Читать онлайн Пожар любви, автора - Хэндленд Лори, Раздел - ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пожар любви - Хэндленд Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пожар любви - Хэндленд Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пожар любви - Хэндленд Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэндленд Лори

Пожар любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Чарли еще только поворачивался от двери, а Анжелина уже внутренне сжалась. «Чего он может теперь от меня потребовать?»Она имела совершенно смутные представления о том, что происходит между мужчиной и женщиной, да и то почерпнула их в основном из невольно подслушанных разговоров между старшими братьями, ну и, конечно, из своих наблюдений... ведь она выросла на ранчо. Вечером, накануне ее насильного и несостоявшегося венчания с Хуаном, мать пыталась что-то рассказать ей об этом, но дальше призывов верить в Господа, убеждений слушаться во всем мужа и мечтать о детях она так и не пошла. Никаких полезных рекомендаций мать ей толком дать не смогла.
Чарли подошел к ней на шаг, а Анжелина быстро отступила на два.
– Проклятие! Анжелина, я совсем не собираюсь на вас набрасываться. Успокойтесь. – Чарли нетерпеливым жестом провел пятерней по своим густым волосам, потом подошел к кровати и сел.
– Ч-что вы д-делаете? – заикаясь, спросила она.
– Ложусь спать. Этот день меня немного утомил. – Он сбросил сапоги, раздался двойной стук по деревянным доскам пола.
– Вы х-хот-тите сказать, ч-то буд-дете спать в моей пост-тели?
– Разумеется. Здесь же только одна кровать. Меня совсем не прельщает встреча в холле с вашим отцом и его любимой игрушкой, как он называет револьвер. Так что до утра я отсюда не уйду. А к тому времени у нас обоих будет шанс немного поостыть.
– Я буду спать в кресле, – Анжелина кивнула на кресло-качалку у окна.
Чарли покачал головой:
– Нет, вы будете спать в постели. И я тоже. Теперь мы женаты и ничего грешного в этом нет. Хотя, как мне кажется, занятие любовью с любимым человеком не имеет ничего общего с грехом. Хотя кто я такой, чтобы спорить с церковью?
«Грешница... Сколько раз я обвиняла себя в грехе? Несчетное число – то есть всегда, когда мечтала о том, как хорошо мне могло бы быть с Чарли. Как сейчас. А Чарли расстегивает рубашку...»
– Нет! Не надо. – Эти слова сорвались с ее непослушных губ. – Я не могу лечь с вами. Я не знаю... – она замолкла.
Чарли перестал раздеваться, хотя уже расстегнул рубашку. Она распахнулась, будто нарочно открыв ее нескромным взглядам золотистую кожу и волосы на его груди, когда он повернулся, чтобы взглянуть на нее.
– Я знаю, что вы многого не понимаете, Анжелина. – Его голос звучал самым нежным тоном из тех, что ей приходилось от него слышать. Когда он так говорил, она не только не могла уловить ни одной фальшивой нотки, но даже не замечала его болезненной хриплости. – Сегодня мы ничем не станем заниматься, а будем только спать. Я обещаю. Я женился на вас не ради секса.
Он встал и прошелся по комнате, задувая по очереди все лампы. Комната погрузилась в серебряное сияние лунного света и бархатные тени. Чарли вернулся к кровати и стянул с себя рубашку, стараясь не поворачиваться к ней спиной. Он еще не знал, что Анжелина уже видела его шрамы, но сейчас ей казалось совсем неподходящим обсуждать это. Когда он встал, чтобы снять брюки, Анжелина отвернулась, напряженно глядя в окно, пока не услышала, что он улегся.
– Ложитесь в постель. Вы же устали. Я вас не обижу.
Чарли был прав. Она так устала от переживаний этого дня, что комната плыла у нее перед глазами. Подойдя к кровати, Анжелина села, потом потянулась, чтобы расстегнуть на спине пуговицы платья.
От первого прикосновения грубых мужских пальцев она замерла, но Чарли отстранил ее руки и ловко расстегнул последние пуговицы. Воздух в комнате, только что казавшийся душным, вдруг захолодил ее обнажившуюся кожу, и Анжелина задрожала. Руки Чарли вначале нерешительно задержались у ее поясницы, но потом он их убрал.
