Читать онлайн Пожар любви, автора - Хэндленд Лори, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пожар любви - Хэндленд Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пожар любви - Хэндленд Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пожар любви - Хэндленд Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэндленд Лори

Пожар любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Окружавший ее мир постепенно сужался, пока не осталось только ощущение жарких и требовательных губ Чарли на ее губах. Все прежние мысли – о правильном и ошибочном, о целомудрии и чести, о всех принципах, догмах и правилах, в которые Анжелина верила с того дня, когда поняла, что ей дан знак свыше, – оказались ввергнутыми в хаос душевного смятения, заполонившего ее ум и тело.
Постель – такая мягкая под ее спиной – резко отличалась от его тела – податливого и твердого, прижимающего ее сверху. Тонкая сорочка не могла защитить от грубой царапающей ткани джинсов и острых краев пряжки на его поясе с кобурой револьвера, впивавшейся в ее тело. Умом она понимала, что ей следовало бы бояться его, но почему-то совсем не боялась. Ничуть. Это был Чарли. Ее спаситель. Бог послал его ей на помощь. Она может ему полностью доверять.
Когда его язык слегка коснулся ее губ, она сделала судорожный вздох и неосознанно позволила ему делать то, что он хотел. Он ласкал ее язык, подтягивал губы, доставляя ей удивительное, потрясающее ощущение близости. Когда она, чего-то испугавшись, вдруг замерла, он успокоил ее нежным шепотом и поцелуями. Закрыв глаза, Анжелина расслабленно устроилась в его объятиях.
Неуверенно она ответила на поцелуй, словно перышком притронувшись к его языку легким касанием своего язычка. Он застонал и теснее прижался к ней животом. Его широкая, теплая ладонь охватила ее бедро, побуждая Анжелину крепче к нему прижиматься. Она не могла ничего с собой поделать и, изогнувшись, прижалась к нему и перебирала пальцами яркое золото его волос.
– Ну, разве это не прекрасное зрелище?
От звука голоса Луанны глаза Анжелины мгновенно широко раскрылись. На лице Чарли, находившемся от нее совсем близко, возникло выражение глубокой досады. Она попыталась выбраться из-под его тела, но он не пошевелился – наоборот, глубоко вздохнул и прижался к ней лбом. Его волосы упали, закрывая их лица от нескромных взглядов, поглаживая и щекоча ее щеки и смешиваясь с ее собственными распущенными темными волосами.
– Тише! – шепнул он Анжелине на ухо, и его дыхание защекотало ей губы. – Я с ней сам разберусь.
Не пошевелившись, он сказал:
– Выйди, Луанна.
– Я принесла сестре... – Луанна выдержала паузу, чтобы иронично фыркнуть. – Я принесла ей кое-какую одежку.
– Положи ее и выйди.
– Но...
– Сию же минуту, Луанна, – огрызнулся Чарли грубым от напряжения голосом.
Анжелина вздрогнула, когда дверь с треском захлопнулась. Чарли поднял голову и посмотрел ей в лицо. Она до сих пор ощущала каждый дюйм прижатого к ней тела. Ее щеки покрылись румянцем от мысли, что теперь подумают о ней Луанна и, что важнее всего, – Бог.
– Пожалуйста, позволь, я встану, – прошептала она, чувствуя, как ее охватывают смирение, унижение и стыд.
Чарли удивленно посмотрел на нее, и его красивое лицо исказило хмурое выражение. Он взглянул на нее так, словно забыл, кто она такая, или почему они оказались в таком положении. Анжелина неловко заерзала под тяжестью его тела. Он прикрыл глаза, и его лицо напряглось. Потом он вдруг скатился с нее и Анжелина оказалась свободна. Когда она повернула голову, чтобы взглянуть на него, Чарли уже стоял возле двери.
– Одевайся, – произнес он хрипло. – Сейчас же. Мы выезжаем через десять минут.
Прежде чем она успела ответить ему, он открыл дверь и вышел, оставив ее одну.
