Читать онлайн Сердце в подарок, автора - Хэндленд Лори, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце в подарок - Хэндленд Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.18 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце в подарок - Хэндленд Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце в подарок - Хэндленд Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэндленд Лори

Сердце в подарок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Пламенеющая стрела его поцелуя будто бы обожгла губы Кэтрин и вонзилась в самое сердце. От неожиданности она отшатнулась и чуть не оступилась. Кэтрин остановилась лишь тогда, когда спина ее уперлась в жесткий дверной косяк. Тут она подняла пальцы, чтобы прикоснуться к горящим губам. В ней еще никогда не загорался такой пожар от прикосновения мужчины. Бьется ли ее сердце так быстро из-за едва ощутимого нежного прикосновения или же из-за неожиданной и восторженной реакции ее тела? Кэтрин смотрела на Джейка, который стоял там же, где она оставила его, и видела, что на лице его отражался тот же огонь, что бушевал и в ее душе.
Кэтрин, медленно пятясь, отступила в дверь и в коридор, чувствуя себя, как пойманный зверь, попавший в ловушку. Ведь, в конце концов, она сейчас наедине с обычным уголовником. Батраки остались ночевать в бараке на дальнем конце ранчо, и Диллон, вероятно, незаметно смылся к ним.
— Я не обижу тебя.
Несмотря на то что голос его был мягким и теплым, как бархат, она вздрогнула.
Она подняла глаза и увидела, что Джейк в непринужденной позе стоит в дверном проеме и лицо его освещает улыбка.
— Я… Я понимаю. Пора спать. Не успеешь заметить, как настанет рассвет, а днем полно работы по дому.
Кэтрин лепетала, как перепуганная школьница, но по какой-то неведомой причине ее это не волновало. Звуки собственного голоса даже придали ей уверенности.
— Можно подумать, что никто никогда не пробовал поцеловать тебя, Кэти.
Кэтрин нахмурилась от непривычного ласкового обращения. Когда Джейк направился к ней, словно желая поцеловать ее еще раз, она быстро отступила и захлопнула дверь перед его лицом. Она осторожно, но быстро нащупала путь к себе наверх, обойдясь без лампы, а в темноте ее преследовал глубокий смех Джейка.
С грохотом захлопнув дверь в комнату, Кэтрин подтащила кресло от своего комода и уткнула жесткой спинкой под круглую ручку двери. Для одного дня сюрпризов с нее было достаточно.
Сквозь открытое окно подул свежий ветерок, и Кэтрин обрадовалась ему. Она сняла платье, сморщив носик оттого, что платье оказалось неприятно влажным и загрубелым — из-за пота и грязи рано начавшегося лета в Миссури. Если бы Мэри не стирала одежду, то как бы она справилась с этим? Кэтрин поразмышляла насчет того, чтобы лечь спать в нижней сорочке, но, посмотрев на дверь, достала белую хлопчатобумажную ночную рубашку и надела ее через голову. Она сбросила туфли, стянула с себя чулки и подвязки, открыв прохладному воздуху горячую кожу. Взяв с комода щетку для волос, она пододвинула кресло-качалку ближе к окну и осмотрела комнату. Когда она села, губы ее изогнулись в улыбке.
Она любила свою комнату и разлитый в ней покой. Это помещение принадлежало ей, и ей одной. Она украсила ее голубыми и зелеными тонами летних полей, которые любила. Из окна было ясно видно, как по выгулу внизу бесцельно бродят лошади, а травы на расстилающихся дальше открытых пастбищах колышутся под нежным ветерком. Спальню оживляли ее драгоценности: серебряный гребень и набор щеток, доставшиеся от матери, кресло-качалка бабушки, Библия деда. Кэтрин перебралась сюда после смерти Сэма, и в сознании ее эта комната была связана только с добрыми воспоминаниями. Спальня, которую они делили с Сэмом, была убрана, проветрена и заброшена. У Кэтрин не было никакого желания когда-нибудь снова входить туда. Последний год ее замужества был потрачен в основном на то, чтобы то и дело узнавать различные значения слова «обман». В роли учителя выступал муж. Однако и этот год был частью ее прошлого — прошлого, повторения которого ей уже не надо было опасаться, поскольку она снова была хозяйкой своей жизни.
Пробежав рукой по волосам, чтобы распустить косу, Кэтрин мысленно вернулась к теме, о которой избегала думать, — к Джейку Бэннеру. Она провела щеткой по длинным золотым локонам, ища успокоения в этом ночном ритуале. Внезапно Кэтрин швырнула щетку на пол и поднялась с кресла. Она осторожно подошла к окну и посмотрела вдаль. Что же в нем есть такого, что заставляет так гореть ее кожу и почти до боли возбуждает ее?