Анжелина с облегчением вздохнула, но тут он стал вынимать шпильки из ее волос.
– Не надо, – задыхающимся от волнения шепотом сказала она, останавливая его. – Вы же обещали.
– Я обещал, что не обижу вас. И я не стану вас обижать. Только позвольте мне вынуть шпильки. Мне всегда хотелось видеть ваши волосы распущенными.
– Если я не заплету их на ночь в косу, утром они собьются в птичье гнездо.
– Утром я расчешу ваши волосы. Ну пожалуйста, – прошептал он, щекоча дыханием кожу на ее шее. – Ради меня.
Подумав о том, что Чарли будет расчесывать ее волосы утром, после того, как они проведут ночь в одной постели, Анжелина почему-то почувствовала, как от ожидания этих ощущений по спине у нее пробежала легкая дрожь. Начинали проявляться интимные детали замужества. Анжелина отпустила его руку и села на краю постели, напрягшись и ожидая, когда он, наконец, кончит расплетать ее волосы. Каскад темных волос хлынул вниз, щекоча ей шею, плечи, спину... Чарли несколько секунд гладил пальцами пряди, потом стал разминать Анжелине плечи и шею.
– Расслабьтесь, – предложил он.
Она действительно стала расслабляться, глухо застонав от удовольствия. Еще никто так не прикасался к ней. Чудесное чувство. Ощущения от его прикосновений к телу были такими, каких она еще не испытывала за всю свою жизнь. Он осторожно наклонил ее голову вперед, продолжая разминать шею.
«Когда же он успел спустить платье с моих плеч! «Она не замечала этого, пока магические движения не охватили ее ключицы. Но все, что бы он ни делал, доставляло ей такое блаженство, что она почти впала в летаргический сон, потеряв волю к сопротивлению, плыла по какой-то бесконечной реке желания.
– Снимите платье и ложитесь. – Ей показалось, что шепот шел откуда-то из ее головы. Анжелина подчинилась и сняла платье и нижние юбки, оставшись лишь в сорочке. Она легла на подушки. Чарли сел рядом, черной тенью на фоне синей комнаты, окрашенной лунным сиянием. Золотые волосы создавали вокруг его головы светящийся нимб, и хотя она не могла различить его лица, глаза Чарли сияли в темноте.
Не говоря ни слова, он наклонился и поцеловал ее. Его тело парило над нею, совсем близко, почти касаясь ее, и от него исходил жар, обжигавший ее кожу. Его губы – сначала твердые, – прикасаясь к ее губам, становились мягкими. Он гладил ее сжатые губы своим языком, и эта ласка отдавалась трепетом, волнами расходившимися от ее губ по всему телу. Отдавая себя на волю захватившего все ее существо страстного желания, Анжелина обвила руками шею Чарли и притянула к себе.
Он был совершенно нагой. Жар твердого и тяжелого тела, прижавшегося к ней, согревал ее сквозь тонкую ткань сорочки. Он почти не шевелился, будто боясь ее испугать, но она все равно почувствовала силу его желания по тому, как он прижимался к ее сокровенному женскому месту.
Поцелуй длился нескончаемо – губы к губам, язык к языку. Широкая ладонь Чарли подхватила, чуть прижимая, ее грудь. Но вместо того чтобы смутиться или вздрогнуть от страха, Анжелина застонала и выгнула спину так, чтобы теснее вжать грудь в его руку. Сосок затвердел до почти непереносимого, болезненно-сладостного состояния. Он отнял губы от ее губ и, наклонившись, захватил упругий бутончик губами сквозь тонкую ткань.
От противоречивых ощущений горячего тепла и влажного раздражающего прикосновения ткани к напряженной плоти пальцы Анжелины судорожно сжали его волосы. Цепочка поцелуев протянулась по ложбинке между ее грудями, и его губы завладели другим соском, а тем временем нижняя часть тела тесно прильнула к ней. Анжелина не удержалась от вскрика – так неожиданны и приятны были его ласки. Она понимала, что нужно прекратить то, что они делали, но невероятные, неизъяснимые ощущения лишали ее сил отказаться от них. Ее тело отвечало на совсем иной зов.
