Читать онлайн Вернись, бэби!, автора - Хэран Мэв, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вернись, бэби! - Хэран Мэв бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вернись, бэби! - Хэран Мэв - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вернись, бэби! - Хэран Мэв - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэран Мэв

Вернись, бэби!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Ну и ну! – сказал спортивный редактор.
– Ну и ну! – сказал редактор отдела театра и кино.
– Ну и ну! – сказал редактор отдела новостей.
– Ты точно знаешь? – спросил Рори Хоторн.
– Точно. – Жаль, что так трудно сейчас наслаждаться моментом славы, о котором она столько мечтала. – Его жена Молли моя лучшая подруга. Это она отыскала его родную мать. Конечно, она и представить себе не могла, что ее муж окажется сыном Стеллы Милтон.
– Вот так история! – воскликнул главный. – Рори, – он повернулся к специалисту по светским сплетням, – давай-ка принимайся за дело, пока нас не опередили.
– Вообще-то, – перебила Клэр, все еще чувствуя себя как в отвратительном сне, – мне думается, будет лучше, если этим займусь я.
Бог его знает, что этот Рори может понаписать. У какой-нибудь букашки совести и то больше, чем у него.
– Какого лешего ты мне ничего не сказала? – сердито зашипел Тони, выходя с летучки. – Ты же знаешь, что висишь на волоске. И тут – такая бомба. А я как дурак сижу в полном неведении.
– Верность другу, – ответила Клэр. – Полагаю, в твоем лексиконе такое понятие отсутствует. – У Тони хватило сообразительности на то, чтобы потупить взор. – Джо и Молли не хотели предавать ничего огласке, пока сами не созреют.
Клэр тщательно следила за тем, чтобы не сболтнуть лишнего. Никому в редакции пока в голову не приходило, что есть еще и Пэт, приемная мать, которая будет и обижена, и огорчена. Долго молчать все равно не удастся.
– Тогда лучше берись за дело прямо сейчас. – Тони безуспешно силился вернуть себе бразды правления.
– Так точно. – Клэр спрятала внутреннее сопротивление щекотливому заданию под маской резвого согласия. – Сейчас и помчусь.
Она понятия не имела, дома ли Молли, но объяснять что бы то ни было по телефону в атмосфере газетной фабрики по производству сплетен ей вовсе не хотелось. Уже в такси она почувствовала приступ дурноты. Она пошла на это из побуждений дружеской верности, но так ли это воспримет Молли?
Клэр приехала в тот момент, когда Молли укладывала сумку с вещами Эдди, собираясь на прогулку.
– Клэр! Вот здорово! А мы как раз собрались в парк. Пойдешь с нами? По дороге сандвичей захватим.
Клэр даже не успела заметить, какой дивный сегодня день. Ее мир был герметично закрыт от соображений погоды и реальной жизни. Поэтому столь обыденное мероприятие, как пикник, производило на нее не менее сильное впечатление, чем поход к зубному. Но сегодня предложение прозвучало заманчиво. Отчасти из-за того, что она понимала, что вот-вот должна будет потрясти основы уютного домашнего мира Молли.
– Да не могу. Слушай, Молли, боюсь, дело серьезное. Кто-то навел газету на вчерашнее мероприятие. Обещали жареную информацию, связанную со Стеллой Милтон. Редакция послала фотографа, и они только что выяснили, кто попал с ней в кадр.
– О боже! Так я и знала! Кто же мог дать такую наводку?
– Послушай, Молли, это все равно рано или поздно вышло бы на поверхность. Стелла его повсюду с собой таскает. Рори Хоторн говорит, их видели в «Ритце». И она держала его под руку, как будто они… – Клэр прикусила язык.
– Как будто они – что, Клэр? Ты что хотела сказать?
– Ничего я не хотела! Не забывай, я неплохо знаю Джо. Все дело в Стелле. Ей кто-то должен объяснить, что это не совсем «Девять с половиной недель».
– Так какая роль в этом деле отводится тебе?
– Раз уж все выплыло, я предложила написать материал. Мне вы, по крайней мере, можете доверять. Придам ту интонацию, какую вы захотите. Если это не сделаем мы, то вмешается какая-нибудь другая газета. Ведь утечка уже была! Значит, кто-то очень хочет, чтобы об этом стало известно. Если не я, то наш главный сплетник Рори Хоторн напишет сам. А когда за дело берется Рори – пощады не жди. Я попробую преподнести это как историю победы над трагическими жизненными обстоятельствами, тогда это будет выглядеть пристойно. Единственной альтернативой может быть сенсационный материал на всю первую полосу о том, как кинозвезда бросила ребенка ради карьеры.
