срок, и я уверен, что, если вы будете на месте, то насладитесь ею в полной мере.
– Отец! – Оливия принялась стучать в дверь кулаком. – Отец, откройте дверь!
– Не могу, Оливия.
Она глубоко вдохнула, пытаясь взять себя в руки и успокоиться. Она не позволит ему услышать панические нотки в ее голосе. Стараясь казаться невозмутимой, Оливия произнесла:
– Я никогда не отказывалась выйти замуж за лорда Ламберта. Пожалуйста, откройте дверь. Меня ждет матушка, мы вместе должны пойти в церковь.
– Вы не пойдете в церковь. У вашей матушки слишком много приготовлений к свадьбе, которая состоится на следующей неделе. – Его голос раздался совсем рядом: – Оливия, если вы думаете, что можете отказаться стать женой виконта, когда придет день венчания, взвесьте, что может случиться с мистером Уокером. В этом городе с человеком может вдруг случиться любая неприятность, любое несчастье.
Оливии показалось, что ее сердце почти перестало биться. Она закрыла глаза и, повернувшись, прижалась спиной к двери.
– Просто взвесьте такую возможность, дочь моя.
Она услышала его удаляющиеся шаги.
– Нет, – прошептала Оливия, медленно оседая, опираясь на дверь. Она села прямо на пол, на пышные темно-синие юбки. – Вы не можете так поступить, не можете!..


Ремингтон внимательно осмотрел каждый закуток церкви, но сегодня утром здесь не оказалось ни Либби, ни ее матери. Может, это объясняется тем, что она так задержалась допоздна на вчерашнем вечере? А может, они больше не ходят в эту церковь? Ее отсутствию можно найти тысячу логичных объяснений.
Когда Ремингтон покинул церковь, на душе у него кошки скребли. Он брел по мостовой по направлению к дому, низко опустив голову, вспоминая, как вчера вечером выглядела Либби, как она смотрела на него, когда он ей все рассказал. Ремингтон заметил в глазах любимой искорки надежды, стремление поверить в его рассказ. Он понял, что, хочет она того или нет, но он по-прежнему ей небезразличен.
Она обязательно свяжется с ним, как только все продумает, попытался подбодрить себя Ремингтон. У него нет причин отчаиваться. Она пришлет ему весточку, как только почувствует, что готова снова встретиться с ним. Он должен ждать.
К несчастью, беспокойство не покидало Ремингтона. Напротив, оно усиливалось с каждым шагом.
«Что-то не так… Что-то идет не так…» – Эта мысль вертелась у него в голове, не отпуская ни на минуту, не давая покоя. Никакая логика не в силах была заглушить тревогу.
К тому моменту, когда Ремингтон добрался до дома, он уже устал от спора с самим собой. Он решил, что должен увидеть Либби сегодня же. И единственный способ сделать это – нанести визит в «Роузгейт».


