Читать онлайн Доверься сердцу, автора - Хэсли Одри, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Доверься сердцу - Хэсли Одри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Доверься сердцу - Хэсли Одри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Доверься сердцу - Хэсли Одри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэсли Одри

Доверься сердцу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

– Ты просто чертовски привлекателен! – бросила на ходу Илона, входя в свою черно-белую кухню в воскресенье утром.
Петер и вправду выглядел великолепно – в костюме цвета морской волны его серые глаза отливали нежной голубизной.
За эти два дня Илона почти смирилась с мыслью, что любит Петера, и перестала бороться сама с собой – ведь она продолжала таять каждый раз, когда он дотрагивался до нее. А вчера вечером так и не смогла насладиться им сполна.
Что ж, жизнь идет своим чередом, и, как бы ни сложились дальше их отношения, она будет с благодарностью вспоминать время, которое они провели вместе. У нее хватит сил, чтобы вернуться к прежней жизни, когда пролетят эти пять месяцев.
Естественно, она никогда не откроет ему сокровенной тайны своего сердца – это было бы глупо. Она прекрасно понимает, что произойдет сразу после того признания. Мужчины, подобные Петеру, принимают женскую любовь как должное. Она и глазом не успеет моргнуть, как он превратится совсем в другого человека – самоуверенного, властного, даже жестокого. Исчезнут ласковые взгляды, нежные прикосновения, маленькие услуги, которые влюбленные мужчины оказывают своим избранницам. И что самое ужасное – она, Илона, превратится в его постельную принадлежность, некий инструмент для удовлетворения похоти, который всегда под рукой… Нет, она не допустит этого, не позволит ему поглотить себя.
Чмокнув Петера в чисто выбритую щеку, Илона поставила чайник на плиту.
– Ты уже одет! – удивилась она. – Но ведь крестины назначены на одиннадцать.
– Уже десять, – заметил он.
– Правда? Но церковь всего в десяти минутах отсюда. И я уже приняла душ и сделала макияж. Через сорок минут я буду одета, и без четверти одиннадцать мы сможем выехать.
– А может, нам лучше отправиться чуть раньше, дорогая?
– Хорошо, я постараюсь управиться быстрее.
Петер страдальчески закрыл глаза.
– Хорошо, что мы летим не на самолете, – пробормотал он.
– Хватит ворчать, торопыга, – поддразнила Илона, наливая себе кофе, уже третью чашку с тех пор, как встала с постели. – Психиатры утверждают, что все ненормальные куда-то торопятся.
– По-твоему, я сумасшедший?
– Похоже, у нас обоих крыша поехала, – протянула она, томно потягиваясь.
Да, прошедшую ночь иначе и не назовешь, как безумной.
Илона и представить себе не могла, что она такая… выносливая. И только утром, открыв глаза, почувствовала цену этой выносливости. Каждая мышца, каждая клеточка измученного тела болели и ныли. Примерно так же она чувствовала себя, когда впервые слезла с седла лошади. Тогда ей только что исполнилось восемнадцать, и это была ее первая поездка верхом.
Кто мог подумать, что спустя почти десять лет она снова станет страстной поклонницей верховой езды? Эти ночные скачки не менее изнурительны, хотя и доставляют неизмеримо больше удовольствия.
Картина их последнего утреннего соития вновь встала перед ее глазами: Петер лежит под ней, черты его мужественного лица искажены страстью, а она взлетает над ним, как Валькирия.
Ее рука дрогнула, чашка наклонилась. Небольшое коричневое пятнышко поползло по скатерти. Илона не стала его вытирать, – все равно придется стирать.
Что ж, в этой жизни часто случается то, чего нельзя исправить. Она, Илона, встретила мужчину, которого ждала всю жизнь, и его любовь стала для нее необходимостью. Чем-то вроде сильного наркотика. Но Петер уедет, и ей придется тщательно «выстирать» свою жизнь.