Молли внутренне позлорадствовала, что теперь-то Стелле придется расплачиваться, но быстро взяла себя в руки. Такого рода известность всем будет во вред.
– Проблема в том, что мне позволят взять эту тему при одном условии.
– Каком же? – В голосе Молли слышалось недоверие.
– Что Стелла и Джо будут иметь дело только с «Пост». Редакция хочет заполучить эксклюзив.
– Сейчас ему позвоню. Надо, чтобы он и на Стеллу повлиял. Один вопрос: кто же все-таки мог дать утечку?
– Ты удивишься, если узнаешь. Это мог быть кто угодно, даже сама Стелла. Я бы ее не исключала.
– Да будет тебе! Конечно, если очень захотеть, можно сделать злодейку и из Стеллы. Но она не такая наивная. Это же нанесет колоссальный урон ее репутации!
– Может быть, она считает, что с ее умом она сумеет манипулировать прессой.
Молли это показалось неубедительным. Стелла ненавидит журналистов! И вдруг ее словно кольнуло. Но нет, Клэр не могла на это пойти.
– Меня подозреваешь? – Клэр словно прочла ее мысли.
Молли постыдно капитулировала перед гневом подруги и собственной досадой на то, что своими руками сотворила большую часть проблемы. Это она выпустила джинна по имени Стелла из бутылки, а уж Клэр и вовсе не надо было ничего рассказывать.
– Ну как же, конечно, ведь на карту поставлена моя работа! – не унималась Клэр. – И поэтому я с легкой совестью предала свою давнюю подругу?
– Ну… – Молли готова была признать, что допустила по отношению к Клэр несправедливость.
– Отлично! Если ты такого обо мне мнения – хорошо. Твоя проблема, Молли, заключается в том, что ты, особо не размышляя, прешь вперед как бульдозер. Ты одна как целая команда по сносу, только еще и эмоциональная. Тебя могли бы пригласить в Дрезден и сэкономили бы несколько бомб. – Клэр сгребла сумку и встала. – Кстати, я могла бы растрепать это в редакции в любой момент, но не стала этого делать, потому что, несмотря на то, что это была бы сенсация всей моей жизни, я, по нелепости, осталась верна нашей дружбе. Но больше этого не будет! Я отдам тему Рори Хоторну – и удачи вам! Только не жди, что он обойдется с вашими мечтами хоть с какой деликатностью. И кстати, я бы на твоем месте приглядела за Стеллой. Насколько я могу судить, она все больше увлекается Джо, и поверь мне, Стелла Милтон ничего не делает вполсилы.
Она хлопнула дверью, оставив Молли в смятении и злости. «Как она смеет обзывать меня бульдозером?» Молли опустилась на диван и, крепко прижав к себе Эдди, стала глубоко вдыхать его запах, надеясь найти в нем успокоение.
Молли искала бумажное полотенце, чтобы вытереть слезы, когда зазвонил телефон. Она протянула руку, но повременила, и включился автоответчик. Звонил Рори Хоторн из «Дейли пост» и просил срочно перезвонить.
Молли закрыла глаза. Ей приходилось читать его творения. Самое большое удовольствие он находил в том, чтобы выдергивать персидский ковер из-под ног знаменитостей. Она, конечно, терпеть не может Стеллу, но вовсе не желает ей публичного унижения. И точно не желает выставлять свою жизнь напоказ под софиты. Надо найти Джо и предупредить.
Но Джо куда-то запропастился. Грэхам в высшей степени раздраженно сообщил ей, что Джо час назад внезапно вызвали в город, и хорошо бы она напомнила ему, что у него пока есть работа, а то он может скоро ее потерять, если намерен таким образом воздавать Грэхаму за доверие.
И тут она подумала о Пэт. Как скоро этот мерзкий писака сумеет до нее добраться? Это будет выглядеть примерно так: «Я его подобрала и вырастила, а он меня предал ради блистательной Стеллы Милтон».
Надо как-то предупредить Пэт, пусть даже для этого ей придется самой рассказать ей о Стелле.