— Черт бы его побрал, — пробормотала Кэтрин, после чего тяжело опустилась на кровать и принялась заплетать свои волосы. Что с ним делать? Она не только загнала себя в угол, оставив его в «Серкл-Эй», но и обнаружила, что увлечена им. Ну вот, она призналась себе в этом. Она увлечена им. А когда она увлеклась мужчиной в прошлый раз, то совершила самую большую ошибку в жизни.
Кэтрин выпрямилась. Может быть, именно поэтому она ощущает неловкость в присутствии Джейка. Интерес к Сэму, пусть и слабый в сравнении с той вспышкой, которая опалила Кэтрин при совершенно невинном прикосновении Джейка, в итоге превратил ее существование в чистейший ад. Те чувства, которые она испытывала всякий раз, когда приближалась к своему преступному гостю, наверное, были реакцией на более ранний неприятный опыт близости с мужчиной.
Почувствовав себя легче после уяснения для себя причины нервозности, Кэтрин забралась в постель, оставив простое батистовое зеленое одеяло в ногах, чтобы можно было наслаждаться всю ночь свежим ветерком. Несмотря на ее благие намерения, она долго не могла забыться, а когда заснула, то сновидения ее были полны пугающими зелеными глазами и звуками Юга.
Рассвет следующего дня был ярким и чистым — еще один знойный день без надежды на облачко, которое бросило бы тень на разморенные поля. Кэтрин выбралась из постели, как только услышала грохот, — это Мэри растапливала на кухне плиту. Голова у нее была словно ватная, и она побрызгала холодной водой себе в лицо, пытаясь разогнать туман перед глазами. Да и спала ли она вообще?
Что касается работы, то вчерашний день прошел впустую. Надо бы наверстать все сегодня. Посмотрев свой гардероб, Кэтрин вытащила джинсы «Ливайс», которые она купила у молодого батрака на ранчо несколько месяцев назад. Ей пришлось закатать штанины и повязать веревку вокруг талии, чтобы штаны не съезжали. В остальном они были достаточно хороши. Надев поверх одну из красных хлопчатобумажных рубашек Сэма, Кэтрин подготовилась к работе. Мужчины терпеть не могли подобный наряд. Диллон часто делал ей на этот счет замечания. Однако она считала, что работать с лошадьми, когда твои ноги спутаны многими ярдами материи, непродуктивно. В конце концов батраки привыкнут к ее внешнему виду. Хотя они, кажется, привыкали к этому не так быстро, как ей хотелось бы.
Проходя мимо спальни гостя, Кэтрин заметила, что дверь приоткрыта, и заглянула внутрь. Комната была пуста, постель убрана. Кэтрин нахмурилась, подумав о том, ночевал ли там Джейк вообще. Неужели он сбежал, несмотря на обещания?
Не обращая внимания на Мэри, выполнявшую у нее обязанности экономки и поварихи, Кэтрин широкими шагами пересекла кухню и выглянула в окно.
Джейк стоял возле корыта для лошадей у конюшни и мылся. Ей стало легко, и неприятное состояние тревожности, которое не покидало ее с тех пор, как она обнаружила пустую кровать в комнате гостя, сразу улетучилось.
Мэри протянула ей чашку кофе. Кэтрин рассеян-но поблагодарила кухарку, продолжая смотреть на обнаженную спину Джейка. Спина у него, как отметила Кэтрин, вполне соответствовала всему остальному — сильная, загорелая, гладкая. Она почти физически ощутила удовольствие от воображаемого прикосновения к ней кончиками пальцев.
— Что-то там заметили? — поинтересовалась Мэри.
Кэтрин вспыхнула, застигнутая врасплох за разглядыванием полуобнаженного мужчины. Быстро отвернувшись от окна, она испытующе взглянула на Мэри. На лице той было написано любопытство. Кэтрин судорожно соображала, что ответить, но Мэри и теперь продолжала удивленно оглядывать ее, и до нее дошло, что это удивление относится к ее наряду. Кэтрин тут же успокоилась и решила не обращать внимания на гримасы служанки. Мэри была прислугой, но упорно вела себя так, словно претендовала на роль матери Кэтрин. Однако новоиспеченной «мамаше» приходилось мириться с эксцентричными выходками хозяйки, даже если они ей не нравились. Что же, переживет и на этот раз!
Она сделала глоток черной жидкости, над которой подымался пар, и в голове сразу прояснилось.