Чарли прижался губами к изгибу ее шеи, потом, тяжело дыша, приник к ней лицом. Он изогнулся, прижимаясь еще крепче, и весь мир в ее прикрытых глазах взорвался, рассыпавшись мириадами звездочек. Напряжение волнами пробегало по телу, возникая там, где он касался ее горячими губами и руками. Она крепко сжимала его в объятиях до тех пор, пока эти волны не ослабли. Потом гладила его по волосам так долго, пока он не поднял голову и не поцеловал ее в бровь.
Кровать заскрипела под тяжестью его тела, когда он отодвинулся от нее. Чарли лежал на спине, заложив руки за голову, и смотрел в потолок. Она лежала рядом прямая и негнущаяся, как палка, и тоже смотрела в потолок, находя его восхитительным, хотя и смотрела на него предыдущие полдня. «Я что-то сделала не так. А что?»
– Простите меня, – шепнула она.
Чарли выругался вполголоса, а Анжелина прикрыла веки и затаилась. Уж теперь-то она совершенно не сомневалась, что допустила какую-то ошибку.
– Этого не должно было произойти, Анжелина. Я только хотел к вам прикоснуться и поцеловать. Но когда вы ответили мне, я перестал соображать. Мне бы следовало получше держать себя в руках. Не знаю, что со мной случилось. – От гнева и злости его голос стал еще более жестким, а от того, что он весь напрягся, даже дернулась кровать.
– Я знала, что делаю что-то недозволенное...
– Нет... – голос Чарли снова стал нежным, и он привлек ее к себе, охватывая плечи рукой так, чтобы ее голова легла ему на грудь, а тело тесно прижалось. – То, что произошло, – естественно. Мы ведь теперь женаты.
– Разве это по-настоящему? Я кое-что знаю об этих отношениях и понимаю, что любовью мы не занимались, так что брак еще не состоялся.
– Правильно. И я хочу, чтобы все так и осталось.
– Что? – Анжелина попыталась сесть, но Чарли удержал ее, крепко прижимая к себе. Побарахтавшись в его объятиях несколько секунд, она успокоилась. – Почему вы так говорите?
Чарли сокрушенно вздохнул:
– Временами я забываю, как вы еще молоды. И все время ведете себя чертовски самостоятельно и независимо. Хотя, познакомившись поближе с вашим отцом, я понимаю, почему вы не могли полагаться на родителей. Во всем.
– Не знаю, почему вы постоянно считаете меня молоденькой. Мне уже двадцать. Почти все молодые женщины в этих краях выходят замуж в шестнадцать. Так что я, по сравнению с ними, старая дева.
– Вот когда вам стукнет тридцать семь, вам покажется, что ваши двадцать были сто лет назад. Я и вспомнить не смогу, каким был в мои двадцать лет.
– Верится с трудом.
– Поверьте. Это было еще до войны, до Мосби... – Он затих, а когда заговорил снова, его голос стал таким тихим, что Анжелине пришлось напрячь слух, чтобы разобрать слова. – Задолго до того, как многое произошло.
Анжелина прикусила губу. «Есть еще столько всего, чего я не знаю о Чарли, о его прошлом, о его семье, как и о том, как он стал таким. Удастся ли мне когда-нибудь узнать всю правду? Да и хочу ли я этого? Но самый главный вопрос, который волнует меня теперь...»
– Зачем же вы на мне женились?
Чарли немного помедлил и только потом ответил:
– Чтобы защитить вас. Боюсь, что по всему городу только и болтают, что о нашей с вами поездке. Ваш отец кипел от злости. Он поклялся, что заставит вас выйти замуж за первого встречного. И я подумал, что со мной вы будете чувствовать себя лучше всего.
Ее оскорбило, что Чарли женился на ней только для того, чтобы спасти ее честь и защитить.
– Я и сама могу о себе позаботиться.
– Да уж. Для этого вы проделали большую работу, – произнес он саркастически и приложил к ее губам два пальца, чтобы остановить гневные слова, вот-вот готовые сорваться с ее губ. – Послушайте меня еще минуту. Мигель Рейес мог делать с вами, что захочет, но... до тех пор, пока вы не стали бы монахиней или не вышли бы замуж. Теперь вы замужем. И он больше не посмеет указывать, как вам поступать.