Молли сгребла Эдди и схватила ключи от машины. В это время дня движение было еще не таким напряженным, и дорога до Эссекса заняла у нее меньше часа. Подстегиваемая стремлением во что бы то ни стало опередить Рори Хоторна, Молли вовсю жала на педаль.
Конечно, это должен был сделать Джо. Вместо того чтобы мчаться к Стелле по первому мановению ее наманикюренного пальчика! Хотя Молли не исключала и того варианта, что Стелла уже пообщалась с Рори и теперь призвала к себе Джо, чтобы проинструктировать, как вести себя дальше.
Пэт в саду развешивала белье.
– Как хорошо, что ты приехала, девочка. – Впервые это прозвучало вполне искренне. – Сегодня отличный ветерок для сушки белья. – Она посмотрела на синий клочок неба. – Понимаю, почему ты не смогла усидеть в Лондоне. – Она пощекотала Эдди под подбородком. – А тебе, молодой человек, надо снять подгузники и поваляться на подстилке!
– Он не станет лежать на месте. В нем проснулась страсть к ползанию. Хорошо еще, георгины у Эндрю пока не зацвели. Как он, кстати?
– Намного лучше. Представь себе, отправился в кегельбан.
Молли не знала, легче ей или нет оттого, что Пэт одна.
– Пойду сделаю нам чайку.
Пока Пэт отсутствовала, Молли оглядела гостиную. Все здесь напоминало о Джо – голубая карточка из роддома в форме медвежонка, с данными о его весе при рождении; грамоты из бойскаутского лагеря; дипломы от местной газеты за конкурс читательских писем; все до единой школьные грамоты. Она никогда не замечала, что их в общем-то безликая гостиная превращена в хранилище сыновних реликвий.
Пэт внесла чай на подносе с вышитой салфеткой. Дом Пэт был единственным местом, кроме антикварных магазинов, где Молли видела такие вышитые льняные салфетки. Удивительно, но Пэт действительно пользовалась такими вещами. Если бы у Молли были такие салфетки, они наверняка были бы все в чайных пятнах, но у Пэт особый талант наливать, не проливая ни капельки.
– Ну вот, прекрасно заварился. – Она размешала чай в чайнике и стала рассказывать о забавном выговоре знакомой американки.
Молли слушала невинную болтовню свекрови. Интересно, имея такого приемного сына, как Джо, неужели она никогда не задавала себе вопросов? Ведь он всегда был как жемчужина в навозной куче! Его внешность, темперамент – все делало Джо пришельцем из космоса. Нет, наверняка она задумывалась, кто его родители и откуда он родом, откуда у него эта необычная внешность, его самоедство, вкус к чтению вместо игры в регби.
Больше откладывать было нельзя.
– Пэт, я вообще-то приехала по делу. Я хотела, чтобы и Джо здесь был, но не сумела его поймать.
– А что случилось, дорогая?
– Вы ведь помните, что я помогала Джо найти его родную мать.
Пэт теребила в руках салфетку.
– Насколько я могла судить, кроме тебя, этим вообще никто не занимался, – уточнила она едким тоном. – Я полагала, ты поставила на этом крест.
– Нет, – продолжала Молли как можно более мягко, – не поставила. Я продолжала поиски. Дело в том, Пэт… – Она замялась, уже жалея о том, что приехала. Неплохо было бы удрать, но поздно.
– Дело в чем? – В голосе Пэт слышалось раздражение.
– Мы ее нашли.
– Ясно. – Пэт словно закрыла ставни где-то в глубине души, чтобы не дать вырваться урагану эмоций и не опрокинуть чай на любимую салфетку. – И она согласилась с ним встретиться?
Молли чуть не вывалила все как есть – что Стелла не только согласилась познакомиться с Джо, но и совершенно им очарована и начала выводить его в лондонский свет.
– Все не так просто, – тихо произнесла она. – Понимаете, вторая мать Джо оказалась очень знаменитой женщиной.
– Ах вот оно что. – Пэт напряглась, словно ожидая удара. – И кто же это?
Молли призвала на помощь все свое мужество.
– Это Стелла Милтон.
Пэт словно ударило молнией.
– Та самая Стелла Милтон? Актриса? У него же в комнате ее плакат висел!
– Как и у многих других. Это кажется невероятным, но она действительно его мать.
