Читать онлайн Гордая любовь, автора - Хэтчер Робин Ли, Раздел - 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.58 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэтчер Робин Ли

Гордая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

30

Ремингтон швырнул на стол последний номер «Нью-Йорк тайме» и обвел взглядом просторную комнату клуба. Деловые люди и богатые бездельники сидели в удобных креслах и в большинстве своем читали газеты и курили трубки или сигары. Уокер раздумывал, кто же из присутствующих благодаря своей близости к семейству Вандерхофов наверняка получит приглашение на свадьбу Либби.
Эта мысль заставила Ремингтона крепко сжать зубы.
За последние несколько недель он испробовал все, кроме разве открытого штурма дверей «Роузгейт», чтобы увидеть девушку, но их пути ни разу не пересеклись. Теперь, когда о помолвке Либби и лорда Ламберта объявили официально, могло уже быть действительно поздно, догадывался Ремингтон.
«Если бы вы действительно любили меня, то оставили бы в покое…»
У Ремингтона сжалось сердце, когда он вспомнил, как прозвучали эти слова, какой уставшей и опустошенной выглядела Либби. Это он сделал с ней такое. Он виноват в том, что ее прекрасные глаза полны печали. Если бы только…
– Ремингтон Уокер! Вот так удача!
Он поднял глаза и увидел, что перед ним стоит Чарльтон Бернард.
– Это прозвучит ужасно некрасиво, приятель, но я вдруг подумал, не сможешь ли ты оказать мне одну любезность. – Чарльтон плюхнулся в соседнее кресло. – Моя сестра – ты помнишь Лилиан? – устраивает сегодня вечер для узкого круга своих друзей, и ей не хватает одного молодого человека. Она заставила меня жизнью поклясться, что я не вернусь без кого-нибудь, кто согласится принять ее приглашение. Ну скажи, что придешь!
Ремингтон готов был сразу отклонить это предложение, но Чарльтон не позволил ему даже рта открыть.
– Это будет первый вечер, который устраивает Лилиан после того, как она вышла замуж прошлым летом. Они с мужем только что переехали в новый дом, и Лилиан загоняла слуг до полусмерти, готовясь к своему дебюту в качестве хозяйки дома. Ты, может, слышал, что на ужин приглашены лорд Ламберт и его невеста Оливия Вандерхоф. Что не облегчает положения моей сестренки! Матушка, конечно, была не слишком довольна тем, что мисс Вандерхоф предпочла этого виконта мне, ее дражайшему сыночку, – Чарльтон усмехнулся, – но старушка сделает хорошую мину ради своей дочурки Лилиан. – Его улыбка исчезла. – Послушай, я понимаю, отвратительно приглашать тебя таким вот способом, но ты оказал бы мне большую услугу.
Ремингтон почти не обращал внимания на слова приятеля. Он перестал слушать, как только понял, что на вечере будет Либби.
– Буду рад помочь, – сказал он, когда Чарльтон замолчал.
– Замечательно! Вот адрес Лилиан. – Он передал Ремингтону карточку. – Ужин начнется в восемь. Увидимся там. – Чарльтон поднялся и поспешил прочь.
Ремингтон внимательно посмотрел на карточку.
У него появился еще один шанс увидеть Либби. На сей раз он не позволит, чтобы что-то получилось не так, как надо.