— М-м-м…
Кэтрин вдохнула аромат свежего кофе, и зажмурилась от удовольствия. Первая утренняя чашка была самой вкусной.
Неодобрительное фырканье Мэри заставило Кэтрин открыть глаза и вновь взглянуть на нее. Пожилая женщина стояла, скрестив руки на пышной груди, и нетерпеливо постукивала ногой по полу. Кэтрин подняла брови, продолжая попивать кофе. Приглашать Мэри к разговору необходимости не было, она и так все выложит. Кэтрин научилась выслушивать то, что ей подходило, и пропускать мимо ушей то, с чем она не соглашалась.
— Я слышала, что вы вчера откололи какой-то фокус в городе.
— Мне ни о каких фокусах не известно. Я купила провизию и вернулась домой.
Кэтрин спрятала улыбку за чашкой кофе.
— Вот что, миссис, весь город говорит о том, как вы дали сбежать этому вору с Юга. А теперь еще я чуть не столкнулась с ним, когда он утром выходил из комнаты для гостей. Заметьте, прямо в доме. — Она приложила руку к сердцу. — Видит Бог, напугал он меня. Что это вам на ум взбрело? Знаете ведь, что все в Секонд-Чэнсе и так уже с подозрением относятся к вам — из-за того, что вы из Вирджинии, и все такое.
Кэтрин нахмурилась. Мэри произнесла слово «Вирджиния» так, как будто этот штат находился в преисподней. Горожане, яро поддерживающие янки в бывшем рабовладельческом штате, и так уже переполненном теперь сторонниками конфедератов, крайне нетерпимо относились к любому, кто приезжал с Юга. Без толку было кому-то объяснять, что она сперва проживала в Бостоне, самом что ни на есть северном городе. Она переехала в Вирджинию к тетке, только когда ей исполнилось пятнадцать лет и она стала почти что взрослой женщиной. В тот год, когда умерли ее родители. Но истина не имела значения; для обывателей приехала с Юга — значит, южанка.
Кэтрин аккуратно поставила чашку на стол, затем повернулась к Мэри.
— Я не сочувствую конфедератам, что бы ни болтали эти городские идиоты. — Она смягчила свои слова осторожной улыбкой. — Вы должны были бы уже достаточно хорошо знать меня, чтобы не повторять эти глупости. Я решила дать Джейку Бэннеру еще один шанс. Ведь для этого, как говорят, и был основан этот городок, хотя я лично доказательств тому не видела. А в доме он спал потому, что сюда вчера вечером подвалила толпа, которая хотела вздернуть его. Я очень надеюсь, что вы все будете относиться к нему так же, как и к любому другому человеку.
— Что же тут такое творится? Уголовники в доме, толпы у парадной двери. Гм… — пробурчала Мэри и продолжила готовить завтрак.
Кэтрин решила расценить это бурчание как согласие и вышла через черную дверь.
Зайдя за угол дома, Кэтрин с удивлением увидела Джейка в выгуле с лошадью. Она намеревалась поговорить с ним о его обязанностях в строго деловом тоне. Джейк Бэннер должен четко уяснить себе свои перспективы в свете того, что произошло между ними накануне ночью! Однако планам ее не суждено было сбыться.
У ограды стоял Диллон с двумя наемными работниками. Подойдя поближе, Кэтрин услышала, как они посмеиваются и бьются об заклад по поводу того, сколько времени протянет Джейк с этой лошадью. Кэтрин быстро перевела взгляд с мужчин на выгул, и сердце ее замерло.
Джейк стоял посередине открытого пространства, пристально уставившись на жеребчика цвета безлунной ночи. Это был конь, которого Диллон называл Люцифером, и более злобного животного в «Серкл-Эй» еще не видели. Люцифер этот напоминал Кэтрин того коня, который убил Сэма. Как раз накануне вечером она решила продать это животное необъезженным, лишь бы избавиться от него.
Джейк уже надел на Люцифера седло и взнуздал его, что само по себе впечатляло. До сих пор такой подвиг удавалось совершить только Диллону, да и то с чрезвычайными усилиями. Кэтрин подалась было вперед, чтобы остановить приготовления, пока Джейк не пострадал, но когда она увидела, как уверенно он обращается с конем — двигается медленно, обстоятельно, успокаивает его, приговаривая своим мягким, прекрасным голосом какие-то бессмысленные слова, и не выказывает ни малейшего страха, который мог бы вывести животное из себя, — то решила посмотреть, что ему удастся сделать без ее вмешательства. Если Джейк действительно умеет работать с лошадьми так, как он об этом говорил, то, возможно, она продаст объезженное животное с большей прибылью. С деньгами было совсем худо, и Кэтрин вынуждена была считать каждый цент за каждого проданного коня.