– Интересно, почему Амелия пригласила в крестные именно меня? – почти весело спросила она, ставя пустую чашку на стол. – Ведь я совсем не религиозна. Конечно, мама меня окрестила, но с тех пор, каюсь, я в церковь не заглядывала.
– Это вполне объяснимо, – без тени улыбки возразил Петер. – Во-первых, ты ее лучшая подруга. А во-вторых… очень добрый, великодушный человек. Священники называют таких людей угодными Богу.
Илона удивленно вскинула брови.
– Ты шутишь, надеюсь.
– Нисколько. – Он был серьезен как никогда. – А кого они выбрали крестным отцом?
– Какого-то приятеля Франца. Они знают друг друга со школьной скамьи.
– Я думал, он пригласит тестя.
– Наверное, он решил, что Артур немного староват. К тому же он приходится Аннете дедушкой.
– Справедливо. А что наденет в церковь крестная мать?
Илона немедленно напряглась… Со вчерашнего вечера она ждала этого вопроса. Крестины Аннеты Бауэр были их первым совместным выходом в свет, и Петер впервые получил реальную возможность высказаться по поводу ее манеры одеваться.
– Это так важно? – спросила она с еле заметным вызовом.
– Конечно, ведь в этот день…
– И все-таки… – прервала она его, – почему тебя это интересует?
– Ты сама понимаешь, Илона. Крещение новорожденного – светлый, торжественный день. Прости, но черная кожа, короткая юбка и голые ноги будут здесь некстати.
– Ты уверен?
– Абсолютно. А теперь перестань дразнить меня и открой эту страшную тайну. Уверен, на тебе будет что-то необычное и в то же время элегантное. И все присутствующие будут мне завидовать.
Она посмотрела на него с нескрываемым уважением.
Нет, до чего же хитер! Ни одного резкого, тем более грубого выражения. А сказал именно то, что хотел… И с чем она была, честно говоря, совершенно согласна. Пожалуй, надо быть слишком вздорной Евой, чтобы не растаять от маневров этого мудрого змея.
И Илона не выдержала.
– Знаешь, у меня есть шикарный белый костюм, – призналась она, сияя. В последнее время ей вовсе не хотелось выглядеть в его глазах некой экстравагантной особой, которую он потом будет с усмешкой обсуждать в каком-нибудь элитном клубе. – Хочешь, покажу?
– Ты еще спрашиваешь?!
Она бросилась вон из кухни. А когда вернулась, Петер даже привстал из-за стола от изумления.
– О, Илона!
Строгий костюм классического покроя с прямой юбкой чуть выше колен прекрасно сидел на стройной, изящной фигурке Илоны.
Она кокетливо оправила короткие – по последней моде – рукава пиджака и быстро пробежала пальцами по ряду крупных серебристых пуговиц.
– Ну как?
Петер отметил, что на этот раз она обошлась без своих ужасных сережек, а всегда распущенные волосы зачесала кверху.
– Ты просто прелесть! – с неподдельным энтузиазмом воскликнул он. – Белый цвет тебе идет намного больше, чем черный. Завтра же закажем тебе дюжину белых платьев…
– Ни в коем случае! – тут же нахмурилась Илона. – Прости, Петер, но свой гардероб я пополняю сама. Что же касается подарков, то я принимаю их либо на рождество, либо в день рождения. Исключение составляют только цветы и конфеты. – Она мило улыбнулась, пытаясь смягчить жесткость отказа. – В чем ты, по-моему, не раз имел возможность убедиться.
– И одна маленькая вещица, которую я купил для тебя на этой неделе, – как ни в чем не бывало подхватил он. – Она совсем не дорогая.
– Ты… ты купил мне подарок? – Илона растроганно улыбнулась. – И что же это?
– Сережки. Хотя я не уверен, что они подойдут к этому костюму. Но ты могла бы носить их с чем-то другим. Подожди. Я сейчас принесу. У нас есть еще время?
– Несколько минут.
Петер стремглав бросился в спальню и достал припрятанный в ночном столике подарок. Коробочка выглядела слишком дорого, и он после некоторого колебания сунул ее обратно. Вернувшись в кухню, он небрежно сунул в ладонь Илоны золотые сережки с бриллиантами.