– Я хочу только одного – стать монахиней.
– Если вам так хочется этого, так дерзайте. Анжелина, я все еще нахожусь в розыске. Никто не может сказать, что меня ждет впереди. Стоит мне уйти со сцены, и вы спокойно сможете вернуться в монастырь.
От этих слов Анжелину бросило в холодный пот.
– Что вы хотите сказать этим «уйти со сцены»? Она почувствовала щекой, как он недоуменно пожал плечами.
– В тюрьму... Пропасть без вести... Умереть...
– Перестаньте!
– Надо трезво смотреть на жизнь. Вы сами сказали, что вообще не хотите выходить замуж. Вы хотите стать монахиней. Вот я и выбрал самый безболезненный путь к исполнению ваших пожеланий.
– Тогда какие у вас желания, Чарли Колтрейн? Bы сказали, что не станете заниматься со мной любовью, но вы ведь этого очень хотите. Теперь вы – мой муж и никто вас не остановит. Так почему вы не взяли то, что хотели? Я ведь тоже хотела этого, если не сказать больше.
– Вы говорите прямо как ваш отец, – пробормотал Чарли.
Анжелина замерла.
– Что? Что вы имеете в виду?
– Ничего.
– Нет, я все-таки хочу знать. Что он вам такого сказал?
– Только то, что я могу вас взять. Он хорошо заплатит монастырю, – а это будет считаться вашим приданым – чтобы они там закрыли глаза и приняли вас обратно, если наш брак по каким-то причинам не состоится.
– Он знает, кто вы такой? Что вас разыскивают?
По тому, как Чарли вздрогнул, Анжелина поняла, что такого вопроса он никак не ожидал.
– Не думаю, – произнес он медленно. – Если бы он знал, то ему не пришлось бы меня подкупать. Он бы достиг своей цели обычными угрозами и шантажом. И к тому же я сомневаюсь, что в таком случае он посчитал бы меня подходящим кандидатом на роль спасителя репутации своей дочери.
– Что верно, то верно. – Анжелина затихла, вернувшись к мысли, совсем недавно лишь промелькнувшей в ее подсознании. После новых ощущений, которые она только что испытала в объятиях Чарли, ей захотелось большего. «Он уверяет меня, что теперь мы – муж и жена и можем заниматься любовью, и это не будет грехом. Более того, ведь церковь предполагает, что супружеский долг должен быть исполнен нами обоими. Чарли желает меня... Тогда почему он остановился и не стал учить меня всему, что знает сам? Он и раньше уходил от объяснений, но теперь я хочу знать правду...»
Собравшись с мужеством, Анжелина снова задала ему свой вопрос:
– Почему вы не стали заниматься со мной любовью? Вы ведь сами сказали, что мы женаты... а я так хотела этого.
Чарли повернул к ней голову, и она почувствовала легкое прикосновение, будто он поцеловал ее волосы на макушке.
– Мне не хотелось бы ничего иного, кроме как показать вам, как может чувствовать себя настоящая женщина, Анжелина. С тех пор как мы встретились, я день и ночь испытываю к вам жгучее желание. А понимая, что вы никогда не будете моей, мое желание еще больше разгоралось. Вот и сейчас я хочу вас больше, чем мог когда-нибудь от себя ожидать. Но вот позволить оставить своего ребенка без отца я не смогу. Я сам прошел через кошмар безотцовщины, который врагу своему не пожелал бы... уже не говоря о том, что ребенок будет частицей моей плоти и крови.
Анжелине вспомнился рассказ Чарли о том, как он жил под одной крышей с отчимом, Ричардом Беккером, и ей стало ясно, что именно он хотел сказать. По крайней мере, у него хватило здравого смысла заглянуть вперед и увидеть последствия того, что они могли совершить.
– Вы правы. Об этом я не подумала. Простите меня.
– Спите, Анжелина, – сказал Чарли уставшим и словно постаревшим голосом. – Мне кажется, завтрашний денек не будет более легким, чем сегодняшний.
Он поцеловал ее в лоб и отвернулся. Но мысли, роившиеся в голове Анжелины, не давали ей уснуть.