Когда Джейк подошел к Люциферу сбоку, конь испуганно отпрянул в сторону. Джейк двинулся вслед за ним, терпеливо и неторопливо все время что-то приговаривая. Конь наконец прекратил нервно пятиться вбок. Джейк поставил одну ногу в стремя и плавным движением, отработанным за годы практики, вскочил на спину Люциферу.
Люцифер закатил глаза, сверкнув огромными белками. Затем жеребец издал пронзительный визг, от которого у Кэтрин похолодела спина. Ей никогда в жизни не доводилось слышать, чтобы лошадь издавала такие звуки. Люцифер принялся взбрыкивать и бросаться из стороны в сторону в отчаянных попытках сбросить человека со спины, но Джейк держался. Вообще создавалось впечатление, что он развлекается, ибо на его лице играла улыбка.
Кэтрин, затаив дыхание, продолжала смотреть за тем, как взбрыкивает Люцифер. Пыль, поднявшаяся с земли, почти скрыла за собой сражающихся коня и всадника. Она зажмурилась, а потом, когда облако осело и два существа появились в поле зрения, охнула. Люцифер понесся к ограде, намереваясь размозжить ногу седока о деревянные перекладины. Однако Джейк свирепо дернул голову животного в другом направлении и вынудил его поддаться. Люцифер поскакал галопом по замкнутому кругу, встряхивая головой с удилами, и белая пена слетала с его хрипящего рта. Внезапно остановившись, он поднялся на дыбы и стал бить ногами воздух, отчаянно фыркая. Джейк стиснул коленями бока животного, обхватил руками его шею и остался сидеть в седле. Несколько минут конь брыкался и вставал на дыбы, затем начал уставать. Кэтрин посмотрела на остальных мужчин у перегородки. Они молчали, восхищенно наблюдая за дуэлью.
Когда Кэтрин вновь повернулась к человеку и лошади, то еще раз охнула, а потом тревожно закричала:
— Берегись! Он будет сейчас кататься по земле! Но Джейк предугадал действия коня и резко натянул уздечку. Голова Люцифера дернулась назад. Кэтрин увидела, как жилистые мускулы на шее животного распирало от напряжения. Казалось, Люцифер, который изо всех сил стремился вытянуть рот и шею, оставил все мысли о том, чтобы упасть на землю и попытаться сбросить Джейка со спины. Через несколько минут вялого сопротивления конь склонил голову в знак поражения и встал смирно. Джейк спешился и все с той же улыбкой повел теперь уже послушное животное к конюшне.
Кэтрин с трудом перевела дыхание, после чего присоединилась к Диллону и другим мужчинам у ограды. При виде злобы и ненависти, которые были написаны на лице Диллона, она даже приостановилась. Прежде чем заговорить с управляющим, она жестом приказала остальным мужчинам продолжить работу.
— Мне казалось, вы будете рады, если жеребчик будет объезжен. Ведь никому не удавалось справиться с этой скотиной.
Диллон посмотрел на нее тяжелым, пылающим взглядом, потом сплюнул ей прямо под ноги. Тихим, зловещим тоном он произнес:
— Я был бы рад, если бы этот чертов жеребец сломал шею и себе, и ему, — это бы в один день решило обе мои проблемы.
— Ваше поведение совершенно отвратительно. Не говоря уже о том, как позорно вы вели себя накануне вечером.
Она заметила, что Диллон с большим удивлением посмотрел на нее.
— Да, я видела, как вы, будто мошенник, каковым вы и являетесь, выскользнули из конюшни. Еще раз повторяю вам, Диллон: в «Серкл-Эй» распоряжаюсь я. Приказы вам буду давать я, и если вам это не нравится, можете убираться. Я достаточно долго мирилась с вашими замашками и дурным характером из благодарности за ту помощь, которую вы оказали мне в прошлом, и за ваше умение работать с лошадьми. Однако теперь, если это будет нужно, я найду человека, который сумеет заменить вас.
Чтобы все стало ясно, она бросила взгляд в сторону конюшни.
— Если хотите остаться, выполняйте мои приказы.
Лицо Диллона потемнело, и на какое-то мгновение Кэтрин показалось, что он способен ударить ее. Он с видимым усилием взял себя в руки, после чего отвернулся от нее и ушел, не сказав ни слова.