Оливия, как обычно, позволила служанке выбрать платье, которое наденет вечером, но на сей раз изменились причины ее равнодушия. Безразлично, какое на ней будет платье, если единственное, что имело смысл, – встреча с Ремингтоном. Необходимо поговорить с ним, выслушать то, что он не раз пытался ей сказать. Но прежде всего она должна найти способ ускользнуть от всевидящих глаз отца.
Словно почувствовав, что в сердце Оливии произошли какие-то перемены, Нортроп последние сутки не покидал «Роузгейт». Казалось, он все время был рядом, наблюдая и прислушиваясь. Уединиться Оливия могла только в собственной комнате.
– Вы прекрасно будете выглядеть в этом, – мисс Оливия, – сказала Софи, принеся наряд. – Зеленый цвет вам идет больше всех других. К тому же это платье от Ворса, знаете ли. Не удивительно, что каждая леди мечтает иметь наряды, заказанные в Париже. Даже миссис Дэйвенпорт не может сшить ничего подобного, а ведь ваша матушка многие годы была постоянной ее клиенткой.
Оливия даже не взглянула на платье. Она просто подняла руки и позволила служанке опустить его сверху вниз, надев через голову. Прохладная гладкая ткань прошелестела по корсету и льняной рубашке, панталонам из хлопка и темно-зеленым чулкам. Потом она повернулась к высокому зеркалу на ножках, в котором отразилось ее совершенно равнодушное ко всему лицо, и позволила Софи застегнуть наряд на спине.
Платье, сшитое из темно-зеленого китайского крепа, украшали ленты и бантики из черного муара. На талии был прикреплен букетик розовых искусственных цветов. Низкий вырез-каре, оставляющий открытой верхнюю часть груди, прикрывала присобранная газовая накидка, на левом плече так же лежал венок из розовых цветов. Совершенно новый фасон изысканного платья производил неотразимое впечатление.
Но как же она скучала по брюкам и сапогам! Как ненавидела жесткий корсет, впивающийся в ребра грудной клетки! Ей постоянно хотелось сделать глубокий вдох полной грудью, чтобы ничто при этом не мешало.
– Ваши туфли, мисс Оливия. – Софи придвинула прямо к ее ногам вечерние туфли.
Девушка обулась, подошла к стулу перед туалетным столиком и села, представляя служанке возможность заняться прической хозяйки.
Оливия задумчиво крутила колечко на пальце и, не произнося ни слова, размышляла о Ремингтоне. Как же повидаться с ним, если отец следит за ней словно ястреб? Не могла же она снова просить Спенсера отвезти ее в дом Ремингтона. Он мог заподозрить что-то неладное и сказать об этом отцу. Оливия отнюдь не была уверена, что может доверить свою тайну кому-либо из слуг. Все они прекрасно знали, насколько безжалостным может оказаться их хозяин. Разве имеет она право просить кого-то из них рискнуть своим местом ради того, чтобы доставить ее записку Ремингтону? А вдруг она доверится не тому человеку, и все станет известно отцу?
– Мисс Оливия, могу я вас кое о чем попросить?
Оливия попыталась сосредоточиться на звуке голоса служанки и встретилась с ее отражающимся в зеркале взглядом.
– О чем?
– Когда вы поедете в Англию после свадьбы? Я подумала, не можете ли вы взять меня с собой, как вашу служанку? Понимаете, там все еще живет моя бабушка. Я не видела ее с самого раннего детства. Родители мои умерли, и мне очень хотелось бы снова увидеть бабушку. Кроме нее, у меня не осталось никого из родных.
Не исключено, что она может отправить Ремингтону записку через Софи в обмен на обещание забрать ее с собой в Англию. Может, это и есть шанс, на который она уповает? Может быть…
– Я сделаю, что смогу, Софи. Обещаю.
«Но если мне немного повезет, – добавила она про себя, – ты не поедешь в Англию, потому что я туда не поеду».