– Стелла Милтон… – тихо повторила Пэт. И вдруг ее лоб прорезала горестная морщина, глубокая, как борозда. – Подумать только! Мы во всем себе отказывали, только и знали, что экономили и скребли по крохам. Годами не позволяли себе отпуска, все покупали в комиссионках, чтобы только дать ему образование! И все это время его Матерью была Стелла Милтон! – Она замолчала, Уперлась взглядом в Молли, а затем задала вопрос, На который Молли и сама не могла найти ответ: – Но зачем такой женщине, как Стелла Милтон, отдавать ребенка в чужие руки?
– Мне кажется, она была очень молодая. Наверное, еще никому не известная. А может, ее не хотели содержать родители, а у самой еще тогда денег не было.
Молли говорила, а сама терзалась сомнениями. Неужели Би выставила бы дочь за дверь без гроша, запретив появляться на порог, как какая-нибудь викторианская матрона? Молли вспоминала добрую, приветливую, пусть и несколько эксцентричную Беатрис Мэннерз, и это как-то не укладывалось в ее сознании.
– Сказать по правде, Пэт, я и сама не пойму. Послушайте, мне все это ужасно неприятно. Но тут появился один репортер из «Дейли пост», Рори Хоторн, он разнюхал эту новость и может попытаться добраться и до вас. Лучше бы вам с ним не общаться.
– Лучше для кого? А может быть, мне как раз захочется с ним поговорить? Рассказать ему, каково это было – приносить столько жертв ради Джо, в то время как его настоящая мамочка распивала шампанское. Ее это явно не украсит, правда?
Молли была поражена. По лицу Пэт пробежала злорадная улыбка. Она просто упивалась мгновением своей власти.
– Так, стало быть, тебя уже закружило пятизвездочной роскошью и щедростью твоей новой свекрови?
– Она не проявляет большого интереса к нам с Эдди, – призналась Молли. – Только к Джо. У меня такое впечатление, что ей приглянулась мысль восполнить пустоты своей жизни красивым взрослым сыном.
– Бедняжка Молли. – В голосе Пэт слышалось легкое торжество. – Ты говоришь так, словно она его у тебя украла. Все вышло совсем не так, как ты ожидала?
– Пожалуй, мы поедем. – Молли собрала детские вещи и стала снаряжать малыша в обратный путь.
Эдди, наслаждавшийся свободой без подгузников, запротестовал. Ему очень не хотелось возвращаться в тюрьму под названием «памперсы». Стараясь его угомонить, Молли впихнула малыша в детское сиденье и тут же мысленно обругала себя за то, что оставила машину на солнце. Раскаленные поручни сиденья обожгли ему кожицу, и Эдди завопил от боли.
Молли, сама чуть не плача, села за руль и умчалась.
Пэт стояла в прохладной гостиной и смотрела на них в окно. Если быть честной с самой собой, то она всегда знала, что Джо не такой, как они с Эндрю: беспокойный, ранимый, исподволь сопротивляющийся патриархальному семейному укладу их жизни, который она пыталась ему навязать. Ее боль от невозможности иметь собственного ребенка всегда была такой острой, что она сразу сказала себе: Джо будет ей как родной сын. Но по-настоящему он им так и не стал. А теперь он и вовсе может перестать с ними знаться.
Она сняла с каминной полки его выпускную фотографию, стоявшую там в самом центре. На глаза навернулись слезы, и в горле встал такой ком, что Пэт чуть не задохнулась. Она не глядя поставила фотографию на место, попав мимо полки. Фотография упала. Стекло разлетелось вдребезги.
Изменив на этот раз своей любви к порядку, Пэт оставила все как есть и прошла на кухню. На столе лежала пачка сухариков и пакетик сока, которые она специально приготовила Эдди на обратную дорогу.
Внезапно ее пронзила еще одна мысль, такая ужасная, что у нее зашлось сердце. Что, если и внука ей придется отдать Стелле Милтон?
Обида, которой требовалась мишень, целиком сконцентрировалась на Молли. Если бы не она, ничего бы не было!
Когда Молли добралась до дому, на автоответчике ее ждали три сообщения – одно от Джо и еще два от Рори Хоторна, в которых интонация вежливой тревоги сменилась открытым нетерпением.
И тут Молли наконец осознала всю чудовищность ситуации: страх, что их частная жизнь будет выставлена на всеобщее обозрение, ужас оттого, что обнаженные ею самой глубочайшие пропасти могут поглотить их всех, и она сломалась. Молли упала на ярко-красный ковер, который с такой любовью выбирала, уткнулась носом в его мягкий ворс и зарыдала.