Кэтрин огляделась и увидела, что Джейк стоит у конюшни. Он, конечно, слышал всю их беседу. Он провожал взглядом Диллона, пока тот не скрылся из виду. Она нутром понимала, что он вмешался бы, решись управляющий распустить руки. Хотя Кэтрин и не сомневалась в своей способности постоять за себя, готовность Джейка броситься к ней на защиту вызывала где-то глубоко в душе теплое чувство. Еще ни один мужчина, кроме Диллона, не выступал в качестве ее заступника. Но тот-то имел свой интерес… А этот?..
Джейк перевел взгляд на нее и улыбнулся. Его победоносная улыбка оказалась заразительной. Кэтрин заставила себя забыть о перепалке с Диллоном и, ослепительно улыбаясь в ответ, подошла к Джейку.
— Совсем неплохая езда для такого раннего часа.
Джейк пожал плечами, однако для Кэтрин было очевидно, что результаты работы доставили ему удовольствие.
— Жеребчик еще не объезжен. Уверен, что к нашей следующей встрече он придумает какие-нибудь новые фокусы. Но животное замечательное. Если поработать как следует, это будет отличная лошадь.
— До сегодняшнего утра я бы с вами не согласилась. Теперь же мне кажется, что 1акое может быть, но только в том случае, если именно вы будете работать с Люцифером. Уверена, что вы понимаете — никто больше в «Серкл-Эй» с ним не справится.
Джейк внезапно расхохотался открытым, раскатистым смехом, от которого Кэтрин захотелось расхохотаться тоже, хотя она и не поняла, чего смешного нашел Джейк в ее словах.
— Жеребчика зовут Люцифер? — переспросил он. — Если бы я знал, то ни за что бы не стал пытаться.
Кэтрин недоуменно сморщила лоб:
— Отчего же? Это ведь просто имя.
Джейк вдруг стал серьезен и внимательно посмотрел своими зелеными глазами в ее глаза:
— Я больше ни при каких условиях не связываюсь с дьяволом.
От его как бы смотрящего ей в душу взора в сочетании с этим странным заявлением Кэтрин вздрогнула. Она смотрела на него, широко открыв глаза и крепко прижав руки к груди. Временами она ощущала полнейшую непринужденность в общении с этим мужчиной, но случались и моменты, подобные этому, когда она почувствовала себя так, будто в нем есть какие-то глубины и тайны, раскрыть которые ей не дано.
Кэтрин нахмурилась и мысленно тряхнула головой, избавляясь от этих глупостей. Кто он такой! Наемный работник или, точнее, уголовник, отрабатывающий ей свой долг. Какое ей дело до его тайн и бурного прошлого?
— Завтрак будет через пятнадцать минут в кухне. Вы бы помылись.
Из-за смятения чувств голос ее прозвучал холодно и несколько резко. Кэтрин отметила, как Джейк нахмурился при внезапной перемене ее настроения. Ну и пусть! Она повернулась и направилась к дому. Сделав несколько шагов, она все же остановилась и спросила:
— Где вы научились так работать с лошадьми?
— После того как человек, сидя в седле, выживает среди снарядов, пуль и штыков, объезжать жеребчика — все равно что возиться с детишками на лугу.
Взвесив его слова, Кэтрин кивнула:
— Да, наверное. У вас замечательный талант, мистер Бэннер. Поговорим об этом за завтраком.
Кэтрин прошла к дому, ощущая на спине взгляд Джейка. Чувство неловкости не оставляло ее до тех пор, пока она не свернула за угол и не исчезла из его поля зрения.
… Четверо наемных рабочих сидели за длинным столом на кухне и набивали себе рот едой. Кэтрин приняла от Мэри еще одну чашку кофе, улыбнулась в знак благодарности и села во главе стола. Тут она заметила, что стул Диллона пуст, и спросила у Джо, мужчины, который сидел ближе всех к ней, где управляющий.
— Он отправился к южной границе табунить годовичков. Мы должны встретиться там после завтрака.
— Он обычно не пропускает еду, — задумчиво произнесла Кэтрин.
— Он сказал, что от той компании, в которой вы проводите последние дни, его воротит. Он не хочет есть вместе с вором, хозяйка, так он сказал.
Вид у Джо неожиданно стал растерянным, и он поспешно вернулся к своей тарелке.
Дверь за спиной хлопнула, отчего Кэтрин подскочила. В дверях стоял Джейк, и на лице его ясно читался гнев. Он слышал их беседу.
Прежде чем представить Джейка работникам, Кэтрин движением руки указала ему на стул, стоявший рядом с ней.
— Ребята, это Джейк Бэннер. Он некоторое время будет помогать нам управляться с лошадьми. У него, кажется, есть способности.
