Читать онлайн Иметь все, автора - Хэран Мэв, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Иметь все - Хэран Мэв бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.44 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Иметь все - Хэран Мэв - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Иметь все - Хэран Мэв - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэран Мэв

Иметь все

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33

– Как Джейми и Дейзи?
Дэвид пробирался по запруженным машинами улицам Лидса. На переднем сиденье рядом с ним сидела Лиз. Он с горечью подумал, что для других водителей они выглядят как обычная супружеская пара, возвращающаяся с работы или из супермаркета. Только вот они не были супружеской парой.
– Прекрасно.
– Я скучаю по ним каждый день.
– Да?
– Я подумал, что теперь, когда у меня есть дом, они могли бы приехать погостить у меня.
Дом. И кто еще в доме? Мысль о Сюзанне мелькнула в голове Лиз и сделала ее ответ острым как нож:
– Им еще рано путешествовать одним.
– Я приехал бы и забрал их.
– Слишком далеко. Не думаю, что это было бы разумным.
– Лиз, это недалеко.
– А по-моему, далеко. И, в конце концов, мы еще успеем поговорить об этом.
Когда под внезапно хлынувшим проливным дождем они свернули налево, на автостраду, она попыталась нарушить напряженное молчание:
– Как жизнь в «Селден Бридж стар»?
– Замечательно. Это не Флит-стрит. И это то, что мне нравится больше всего.
Он улыбнулся, не зная, поняла ли она его. Лиз внимательно поглядела на него.
– А почему ты не сказал мне, что ушел из «Ньюс»?
– Я не думал, что это будет тебе интересно.
Дэвид не отрывал глаз от дороги, но в его голосе она услышала горечь.
– Разумеется, мне интересно. Так почему ты ушел?
– Знаешь, это обычная история. Мужчина средних лет теряет семью и открывает для себя традиционные ценности. Он решает, что не хочет вторгаться в частную жизнь других людей. Хочет видеть в людях прежде всего хорошее. Для редактора бульварной газеты позиция не слишком удобная.
– И ты действительно открыл для себя традиционные ценности?
В голосе Лиз Дэвид услышал удивление.
– Думаю, что открыл, иначе я не оказался бы здесь. Наверное, я стосковался по чему-то надежному и респектабельному, – он довольно рассмеялся, увидев выражение пристального внимания на ее лице, – и это уж точно не деньги.
Пока он был занят лавированием в густом потоке машин, Лиз разглядывала его лицо. Казалось, Дэвид помолодел и стал более энергичным. Уход из бульварной журналистики с ее волчьими законами пошел ему на пользу. А может быть, он просто стал раньше ложиться спать и реже ходить на деловые обеды. Что бы это ни было, это повлияло на него хорошо.
Он бросил на нее ответный взгляд, но в смущении отвернулся.
– Ну, хватит обо мне. Как ты? Выглядишь прекрасно, а «Женская сила», похоже, преуспела.
– Да.
– Твоя мечта сбылась. Сочетать работу и детей.
– Чушь!
Дэвид с изумлением уставился на нее и едва не врезался в едущую впереди машину. Лиз инстинктивно вытянула руку и коснулась его руки, лежавшей на ручке передач. Дэвид дернулся так, что она отпрянула, удивленная силой его реакции.
– Почему чушь?
– Потому что «Женская сила» в кризисе. Бритт говорит, что мы должны работать полный рабочий день, даже больше, чем полный день, или нам надо взять управляющего, который будет это делать.
Лиз вдруг поняла, что Дэвид не слушает.
– «Бритт говорит», – тихо повторил он. – Я не знал, что вы с Бритт снова дружите. Как она?
– Так себе. По-моему, так и не оправилась от потери ребенка.
Машину едва не занесло. Даже не оглянувшись назад, Дэвид вырулил на обочину.
– О Боже, – он опустил голову на руль, – она не сказала мне, что потеряла ребенка!
Они вместе вошли в стеклянные двери «Селден Бридж стар», и Лиз увидела, как на ее глазах редакция оживает. Точно так же было в «Дейли ньюс». Присутствие Дэвида было словно искра, от которой занимался огонь. Ноги убирались со столов, бумажные стаканчики из-под кофе летели в мусорные корзины, звонки, которые ждали своей очереди с утра, спешно делались, а номера «Спортинг лайф» торопливо прятались в столы.
Она прошла за ним в его кабинет, удивляясь тому, как он ухитряется одновременно отвечать восьмерым и при этом держать в голове расположение статей в номере вплоть до последнего дюйма последней полосы.