Либби услышала, как в двери поворачивается ключ, и быстро поднялась из кресла у камина. В следующее мгновение появилась Софи, держащая в руках поднос с завтраком.
– Ваш отец прислал вам еду, мисс Оливия.
Не обращая внимания на служанку, Либби бросилась к выходу. Если она будет достаточно осторожна, может, ей удастся…
– Бесполезно, мисс Оливия. Ваш отец поставил у дверей охранника, – окликнула ее Софи. – Отвратительного вида человек, должна вам сказать. Кажется, он откуда-то со складов мистера Вандерхофа.
У Либби все оборвалось в душе, но она не собиралась предаваться отчаянию. Девушка была полна решимости найти выход. Она должна встретиться с Ремингтоном! Она слишком надолго впала в апатию, постепенно увязая в болоте семейной рутины, позволив отцу распоряжаться своей жизнью. Больше она не собиралась это терпеть.
– Софи, ты должна мне помочь, – тихо сказала Либби, повернувшись к служанке.
Девушка испуганно покачала головой.
– Я не могу! Ваш отец предупредил меня, что будет, если я это сделаю. Я бедная девушка и не могу позволить себе оказаться выкинутой на улицу, да еще без рекомендательных писем.
– А как же насчет Англии? Разве ты не хочешь поехать со мной в Англию после моей свадьбы?
– Ваш отец сам обещал меня отправить, если я буду делать то, что он мне прикажет, мисс. Но, если вы начнете поступать по-своему, ни о какой Англии для меня не может быть и речи. Так мне сказал хозяин.
Вскрикнув от отчаяния, Либби бросилась к окну и выглянула на улицу. Она посмотрела вниз, прикидывая, не удастся ли ей спуститься но боковой стене дома. Если бы под окном оказался какой-то выступ, балкон или крытое крыльцо! Но стена трехэтажного дома под окном была совершенно ровной.
И все-таки должен существовать какой-то способ, путь к спасению. Отец не может вот так запросто запереть ее! Он не может заставить ее выйти замуж за кого бы то ни было, если она сама того не пожелает.
К особняку Вандерхофов подкатил черный экипаж с ярко-зеленой полоской. Еще до того, как открылась дверца, девушка поняла, что это Ремингтон. Он приехал за ней!
Либби попыталась отодвинуть оконный шпингалет, но не смогла. «Откройся же!» – молила она, видя, что Ремингтон выходит из кареты. Словно повинуясь словам девушки, шпингалет повернулся.
Вдруг она почувствовала, как сильные руки схватили ее и оттащили от окна, прежде чем ей удалось крикнуть что-то в знак протеста.
– Вам нельзя подходить к окну, – раздался строгий приказ.
Оливия повернула голову, стараясь рассмотреть «сторожевого пса», которому отец поручил ее охранять. Не успела она даже понять, как он выглядит, как он уже толкнул ее к кровати. Либби споткнулась и упала на неприбранную постель. Охранник, посмеиваясь, покинул комнату и закрыл за собой дверь.
– Софи… – начала было Либби, пытаясь подняться на ноги, но не договорила, поняв, что служанка тоже ушла. Девушка подбежала к двери и попыталась ее открыть, хотя прекрасно понимала, что это бесполезно.
Либби снова бросилась к окну, но было слишком поздно. Ремингтона нигде не было видно.


Дворецкий провел Ремингтона через обшитый темными деревянными панелями холл к задним комнатам дома. Отец Либби поджидал его в похожем на пещеру кабинете, стены которого были увешаны книжными полками, на полу лежал толстый ковер с орнаментом. Массивный стол у противоположной от входа стены заставлял посетителя почувствовать себя унизительно ничтожным.
Как только Ремингтон вошел в кабинет, из-за стола ему навстречу сразу же поднялся Нортроп.
– Мистер Уокер, я не знал, что вы вернулись в Манхэттен!
«Черта с два ты этого не знал». Ремингтон решительно направился навстречу хозяину кабинета.
– Я приехал больше месяца назад.
Нортроп попытался изобразить удивление.
– Правда? Тогда почему же вы не прислали счет, чтобы получить оставшуюся часть причитающихся вам денег? Я ждал этого.
– Я его не прислал, потому что не хочу получать от вас ни пенни, мистер Вандерхоф.
Ремингтон замолчал, наблюдая, как Нортроп нахмурился, и ни минуты не сомневаясь, что этот человек не оставил незамеченным его тон.
– Я пришел повидать Либби.
– Мою дочь зовут Оливия. – Нортроп сел, указывая на стоящий напротив стул. – Но она сейчас никого не принимает.
Ремингтон не стал садиться.
– Меня она примет.
– Почему это, мистер Уокер? – вскидывая бровь, поинтересовался Нортроп.
– Потому что Либби знает, что вы обманули ее. Вы не можете заставить ее выйти замуж за виконта. Она – взрослая женщина и сама способна сделать свой выбор.
– Она уже сделала свой выбор. Они с виконтом собираются пожениться на следующей неделе.
– На следующей неделе? Но газеты сообщали…
– Газеты ошибались.
Ремингтон уперся костяшками пальцев в столешницу.
– Тогда пусть Либби сама мне об этом скажет.
Нортроп откинулся на спинку стула с презрением окидывая взглядом Ремингтона, словно таракана, ползущего перед ним по ковру.
– Если вы, конечно, этого не боитесь, – тихо добавил Ремингтон.
Маятник старинных часов отсчитывал секунду за секундой.
Прошло немало времени, прежде чем Нортроп поднялся со стула.
– Прекрасно, мистер Уокер. Я приведу сюда дочь, чтобы вы повидались. А когда она сообщит вам о своих планах, надеюсь, вы соизволите навсегда покинуть этот дом и больше никогда нас не беспокоить. Это понятно?
– Если это ее собственное решение, я уйду.