Вернувшись из свадебного путешествия в Европу, Альфред и Лилиан Камерон устроились в скромном четырехэтажном особняке из темного камня на Лексингтон-авеню всего в нескольких кварталах от епископальной церкви св. Епифании.
Хорошенькая восемнадцатилетняя Лилиан приветствовала гостей, прибывающих в дом Камеронов, слегка нервной улыбкой и смущенным взглядом новобрачной. Особенно ее волновал приезд виконта и его невесты.
В тот момент, когда Либби под руку со Спенсером Ламбертом появилась в дверном проеме, Ремингтону посчастливилось оказаться в полном одиночестве, что позволило ему не отрываясь рассматривать девушку.
Кажется, она стала еще прекраснее с того момента, когда он видел ее в последний раз. На ней было изысканнейшее платье, шею украшало великолепное изумрудное колье. Кожа на лице Либби стала молочно-белой, ни на носу, ни на щеках не осталось и намека на веснушки.
«Я скучаю по твоим веснушкам, Либби».
Она, казалось, услышала его и подняла глаза. Их взгляды встретились, и какую-то долю секунды они не могли отвести друг от друга взор. Ремингтон ожидал, что она холодно и с отвращением отвернется от него. Может, он заметит в ее глазах боль, вызванную предательством. Но он никак не надеялся увидеть приветливую улыбку.
И все-таки именно такая улыбка играла в уголках ее губ!
Она что-то шепнула виконту и направилась прямо к Ремингтону через всю комнату.
– Мистер Уокер, – тихо сказала она. – Как приятно снова вас встретить.
«Что еще за розыгрыш?» – недоумевал он.
– Позвольте представить вам Спенсера Ламберта, виконта Челси.
Неужели она хотела наказать его за вероломство таким вот образом, выставив ему навстречу своего жениха?
Она повернулась к стоящему рядом с ней человеку.
– Спенсер, это Ремингтон Уокер. Его отец, как мне рассказывали, до войны выращивал великолепных лошадей прямо у нас на Юге. И мистер Уокер стал продолжателем этой традиции, хотя и переехал в Нью-Йорк. Я видела, на каком скакуне он ездит, и могу вам сказать, лучшей лошади я в жизни не встречала.
Мужчины обменялись рукопожатием, но Ремингтон едва взглянул на виконта.
– Рад познакомиться с одним из друзей Оливии, – сказал Спенсер. – Может, вы как-нибудь покажете ваших лошадок?
– Да, конечно, – буркнул в ответ Ремингтон, все еще внимательно глядя на Либби и пытаясь разгадать, что означает ее выражение лица.
Она окинула взглядом зал.
– О, Спенсер, посмотрите-ка! Вон стоят Пенелопа и Александр. – Она снова повернулась к Ремингтону. – Извините нас, пожалуйста, мистер Уокер, но мы должны поприветствовать Харрисонов.
– Конечно.
Парочка двинулась прочь, но Либби на секунду задержалась и, оглянувшись, шепнула:
– Я должна поговорить с тобой. С глазу на глаз.
Такая возможность выдалась им, когда джентльмены удалились в курительную комнату после ужина, а леди перешли в гостиную. Ремингтону и Оливии достаточно было обменяться одним быстрым взглядом, чтобы понять, что следует предпринять. Через минуту каждый потихоньку покинул свою компанию и поднялся вверх по лестнице. Они встретились в небольшой гостиной на втором этаже, едва освещенной одной-единственной газовой лампой.
Оливия почувствовала, как все внутри у нее переворачивается и нервно дрожит. Она вдруг поняла, что не знает, что собирается сказать и как начать разговор. Наконец она спросила:
– Как Сойер?
– Прекрасно. Он очень по тебе скучает. – Его синие глаза; казавшиеся почти черными в слабом свете гостиной, напряженно всматривались в девушку.
– Ремингтон, я… – Она облизала пересохшие губы и попыталась начать сначала: – Ремингтон, я… я хочу, чтобы ты рассказал мне, как все было. Я хочу все знать. Мне необходимо все знать.
Он протянул руку, чтобы коснуться ее руки, но она отступила назад. Она пока еще была не готова к его прикосновению. Она все еще боялась; что ее хрупкие надежды могут разбиться вдребезги на тысячу мелких осколков.
Он заговорил, голос его звучал тихо и мягко:
– Хорошо, Либби, я не буду к тебе прикасаться. – Он направился к двум стульям. – Давай сядем. Это долгая история.
Она первая села на краешек резного деревянного стула. Сердце ее бешено стучало.
Ремингтон запустил пальцы одной руки в пышную шевелюру и слегка нахмурился.
– Трудно решить, с чего начать.
«Скажи, что любишь меня. Начни с этого», – но она знала, что именно с этого начинать и не следует. Она еще не в состоянии была выслушивать объяснения в любви.
– Ты знаешь, что много лет назад наши отцы были друзьями? – Он не стал дожидаться ответа. – Это было до войны.
Она слушала его рассказ о Нортропе и Джеф-ферсоне, о довоенных и послевоенных годах, об отчаянии Джефферсона и его самоубийстве. Ее не удивило то, какую роль сыграл отец в уничтожении Джефферсона Уокера и его железной дороги. Ей слишком часто за последние годы приходилось видеть, как Нортроп делает то же самое с другими людьми.
– Когда твой отец пригласил меня в «Роузгейт» и попросил найти тебя, я сначала подумал, что он знает, кто я такой, и решил, что таким способом он хочет как-то компенсировать мои потери. Но, оказывается, он меня не знал. Он забыл моего отца, словно его никогда и не существовало. Когда я потребовал выплатить мне премию, в случае если найду тебя раньше, чем истечет год, то никак не ожидал, что он согласится. Но, поскольку он дал свое согласие, я решил, что это мой единственный шанс отомстить. Я не мог уничтожить его так, как он уничтожил моего отца, но был уверен, что найду способ мщения.
Оливии казалось, что ее грудь зажата в тиски и каждый вздох отдается болью.
Взгляд Ремингтона устремился куда-то в дальний угол комнаты.
– Когда я очнулся в твоей комнате, в «Блю Спрингс» и впервые увидел тебя, то понял, что вернуть тебя к отцу будет нелегко. Я понял, что ты там счастлива. Но я дал слово у могилы отца, что он будет отмщен. Я хотел все завершить, отправить телеграмму и вернуться в Нью-Йорк. Мне хотелось как можно скорее убраться из Айдахо. – Он снова встретился с ней глазами. – Но я полюбил тебя, Либби. Месть потеряла смысл. Единственное, что имело значение, – быть с тобой. Когда я ездил в Вейзер с Питом Фишером, то отправил твоему отцу телеграмму, в которой сообщил, что у меня ничего не получилось и тебя отыскать невозможно. Я посоветовал ему отказаться от поисков.
– Как же он сумел меня найти? Почему он заплатил тебе?
– Он организовал за мной слежку, нанял другого детектива, чтобы отыскать меня, когда я вовремя не прислал очередной отчет, – глаза его сузились и зло заблестели, – А премию он заплатил мне, чтобы быть уверенным, что ты не останешься со мной. Твой отец очень хитрый, коварный человек.
Это звучало весьма убедительно и вполне могло быть правдой. Но как в этом убедиться?
– Почему же ты сразу на мне не женился? – прошептала она, проглотив комок горьких слов. – Почему ты хотел отложить свадьбу?
– Потому что не хотел, чтобы между нами стоял твой отец. Я не хотел быть его должником, ведь часть денег он мне выплатил перед моим отъездом из Нью-Йорка. Я хотел, чтобы все стало как должно быть, прежде чем мы поженимся.
– Но ты скрыл от меня правду. Не сказал, кто ты на самом деле, заставил меня поверить, что до сих пор живешь в «Солнечной долине». Заставил меня поверить многому, что на самом деле было неправдой.
Он наклонился вперед:
– Да, я не рассказал тебе правды и поступил неправильно. Мне не следовало молчать. Я должен был все тебе объяснить. Но между нами уже нагромоздилось столько лжи, и я боялся, что ты меня возненавидишь, если узнаешь правду.
– Ты боялся?
– Я боялся потерять тебя. – Он взял Оливию за руку, и на сей раз она не отняла ее. – Может, я в конце концов получил тот же результат, но надеюсь, что это не так.
Она закрыла глаза.
– А я боюсь, что да.
Его пальцы сжали ее ладони.
– Я люблю тебя, Либби. И хочу на тебе жениться. Я хочу увезти тебя назад в «Блю Спрингс». Мы были так счастливы там. И мы снова сможем быть счастливы.
Она посмотрела на него. Неужели он говорит правду? Неужели они могут опять быть счастливы? Отважится ли она поверить ему? Он так часто лгал ей, но ведь и она заслуживала того же упрека. Разве ее вина в случившемся была меньше? Смогут ли они перешагнуть через все, что легло между ними? Сможет ли она когда-нибудь снова безоговорочно ему верить?
Она высвободила руку и поднялась.
– Мне следует вернуться, прежде чем заметят мое отсутствие. Не хочу, чтобы люди болтали лишнее.
– Либби, подожди! – Он снова потянулся к ней.
Она покачала головой и подняла руку, чтобы остановить его.
– Мне необходимо время, чтобы все обдумать, Ремингтон. Я помолвлена со Спенсером и…
– Не позволяй отцу выдать тебя замуж насильно за того, кого ты не любишь. Даже если ты не можешь любить меня, Либби, не позволяй ему так поступить с тобой.
«Я люблю тебя», – хотело признаться ее сердце. Но она не могла произнести этих слов. Она пока еще очень боялась. Боялась поверить.
Оливия медленно покачала головой, отвернулась и покинула комнату.


