Читать онлайн Обольщение миледи, автора - Хэмптон Дэнис, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение миледи - Хэмптон Дэнис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение миледи - Хэмптон Дэнис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение миледи - Хэмптон Дэнис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэмптон Дэнис

Обольщение миледи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Шагая в ногу с сэром Джосом, Элиан проводила леди Хейдон до широких ворот, ведущих в монастырский сад. За низкой аркой портала перед ними раскинулись огородные грядки и деревья. Своды арки были слишком низки для Элиан, и она пригнулась. Рядом, почти касаясь ее плечом, пригнулся и сэр Джос. Они шли нога в ногу и одновременно выпрямились, оказавшись по другую сторону ворот.
Такая синхронность движений не только удивила Элиан, но и развеселила ее. Надеясь, что рыцарь не услышал ее смешок, Элиан украдкой взглянула на него. Впрочем, ситуация не располагала к веселью.
Джос уловил ее смешок. Продолжая шагать с ней в ногу, сэр Джос покосился на нее, и лоб его прорезала морщина. У Элиан упало сердце.
Будь он таким, как большинство мужчин, как ее отец, заботившийся лишь о себе самом, она не испугалась бы, что оскорбила его. Но даже за несколько минут знакомства Элиан поняла, что этот человек не похож на остальных. Он не поднял руку на женщину, даже когда ему приказала его госпожа. И попросил ее о помощи, вместо того чтобы потребовать. Неужели сэр Джос подумает, что она не сочувствует его горю? Сама мысль об этом была Элиан невыносимой.
– Прошу прощения, я не хотела смеяться, – сказала Элиан с искренним сожалением. – Дело в том, что вы... мы двигались, словно были тенью друг друга.
Морщина на его лбу разгладилась, уголки губ, несмотря на скорбь, приподнялись.
– Странно, – согласился он. – И удивительно. – Боль исчезла из его изумительных голубых глаз, и они на мгновение вспыхнули. Но он тут же переключил внимание на свою госпожу, шедшую впереди. – И достаточно привлекательно. – Последние слова он произнес совсем тихо.
Но Элиан услышала. Он нашел ее привлекательной. В этот момент она вдруг остро осознала его присутствие, могучий разворот плеч и то, с какой легкостью он себя нес, несмотря на тяжелые доспехи, весившие больше четырех стоунов
type="note" l:href="#n_4">[4]
. Оставаясь все лето на солнце, он загорел. Кожа приобрела легкий коричневый оттенок, а и без того в светлых волосах появились золотистые пряди. Элиан перевела взгляд на нежный изгиб его губ.
У нее вырвался вздох. До чего же он хорош собой! Ни одна женщина не устоит перед ним. И все же он нашел ее привлекательной, в то время как другие мужчины так не считали. Ее охватило чувство, похожее на восторг, который она ощущала, думая о предстоящем праздновании в Набуэлле святого дня.
Следом пришло долго сдерживаемое чувство обиды. Даже у ее сестер были мужья, пусть крестьяне. Ей никогда ничего не доставалось. Она до конца дней своих останется у отца в услужении. А наградой за службу ей станет надежда, что мольбы ее будут услышаны и для нее найдется местечко среди женщин в этом замкнутом мире, обнесенном стеной.
Не в силах думать о будущем, которое ей уготовано, Элиан заставила себя переключить внимание с рыцаря на раскинувшийся вокруг сад. В широкополых шляпах, с мотыгами в руках сестры-фермерши и мужчины-слуги, помогавшие им в саду приумножать богатство, побросали работу и теперь глазели на них. Как же не поглазеть? Зрелище и впрямь было странным: безмолвное шествие во главе с потерявшей ум благородной дамой, за которой следовали никудышная дочь шерифа, красивый рыцарь и стайка пыхтящих монахинь. Пока далекий жаворонок не пропел свою торжественную песню, единственным звуком, нарушавшим тишину, было шуршание многочисленных юбок по подсыхающей траве.
Они вошли под густую сень монастырского сада. Пространство, равное восьмой части площади, занимаемой городом, заполняли яблони, груши, переплетенные ряды ежевики и роз, кустарники терновника, а также дикие яблони. Леди Хейдон торопливо вела их к страшной цели. Ледниковый погреб всегда представлялся Элиан гигантской норой барсука, поросший травой земляной горб с каменными ступенями, ведущими в его темное чрево, где хранились значительные запасы монастырской провизии. Или мертвые тела, хотя сестрам не слишком часто доводилось использовать это помещение в качестве морга.