На сей раз, услышав, как в замочной скважине поворачивается ключ, Либби даже не повернула головы. Она, по-прежнему затаив дыхание, разглядывала из окна экипаж Ремингтона, надеясь увидеть молодого человека, когда тот будет уезжать.
– Оливия!
Девушка почувствовала, как холодок беспокойства пробежал у нее по спине.
– Оливия, мистер Уокер явился, чтобы встретиться с вами.
Она медленно повернулась, недоверчиво глядя на отца.
– Вы позволите мне встретиться с ним?
– Да. Он желает, чтобы вы лично сказали ему, что решили выйти замуж за лорда Ламберта. Он желает услышать от вас, что я не принуждаю вас к этому браку и что это ваш собственный выбор. – Нортроп прошел через всю комнату, встал прямо перед дочерью и приподнял ее подбородок указательным пальцем. – Прежде чем я провожу вас вниз, хочу напомнить, что может случиться с мистером Уокером, если вы сейчас же не отошлете его прочь.
«Вам не удастся меня испугать», – хотела сказать Оливия, но это была неправда. Отец приводил ее в ужас. Он казался куда опаснее Тимоти Бэвенса. Тот был просто сумасшедшим, больным человеком. Но ее отец – нет! Он точно знает, что делает. Он не был ненормальным, он был само воплощение зла. И он представлял куда большую опасность, чем Бэвенс, потому что обладал властью, которая позволяла ему добиваться того, чего он хочет.
– Я разорил Джефферсона Уокера, но не ограничусь этим с его сыном. Если он встанет у меня на пути, его обнаружат плавающим лицом вниз в Гудзоне.
– Так вы знали? – На мгновение удивление даже победило страх. – Вы знали, кто он такой?
Отрывистый смех Нортропа напомнил собачий лай.
– Конечно, знал! Вы что, принимаете меня за идиота?
Нет, она не считала его идиотом. Она считала его бессердечным человеком. Воплощением зла.
– Неужели вы совершенно лишены человеческих чувств? – Она сделала шаг назад, прижимаясь к подоконнику. – Неужели вас не заботит никто, кроме собственной персоны?
– Крайне редко, дорогая моя. Итак, хотите, я подскажу, что сказать вашему преданному другу?
– Я не выйду замуж за Спенсера. Вы не можете меня заставить это сделать.
– О нет! Вы выйдете за Спенсера, и я могу вас заставить это сделать. Вы станете женой виконта ради самого же мистера Уокера… и ради вашей матушки. Если вы не хотите, чтобы кто-нибудь из них пострадал, вы поступите так, как я говорю.
– Мама? – Она покачала головой. – Только не мама!
– Вы спуститесь вниз и скажете мистеру Уокеру, что приняли решение. Вы собираетесь замуж за виконта. А если вы этого не сделаете, Оливия, ваш обожаемый мистер Уокер окажется под водой еще до наступления сумерек. А ваша матушка… – Угроза повисла в воздухе.
Разве у нее оставался какой-то выбор? Ремингтон… матушка… Ну каким другим способом она может защитить их от стоящего перед ней злодея?
Она не отрываясь смотрела прямо в глаза отцу, надеясь, что он увидит, какая ненависть зародилась в ее сердце.
– Когда я была маленькой, я так хотела заслужить вашу любовь. И никак не могла понять, что же было со мной не так, почему вы не обращали на меня внимания. – Она вздернула подбородок. – Но теперь я вижу: со мной все стало бы «не так», если бы вы вдруг тогда заметили меня. – Она обошла отца и направилась к дверям. – Однажды вам придется за все заплатить и вы обнаружите, что вам не хватит для этого никаких денег.
Либби быстро пошла вперед, высоко подняв голову. Она даже не оглянулась, чтобы убедиться, что отец идет за ней следом. Она знала – он здесь.
На площадке второго этажа она замедлила шаг и взглянула через холл в сторону комнаты матери. Неужели Анну тоже держат взаперти? Все ли с ней в порядке? Ей очень хотелось зайти к матери, но отец, конечно, не позволит сделать это. Либби быстро пошла дальше, спускаясь на первый этаж. Она лихорадочно пыталась что-нибудь придумать, найти какой-то план или способ, чтобы предупредить Ремингтона о том, что ему грозит опасность.
«Боже, помоги мне! – взмолилась она, пересекая холл. – Сохрани его!»
Ремингтон услышал ее шаги как раз в тот момент, когда Либби входила в кабинет. Отец не отставал от нее ни на шаг.
Она только на секунду замерла в нерешительности в дверях.
«Что-то в ней изменилось», – понял Уокер, наблюдая, как она двигается по комнате.
Она остановилась так, чтобы он не мог до нее дотянуться.
– Отец сказал, что вы хотели меня видеть.
Он посмотрел за спину Либби – Нортроп вошел в кабинет, остановился у дверей и скрестил руки на груди. Снова повернувшись к Либби, Ремингтон сказал:
– Я пришел, чтобы забрать тебя отсюда.
– Я не могу уйти с собой, Ремингтон. Я собираюсь замуж за Спенсера.
Он быстро шагнул вперед, схватил ее за плечи и притянул к себе, внимательно глядя в ее огромные зеленые глаза.
– Ты этого хочешь?
Она ответила совсем тихо:
– Я должна это сделать, Ремингтон. А ты лучше возьми деньги, которые тебе заплатил отец, и возвращайся в «Блю Спрингс». Уезжай из Манхэттена. Ты здесь чужой… – Она тяжело вздохнула и уже более уверенно продолжила: – Скажи Сойеру, что я его люблю. И пусть не забывает Либби Блю.
«Либби Блю. Вот в чем дело! В этом вся разница! Ее волосы заплетены в косу, как у Либби, и взгляд совершенно не такой холодный и далекий, как должен быть при таких словах. Ее ярко-зеленые глаза светятся чувством. В глубине этих глаз жива любовь… и страх».
Чувства не обманули его: что-то было не так и она старалась предупредить его об этом.
– Либби? – ласково позвал он, с удовольствием произнося это имя.
– Да.
В этом единственном слове он услышал признание в любви.
– Пойдем со мной, – настойчиво предложил он.
– Я не могу.
Его пальцы нежно сжали ее плечи.
– Я понимаю, Либби. Я уйду, раз ты хочешь, чтобы я это сделал.
«Но я вернусь за тобой, – говорили его глаза. – Не бойся. Я вернусь».
Ему оставалось только надеяться, что она поняла. Он разжал пальцы и медленно вышел из кабинета, оставив ее позади.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334Эпилог