К тому времени, когда Ламберт в собственном экипаже привез Оливию домой, «Роузгейт» стоял погруженный в тишину, все окна были темны. Спенсер проводил ее до прихожей и помог снять накидку.
– Вас что-то беспокоит, Оливия? – спросил он, взяв ее за локоток и поворачивая к себе лицом. – Вы были необыкновенно загадочны и молчаливы сегодня вечером.
Она не посмела посмотреть ему в глаза.
– Нет, Спенсер, я просто устала.
– Ну тогда ладно, мне следует отпустить вас. – Он небрежно поцеловал ее в щеку. – Спокойной ночи, дорогая.
– Спасибо. Спокойной ночи.
Как только за Спенсером закрылась дверь, Оливия подхватила лампу, стоящую на столике в прихожей, и пошла вверх по лестнице. Однако, сделав всего несколько шагов, Оливия остановилась.
«Я отправил твоему отцу телеграмму, в которой сообщил, что у меня ничего не получилось и тебя отыскать невозможно…»
Она посмотрела через холл в сторону кабинета отца.
«Оливия, мистер Уокер не обманул тебя насчет телеграммы. Я ее видела…»
Если бы ей только удалось убедиться…
Оливия снова спустилась по ступенькам и направилась к комнате в глубине дома.
Кабинет отца считался святилищем, частным его владением. Ни Оливия, ни ее мать никогда туда не входили, если их не требовал к себе Нортроп. Дрожащей рукой Оливия взялась за ручку и отворила дверь.
Как только она вошла в темную комнату, на нее нахлынули отвратительные воспоминания. Она снова увидела себя маленькой одинокой девочкой из далекого прошлого, ищущей любви и одобрения отца. Ей вспомнилась девчушка с израненной душой, не понимающая, что же в ней есть такое ужасное, что родной отец не любит ее.
«Я не виновата…»
Сердце Оливии учащенно забилось.
«Я не виновата, что он не может меня любить».
Она вошла в комнату, медленно продвигаясь к массивному рабочему столу.
«Отец никого не способен любить. Я не виновата».
Девушка тихо вздохнула и, сделав глубокий вдох, почувствовала внезапное облегчение. Она вдруг поняла, что умом уже много лет назад догадалась о неспособности отца любить, отдавать себя другим. Но теперь она поверила и почувствовала это не только умом, но и сердцем, и это было совершенно внове для нее. Страх перед будущим исчез. Неважно, что она сейчас обнаружит в кабинете отца, больше она никогда не будет ничего бояться.
Она села в большое кресло перед столом, поставила рядом с собой лампу и выдвинула верхний ящик стола. Еще раз глубоко вздохнув, Оливия принялась за поиски.
Было около четырех часов утра, когда она наконец обнаружила две помятые телеграммы.
Глаза Оливии застилали слезы, но она все-таки прочла:
«Обнаружить Оливию не удалось. Если ваша дочь и была когда-то на территории Айдахо, теперь ее здесь нет. Никаких признаков, указывающих на ее местопребывание, не обнаружил. Считаю, что продолжать поиск бесполезно. Советую вам экономить время и деньги и согласиться с тем, что она исчезла навсегда. Р. Дж. Уокер».
Она пробежала глазами вторую телеграмму, и сердце ее радостно забилось, как только она уловила единственно важные для нее слова:
«…Обнаружил не только мистера Уокера, но и вашу дочь…» Подпись: «Гил О’Рейли».
Он не обманул ее! Ремингтон не лгал! Он не выдавал ее отцу.
Девушка закрыла лицо дрожащими руками и только теперь призналась себе, какой страх испытывала все это время.
Он не лгал, когда говорил, что любит ее. Он был готов отказаться от целого состояния, от надежды вернуть «Солнечную долину», от возможности отомстить – и все это ради любви к ней.
Завтра же утром она пойдет к нему. Завтра она скажет Ремингтону, что любит его.
Завтра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334Эпилог