Анжелина лежала на кровати и бесцельно смотрела в потолок. «Что же все-таки на меня нашло?»думала она. Она не находила этому ни оправдания, ни объяснения. С того самого мгновения, как Чарли губами дотронулся до ее губ, она потеряла способность думать. Она могла лишь чувствовать.
Издав странный звук, нечто среднее между смехом и рыданием, Анжелина вскочила с постели. «Больше я об этом думать сейчас не стану. Не хочу думать об этом. Мне надо одеться...»Ей потребовалось сделать над собой почти физическое усилие, чтобы выбросить из головы мысли о прикосновениях и ласках Чарли.
Сложенное платье лежало на постели. Анжелина схватила его и резко встряхнула. Ее глаза полезли на лоб. И где только Луанна выискала такое платье? Хоть оно и казалось чистым, но, судя по всему, знавало лучшие времена. От многократной стирки ткань приобрела неопределенный коричнево-кремовый оттенок. Покрой напоминал не что иное, как просторный грубый мешок с дыркой для головы и такими же мешковатыми рукавами. Пожав плечами, Анжелина набросила его на себя. Платье свободно легло на ее тело до самого пола. Анжелина с облегчением вздохнула. «Хорошо, однако, снова почувствовать себя одетой по-женски». И хотя Анжелина не думала, что где-нибудь может найтись платье еще более безобразное, чем то черное, которое она выбросила за ненадобностью, Луанне удалось проявить большую ловкость, если не искусство, чтобы найти такой мешок. Анжелине пришлось признать, что она почувствовала облегчение. Она боялась, что Луанна вернется с каким-нибудь вызывающе ярким красным атласным платьем, которое прилично надеть на бал, но не в путешествие дилижансом до Корпус-Кристи. «И что бы я тогда делала?»
В дверь постучали.
– Минуточку! – сказала Анжелина и подняла руки, чтобы завязать волосы тугим узлом. Она огляделась, ища свои шпильки, и увидела их на туалетном столике у зеркала. Уложив волосы и уже поворачиваясь к двери, Анжелина заметила на столике что-то красное. Серьги, нитка бус и красная ленточка. Она потрогала нарядные украшения пальчиком. Когда она подняла руку, ленточка свисала с ее пальца.
Как и любой девочке, ей всегда нравились яркие вещицы, особенно красивые красные украшения. Ее мать, окруженная в доме одними мужчинами – мужем, шестью ее братьями, бесконечным числом работников на ранчо, – радовалась самой возможности баловать дочь, как единственную родную женскую душу. Потому-то шкаф Анжелины всегда ломился от радужного обилия платьев. Каждый день она носила в волосах новую ленточку. Даже для ее кукол мать сшила такие же яркие наряды, как и у нее.
Вспоминая о том, какой беззаботной жизнью она жила дома, Анжелина признавала ее глупую бессмысленность. И все же, ее всегда привлекала яркая красота. Такие желания можно в себе подавить, но о них никогда не забудешь.
Стук в дверь повторился. На этот раз громче и нетерпеливее. А она все еще продолжала разглядывать ленточку, зачарованная шелковистостью ткани.
– Анжелина... – Голос Чарли раздался раньше, чем сам он появился на пороге.
От неожиданности она вздрогнула и уронила ленточку с виноватым выражением на лице. Их взгляды встретились в зеркале. Он подошел и, встав позади и заглянув через ее плечо, увидел, что она разглядывала на туалетном столике. От его дыхания короткие вьющиеся волосы у нее на шее заколебались, щекоча кожу. От этого ласкающего ощущения она повела плечами.
Мельком взглянув на горстку дешевых украшений, Чарли поднял глаза и их взгляды опять встретились в зеркале. Ему едва удалось скрыть свое удивление.
– Не так уж и много у монашенок интересов, забав и радостей, да? – спросил он ехидно.
– Труд в моей жизни не должен быть забавой. Он должен давать удовлетворение. И так оно и есть. – Анжелина нарочно отворачивалась от зеркала, а потом вообще отошла в сторону от соблазняющего тепла его тела. Подойдя к двери, она оглянулась на него.