Но Молли Мередит была не из тех, кто способен долго биться в отчаянии. Ее религией было смотреть на вещи с положительной стороны. И если бы господь наслал на нее саранчу, она бы подумала, что он избавляет ее от тли.
Итак, она взяла себя в руки и пришла к выводу, что единственным полезным делом в данной ситуации может быть минимизация ущерба. В записной книжке оказался мобильный номер Клэр, и Молли немедленно взялась за телефон.
– Клэр, ты себе представить не можешь, как я перед тобой виновата. Я просто с ума сошла, что тебя заподозрила. Все из-за того, что я сама заварила эту кашу.
Клэр, задрав на стол усталые ноги в неудобных туфлях на высоченных каблуках, слушала.
– И сколько, интересно, раз тебе звонил Рори Хоторн, что ты вдруг решила сменить гнев на милость?
– Ну ладно, ладно, – примирительно сказала Молли, вытирая последние следы слез. – Вообще-то три, если не считать, что он еще станет звонить моей свекрови в Эссекс. И наверняка бессчетное число раз звонил Стелле Милтон. Ты можешь его как-нибудь остановить?
– Я тебе уже говорила, что для этого вы все должны согласиться на эксклюзивное интервью мне. Тогда я смогу попробовать оттащить этого хищника от куска свежего мяса. Раз он почуял запах крови, унять его будет нелегко. И он почему-то имеет зуб на Стеллу Милтон. Может, в молодости ему не удалось получить у нее автограф на члене.
На самом деле, Клэр и сама не знала, хочется ли ей делать этот материал. Она отлично понимала, что он может стать палкой о двух концах. И тогда она окажется виноватой во всех смертных грехах. Если же за дело возьмется Рори, все друг с другом разругаются вконец. И это совершенно точно.
– Спасибо, Клэр. Не волнуйся, я уговорю Джо. – Молли отнюдь не была в этом уверена.
– Тогда до скорого. Позвони мне, когда все уладишь.
Клэр с блокнотом в руках направилась в кабинет Тони. Нужно было любым способом убедить его, что материалу следует придать сочувственный оттенок, вместо того чтобы тащить знаменитую актрису к позорному столбу. Это будет непросто, но от успеха предприятия сейчас зависела ее дружба с Молли.
Она уселась напротив Тони, стараясь придать себе как можно больше уверенности, и заговорила быстро и по возможности убедительно:
– Ну так вот. Есть два ракурса, под которыми мы можем подать историю Стеллы Милтон. Один – это изобразить ее бессердечной стервой, которая бросила собственное дитя. Но мне кажется, более выигрышным будет второй: Стелла Милтон и ее давно потерянный сын воссоединяются в сладостном союзе, о коем и поведали эксклюзивно «Дейли пост». И картинки дадим. Мне это так представляется, – продолжала она напирать, не давая ему возможности возразить. – Это – настоящая история нашего времени. На ней мы можем показать, как переменились взгляды после пятидесятых годов. В то время это был просто позор. А сегодня – хеппи-энд.
– И такая подача ровным счетом никак не связана с твоей давней дружбой с главными героями этой истории? – недоверчиво спросил Тони.
– Ровным счетом никак, – не моргнув глазом соврала Клэр. – Есть только одно условие с их стороны – что ты снимешь с этого задания Рори Хоторна.
– Это не в моих силах. Это может сделать только главный.
– Тогда ты пойдешь и его убедишь.
Она молилась, чтобы Молли удалось то, что она обещала.
– И запомни, Клэр, – добавил Тони, когда она уже стояла в дверях. – Это сенсация. Может быть, самая большая во всей твоей карьере. И это твой единственный спасательный круг. Без него ты пойдешь ко дну. Не подведи!
– Спасибо, Тони, – пробурчала она себе под нос. – Спасибо, что напомнил.
Молли наконец отыскала Джо у Стеллы. Хозяйка сняла трубку и, ответив самым безмятежным тоном, подозвала к телефону Джо.
– Молли! Слава богу! – Джо был не на шутку встревожен. – Я тебе весь день звоню! Тебе может позвонить один журналист.
– Я знаю. Рори Хоторн. Уже звонил. Три раза. Но я с ним еще не говорила, у меня автоответчик был включен. Джо, я так беспокоилась, что он доберется до Пэт, а тебя нигде не было. Надеюсь, я Правильно поступила. Я съездила в Эссекс и все ей рассказала.