«Ребенок... Боже, как я наивна. Чувствуя его прикосновения и ласки, я думала только об удовольствии, о великолепных, восхитительных ощущениях, которые испытывала. Мне было не до того, чтобы чуть-чуть заглянуть в то, что может произойти через час, не говоря уже о том, чтобы подумать о новой жизни, которая могла в результате этого возникнуть. Слава Богу, что у Чарли хватило здравого смысла, и мы избегли этой ошибки...»
Мысль о ребенке, ребенке Чарли, вызвала в ней ощущение приятной и теплой тяжести, почему-то комком вставшей где-то у горла. Она заморгала от влаги, вдруг появившейся в уголках глаз. Анжелина всегда любила детей. И, наверное, поэтому выбрала монашеский орден, который и был призван учить их, и сделала это вопреки своему другому призванию – ухаживать за больными. Ей хотелось, чтобы дети стали частью ее жизни, даже если они и не были бы ее родными детьми.
Перед внутренним взором девушки развернулась картина того, как они могли бы жить с Чарли. Картина настоящего и счастливого замужества – каждую ночь ложиться вместе спать, обнимать его, ласкать и с каждым разом все глубже познавать силу страсти, возникавшую от его поцелуев и прикосновений. Фантазия разыгралась дальше, и она позволила себе на минутку подумать о несбыточном – о том, как она вынашивает и растит детей Чарли, любит и воспитывает их. Ей до боли хотелось всего этого.
Но тут ее мечта рассыпалась. Этот мужчина послан ей как испытание. Как экзамен, который она с таким позором провалила. Вместо того чтобы противиться его обаянию и чарам, она вышла за него замуж, и если бы поддалась страсти, которую он в ней вызвал, и мечте о жизни с ним, то где бы она очутилась теперь? С десяти лет Анжелина верила в жизнь, связанную с Богом. Разве она тогда ошибалась? Если ее призвание не настоящее, тогда что означает золотой ангел, посещавший ее в видениях?
«Если я – не Анжелина Рейес, кандидатка в послушницы ордена «Сестер Воплощенного Слова и Святого Причастия», тогда кто я? Анжелина Колтрейн, жена преступника, которого разыскивает полиция? Или заурядная мошенница и самозванка во всех отношениях?..»
Вопросы сыпались один за другим, слишком быстро для ее уставшего и перегруженного мозга. Так до конца и не разобравшись со всеми обвинениями и замешательством, все еще царившем в ее мозгу, она прижалась к Чарли и погрузилась в тяжелый сон.
Чарли обнимал спящую Анжелину, крепко и нежно прижимая ее к себе, чувствуя, как она подрагивает и постанывает время от времени. Он пытался успокоить ее, отогнать все волновавшие ее мысли, тихонько нашептывая ласковые слова и нежно поглаживая ее волосы.
Ничто не помогало.
Тогда он высвободился из ее объятий и встал, заподозрив, что это его близость так беспокоила ее. Он подошел к окну и опустился в кресло-качалку. Наблюдая за спящей Анжелиной и любуясь ею, Чарли задумался над происходящим. Ему давно следовало побыть одному.
Впервые за много лет его перехитрили. В последний раз это случилось в городке Секонд-Чанс, в штате Миссури, где он потерял брата, слишком доверившись незнакомцу. В Джейке Бэннере он видел ту же безжалостность, что знал и за собой, да еще способность увлечь людей, которых он потом откровенно использовал. Чарли доверился Джейку и сделал особо приближенным лицом в своей банде. Но именно Джейк оказался вонючим сыщиком из агентства Пинкертона. Тогда из-за него в перестрелке погибли почти все члены банды. Те немногие, что уцелели, бросили все и скрылись в Техасе, хотя теперь, размышляя над событиями того времени, Чарли вдруг понял, что те люди так никогда и не появились в Сан-Антонио. Его брат Билл вернулся в город свести кое-какие старые счеты, а был застрелен, как собака, у дверей банка Секонд-Чанс Бэнк. Его убили Бэннер и его партнер. С этого момента и начались ошибки Чарли в оценке им обстановки.
Чарли снова глянул на Анжелину. Она мирно спала, а все, что ее беспокоило до этого, исчезло.