На верхней ступеньке ледохранилища леди Хейдон внезапно остановилась, и ее юбки, продолжая по инерции движение, обвились вокруг ног. Сопровождающая свита из монахинь замерла полукругом в нескольких ярдах от головы процессии, в то время как Элиан застыла в каком-нибудь футе от благородной дамы. Вместо того чтобы сделать еще шаг вперед и присоединиться к своей госпоже, сэр Джос, звякнув доспехами, остановился рядом с Элиан.
Оторопев, она невольно задержала взгляд на его лице. Глаза его были закрыты, голова склонена набок. Его облик источал печаль.
Элиан охватила жалость, смешанная с одобрением. Его скорбь по господину свидетельствовала о доброй, любящей натуре. Сэр Джос открыл глаза. Элиан вздрогнула и перевела взгляд на его госпожу.
Леди Хейдон все еще медлила на верхней ступеньке лестницы, ведущей в погреб. Ее руки дрожали. Лицо стало серым, пока она стояла, уставившись на дубовую дверь. Элиан больше не сожалела, что отец позвал ее. Он правильно поступил. Она была нужна здесь сегодня. Ее услуги могли понадобиться сэру Джосу и его госпоже. Элиан прошла вперед, чтобы встать на одну ступеньку с благородной вдовой.
Леди взглянула на девушку.
– Считайте меня трусихой, но я не в состоянии сделать больше ни шага, – произнесла она. – Я проделала весь этот путь, чтобы обмануть надежду моих дорогих близких.
Элиан взяла благородную даму под руку.
– Если хотите, мы можем спуститься вместе, – спокойно предложила она.
Леди Хейдон вздохом выразила согласие, и они стали спускаться вниз. Сэр Джос последовал за ними, о чем возвестил раздавшийся за их спинами тихий перезвон его кольчуги и скрип сапог. Огромное железное кольцо, служившее ручкой, с лязгом повернулось.
Когда дверь открылась, их обдало морозным воздухом, пахнувшим плесенью. Дневной свет, проникнув в помещение, наполнил его теплым сиянием. Там, где мешки и бочонки не закрывали стен, виднелась земля темно-коричневого цвета. Переложенные соломой, поблескивали прозрачной белизной остатки больших ледяных глыб, что прошедшей зимой приволокли с реки. Потолок покрывал газовый шелк паутины. У задней стены стояли три ложа, на которых лежали обернутые в белый погребальный саван фигуры.
Громко ахнув, леди Хейдон осторожно шагнула к ближайшему одру и упала на колени.
– Аделаида! – воскликнула она, и пар от ее дыхания повис туманом в стылом воздухе. – О, мое милое, милое дитя. Как ты можешь находиться здесь, когда от холода всегда кашляла?
От слов благородной дамы у Элиан болезненно сжалось сердце. От горя леди Хейдон лишилась разума. У нее задрожали плечи, и Элиан попятилась, чтобы оставить ее одну. При этом она столкнулась с сэром Джосом и наступила ему на ногу.
Испугавшись, она покачнулась. Он поймал ее за руки и подхватил под локти. Инстинктивно она подалась вперед и, упершись ладонями ему в грудь, восстановила равновесие.
Они стояли так близко, что Элиан видела пробивающуюся щетину на его впалых щеках. У него на шее пульсировала жилка, а тепло, источаемое телом, окутало ее облаком. Где-то глубоко в груди у нее вспыхнул пожар, пульс ускорился, сердце бешено застучало. Она вновь ощутила странное беспокойство, на этот раз в недрах своего лона. Спаси ее Пресвятая Мария! Что с ней творится? Сконфуженная и растерянная, Элиан отстранилась от сэра Джоса.
Он отпустил ее. Его взгляд был устремлен на дальний угол погреба.
– Но почему здесь его оружие и доспехи? – спросил он чуть слышно, при этом голос его дрогнул и он стал пятиться, пока не достиг дверного проема.