Ваши комментарии
к роману Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли



Хороший роман)))
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиОлеся
26.10.2011, 13.38





Двоякое ощущение... Вроде бы все есть: злодей,любовь-морковь и все кончилось хэппи эндом. Но все равно не интересно. Нет интриг, серьезных расставаний. Обижаются по пустякам, некоторые диалоги тупые. И, о чудо, его должны были убить но не убили а просто бросили куда-то. И конец не правдоподобный. Бывает же в американских фильмах, когда прямо перед алтарем говорят "нет". Именно такой случай. И ее мамаша когда встретила любовницу мужа первое о чем она спрашивает: "любишь ли ты его" Чушь полная. Можно было и по лучше написать.
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиЕвгения
13.07.2013, 22.36





Очень интересный роман!
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиАкуся
2.08.2013, 18.12





Сейчас у нас в России уже многие нахлебались от своих мужей олигархов. С ними ( а также с футболистами-хоккеистами) могут жить только тупорылые фотомодели. Вот и в романе жена и дочь олигарха бежали прочь от отца сломя голову и счастливы, а бывшая жена даже с пастухом. Это уже 2-й из прочитанных мною романов Хэтчер, и я восхищаюсь описанием чувств и душевных порывов главных героев. И секса в меру и к месту. Роман позитивен и поддерживает скудные остатки моей веры в мужчин.
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиВ.З.,67л.
12.01.2015, 9.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100