Джейк уселся, а Кэтрин улыбнулась, надеясь ослабить напряженность, повисшую в комнате. Мужчины смотрели на Джейка, как будто он участвовал в какой-нибудь интермедии на сельской ярмарке. Джейк воинственно смотрел на них, но прежде чем произошла стычка, вмешалась Кэтрин:
— Если вы поели, то, наверное, вам всем лучше отправляться на южную границу. Диллон в одиночку там не справится.
Трое парней замешкались, затем посмотрели на Джо, ища у него поддержки.
Кэтрин ясно видела, что им не по душе, что именно она дает им указания. Мужчинам такое никогда не нравится. Она потеряла множество работников, прежде чем поняла, что именно Диллон должен отдавать распоряжения, даже если ему приказывает она. Кэтрин любезно улыбнулась четверым мужчинам, когда они взяли шляпы и вышли через черную дверь. Через несколько минут она услышала, как они поскакали в южном направлении.
Джейк уплетал яичницу с ветчиной с аппетитом здорового человека. Казалось, что сытный завтрак вернул ему хорошее расположение духа, потому что он улыбнулся Кэтрин с набитым ртом, когда она проводила работников.
— Не ел так здорово аж с довоенного времени. Он повернулся к Мэри, которая месила тесто для хлеба за рабочим столом.
— Благодарю вас, миссис. Я всегда ценил хороших поварих.
— Гм, — только лишь и буркнула Мэри, мрачно посмотрев на него, и тотчас вернулась к своей работе.
Джейк с любопытством взглянул на Кэтрин, но она пожала плечами и махнула рукой, чтобы он не обращал внимания.
— Мэри очень хлопочет обо мне. Не волнуйтесь, она все время ворчит. Думаю, что пока у нас есть минутка, нам надо обсудить круг ваших обязанностей.
Джейк дожевал последний кусок ветчины и откинулся на стуле, отпивая из чашечки кофе.
— Я в вашем распоряжении, миссис.
— Вы очень жизнерадостны сегодня утром.
Неужели его веселость имеет какое-то отношение к тому поцелую, которым они обменялись накануне вечером? Если уж на то пошло, то она сама из-за этого не могла заснуть, голова какая-то дурная…
— Ничего, кроме солнечного дня, хорошей еды да еще одного шанса выжить, не может заставить мужчину почувствовать себя рожденным заново, — произнес Джейк.
Кэтрин вздрогнула от голоса Мэри, который вдруг раздался прямо за ее спиной.
— Если вы будете тут за чашкой кофе любоваться друг на друга целый день, то никакой работы никогда не сделаете.
Кэтрин обернулась. Мэри гневно смотрела на Джейка, позабыв о своем тесте.
— Ну что ж, давайте пройдем на улицу и посмотрим лошадей, с которыми вы, по-моему, совсем неплохо справляетесь, — быстро сказала Кэтрин.
Джейк кивнул, не обращая внимания на злобные взгляды экономки. Кэтрин проследовала за ним к двери, где задержалась и бросила на Мэри такой свирепый взгляд, что та поджала губы и сосредоточилась на тесте.
— Кажется, никто тут меня особенно не любит, а? — спросил Джейк, когда они шли из дома.
— Весь последний год банда Колтрейнов терроризирует горожан. Я не могу винить их за то, что они не любят тех, кто хоть как-то связан с южанами. Я живу здесь три года, и все равно я южанка для большинства из них. А что касается вас — сомневаюсь, что они вообще когда-нибудь вас признают.
Кэтрин понимала, как горько звучат ее слова, однако ничего не могла с этим поделать. Ей действительно было горько. Но как только «Серкл-Эй» станет приносить прибыль, превратится в процветающее коневодческое ранчо, во что Кэтрин верила, то те, кто презирают ее, пожалеют о своих поступках. Тогда все горожане увидят, что хотя ты родом из Вирджинии, это вовсе не означает, что от тебя нет никому проку, — даже если так считал собственный муж.
Они дошли до загона, в котором содержались годовички, и Кэтрин показала Джейку самых норовистых жеребчиков и кобылок, назвав их по именам и рассказав об их характерах. Джейк кивал, внимательно слушал ее и очень редко вставлял замечания. Кэтрин забыла о времени, пока они говорили о лошадях, однако гром копыт, донесшийся с главной дороги, прервал их беседу и вернул ее к действительности.
Кэтрин повернулась и бросилась к дому. Если это возвращается вчерашняя толпа, то ситуация складывается опасная, учитывая, что оружие осталось наверху в спальне. До сих пор ей не приходилось разъезжать с ружьем в собственных владениях. Но времена меняются. Кэтрин услышала, как за ней спешит Джейк, и кинула через плечо:
— Скройтесь из виду.