«И что мне теперь с нею делать? Разве я когда-нибудь помышлял о том, что мне придется исчезнуть из ее жизни без оглядки? Мне хотелось от нее слишком многого, а она едва ли готова дать все это...»Глядя на нее, Чарли вдруг обнаружил, что впервые в жизни по-настоящему задумался о нормальной жизни – доме, жене, семье. Однако для того, чтобы все это было, ему придется убедить Анжелину, что она была бы гораздо лучшей женой, нежели монахиней. Какие аргументы он сумеет найти для этого, если сам четко осознает прямо противоположное?
«Никуда я не гожусь. И таким я знал себя всегда. У меня нет морального права губить жизнь неопытной и неискушенной девушки. Если оставить в стороне то, что я женился на ней ради ее же спасения, то этот шаг лишь усложнил мою собственную жизнь...
И если даже каким-то божественным чудом Анжелина решит остаться моей женой, то за мной все равно гонится техасский рейнджер, как и множество других «охотников за головами». Я не могу обрекать ее на такую жизнь. И не стану этого делать...
Нет. Лучше всего поскорее исчезнуть. За всю свою несчастную жизнь мне надо хоть раз сделать что-нибудь стоящее. Даже ценой жизни. А то, что я покину Анжелину, только лишь упростит мою задачу... бесчисленные полицейские с их револьверами и ружьями в этом случае останутся с носом...»
Чарли запустил руку в карман и вытянул оттуда красную атласную ленточку. Он видел, с каким виноватым выражением на лице Анжелина всего несколько недель тому назад любовалась безделушками на туалетном столике Луанны. Он стащил их, сам не понимая зачем, и положил в карман, как только она отвернулась. Тогда ему показался забавным интерес, который сестра проявила к этим вещицам. Теперь ему от этого стало горько.
Он собирался отдать ей ленточку, когда они поженятся, но при таком скоропалительном венчании как-то не было времени вспомнить о ней.
Чарли уснул, а ленточка так и осталась в его руке, обвивая пальцы. Он видел во сне Монтану. Тысячи акров земли, по которой можно легко и свободно скакать и бродить. Никто за ним не следит, никто не ищет, если не считать соседних фермеров и хозяев ранчо, собирающиеся покупать у него лошадей. Конечно, там встречаются индейцы, но он надеялся, что справится с ними. Раньше, когда он видел этот сон, его успокаивала уединенность и пустынность Монтаны. На этот раз одиночество, к которому располагали бесконечные просторы зеленых пастбищ и такие же бесконечные годы жизни, вызвали в нем тупую душевную боль.
– Чарли?
Голос проник в его сознание откуда-то издалека, смягчая боль и заставляя его не чувствовать себя одиноким. Он было направился на этот голос... и, вздрогнув, проснулся. Анжелина стояла перед ним уже совсем одетая. Из окна позади нее ярко светило солнце.
– К-который час? – прохрипел он, протягивая руку, чтобы отбросить с лица пряди волос, мешавшие ему. Красная ленточка на его пальцах запуталась в волосах и ему пришлось резким, раздраженным движением сдернуть ее оттуда.
– Что это такое? – спросила Анжелина и взяла его руку, распутывая застрявший между пальцами атласный лоскуток.
– Сувенир для вас. – Он встал, слегка смущенный тем, что она увидела, как он спал, держа в руке женскую ленточку. – Я хотел отдать ее вам еще вчера вечером, но... – он пожал плечами.
– Спасибо. А откуда вы узнали?
Чарли бросил на нее быстрый взгляд. Она смотрела на ленточку так, словно это был золотой слиток.
– Что узнал?
– Что красный – мой любимый цвет.
– Я не знал. Просто подумал, что красная лента будет хорошо смотреться в ваших волосах. – Он снова посмотрел в сторону. «Черт, мне никогда толком не удавалось поддерживать разговор с женщинами. Да мне это никогда и не было нужно...»Они всегда сами осаждали его, как бы невежливо он с ними ни обращался. Теперь он жалел, что не прислушивался к советам матери, когда она пыталась привить ему хоть какие-то манеры.
Когда Чарли снова взглянул на Анжелину, она уже подвязала ленточкой волосы, собрав их на затылке. Она улыбнулась ему, и ее улыбка показалась Чарли ярче красного атласа. Он тоже попытался улыбнуться. Это оказалось не так уж и плохо.