Чарли наблюдал за ней с неподдельным интересом.
– Так в чем же все-таки состоит труд вашей жизни, сестра?
– В том, чтобы учить детей и распространять слово Божье, – произнесла она.
– Гм-мм. И вы никогда не задумывались о чем-либо ином?
– Нет. Церковь – это мое призвание. Я знаю это с тех пор, как мне исполнилось десять лет.
– В самом деле? Интересно, как это десятилетний ребенок может понять, какой выбор он должен сделать? Я-то уж точно в этом возрасте не знал. Черт, да я и сейчас этого не знаю. – Он пожал плечами. – Что ж, могу только восхищаться вами, сестра. Жаль, что вы не можете заниматься тем, о чем вы только что говорили, но не растрачивая себя ради церкви. Она замерла:
– А я вовсе не считаю работу во славу Господа пустой тратой времени.
– Но я же этого не говорил. Мне как раз кажется, что вы могли бы делать все то, о чем сказали, и, кроме того, радоваться тому, что вы – женщина.
– А я и радуюсь.
Чарли улыбнулся – неторопливо, понимающе. В первый раз за все время она увидела на его лице искреннюю улыбку. Анжелина внимательно смотрела на него, ошеломленная и удивленная тем, каким ласковым и сочувственным стал его взгляд.
– Не думаю, что вы и в самом деле понимаете, в чем состоит наслаждение быть настоящей женщиной, сестра. – Голос Чарли отвлек ее от созерцания его красивого лица. – Когда вы стали бы более умудренной, тогда вам следовало бы заглянуть в себя и постараться понять, как вы собираетесь распорядиться своей жизнью.
– Что вы знаете о моей жизни? – Анжелина стала злиться. И это она, которая весь последний год боролась со своими мирскими желаниями и страстями.
– Я знаю, что под вашим монашеским одеянием таится живая и страстная женщина, умоляющая, чтобы ее выпустили на свободу. Вы об этом забываете. Но я уже попробовал эти губы. Вы не предназначены для того, чтобы стать монахиней, Анжелина.
– Я ничего не забываю. А если вы принудили меня целовать вас, то это вовсе не означает, что я получала от этого удовольствие.
Чарли фыркнул:
– Ладно.
Анжелина прикусила губу, призывая на помощь всю свою добытую с большим трудом внутреннюю силу, чтобы не закричать на него. За то время, пока она росла вместе со своими шестью братьями, она на горьком опыте научилась тому, что женский крик на мужчин почти не действует и не приносит пользы. Более того, он делает их еще более самодовольными фарисеями, уверенными в своей правоте. Но если женщина пропустит мимо ушей язвительные замечания и насмешки, то этим, в конечном счете, приведет мужчин в бешенство.
– А теперь я дождусь дилижанса и уеду, – сказала она, довольная спокойствием своего голоса.
Она протянула руку к двери. Но Чарли остановил ее.
– Вы никуда не поедете, сестра. – Его голос от гнева звучал хрипло, и она подавила улыбку. Она-таки добралась до его сути. Как всегда, ее правило сработало.
Но потом до нее внезапно дошел смысл его слов и она выдернула руку из его пальцев, твердо намереваясь уйти. Он стоял близко к ней, слишком близко, прямо у нее за спиной. Анжелина отпрянула к двери, пытаясь отодвинуться от него подальше. Но это не помогало. Он такой большой, такой сильный, такой мужественный. Само его присутствие в комнате устрашало ее.
Ее инстинктивная попытка отодвинуться заставила Чарли нахмуриться и отойти. Анжелине стало легче дышать и теперь она сама отошла от двери.
– Что вы имеете в виду, говоря, что я никуда не поеду?
– Что ж, не стоило мне говорить этого. Кое-куда вы все же поедете... – В ответ на эти слова Анжелина улыбнулась. – …вы поедете в Мексику. Со мной.
Ее улыбка вдруг утратила уверенность.