— Нет, я устал прятаться за вашей спиной.
Времени спорить у Кэтрин не было. Она приблизилась к дому и тут, взглянув на дорогу, чтобы узнать, сколько приближается всадников, резко остановилась на ступенях парадного входа. Джейк налетел на нее, отчего она чуть не врезалась в балку деревянной террасы. Он схватил ее за плечи, чтобы удержать в равновесии, да так и остался стоять, следя за ее восхищенным взглядом.
— Господи Боже мой, у него ангельское лицо. Кэтрин не осознала, что проговорила эти слова вслух, пока не услышала ответ Джейка, произнесенный тихим и хриплым от напряжения голосом:
— Но душа черная, как ад.
С визитом пожаловала банда Колтрейнов.
Во главе дюжины всадников мчался галопом огромный белый жеребец. Группа сбавила скорость, приближаясь к Кэтрин и Джейку. Животное встало на дыбы, забило копытами в воздухе, потом сделало несколько шагов вперед на задних ногах и наконец опустило передние копыта на землю. После этого конь склонился на одно колено и покивал головой, мастерски прося аплодисментов.
Несмотря на все эти трюки, внимание Кэтрин было устремлено не на лошадь, а на человека, который сидел верхом на дрессированном жеребце. Он напоминал ей архангела Гавриила из книжки с картинками, которую она так любила в детстве. У этого человека было такое же чистое, прекрасное лицо — словно перед ним представало то, чего не дано было видеть обычным людям. Однако в нем чувствовалась физическая сила, которой недоставало архангел на картинке. Возможно, это впечатление создавалось благодаря тому, что при ближайшем рассмотрении нос его оказался переломанным по крайней мере в одном месте, а на загорелой коже ярко проступал небольшой шрам над правым глазом. Он был старше других мужчин, ему было, вероятно, лет тридцать пять, однако волосы у него были длинными, густыми, и в золотистых прядях сияли на солнце серебряные нити. Правда, ни в фигуре его, ни в одежде не было ничего ангельского. На нем была такая же, как и на Джейке, лоскутная партизанская рубаха навыпуск, а под ней поношенные конфедератские серые панталоны. Под облегающей тканью выпирали мускулы на руках и на ногах. На поясе и портупее у него висело аж шесть пистолетов — военно-морских кольтов, а на седле — ружье.
Кэтрин в удивлении рассматривала этого человека, пока не вспыхнула, осознав, что все видят этот ее интерес. Когда их взгляды скрестились, она заметила, что глаза у него черные и густо обрамлены ресницами, однако глубоко в них гнездится холод, заставивший ее содрогнуться. Руки Джейка еще крепче сжали ее плечи, и она инстинктивно прижалась спиной к его груди, радуясь, что оказалась не одна.
— Кажется, ты успешно обошелся сам, Бэннер.
Звуки, доносившиеся из глотки разбойника, были хриплыми и прерывистыми, голос звучал, как будто из-под земли. От этого страшного голоса Кэтрин ойкнула; должно быть, с этим человеком произошло нечто ужасное, раз он говорит таким скрежещущим шепотом.
— Во время войны он получил удар прикладом в горло. С тех пор у него такой голос, — прошептал Джейк на ухо Кэтрин и еще раз сжал ее плечи, после чего сделал несколько шагов вперед и стал между нею и бандитами.
— Эта леди спасла мне жизнь, Чарли. Чего не могу сказать о твоих людях.
Сарказм, который прозвучал в его голосе, когда он произнес последние слова, заставил многих крутых с виду всадников недовольно заворчать и угрожающе потянуться к оружию. Джейк улыбнулся.
— Ты же знаешь, что у нас — каждый за себя. Чего ты ждал от нас? — нахмурился Чарли Колтрейн, глядя на Джейка.
— Ничего, Чарли. Этот закон мне известен. Я просто пошутил над ребятами.
— Ты бы поосторожнее шутил с ними. У них нет чувства юмора. Губы Колтрейна искривила едва заметная улыбка, но он тут же взял себя в руки:
— Садись на лошадь и поехали, Бэннер.
Он обратил свой темный взор на Кэтрин, когда она опять подошла к Джейку и взяла его за руку.
— Я крайне благодарен вам, миссис. Никогда не бойтесь, что банда Колтрейна посягнет на ваши владения. — Он поднял руку ко лбу, отдавая честь.
— Я остаюсь.
Тишину, которая последовала за словами Джейка, нарушали лишь дыхание лошадей и их гарцевание.
— Кажется, я ослышался.
Слова, произнесенные каркающим замогильным голосом, прозвучали, как угроза.