– О господи, бедная мама! И как она восприняла!
– Была в шоке, сам понимаешь. И очень разозлилась на Стеллу. Думаю, и многие бы на ее месте не поняли, зачем такой женщине, как Стелла Милтон, понадобилось отдавать ребенка в чужие руки.
– Прости, что тебе пришлось взять это на себя. Мне надо было самому ей рассказать. Попробую сейчас ей позвонить. Спасибо. Послушай, тебе ведь разговоры с прессой тоже будут не в радость. Ну ничего, я уверен, этот тип скоро отстанет.
– Клэр тоже звонила. Говорит, единственный способ отвязаться от этого Рори – согласиться дать интервью ей одной. Ты и Стелла. Он полное дерьмо, умеет только ломать и крушить. Клэр ты, по крайней мере, можешь доверять.
– И ей очень кстати, да?
– Хорошо, Джо, валяй, работай с Рори Хоторном. Только молись, чтобы он не нагрянул к Пэт. Она мне как раз поведала слезливую историю о том, как они копили каждый грош, чтобы дать тебе образование, пока Стелла наслаждалась шампанским и раздевалась перед камерой. Это будет прекрасный материал!
Она бросила трубку, начисто забыв о том, что и сама еще недавно подозревала подругу в вероломстве.
– Думаю, тебе надо дать это интервью, – посоветовал Боб Крамер. В случаях замешательства и сомнений Стелла всегда обращалась к нему. – Не такая уж катастрофа. Напротив, я бы сказал – это шанс!
– Тебя послушаешь, так и Третья мировая война была бы шансом, – едко заметила Стелла, закинув ногу на ногу в манере, которая всегда вызывала у Боба беспокойство. Одному богу известно, что бы она с ним сделала, если бы узнала, что наводку фотокорреспонденту дал именно он.
– Всегда лучше быть тем, кто проявляет инициативу. Тогда тебе не приходится обороняться, и ты можешь придать материалу нужный тебе настрой. Когда же он станет достоянием всей прессы, ты уже над ним не хозяйка. Тогда ты будешь вынуждена полагаться на их милость. Послушай-ка, у тебя есть выбор, – как ни в чем не бывало продолжал он. – Отдайся на милость Хоторну, и он сделает тебе потрясающую рекламу. Но, конечно, он не из тех, кто переводит бабушек через дорогу. Может быть, девчонка будет и лучшим вариантом, учитывая, что она с ними дружит. Она сумеет изобразить некую смесь альтруизма с собственным интересом – беспроигрышная комбинация. Кроме того, – он лукаво глянул на Стеллу, зная ее ахиллесову пяту – гордость новообретенным сыном, – это шанс не для тебя одной. Джозеф необычайно хорош собой, и в нем есть шарм. Может, ему тоже поступят предложения, и ты сможешь каким-то образом компенсировать то, что обрекла его на столько лет прозябания в захолустье.
Стелла задумалась. Боб был прав.
– Хорошо. Мы это сделаем. – Она заискивающе взглянула на него. – Ты правда так думаешь? Про Джозефа?
– Сто процентов. Хочешь, я переговорю с газетой?
Стелла засомневалась:
– Боб, дело не в деньгах. Я не хочу от них денег. Мне будет достаточно рассказать, что это было за чудо, когда Джозеф вдруг вернулся в мою жизнь, и как я хочу искупить свою вину перед ним, если это возможно. Такую вот историю – и все.
– И очень правильно. Всегда лучше оставлять себе возможность сказать, что интервью было дано бесплатно. Те, кто за деньги трясут своим грязным бельем типа разводов и детских болезней, всегда воспринимаются как полное дерьмо. – В представлении Боба это, однако, не исключало комиссионных для него самого, хотя Стелле он говорить об этом не собирался.
– Тогда я позвоню и договорюсь. Надо сделать это как можно быстрее.
– Отлично.
– Стелла… – Боб слегка колебался, не уверенный, способна ли она на полную правду. Она столько лет вживается в чужие образы и создает собственную версию действительности, что он сомневается, отличает ли она еще реальную жизнь от иллюзий. – Больше тайн у тебя под кроватью нет? Поскольку, как ты знаешь, моя дорогая, я терпеть не могу сюрпризов. Кроме того, журналюги могут откопать их тогда, когда тебе они совсем не кстати.