Топот копыт во дворе отвлек их внимание друг от друга, и они подошли к окну, чтобы глянуть вниз. Двое мужчин спешились. Чарли прищурился. Оба были вооружены и по их походке было видно, что обращаться с оружием они умеют, эти молодые, только начинающие жизнь парни, к тому же обладающие отличной реакцией. А он сидит здесь, взаперти и безоружный. Ему в этот момент хотелось знать одно – как «охотники за головами» нашли его так быстро?
Хладнокровное спокойствие овладело Чарли, как это всегда бывало в минуты опасности. Он оглядел комнату, ища какое-нибудь оружие, тогда как его мозг лихорадочно прорабатывал – один за другим – варианты отступления. В голову ничего не приходило. «Ни оружия. Ни плана действий...»
– Нужен револьвер, – пробормотал он, оборачиваясь к двери. – Вы оставайтесь здесь. Где ваш отец хранит оружие?
– Зачем вам?
– Нет времени спорить, Анжелина. Мне нужно оружие, прежде чем эти люди меня найдут.
– Они не причинят вам вреда. Не посмеют. Чарли хмыкнул и недоверчиво взглянул на жену.
– Меня разыскивают. Уж они-то посмеют взять меня и увезти назад в Техас.
– Они о вас ничего не знают. Это Марк и Люк. – Анжелина посмотрела вниз еще раз, и ее лицо потемнело. – Интересно, что отец опять задумал?
– Вы знаете этих двоих? Она кивнула.
– Это мои братья.
Чарли сразу остыл и с облегчением вздохнул. Потом он подошел к двери и взялся за ручку.
– А где остальные?
– У каждого свое ранчо. Мэтью – самый старший – живет дальше всех. Иначе, как мне кажется, он был бы в самом центре событий и отцовских планов. Марк и Люк – средние. Есть еще Джон, Тимоти и Питер.
– Сыновья своего отца.
– Точно.
– И чего он остановился на шестом? Черт, он бы смог сделать целую дюжину.
– Конечно. Он-то смог бы. Но после меня мама потеряла двоих малышей, а потом врач сказал, что она может умереть, если еще будут роды. Двое из братьев даже говорят плохо.
Чарли кивнул. Он сразу заметил напряженность в отношениях между старшими Рейесами. Пример родителей, по всей вероятности, повлиял на выбор Анжелины в пользу монастыря больше, чем она сама это понимала.
– Вы бы лучше спустились и узнали, что они там задумали, чем сидеть и ждать, пока они придут сюда и посвятят нас в свои планы, – предложил Чарли. – Предпринять подготовленное наступление лучше, чем сидеть в обороне.
Анжелина отошла от окна. Подняв руку, потрогала ленточку, будто хотела убедиться, что она еще на месте. Дотронувшись до атласа, она мягко улыбнулась какой-то своей мысли.
– Вы этой стратегии научились у полковника Мосби?
– Почти что так. И с тех пор придерживаюсь этого правила. Запомните это, сестра.
– И это ваш план на сегодня? – спросила она, когда Чарли распахнул дверь и вывел ее в коридор.
– Да, мы спустимся и поздороваемся с вашими братьями. Потом так же быстро попрощаемся и постараемся уехать.
– И куда мы поедем?
– Подальше отсюда. И чем скорее мы уедем из дома вашего отца, тем лучше. Договорились?
Анжелина влюбленно смотрела ему в лицо, потом их глаза встретились. С едва заметным сомнением она кивнула.
Чарли видел, что она безгранично верит ему, и от этого чуть не дрогнул. Он знал, что не заслуживает такой жертвы.
Они спустились по лестнице и вошли в столовую, где собрались почти все члены семьи. Трое мужчин, склонив головы друг к другу, о чем-то быстро лопотали по-испански.
Тереза Рейес спокойно сидела за столом и пила кофе. Когда они вошли, она улыбнулась:
– Доброе утро.
Трое мужчин немедленно подняли головы и повернулись к вошедшим, вытягивая револьверы из кобуры и направляя их на Чарли. Он прикрыл Анжелину собой, потом посмотрел в глаза ее отцу.
– Вы всегда так встречаете родственников? – Сделав ударение на последнем слове, Чарли превратил его в оскорбление. Рейес насупился. – Я так понимаю, что эти двое молодых людей – мои шурины? Доброе утро, джентльмены.