– Нет. Это мы уже окончательно обсудили. Я еду дилижансом в Корпус-Кристи.
– Уже не едете. Вы помогли мне избежать ареста. Так вот теперь этот рейнджер будет и за вами охотиться так же, как он гоняется за мной. Единственное безопасное место для вас – это Мексика. Я отвезу вас к вашим родителям.
– Нет!.. – Анжелина почувствовала неистовый ужас, звучавший в ее собственном голосе, но не могла побороть поднимающуюся в ней волну отвращения. – Отправьте меня дилижансом. Пожалуйста, а потом уезжайте. Со мной все будет в порядке.
Чарли покачал головой.
– Я не могу этого сделать. Рейнджер вас уже видел. Как и все остальные в этом городе. Если он не сможет найти меня, то тогда затравит своим преследованием вас. А если уж он обозлился на нас основательно, то сможет упрятать вас в тюрьму или сделать что-нибудь еще похуже.
– Я принадлежу церкви. Он не посмеет.
– Боже, как же вы молоды. – Чарли нервно провел рукой по золотистым волосам. – Мужчины осмеливаются делать многое, особенно по отношению к убийцам, разгуливающим на свободе, да к тому же, когда им светит хорошее вознаграждение за их поимку. Вам будет спокойнее и безопаснее только со мной. А в отношении рейнджера у меня такой уверенности нет.
– Почему? – спросила Анжелина.
– Почему? – Чарли сердито хмыкнул. – Да потому, что я его совсем не знаю...
– Нет. Не в этом дело. – Разозлившись, Анжелина топнула ножкой. – С чего это вы так печетесь о том, что со мной будет? Вы же еще неделю назад меня даже и не знали. Так вот и представьте себе, что идет прошлая неделя.
Лицо Чарли потеплело, и он снова приблизился к ней. Анжелина напряглась, но на этот раз он не отошел от нее, а, напротив, протянул руку и ласкающим движением провел пальцем по ее щеке, неотрывно и грустно глядя ей в глаза.
– Не смогу я этого сделать, сестра. Теперь, когда я узнал вас, я просто не могу вас отпустить. Я поступил бы не по-джентльменски. А для нас, преступников-южан, главное – это джентльменское поведение.
– Но вы говорите совсем не забавные вещи, – сказала она, стараясь, чтобы ее голос выглядел суровым, но он прозвучал едва слышно.
– Я знаю. И никто из нас двоих не отправится в тюрьму. – Он убрал руку, и его лицо стало серьезным. – Вы едете со мной, Анжелина. По доброй воле или по моему настоянию, но вы едете. Выбор за вами – связать мне вас и заткнуть рот кляпом, или же этого не делать.
– Вы не посмеете, – задохнулась она от гнева и растерянности.
– Нет? Давайте попробуем.
Какое-то мгновение они оба, набычившись, смотрели друг на друга: карие глаза боролись с черными. Чарли, по-видимому, имел более богатый опыт подобных размолвок, так что не уступал ни дюйма. Через несколько минут Анжелина глубоко вздохнула и молча отвернулась. Она знала, когда надо сдаться. Но знала и когда надо приберечь силы для нового сражения.
– Я знал, что вы согласитесь со мной, – сказал Чарли. – Пойдемте. Скоро должен вернуться бармен Луанны на моем коне. И тогда нам придется поторапливаться, на случай, если рейнджер вернется за ним следом.
– В этом городе есть церковь?
Чарли, уже было направившийся к двери, резко остановился:
– Гм?
– Церковь. Знаете, такой дом с крестом на крыше?
– Знаю. Зачем вам это сейчас?
– Хочу сходить на исповедь.
– Именно сейчас?
– И сию же минуту. – Анжелина произнесла это очень твердо. – Я должна. – Увидев, что Чарли продолжает смотреть на нее как на душевнобольную, сбежавшую из сумасшедшего дома, она подошла к нему и прошептала: – Ну, пожалуйста. Вы должны понять, что мне необходимо исповедаться.