На стенах кабинета гордо красовались, словно это были первые страницы «Сан» или «Дейли мейл», номера его собственной газеты. Как и в «Ньюс», у Дэвида был личный компьютер, благодаря которому он, к вящей досаде начальников отделов, мог переправлять любые заголовки вплоть до момента отправки номера в печать.
Из личных вещей на его столе была только одна – фотография Джейми и Дейзи в серебряной рамке. Лиз взяла ее в руки и улыбнулась. Как сильно оба они изменились за такое короткое время.
– Итак, – Дэвид сел в черное кожаное кресло, ее подарок по случаю его назначения редактором «Ньюс», – я слышал, что ты имеешь шансы скоро стать богатой женщиной.
Лиз с удивлением подняла глаза от снимка. Как он узнал, что она выходит замуж за Ника? Ведь она еще не успела рассказать ему об этом.
Дэвид снял плащ и бросил на стул. По крайней мере в одном аспекте он не изменился.
– Я слышал, что Росс Слейтер хочет купить «Женскую силу» Вы согласны продать ее ему?
Боже милосердный, Слейтер еще не сделал им предложения, а Дэвиду уже все известно.
– Не знаю. Ты думаешь, стоит продать?
– Это зависит от того, как страстно вы хотите разбогатеть, – он взял пресс-папье и несколько раз переложил его из одной руки в другую, – и насколько «Женская сила» дорога вам.
– Очень дорога. Мы выпестовали ее с пеленок. Это не просто компания, Дэвид, она единственная в своем роде!
– Тогда почему вы допускаете даже мысль о том, чтобы продать ее этой акуле Слейтеру?
– Нам надо что-то делать. Мы перестаем справляться с ней, она становится слишком большой для нас. Мне уже приходится работать больше, чем я хочу. И она уже почти разрушила семейную жизнь Джинни, – Лиз встала и посмотрела из окна на серый песчаник округи. – Бритт думает, что, если Слейтер сделает нам предложение, он оставит нас в качестве директоров с неполным рабочим днем. Естественно, для нас это соблазнительно. «Женская сила» получит должное руководство, а мы все еще будем заняты в ней. Возможно, это лучшее решение.
Дэвид с размаху ударил пресс-папье о стол.
– Видно, что вы не знаете Росса Слейтера. Он бизнесмен, Лиззи, а не работник социального обеспечения. Он не захочет, чтобы вы путались у него под ногами, выбивая для своих драгоценных женщин гибкий график работы или отпуск на время школьных каникул, какие бы клятвы на этот счет он ни давал, когда будет уговаривать вас продать ему «Женскую силу».
– Похоже, что ты много знаешь о Россе Слейтере. – Дэвид встал и оперся о спинку стула.
– Верно. Знаю. Когда я был молодым репортером в Брэдфорде, ко мне пришел пожилой человек. Сорок лет он сам вел свое дело и только что продал его Слейтеру. Он даже не был уверен, что хочет его продать, но Слейтер уговорил его, предложил место в совете директоров, спрашивал его совета, говорил ему, что его опыт не купишь ни за какие деньги. – Дэвид горько рассмеялся и закрыл глаза, живо представив себе прошлое. – Через полгода его выжили из его собственной компании. Тогда-то он и пришел ко мне. Но я ничем не мог ему помочь. Я слегка пощипал Слейтера, задал ему несколько неприятных вопросов, но это было все. Все было сделано по закону. Старик был убит горем. Через год его не стало.
Лиз пододвинулась ближе, тронутая гневом Дэвида. После Ника с его изящной уклончивостью это было словно кусок соленого масла после месяцев безжировой диеты.
– Он тебе нравился, этот старик, да? – Дэвид пожал плечами.
– Да, нравился. Отличный был старик. Умный и рассудительный. Он даже завещал мне несколько акций, они у меня где-то лежат. К моменту смерти у него было больше миллиона, но он не получил из него ни пенни.
Лиз испытала соблазн снова погладить его руку. Вспоминая об обманутом старике, он так искренне переживал. Это был прежний Дэвид, Дэвид, за которого она вышла замуж.
Словно почувствовав, что растрогал ее, он обошел стол и сел перед ней, глядя в пол.
– Лиз, прости меня. Мне жаль, что так получилось с Бритт и с ребенком. Но больше всего мне жаль, что я так обошелся с тобой и с детьми. Я причинил тебе столько боли. Видит Бог, что я пожалел об этом не один раз…
Слова Дэвида тронули ее. Впервые он извинялся так прямо. Лиз посмотрела ему в глаза и увидела, что он искренен. Она уступила искушению и взяла его за руку.