– О, Петер, – она всплеснула руками от восторга. – Где ты купил их? Какая прелесть! Совсем как настоящие!
– Мне тоже так показалось. Это стразы, – солгал он.
Илона задумчиво покачала головой.
– Стразы? Ну и ну! И все равно, наверное, это очень дорого. Надеюсь, ты не очень потратился?
– Они обошлись мне всего в пару сотен.
Она открыла рот от неожиданности.
– Пару сотен?! Возмутительно! Тебя просто надули.
– Зато посмотри, какая работа. И потом… могу же я сделать тебе приличный подарок.
– Не в этом дело. Держу пари, что, когда ты вошел в ювелирный магазин, такой солидный, одетый с иголочки, продавец сразу сообразил, что их лавочку посетил сам Рокфеллер. Если бы мне так не понравились эти серьги, я заставила бы тебя вернуть их обратно.
У Петера горло перехватило от ее слов. Боже, как он любит эту женщину! В сравнении с ней Ирена – просто голодная пиранья.
– Значит, они тебе нравятся?
– Еще как! Прямо сейчас их и надену! Обожаю тебя.
– А я тебя, – выдохнул он, прижимая ее к себе.
Их взгляды встретились, и он прочитал в ее глазах ласковую иронию.
– Я знаю, что ты обожаешь, Петер Адлер.
Он засмеялся.
– Да. Но разве во мне тебе нравится только это?
– К чему ты клонишь? – насторожилась она. – Тебя что-то не устраивает?
Черт возьми, какая она, все-таки… Все время держится настороже. Почему она так не доверяет мужчинам? Надо попытаться выведать у Франца или Амелии подробности ее жизни.
Но ни за что на свете он не станет расспрашивать об этом Илону – ведь когда речь заходит о ней самой, она сразу замыкается в себе. Даже в постели, расслабленная, размягченная…
Он нагнулся, чтобы поцеловать ее, но Илона ловко увернулась.
Похоже, она чем-то встревожена. Но чем? Непонятно.
– Мы опаздываем, – сказала она сухо. – Пора ехать.
Что ее расстроило?
Петер пожал плечами и последовал за ней. Сейчас у него нет времени решать эту загадку. К тому же Илона – слишком сложная натура, и понять ее непросто. Нужна достоверная информация. И он получит ее. Сегодня же…
– Это невероятно. – Выйдя из церкви, Франц тотчас же впился шутливо-подозрительным взглядом в лицо крестной. – Что ты сделала с нашей дочкой, Илона? В последнее время она все время капризничает. А стоило тебе взять ее на руки, и малышка сразу же успокоилась.
Илона довольно улыбнулась.
– Ты не знаешь женщин, дорогой. Дело тут не во мне, а в моих новых сережках. Видишь, она с них глаз не сводит? А как ты их находишь, Амелия?
– Просто прелесть! Откуда они у тебя?
– Петер подарил. – Илона оглянулась, ища глазами возлюбленного. – Хороши, правда? Но это стразы.
– Ты уверена? – Амелия недоверчиво покачала головой. – У мамы есть бриллиантовые сережки, точно такие же, как эти. Хочешь, спросим у нее. Они с Артуром разговаривают со священником, сейчас подойдут.
– Боюсь, что ты ошибаешься, Амелия. Зачем Петеру меня обманывать? – Илона склонилась над крестницей, мирно посапывающей у нее на руках. – Правда, крошка?
– Увы, это не обо мне!
Все трое обернулись и дружно расхохотались. К ним подошла красивая полная дама – мать Амелии.
– Вот это да! – глаза Франца заблестели, и Илона подумала, что ревность Амелии была не столь уж безосновательной. – Какая легкая у вас походка, Изольда!
– О, Франц, посмотрели бы вы на меня лет… несколько назад, – вздохнула Изольда. – Нас с Амелией принимали за сестер. Впрочем, хватит болтать. Илона, отдайте внучку бабушке. Пора ехать пить чай к счастливым родителям.
Она поискала глазами мужа. Седоволосый красавец в костюме серебристо-серого цвета тут же отделился от группы непринужденно беседующих гостей.
– Артур, последи, чтобы никто не ускользнул. Илона, зовите своего спутника…
Илона огляделась, – Петер стоял чуть поодаль, не сводя с нее глаз. Ей стало не по себе – и там, в церкви, она постоянно ловила на себе этот странный, напряженный взгляд.