– А, черт. – Чарли протопал в коридор. – Если это имеет для вас такое значение, то пойдем. Я скажу Луанне, чтобы она прислала лошадей к церкви, и мы отправимся оттуда.
Анжелина улыбнулась:
– Спасибо, Чарли.
Но он уже повернулся и направился вниз, по дороге разыскивая Луанну.
Анжелине не хотелось видеть сцену прощания этой женщины с Чарли. Но ей пришлось застать их как раз в самый волнующий момент. Податливое тело Луанны недвусмысленно прижималось к Чарли, и запустив пальцы в его волосы, она горячо его целовала. Но Чарли, надо отдать ему должное, держался очень спокойно, хотя и поцеловал ее тоже. Когда Луанна отстранилась от него, он улыбнулся и провел по ее щеке тыльной стороной ладони.
– Спасибо тебе за помощь, – сказал Чарли.
– Всегда приятно оказать услугу. Когда отделаешься от полицейского и монашки, возвращайся. Я покажу тебе, чему научилась со времени нашей, последней встречи.
Чарли вздрогнул и кивнул. Он глянул наверх, на Анжелину и встретил ее взгляд. Она отвела глаза, смутившись от того, что ее поймали на том, как она подсматривала за ними, будто ребенок.
– Достаточно насмотрелись, сестра? – Чарли проводил Анжелину до двери, стараясь держать ее позади себя, пока не осмотрел улицу в обоих направлениях.
– С избытком, – презрительно фыркнула Анжелина. – А вам, наверное, нравятся такие публичные проявления чувств?
Чарли посмотрел на нее, и от одного намекающего на что-то движения его бровей по всему телу девушки вдруг разлилось тепло.
– Я получаю удовольствие от подобного выражения чувств в любое время – и на людях, и наедине. Хотя должен признаться, что выражение чувств, недавно произошедшее между нами... наедине, нравится мне больше.
– Пожалуйста, если мне придется путешествовать с вами, то все, что произошло, повторяться не должно.
Чарли отвернулся и повел ее по главной улице к церкви, стоявшей у околицы. Не глядя на нее, он произнес:
– Вам, значит, не понравилось?
Анжелина стояла в нерешительности, раздумывая. «Что я могу ему сказать?»
– Ну же, сестра. Вы не станете лгать мне, ведь так?
Она вздохнула. «Нет, лгать я не стану».
– Не могу сказать, что я не получила удовольствие от поцелуя. Но это была ошибка. Для нас обоих.
– Не понимаю.
– Зато я понимаю. Никакой физической близости между нами быть не может. И если мне придется ехать с вами дальше, хоть и против моей воли, то я должна взять с вас слово, что вы до меня больше не дотронетесь... как тогда.
– Вы, наверное, шутите.
– Нет же. Уверяю вас, что я говорю совершенно серьезно.
– Вот этого-то я и боялся, – пробормотал Чарли.
Они подошли к церкви и остановились. Чарли протянул руку, чтобы открыть перед ней двери.
– Нет, – сказал она и остановила его. – Вы должны пообещать, что больше не станете соблазнять меня, чтобы я нарушала свои клятвы.
Быстрым движением Чарли повернул ее руку ладонью кверху и поймал пальчики. Анжелина на мгновение задохнулась и попыталась освободиться. Но он держал ее крепко. По очереди поцеловав кончики каждого из пальчиков, он отпустил ее руку. Сердце Анжелины билось так сильно, что она едва расслышала его ответ:
– Хорошо, я обещаю больше не соблазнять вас, если только вы сами не попросите меня об этом.
– Ч-что?
– Если вам захочется, чтобы я дотронулся до вас, только намекните, Анжелина. Попросите и получите. Разве не так говорят?
– Я не попрошу.
– Конечно, не попросите. – Уголки губ Чарли приподнялись. – Вы будете умолять.