Через стеклянную перегородку Лиз увидела, что кто-то наблюдает за ними, и у нее возникло ощущение, что этот кто-то, словно счетчик Гейгера в человеческом облике, подвергает их измерению, оценивая опасный уровень близости.
Через несколько секунд дверь распахнулась, и в кабинет ворвалась та самая девушка, которая привозила подарки для Джейми и Дейзи. На ней было короткое черное платье, облегавшее тело, словно купальник, плотные черные колготки и кроссовки «Доктор Мартен», а в ее ушах висели огромные серьги в виде стрел, которые украсили бы и невесту из племени викингов. Она выглядела неистовой, мятежной и очень, очень сексапильной. При взгляде на нее Лиз почувствовала себя старухой.
– Простите, что прерываю вас. Дэйв, звонят адвокаты по делу «Меркюри». Они просто сходят с ума.
Девушка бросила на Лиз взгляд, красноречиво говоривший, как она жалеет ее, бедняжку, которая не имеет доступа в славный, восхитительный мир газетных шапок и адвокатов по делу. Лиз с трудом сдержала улыбку.
Дэйв. За двенадцать лет совместной жизни она ни разу не назвала его Дэйвом. И эти четыре буквы, похоже, отделили ее от его новой жизни больше, чем просто расстояние или его новые затеи, в которых она не участвует.
А еще Лиз отметила про себя и бесконечное восхищение, с которым Сюзанна смотрела на Дэвида, и то, что это восхищение не осталось незамеченным Дэвидом, и что он ответил на него улыбкой. Так вот, значит, как обстоит дело. Она все-таки была права.
– Простите, еще только одну минуту. Хорошо, Сюзанна? Я не отниму много драгоценного времени у вашего редактора.
Она твердо взяла девушку под руку и вывела ее за дверь, которую после этого закрыла.
Потом обернулась к изумленному этой сценой Дэвиду, прекратившему собирать свои бумаги.
– Еще одна вещь, прежде чем ты убежишь, Дэвид. – Она взяла пальто и начала надевать его. – Я сказала тебе, что хочу получить развод?
– Лиз, ты успела, слава Богу! Поезд отходит через двадцать минут!
Лиз машинально повернулась от красного бархатного стола дежурной администраторши, который был бы более уместен в борделе Нового Орлеана, и увидела Мел, в костюме и пальто стоявшую возле огромной кучи багажа. В ней Лиз узнала и свои чемоданы.
– Почему мы уезжаем? Я считала, что после обеда у нас еще одна встреча с прессой.
– У нас должна была быть встреча, – Мел взяла из ее руки ключ от номера и отдала дежурной, – но я ее отменила. И завтрашнюю встречу в Ньюкасле тоже. Мы возвращаемся домой.
Внезапно Лиз охватило ужасное предчувствие.
– Дети? С ними несчастье?
Случай, когда Джейми сбила машина, встал перед ее глазами с ужасающей ясностью. В своей новой жизни она должна быть всегда рядом с ними. А где она? В чертовом Лидсе, в трех сотнях миль от них!
– Успокойся. С Джейми и Дейзи ничего не случилось. Вообще ничего не случилось, – закатив глаза к потолку, Мел отвела ее в сторону. Материнский комплекс вины. Да что же это за наказание! Лиз получила двухдневную передышку и дрожит от страха, что Бог накажет ее за неслыханное себялюбие!
– Если, конечно, не считать несчастьем предложение Росса Слейтера о покупке «Женской силы».
Слова Мел подействовали на Лиз, словно ушат холодной воды. Случилось. Все-таки случилось.
Из окна такси она смотрела на серые улицы и радовалась, что возвращается домой. Домой к Джейми и Дейзи. Домой к Нику. Домой в Кроссуэйз, в начало осени. Благоухает ли еще жимолость в саду? Прячется ли черника по обочинам дороги у коттеджа?
На минуту она вспомнила Дэвида и то, как не удержалась и бросила взгляд на его лицо, закрывая за собой стеклянную дверь кабинета. Что она ожидала увидеть? Умоляющие глаза? Последнюю отчаянную попытку привлечь ее внимание и переубедить?
Вместо этого она увидела пустое, начисто лишенное выражения лицо. И еще – устремленные на него глаза Сюзанны. Сюзанна не так глупа, чтобы улыбаться. Она понимает, что игра еще не кончена. Но скоро будет кончена. Сюзанна умная девочка. Скорее всего, она уговорит его на свадьбу в белом подвенечном платье.
Лиз должна перестать думать об этом. Дэвид в прошлом. В будущем Ник. Лиз встала и по переполненному вагону стала пробираться в вагон-ресторан. «Женская сила» не могла позволить себе роскоши первого класса – пока не могла.