Чаепитие у Бауэров затянулось, превратившись в обычную светскую вечеринку с застольной болтовней, шутливыми поздравлениями, тостами-экспромтами. Поэтому Петер с Илоной сели в машину уже в шестом часу вечера.
– Теперь я знаю, кто изображен на картине, что висит над кроватью Франца, – выпалил он, заводя автомобиль. – Тебе позировала Амелия!
– Картина? Какая картина? О, Боже! – Илона не сразу догадалась, о чем идет речь, а потом звонко расхохоталась. – Ну конечно, Амелия, кто же еще? – Петер так надавил на газ, что машина буквально прыгнула вперед. – А ты думал, что это ее муж? – Он, не отвечая, утвердительно кивнул головой. – Что ж, мне нравятся ревнивые мужчины, – многозначительно улыбнулась Илона. – Мы, женщины, знаем, что все ревнивцы, как правило, страстные любовники. Вот и Амелия жалуется на Франца. Ой, потише, пожалуйста…
Он послушно выровнял руль.
– Хорошо. Пусть вы никогда не были любовниками. Но кто вы тогда? Что вас так крепко связывает? Может быть, вы, сами того не зная, приходитесь друг другу братом и сестрой? Но ведь такое случается только в любовных романах и глупых телесериалах. Пойми, Илона, я ничего не знаю о тебе, твоем прошлом, за исключением каких-то обрывков.
– Что-то я не заметила, чтобы ты поминутно описывал последние тридцать три года своей жизни, Петер, – нанесла она ответный удар. – И слава Богу. Уверяю тебя, женщине совсем не обязательно знать биографию мужчины, чтобы наслаждаться его телом. Не понимаю, зачем тебе это нужно? Я не твоя жена…
– О, да! И, по-моему, даже мысль об этом тебя… – Он помедлил, подыскивая подходящее слово: – Шокирует. Верно?
– Верно.
– Черт подери! Так говорят мужчине, когда хотят от него избавиться.
– Почему же ты не уходишь, Петер? Ты ведь пока еще на коне и знаешь об этом. Ты – фантастический любовник, но, извини, представить тебя в роли мужа… Нет, для меня это было бы слишком прекрасно. – Она издевалась над ним, и Петер понял это. – Пожалуйста, не надо придавать нашим отношениям значения больше, чем они того заслуживают… Иначе… иначе наш роман быстро закончится.
Это было сказано таким жестким, прямо-таки ледяным тоном, что Петер пожалел, что затеял этот разговор.
– Но я не хочу, чтобы это произошло, – сказал он упавшим голосом.
– В таком случае, не пытайся давить на меня. Я не выношу этого.
– Я знаю. Меня предупреждали…
– Кто? – Теперь Илона поняла, откуда ветер дует. – Ты говорил с Францем в церкви? Пытался выудить из него сведения обо мне?
– Я бы не стал называть это так… грубо.
– Но ведь по сути это именно так. Что же ты узнал? – Чувствуя, что объяснения все-таки не избежать, Илона перешла в атаку. – Подожди, я тебе подскажу. Во-первых, я злейший враг мужчин, потому что моя мать разрешила какому-то женатому политикану сначала унизить себя, а затем вышвырнуть на помойку.
Петер слушал, с преувеличенным вниманием следя за дорогой. Да, что-то подобное ему говорили и Франц, и Изольда.
– А теперь во-вторых. Наверное, твои информаторы, – она произнесла это слово с особенной, иронической интонацией, – не сообщили, что она спала и с коллегами моего папаши – всякими там государственными деятелями. Сначала я думала, что они ходят к ней просто так, а потом… догадалась. Знаешь, моя мать всегда была очень красива, но слишком доверчива. Поэтому все ее избранники сначала клянутся в вечной любви, а потом… оказываются женатыми. На самом деле им нужно от нее только одно – ее тело. Кстати, среди этих негодяев попадались и богатые бизнесмены. – Она вполоборота повернулась к нему и ужалила быстрым, косым взглядом. – Ну, а когда неизбежно наступал печальный финал очередного романа, моя мамочка, обливаясь слезами, бросалась на грудь своей единственной дочери. И той ничего не оставалось, как отпаивать ее валерьянкой и искать слова утешения. Ты слушаешь меня, Петер?