Марк и Люк Рейесы искоса злобно и хитро посмотрели на него, поразительно напомнив своего отца. Сантиметров на пятнадцать ниже Чарли ростом, молодые люди выглядели достаточно крепкими и мускулистыми от ежедневного физического труда. Чарли давно научился смотреть в глаза тем, кто направляет на него оружие; так всегда можно определить, насколько противник откровенен. То, что он увидел в глазах братьев Анжелины, не сулило ему ничего хорошего. Они не посмели бы противоречить отцу.
Чарли перевел взгляд на тещу. Тереза выглядела так, будто вот-вот упадет в обморок от этой демонстрации силы в своей столовой. Уж она-то на помощь прийти не сможет.
– Что это все значит? – Анжелина встала перед Чарли, прикрывая его собой от направленных на них револьверов.
Он попытался взять ее за плечи и отстранить, но она резко наступила ему на ногу и от боли ему пришлось сжать зубы, чтобы не заворчать. Она подняла руки к плечам и прижала его пальцы. Это движение очень походило на ласку. Но когда ногти вонзились в его кожу, он понял, что это – предупреждение.
Мигель тоже увидел этот жест и улыбнулся:
– Просто небольшая подстраховочка, дочь. Я не очень-то доверяю своему зятю.
– Мы сделали то, что вы хотели. Мы поженились. Что еще от нас требуется?
– О, гораздо большее. Гораздо большее.
– Выкладывайте, Рейес, – прорычал Чарли.
– Ах да. Вы же у нас любите сразу переходить к делу. Я и забыл. – Он кивнул и убрал револьвер в кобуру, хотя сыновья настойчиво продолжали держать оружие направленным в грудь Чарли. – Вам обоим придется на несколько дней уехать в укромное местечко. Вы пробудете там до тех пор, пока мы не распространим слух о вашей свадьбе. Марк и Люк отвезут вас туда, но, поскольку мы бы не хотели вас потерять, они приведут ваших лошадей обратно. А через несколько дней за вами приедут снова. Вы вернетесь домой, и мы устроим прием и празднество по случаю бракосочетания моей единственной дочери. Вы оба будете на нем присутствовать и сыграете роль счастливой парочки.
Чарли криво ухмыльнулся. «Снова меня перехитрили...»И поскольку два револьвера все еще были направлены на него, а Анжелина сковывала его действия, он не видел выхода из сложившейся ситуации. Ему придется принимать их условия, пока не подвернется благоприятный случай.
– Ладно, – согласился он. – Мы будем готовы, как только поедим и упакуем вещи.
Анжелина было открыла рот, намереваясь сказать что-то резкое, но потом передумала, с удивлением посмотрела на него и спросила:
– Что вы такое говорите? Как вы можете позволять ему так манипулировать собой?
Чарли приподнял брови, глядя на нее:
– Отсюда, где я стою, мне кажется, что эти револьверы направлены на нас, сестра. Надо уметь просчитывать потери и по возможности их сокращать. – Он улыбнулся и, наклонившись к ее уху, прошептал: – ...И перегруппировывать силы для следующих боев.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пожар любви - Хэндленд Лори



Хороший роман !!! Кому нравятся романы без соплей - читайте !!!
Пожар любви - Хэндленд ЛориМарина
29.12.2011, 18.19





Роман этого же автора "Сердце в подарок" мне показался незаконченным для одного из персонажей. И вот этот роман наверстал упущенное. Автору спасибо за приятно проведенное время с обоими произведениями. Читайте.
Пожар любви - Хэндленд Лориren
31.01.2015, 1.22





Хороший роман! Герой с тяжелой судьбой!
Пожар любви - Хэндленд ЛориЭля
1.02.2015, 18.49





Боже мой, какой шикарный роман... Советую
Пожар любви - Хэндленд ЛориЧитатель
15.04.2015, 3.05





Хороший роман.
Пожар любви - Хэндленд ЛориЧита
15.04.2015, 19.12





Хороший роман.
Пожар любви - Хэндленд ЛориЧита
15.04.2015, 19.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100