– Больше нет! – твердо произнесла Стелла, отводя взор, чтобы он не мог видеть ее глаз. – Тебе что, мало столь удачно найденного сына, да еще такого красавца?
Была вторая половина дня, когда Стелла вышла из конторы своего агента. Она вспомнила про обещание присутствовать на прослушивании в своем старом училище. Это был одновременно захватывающий и невыносимо скучный процесс, но крайне необходимый с точки зрения будущего всего британского театра. К тому же это позволит ей провести несколько часов там, где ее ни один журналист не достанет.
Среди экзаменаторов была Сюзанна Морган – у нее училась сама Стелла. Она принадлежала к тем непредсказуемым, вспыльчивым, но добрым и сердечным натурам, которые считают театр на порядок важнее религии и куда более эффективным лекарством для души.
Стелла вспомнила слова Боба о том, что публикация в газете открывает новые возможности не только ей, но и Джозефу. Не может же он быть доволен своей скучной работой! Неожиданная мысль, пришедшая ей в голову, показалась настолько правильной, что она немедленно приготовилась ее реализовать. Стелла взяла такси и отправилась в Сазернское театральное училище.
Старушка Сюзанна уже прослушала половину дневной нормы абитуриентов, когда Стелла незаметно проскользнула в репетиционную.
Сюзанна обняла свою самую знаменитую ученицу.
– А я тебя жду только послезавтра!
– Я знаю. Мне нужно кое-что у вас спросить. Я вижу, прослушивание уже идет?
– Идет, – устало отозвалась Сюзанна. – Сегодня еще тридцать человек. Но от этого никуда не денешься.
– Тогда идемте. – Стелла сняла жакет и темные очки и водрузила на переносицу очки для чтения, сразу превратившись в преподавателя. Поймав взгляд Сюзанны, она сморщила нос по поводу своего ухудшившегося зрения.
– Если это может вас утешить, – шепнул другой педагог, – Тина Тернер забыла свои очки на церемонии вручения «Грэмми», и результаты конкурса за нее зачитывал кто-то другой.
Стелла от души рассмеялась.
– Мне действительно стало намного легче, – сказала она.
Некоторое раздражение коллег, вызванное ее незапланированным появлением, моментально рассеялось.
Следующие три часа Стелла провела за столом экзаменационной комиссии. Все юноши читали один и тот же отрывок. Порой опасно прорывался северный акцент.
Всякий раз, когда в зале появлялся кто-то подающий надежды, Стелла задавала себе один вопрос: мог бы так читать Джозеф, хватило ли бы у него обаяния и подачи? Той не поддающейся определению манеры себя держать, которая дается от природы и присуща только настоящим актерам.
В конце прослушивания, выявившего всего нескольких обладателей некоторой искры таланта в сочетании с решимостью пополнить ряды профессии, в которой девяносто процентов постоянно сидят без работы, Стелла перехватила Сюзанну.
– Обычно я вас ни о чем не прошу… – начала она.
– Тогда и не проси, – ответила старушка с характерной для нее иронией. – Избавь себя от отказа и разочарования.
– Откуда вы знаете, что не упускаете своей главной удачи? Я подумала, может, вы бы для меня кое-кого посмотрели. Не в качестве прослушивания, а так, поговорили бы с ним, может, дали бы ему что-то прочесть вслух. А потом скажете мне, какое ваше впечатление.
– Этот «кто-то» собирается сюда поступать?
– Не исключено, хотя он по возрасту старше ваших студентов. – Стелла старалась не думать о последствиях. – Сейчас достаточно будет просто посмотреть, что он собой представляет.
– Это он? Стелла, надо полагать, это не какой-нибудь твой юный любовник, которого ты пытаешься удержать в своей постели?
Стелла расхохоталась:
– Искренне надеюсь, что нет.
– Тогда я, конечно, его посмотрю, но только не очень скоро. Где-нибудь на той недельке.
– Спасибо вам. Вы настоящий друг!
– Или полная идиотка. Не могу отделаться от ощущения, что ты что-то затеваешь.
– Я? – Стелла улыбнулась кошачьей улыбкой. – О чем это вы, Сюзанна?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вернись, бэби! - Хэран Мэв



Интересный роман.
Вернись, бэби! - Хэран МэвЕлена
1.07.2015, 22.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100