Его насмешливые слова и уверенность тона вызвали в ней новую вспышку прежнего гнева. Анжелина протиснулась мимо него к двери и вошла внутрь. Он коротко рассмеялся и прошел следом за ней в прохладное, тихое здание. Как только они вошли, откуда-то неожиданно появился священник. Он торопливо шел по проходу между рядами скамеек и, остановившись перед ними, нахмурясь взглянул на пояс Чарли с двумя револьверами на бедрах.
– Сеньор, это – Божий дом. Здесь оружие не нужно.
– Я только сопровождаю леди. Я подожду у выхода. – И он большим пальцем указал на скамью за спиной.
Немного поколебавшись, священник кивнул в знак согласия и повернулся к Анжелине:
– Чем я могу вам помочь, сеньорита?
Лысую голову священника окаймлял венчик седых волос. Открытое и дружелюбное лицо потемнело от техасского солнца, возраста и непогоды, покрывшись сеткой морщин. В его голосе слышался небольшой акцент, похожий на ее собственный. От этого она почувствовала к этому человеку какое-то родственное чувство. Церковь была ей близка и понятна, как и ее служители. Неопределенность, мучившая ее с того момента, как она повстречала Чарли, теперь исчезла, и Анжелина с облегчением улыбнулась.
– Я пришла исповедаться, святой отец. Я – постулантка из монастыря «Сестер Воплощенного Слова и Святого Причастия» в Корпус-Кристи. Мой... а... он... – она безнадежно указала на Чарли, который стоял, самодовольно ухмыляясь. «И почему только он кажется мне еще более крупным и таким опасным внутри этого священного здания?»Она отвернулась от него и снова сосредоточилась на священнике: – Он сопровождает меня к родителям в Мексику, куда я еду на несколько недель. И, прежде чем мы отправимся в дорогу, я бы хотела исповедаться.
– Конечно, дитя мое. Следуйте за мной. Анжелина с готовностью направилась за ним.
И хотя во время исповеди ей придется признаваться в грешных желаниях по отношению к Чарли, это уже совсем другое дело, по сравнению с тем, если бы то же самое пришлось делать посреди храма.
Она вошла в свою половину закрытой со всех сторон исповедальни и перекрестилась.
– Простите, святой отец, я согрешила, – произнесла она, чувствуя, как знакомая фраза, как и всегда, несет ей умиротворение.
Она едва расслышала слова, которыми ответил ей священник, настолько был ей знаком этот ритуал.
– Я испытывала вожделение в сердце своем, – призналась она. – Никогда раньше не посещали меня эти чувства. И я не знаю, что мне делать.
– Ты должна быть сильной. Борись со своими слабостями. Помни о своей преданности Богу, которая и привела тебя в монастырь. Ты еще молода, перед тобой долгая жизнь, и в ней ты должна оставаться верной обещаниям, которые скоро произнесешь. Не сдавайся перед первыми признаками соблазна.
Анжелина вздохнула. «Именно это и составляет мою главную проблему. До сих пор я никогда не поддавалась соблазну. Но так легко оставаться целомудренной, если не испытываешь пламени желаний...»– подумала она.
– Дитя мое, – окликнул ее священник, – о нем ты говоришь? О человеке, который привел тебя сюда?
– Да, святой отец.
– Гм-мм. Очень мирской. Он тебе не подходит. Как же ты с ним оказалась вместе?
– У... меня... мне не осталось никакого выбора. – Анжелина замолчала, не зная, как объяснить свое положение.
Священник говорил в напряженную тишину:
– Бог все и всегда делает с определенной целью. Быть может, ты сможешь поискать Его цель и в этом происшествии. Бог чего-то хочет от тебя. Молись и прислушивайся к гласу Божьему, который внутри тебя.
– Да, святой отец.
Анжелина завершила исповедь, слушая вполуха, ибо ее желание покориться воле Божьей противоречило нежеланию возвращаться домой. Она успокаивала себя только тем, что отец несомненно отправит ее обратно в монастырь Корпус-Кристи, как только она переступит порог родного дома. Он не хотел ее видеть так же сильно, как и она не хотела возвращаться домой, к нему; а те несколько часов, которые она сможет провести с матерью, стоят всех неприятностей.