— Эта женщина спасла мне жизнь, и я обещал, что некоторое время поработаю у нее с лошадьми. Я свое слово держу.
Джейк смотрел Колтрейну прямо в глаза и не отводил взгляд.
Некоторое время главарь бандитов смотрел так, будто хотел пристрелить Джейка тут же на месте. Кэтрин даже поежилась от страха.
Как же Джейку удастся настоять на своем под этим ледяным, бесстрастным взглядом?
Наконец Чарли пожал плечами:
— А когда тебя ждать в лагере?
— Не раньше, чем через месяц.
— Месяц, не дольше.
— Думаю, что надо его пристрелить сразу. Он слишком много знает.
Один из мужчин протиснулся на лошади вперед и стал рядом с Чарли. Этот человек был столь же уродлив, сколь прекрасен Чарли. За ушами у него болтались жирные рыжие лохмы. Лицо было обезображено шрамами прошлых сражений, а рот искажала злобная ухмылка. Оружие он держал наготове, наведенным на Джейка.
— Опусти, Билл. — Голос у Колтрейна был тихим, страшным.
— Дай мне разобраться с ним, Чарли. Мне все равно никогда не нравился этот мальчик из Джорджии. Что-то от него не так пахнет.
Билл взвел курок пистолета.
— Убери пушку, а то я тебя сам пристрелю. И не посмотрю, что ты мне брат.
Чарли даже не взглянул на Билла. Взгляд его оставался на Джейке.
— А, вечно ты не даешь мне поразвлечься. Билл сунул пистолет в кобуру с недовольной гримасой.
— Месяц, не больше — Чарли Колтрейн натянул уздечку, и жеребец, развернувшись на сильных задних ногах, понесся галопом прочь. Остальные бандиты, кроме Билла Колтрейна, поскакали вслед за ним.
— Буду ждать тебя, Бэннер. Один месяц.
— И я с нетерпением буду ждать встречи с тобой, малыш Билли.
При этом панибратском обращении глаза у бандита сузились, однако он дернул поводья и без дальнейших слов бросился вслед за остальными. Кэтрин продолжала смотреть на всадников до тех пор, пока пыль не улеглась и они не скрылись за горизонтом.
— Хорошие у вас друзья, — сухо произнесла она.
При этом замечании Джейк залился хохотом так, что она испугалась.
— Я бы все же не стал называть этих парней друзьями. Но они понимают меня. Все мы родом из одного и того же ада. Душа у Чарли, может, и черная, но не черней, чем у других или у меня, если уж на то пошло.
— Сомневаюсь, что вы похожи на них, если заглянуть в вас поглубже.
При этих словах Джейк повернулся к ней и пристально посмотрел ей в глаза.
— Большинство людей в душе не копаются. Слова его прозвучали как предупреждение или как угроза.
Она отступила назад и подошла к ступеням террасы. Ступив на прочные доски, она почувствовала себя уверенней, подняла подбородок и посмотрела прямо в его зеленые, неотрывно следящие за ней глаза.
— Благодарю вас за то, что вы остались на ранчо «Серкл-Эй».
— Я обязан вам жизнью. И вряд ли искуплю такой долг одним месяцем.
Она вздернула голову:
— Большинство бандитов не могут похвастаться чувством юмора и вряд ли правильно оценят ваш поступок, если вы решите остаться здесь дольше.
— Да, таковы законы южных банд. Убивай, грабь и калечь — но никогда, никогда не нарушай свое слово.
Кэтрин некоторое время помедлила, глядя на него, затем поднялась по ступеням к парадному входу и вновь повернулась к нему.
— Давайте-ка приступим к работе. Увидимся за ужином. Если проголодаетесь днем, можете перекусить у Мэри.
Джейк кивнул и широкими шагами направился к загону.
Кэтрин некоторое время смотрела вслед, раздумывая над тайнами этого человека, потом взор ее обратился к западу, где из-за горизонта еще поднималось облачко пыли, и она содрогнулась, вспомнив черные, пустые глаза Чарли Колтрейна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце в подарок - Хэндленд Лори



Очень интересный роман! Советую, читайте. Один из лучших! С детективной линией
Сердце в подарок - Хэндленд ЛориАнна
26.01.2015, 1.08





Динамично и интересно. Все адекватны.
Сердце в подарок - Хэндленд Лориren
30.01.2015, 19.55





Милый романчик) нет бурных постельных сцен, больше даже любовный детектив я б сказала... 9 из 10, вывод: читать советую
Сердце в подарок - Хэндленд ЛориЛ.Т.
14.04.2015, 10.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100