Бармен за стойкой, выглядевший так, словно он выпил больше миниатюрных бутылочек бренди и джина, чем продал, качался из стороны в сторону в противофазе с качаниями вагона и был занят тем, что вытирал грязные стаканы грязным же полотенцем.
– Чем могу услужить, мисс?
В ответ на «мисс» Лиз улыбнулась ему и показала на четвертьпинтовые бутылки шампанского. Оно, вероятно, теплое и безумно дорогое, но ей надо было чем-то отметить этот поворотный момент ее жизни. Она решила развестись.
– Сколько у вас таких бутылочек? – Он выставил на стойку семь штук.
– Маленькое торжество?
– Да, своего рода.
Бутылки оказались на удивление холодными, а бармен, восхищенный переменой спроса с пива на шампанское, проникся настроением момента и извлек на свет посудину со льдом и доисторический пакетик арахиса.
Избегая любопытных взглядов бизнесменов, явно принимавших ее за женщину легкого поведения, решившую поставить свой бизнес на колеса, Лиз пробралась обратно. Покупать шампанское в вагоне-ресторане четвертьпинтовыми бутылками – это все равно что прикуривать сигарету от пятифунтовой бумажки, но гори все синим огнем. Она возвращается домой, и скоро, вероятно, ей предложат очень кругленькую сумму. И еще ее ждет Ник.
Открывая дверь своего купе, она вспомнила совет Ника. Продавай, сказал он, и мечты станут явью. Тебе не нужно будет работать. А Дэвид советует совсем противоположное. Кто из них прав?
Она поставила на стол сосуд со льдом и бутылки и начала откупоривать первую.
– Что празднуем? Нет, не говори, сейчас сама угадаю. Примирение? Вряд ли, раз вы проговорили всего пять минут. Видимо, можно думать о втором свадебном путешествии, – Мел знала, что опережает события, но все равно считала своим долгом высказаться. – Ну, какой будет тост?
Лиз наполнила два стакана и передала один Мел.
– За мой предстоящий развод!
– Так Дэвид согласился на него? – Мел постаралась, чтобы ее вопрос прозвучал бодро. У парня, должно быть, не все дома.
– Еще нет. Но согласится.
– Должна я тебя поздравить?
– Непременно!
– Да? Тогда почему ты плачешь?
На привокзальной автостоянке Льюиса их ждал красный БМВ Мел, как всегда вызывающе нахальный, с автомобильным телефоном и факсом, которые остались целехонькими.
– Вот что мне нравится в деревне, – из тона Мел следовало, что список вещей, которые в деревне ей не нравятся, гораздо длинней, – это то, что здесь машину уважают. У тебя не свинчивают колеса всякий раз, когда ты останавливаешься, чтобы позвонить по телефону.
Но Лиз ее не слушала. Она думала о Нике и пыталась представить себе его лицо, когда скажет ему, что Дэвид, похоже, не будет возражать против развода. И она поняла, как скучала по Нику. Пусть стиль его жизни – возвышенный гедонизм, но поэтому-то с ним всегда интересно. Порой ее раздражало, что он ничего не принимает всерьез, но сегодня ей была нужна именно его мягкая насмешливость.
Она могла поехать прямо домой, к Джейми и Дейзи, но сейчас они уже должны были спать, а Лиз понимала: пусть это эгоистично, но человек, которого она хочет видеть больше всего, это Ник. Ей было нужно, чтобы он обнял ее и овладел ею, чтобы рассеял ее тоску, опустившуюся, словно молоток на последний гвоздь, забитый в гроб ее брака. Она хотела не думать, а только чувствовать. Быть несдержанной и легкомысленной, в глубине души зная, что он ее любит и поймет. Хотела, чтобы он рассказывал ей о чудесной жизни, которая их ждет.
Когда они свернули на дорогу к Симингтону, Лиз повернулась к Мел и сказала, стараясь ничем не выдать охватившего ее волнения:
– Мел, я пока не хочу заезжать домой. Ты не подкинешь меня к Нику? Я хочу появиться у него неожиданно и сделать ему сюрприз.
На языке у Мел вертелось, что не все любят сюрпризы и что Ник может оказаться одним из таких людей, но радостное ожидание в голосе Лиз заставило ее сказать себе, что все это глупости.
Но ее все равно пробрала дрожь, возможно, из-за ночной прохлады осени, за один вечер сменившей лето.
– Почему бы тебе сначала не заехать домой и не посмотреть на Джейми и Дейзи, а ему позвонить? Если он дома, я могу отвезти тебя.