Теперь ей стало вполне очевидно, – хотя и по неизвестным ей причинам, – Бог хотел, чтобы она вернулась в Мексику. Когда бы она ни пыталась идти своим путем или убедить Чарли в том, чтобы он доставил ее в Корпус-Кристи, какое-нибудь несчастье обрушивалось на них и заставляло поворачивать в сторону Мексики.
Она примет совет священника и помолится, прося Бога направить ее, а также ниспослать ей терпение и повиновение. Но, несмотря на ее призвание, монашескую подготовку и искреннюю преданность Господу, Анжелина не вполне была уверена, сможет ли заставить себя вернуться в родительский дом без внутренней борьбы.
Чарли наблюдал за Анжелиной, когда она выходила из исповедальни. Она казалась совсем другой по сравнению с той Анжелиной, которая туда входила. Он насупился и попытался разглядеть ее поближе. Что с нею произошло?
Когда она подошла ближе, то остановилась и взглянула ему в лицо. Она улыбалась. Улыбка как будто освещала ее лицо изнутри, заставляя глаза лучиться.
Сердце Чарли сжалось. «Почему она смотрит на меня так особенно? Так, будто я в ее глазах – самый лучший человек на земле. Черт, я же не сделал ничего такого, что заслуживало бы такого выражения на ее лице... Я сам чуть не разрушил ее мечту на постели в публичном доме... если бы не вошла Луанна и если бы я вовремя не остановился...»Что-то в Анжелине было такое, что заставляло его постоянно находиться в напряжении и гораздо больше, чем когда бы то ни было в его жизни. Его никогда не привлекали девственницы. И он никогда, насколько ему помнится, не взял ни одной. «Так может, как раз ее неискушенность и притягивает меня? Или с возрастом я стал более порочным?»Он был противен самому себе.
– Чарли? – Голос Анжелины нарушил ход его мыслей. Она все еще стояла перед ним, и ее лицо сияло от счастья.
– Что там такое случилось? Вы выглядите, как... – Он не знал, как она выглядела – умиротворенной, хладнокровной, спокойной... Он не разбирался в чувствах.
– Я поговорила со святым отцом, и он прояснил многие непонятные мне вещи.
– Может, он и мне прояснит кое-что? Например, как это я дожил до того, что за мою голову назначено вознаграждение, когда я не совершал ничего противозаконного...
– Я уверена, что, если б вы только захотели исповедаться, он с удовольствием выслушал бы вас.
Чарли хмыкнул. Сама идея исповедаться вызывала у него смех. Да на всем белом свете не хватит времени для его исповеди.
– Пожалуй, я – пас, сестра. Давайте избавим доброго священника от апоплексического удара. – Он замолк и прислушался.
Послышалась спокойная поступь приближавшихся лошадей. Подав Анжелине знак оставаться у него за спиной, Чарли подошел к двери и выглянул наружу. Близилась ночь, начинало темнеть. Но ему удалось разглядеть человека верхом на Гейбе. Другая лошадь шла на поводу. Кивнув Анжелине, Чарли открыл дверь настолько, чтобы они могли сквозь нее выскользнуть.
– Обошлось без неприятностей? – спросил Чарли, когда человек остановил лошадей и спешился.
– Да... – Он передал Чарли поводья. – Но тот рейнджер неплохо ездит. Если бы не твой конь, он бы наверняка нас догнал. Мне помогло, что он не знает здешней местности. Он потерялся из виду часа два назад.
– Очень тебе обязан.
– Забудь. Ради Луанны я сделаю все.
– Я тоже, – сказал Чарли, проверяя стременные ремни.
– Ну, если ты именно это имел в виду, то держись от нее подальше, мистер. Ей неприятности не нужны.
Чарли помолчал и, не поворачиваясь, глянул на него через плечо. Мужчина нервно зашаркал ногами. Чарли вздохнул. Сколько раз за свою жизнь он слышал такие предупреждения? Даже трудно припомнить. Но почему-то именно сейчас эти слова резанули слух.