Он не отвечал, буквально раздавленный услышанным.
Бедная Илона! Теперь понятно, почему она так ненавидит мужчин. Потому и его, Петера, держит на расстоянии. В переносном смысле, конечно…
– Знаешь, она до сих пор продолжает в том же духе! – не унималась Илона. – По-прежнему позволяет обманывать и унижать себя. А ведь моя мать прекрасный, добрый человек: ласковая, великодушная, обаятельная. Я не раз задавалась вопросом: почему эти скоты так с ней обходятся? И в конце концов поняла. Да потому что она больше всего на свете мечтает об одном – быть любимой. А для них любовь – просто пустой звук. – Она смолкла.
В машине воцарилось неловкое молчание. Петер пребывал в полной прострации. Говорить ей сейчас о своей любви – пустая трата времени.
Но поступки красноречивее слов… Так, кажется, говаривал его покойный батюшка?
Поступки… Он вспомнил о своем подарке и еще крепче сжал зубы. А вдруг она подумает, что он пытается задешево купить ее? Нет, все гораздо сложнее, чем он полагал. И распутывать этот клубок надо осторожно, едва-едва касаясь кончиками пальцев.
– Послушай, Илона, – Петер первым прервал затянувшуюся паузу. – По-моему, ты здорово устала. Честно говоря, и я чувствую себя не лучшим образом. Ты знаешь, последнее время я работаю по восемнадцать часов в сутки, – разумеется, за исключением наших с тобой выходных. Почему бы нам не устроить себе каникулы? «Альпийская фиалка» скоро будет готова, я возьму небольшой отпуск, и мы можем вместе махнуть в горы. Как ты на это смотришь? – Он затаил дыхание в ожидании ее реакции. Илона молчала. – Так как ты… насчет гор? – несмело повторил он.
– Никак, – равнодушно ответила она, – я не привыкла жить в одном доме с мужчинами.
Лучше бы она его ударила!
– Я не предлагаю тебе жить с мужчинами, – он криво усмехнулся. – Я прошу тебя пожить со мной.
– Это одно и то же.
– Совсем нет.
Как трудно было Петеру сейчас соблюдать спокойствие! Но ему ничего не оставалось, как набраться терпения и… уговорить ее. Другой возможности войти в ее жизнь у него не будет. И сделать это надо сейчас, сию минуту. Иначе будет поздно. Страх потерять Илону придал ему сил, и он решил апеллировать не к ее чувствам, а к разуму.
– Послушай, – осторожно начал он. – «Фиалка» находится довольно далеко от твоего дома. Поэтому, чтобы видеться, нам придется преодолевать значительные расстояния. Как видишь, мои водительские навыки далеки от совершенства. А твой автомобиль, увы, не в лучшем состоянии. Не проще ли нам пожить под одной крышей? Разумеется, пока…
Илона не отвечала, внимательно разглядывая редких прохожих.
– Тебе нужен человек, который поддерживал бы порядок в доме? Убирал, готовил еду…
– Глупости, – он весело рассмеялся, – я и сам справлюсь со всем этим. Знаешь, я давно мечтаю…
– О чем?
Его искренний смех разрядил обстановку, и она задала этот вопрос уже другим, более теплым и дружеским тоном.
– Научиться вкусно готовить. Ты поможешь мне? Но учти – это не единственная моя мечта. Есть и другие…
– Например? – Она посмотрела на него почти с нежностью.