Ваши комментарии
к роману Гордая любовь - Хэтчер Робин Ли



Хороший роман)))
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиОлеся
26.10.2011, 13.38





Двоякое ощущение... Вроде бы все есть: злодей,любовь-морковь и все кончилось хэппи эндом. Но все равно не интересно. Нет интриг, серьезных расставаний. Обижаются по пустякам, некоторые диалоги тупые. И, о чудо, его должны были убить но не убили а просто бросили куда-то. И конец не правдоподобный. Бывает же в американских фильмах, когда прямо перед алтарем говорят "нет". Именно такой случай. И ее мамаша когда встретила любовницу мужа первое о чем она спрашивает: "любишь ли ты его" Чушь полная. Можно было и по лучше написать.
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиЕвгения
13.07.2013, 22.36





Очень интересный роман!
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиАкуся
2.08.2013, 18.12





Сейчас у нас в России уже многие нахлебались от своих мужей олигархов. С ними ( а также с футболистами-хоккеистами) могут жить только тупорылые фотомодели. Вот и в романе жена и дочь олигарха бежали прочь от отца сломя голову и счастливы, а бывшая жена даже с пастухом. Это уже 2-й из прочитанных мною романов Хэтчер, и я восхищаюсь описанием чувств и душевных порывов главных героев. И секса в меру и к месту. Роман позитивен и поддерживает скудные остатки моей веры в мужчин.
Гордая любовь - Хэтчер Робин ЛиВ.З.,67л.
12.01.2015, 9.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100