Лиз рассмеялась:
– Не смеши меня. Джейми и Дейзи спят. А нам все равно ехать почти мимо его дома. – Она с интересом посмотрела на подругу. – Он тебе не нравится, да?
– Я за него замуж не собираюсь.
– Дело не в этом. Почему он тебе не нравится?
– Лиз, ради Бога, я ничего обидного в виду не имела. Не начинай сразу кипятиться.
Лиз поняла, что Мел права. Когда речь заходит о Нике, она действительно начинает кипятиться. И постаралась спросить как можно более равнодушно:
– Так что тебе не нравится в нем?
Мел сдалась. Она не могла честно сказать, что считает его тщеславным, легкомысленным и самовлюбленным. Но все же могла воткнуть свою стрелу где-то рядом. Секунду она подумала, пытаясь обосновать свою инстинктивную неприязнь к этому человеку.
– Я не могу представить себе его с галстуком, испачканным яйцом.
– А кому нужен мужчина с испачканным яйцом галстуком? Уж, конечно, не тебе!
– Ты поняла, что я имела в виду. – Беда была в том, что Лиз поняла.
– И я думаю, что ты в состоянии представить себе Дэвида со стекающим по подбородку маслом.
– Понимаешь, об этом я никогда не думала. Но да, это я могу себе представить.
Они подъехали к правому повороту на Ферл. До дома Ника отсюда было четверть мили. Ну что, ехать ей к нему? Проклятая Мел совсем сбила ее с толку. Ну, надо решать.
– Высади меня здесь. В гостиной я вижу свет. Он, наверное, дома.
Она выбралась из машины и наклонилась к дверце.
– Поезжай. Ник довезет меня до дому.
Она посмотрела, как Мел сворачивает, и отправилась по дороге. Аромат жимолости висел в воздухе, еще более густой и сладкий, чем днем, а ее розово-желтые цветущие ветки причудливо оплели изгородь и столбы белых ворот усадьбы священника.
Гравий поскрипывал под ногами Лиз, когда она секунду постояла в кромешной темноте, вдыхая осенние запахи и думая об осени. Скоро начнется листопад. На шиповнике уже появились плоды, а яблони в саду Ника согнулись под тяжестью плодов, румяных и лоснящихся, как отравленное яблоко в «Белоснежке».
Через несколько месяцев, самое большее через год, она будет жить здесь и в старой соломенной шляпе, с корзиной в руке рвать белые маргаритки и стричь розы для своих букетов. Хозяйка поместья. Лиз улыбнулась. Не клянись головой, Мария Антуанетта.
Встав перед парадной дверью, она засомневалась, стоит ли звонить, и решила, что куда интереснее будет войти с заднего хода. Дверь кухни, как всегда, наверняка открыта.
В уютной и опрятной кухне было темно. Кухонные полотенца аккуратно висели на вешалках, а мочалки – над раковиной. Слегка пахло хлоркой, и этот запах, успокаивающий и обеззараживающий, напоминал о кабинете школьной сестры-хозяйки. На сегодняшний вечер экономка наверняка была отпущена. Но в холле свет горел. Лиз заметила, что одна из ламп перегорела, и это в безупречной в остальном обстановке бросалось в глаза, как прыщик на лице красавицы.
Она пересекла холл, ее ноги тонули в древнем персидском ковре. По голубоватому мельканию под дверью гостиной Лиз поняла, что включен телевизор.
Уже положив ладонь на ручку двери, она услышала за ней голоса и на секунду замерла, пытаясь угадать, кому они принадлежат.
Потом она повернула дверную ручку.
Много раз Лиз спрашивала себя потом, как сложилась бы ее жизнь, отправься она этим вечером домой. Но тогда она просто улыбнулась и открыла дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Иметь все - Хэран Мэв



Интересный роман. Читайте.
Иметь все - Хэран МэвКэт
16.06.2015, 8.50





Мне очень понравилось. Необычный роман. Не назвала бы его любовным романом. Если уже немного подустали от шоколадно-мармеладных произведений и хотите прочитать о том, как живут обычные люди через 12 лет брака, как им приходится справляться со страстями. Про женскую дружбу, которая может и подвести. А главное, про то, что воля и труд всё перетрут и всё в конце-концов всё равно окончится хэппи-эндом.
Иметь все - Хэран МэвClaire
18.06.2015, 2.00





Очень длинный роман, даже хотела бросить читать. Но все таки кое как осилила.Мужчины показаны не в лучшем свете.Но конец хороший.8
Иметь все - Хэран МэвVintik
18.06.2015, 17.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100