– Хочу подыскать в окрестностях «Фиалки» гору для прыжков на лыжах. Вроде трамплина.
Илона взглянула на него с тревогой.
– Не глупи, Петер. Это же очень опасно.
– Я буду осторожен. Знаешь, я ведь опытный горнолыжник.
– Ты и пикнуть не успеешь, как сломаешь себе шею, – проворчала она.
– Это же моя шея. – Ему понравилось, что Илона, сама того не замечая, беспокоится о нем.
– Какая от тебя будет польза на больничной койке?
Петеру показалось, что она произнесла это со скрытым злорадством, и он опять приуныл.
– Здорово ты меня срезала, Илона.
– Глупый Петер, – усмехнулась она. Эта усмешка – такая ленивая, как будто через силу, – тоже не понравилась ему.
Глупый? Да, конечно, он – полный дурак. Распинается перед ней, лебезит. Дрожит от страха, что она будет чем-нибудь недовольна. Господи, до чего же он дошел…
– Итак, ты поедешь со мной? – Петер собирался поставить вопрос ребром, но его тону не хватало решительности. – Поедешь?
– Что ж, думаю, это возможно. Только…
– Что только?
– Тогда мне придется начать принимать таблетки. Ну, эти самые… противозачаточные.
– Понимаю, – процедил он сквозь зубы. – Конечно, дорогая. Я вовсе не хочу, чтобы ты рисковала.
Если бы не руль, он обязательно схватился бы за голову. Господи, о чем только она думает… Таблетки… Чушь какая-то!
– Спасибо за понимание, Петер, – церемонно сказала она. – Но я, между прочим, думаю о тебе. Мужчины твоего круга всегда беспокоятся по этому поводу.
Он почувствовал, что вот-вот взорвется. Но тогда все, чего ему удалось добиться, полетит в тартарары. Нет, только не это! Спокойствие, Петер, спокойствие…
– Не следует делать таких обобщающих выводов о мужчинах, Илона, – произнес он медленно, отделяя одно слово от другого. – Нас не так просто понять, как тебе кажется, и мы не все на одно лицо.
– Разве я так думаю? Конечно же, нет. Ты единственный и неповторимый. Бог создал тебя не по шаблону. Думаешь, почему я решила писать с тебя портрет?
– Очевидно, чтобы раздеть меня?
Она невесело улыбнулась.
– Ах, господин Адлер раскусил меня. А я-то думала и дальше использовать свою маленькую хитрость. Мой догадливый Петер, мой мальчик, ты зол на меня?
– Почему я должен сердиться? – спросил он, радуясь тому, что она согласилась. – Я ведь добился того, чего хотел.
И Илона снова отвернулась к окну, скрывая свое разочарование…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Доверься сердцу - Хэсли Одри

Разделы:
12345678910Эпилог

Ваши комментарии
к роману Доверься сердцу - Хэсли Одри



один из моих любимых романов, где женщина соблазняет мужщину. Все себе несет роман страсть,нежность, любовь.Перечитывала не раз и буду еще перечитывать однозначно. Тем кто любит романы с откровенным описанием постельных сцен- читайте. Для меня на 10.
Доверься сердцу - Хэсли Одрииринка к.
14.05.2012, 4.01





не зацепило
Доверься сердцу - Хэсли Одриatevs17
25.10.2012, 9.30





Классный роман! Всё прописано очень хорошо! Но молодых не зацепит. До 30 лет даже не беритесь читать
Доверься сердцу - Хэсли ОдриОльга
23.07.2013, 12.05





Роман суперский, прочла на одном дыхании, не могла оторваться. однозначно 10/10
Доверься сердцу - Хэсли ОдриВиктория
28.08.2015, 0.46





Замечательный роман, и перевод хороший.rnЧитайте с удовольствием.
Доверься сердцу - Хэсли ОдриТ
14.10.2015, 23.47





Не смогла дочитать,не моё...
Доверься сердцу - Хэсли ОдриКсения
22.03.2016, 16.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100