– Чарли не может принести несчастья! – Голос Анжелины – твердый и уверенный – предупредил грубые слова, готовые сорваться с языка Чарли. Он бросил на нее удивленный взгляд. Она упрямо и хмуро глядела на незнакомца. – На нем нет вины ни за одно из преступлений в том объявлении о розыске.
– Вы это точно знаете, мисс?
– Да, знаю.
– И как?
– Он сам мне об этом сказал.
– Ого! Что ж, тогда прошу прощения, мисс, если я ему не поверю. – Он повернулся и зашагал к публичному дому.
Анжелина, приоткрыв рот, подалась вперед, готовая сказать что-то еще.
– Не стоит. – Чарли остановил ее, дотронувшись до руки.
– Ну почему же? Не поверю, чтобы вы не заставили его отказаться от обвинения во лжи.
– И что вы хотите, чтобы я с ним сделал, Анжелина? Застрелил его? Только так я и смогу заставить его замолчать. И тогда я стану тем, кем меня выставляют.
Анжелина молчала. Чарли видел, как она пытается осмыслить то, что он только что ей сказал. Может быть, именно теперь она поймет, что он – отнюдь не герой, каким она хотела бы его видеть. С сожалением Чарли отпустил ее руку и закончил подготовку лошадей к отъезду.
– Поехали, – произнес он грубовато, когда все было сделано.
Она с холодным выражением на лице повиновалась и подошла. Но когда Чарли обхватил ее за талию, чтобы помочь взобраться в седло, по испуганному вдоху он догадался, что мысли Анжелины витали где-то далеко.
«Такая маленькая...»– удивился он. Его пальцы целиком охватывали тонкую талию, хотя он знал, что корсета на ней нет. Сквозь ткань уродливого платья, которым пожертвовала повариха Луанны, Чарли чувствовал тепло женского тела – удивительную смесь запаха земли и аромата весенней свежести. Он стиснул зубы, чтобы не повернуть ее к себе и не прижаться к ней лицом. Подобные мысли всегда доставляли ему одни неприятности.
Резким движением Чарли опустил Анжелину в седло. Она шлепнулась на лошадь, удивленно вскрикнув, потом заерзала, пытаясь усесться поудобней. Он в это время уже шел к своему Гейбу.
«Я пообещал не прикасаться к ней. Нет, не совсем точно, – я не должен дотрагиваться до нее, если она не просит...»Чарли подумал, что сможет заставить ее попросить об этом, если поставит перед собой такую цель. Но при этом он понимал, что, если все-таки соблазнит Анжелину, то будет сожалеть об этом, как ни о чем другом в жизни. Тогда он не только сделает больно ей, но и разрушит в себе то человеческое, что в нем осталось.
С проклятием Чарли вспрыгнул на спину Гейба и пустил его в галоп. Он даже не удосужился оглянуться и убедиться в том, что Анжелина скачет за ним.
Он знал, что она последовала за ним.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пожар любви - Хэндленд Лори



Хороший роман !!! Кому нравятся романы без соплей - читайте !!!
Пожар любви - Хэндленд ЛориМарина
29.12.2011, 18.19





Роман этого же автора "Сердце в подарок" мне показался незаконченным для одного из персонажей. И вот этот роман наверстал упущенное. Автору спасибо за приятно проведенное время с обоими произведениями. Читайте.
Пожар любви - Хэндленд Лориren
31.01.2015, 1.22





Хороший роман! Герой с тяжелой судьбой!
Пожар любви - Хэндленд ЛориЭля
1.02.2015, 18.49





Боже мой, какой шикарный роман... Советую
Пожар любви - Хэндленд ЛориЧитатель
15.04.2015, 3.05





Хороший роман.
Пожар любви - Хэндленд ЛориЧита
15.04.2015, 19.12





Хороший роман.
Пожар любви - Хэндленд ЛориЧита
15.04.2015, 19.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100