Элиан обернулась. Тонкий луч солнечного света пробивался к самому дальнему ложу, где покоилась неподвижная фигура лорда Хейдона. У стены, наполовину скрытые тенью, стояли его рыцарский щит и меч в ножнах. Рядом с острием меча поблескивала груда металла.
Кольчуга? Семь лет шайка разбойников бесчинствовала в графстве, но отец упрямо отказывался обсуждать ее грязные деяния. По мнению родителя, деградировавших людей не подобало обсуждать с женщиной. Но любопытство взяло верх. Что за грабители, оставившие кольчугу, чья стоимость в золоте почти равнялась ее весу?
Преклонив колени у неподвижного тела дочери, леди Беатрис испустила тихий стон. Сердце Элиан снова болезненно сжалось. Она с трудом могла вынести все это – рыцаря, способного разжечь в ней пожар, лорда, павшего от рук разбойников, оставивших ему его дорогое оружие, двух убитых малышек и их мать, потерявшую от горя рассудок. Элиан повернулась, чтобы уйти, но выход из погреба закрывала фигура сэра Джоса. Его голова была склонена, глаза закрыты, губы крепко сжаты. В отличие от своей госпожи, давшей волю слезам, он старался молча перебороть свою скорбь, судорожно сжимая кулаки.
Ей не хотелось его беспокоить, но еще меньше хотелось задерживаться здесь хотя бы на мгновение. Поднявшись на цыпочки, она приблизилась к нему и замерла, обдумывая, как проскользнуть мимо. В этот момент глаза сэра Джоса открылись.
И Элиан увидела в них то, что изо дня в день мучило ее саму. Возникшее чувство родства душ было невыносимым.
Она протянула к нему руки, желая утешить его, как и себя саму. Ее ладонь сомкнулась вокруг его кулака.
Он вздохнул. Выражение его лица смягчилось. Он разжал кулак и переплел пальцы с пальцами Элиан.
Его ладонь оказалась твердой и мозолистой. И Элиан снова ощутила в животе уже знакомый трепет и жар разливающегося внутри пламени.
Только тут Элиан поняла, насколько опрометчиво поступила, дотронувшись до него. Этот человек не был ее отцом или Адельмом, который относился к пожатию ее пальцев с уважением, какое мог оказать брат любимой сестре. Этот человек не приходился ей родственником и, следовательно, представлял опасность.
Литания, которую всю жизнь внушал ей отец, прозвучала с новой силой. Мужчины, как учил Рейнер, в силу своей ненадежности не заслуживали доверия. Утверждая, что испытывают уважение к добродетельным женщинам, они в то же время стремятся лишить женщину этой добродетели. В извечной борьбе между тем, что мужчина говорит, и тем, что делает, прикосновение женщины даже из самых невинных побуждений может навести его на мысль, что она больше не бережет свою бесценную девственность. И если женщина проявит глупость и отдаст мужчине самое дорогое, что имеет, любовник в скором времени ее предаст, бросив одну пожинать плоды своих опрометчивых поступков.
Она отшатнулась от сэра Джоса, разжав ладонь, и попыталась высвободить пальцы. Рыцарь нахмурился, и на лице его отразилось разочарование. Его рука еще сильнее сжала ее ладонь.
Элиан ощутила легкий приступ паники. Неужели уже поздно? Неужели он считает ее распутной женщиной?
– Нет, позвольте мне уйти, – испуганно прошептала она. – Я не должна здесь находиться наедине с вами и вашей госпожой.
Его взгляд снова стал пустым.
– Останься, – попросил он надтреснутым голосом. – Ты можешь еще мне... ей понадобиться.
Его слова тронули ее. Он в ней нуждается. В голове Элиан возник невероятный образ: этот могучий красивый мужчина предстал ей в качестве мужа, которого у нее никогда не будет, в качестве отца детей, которых ей не суждено родить. Мысль об одиночестве разрывала ее сердце на части.
– Не могу, – воскликнула она и вырвала у него руку. Проскользнув мимо, она взлетела вверх по лестнице и вдруг остановилась на верхней ступеньке, застыв в смятении. Она всегда была свободна в своих жестах, и ее не волновало, какое впечатление произведет ее поведение на мужчин. Ни разу в жизни она не погрешила против пристойности, как это случилось сегодня. Элиан подавила желание посмотреть вниз на рыцаря, нашедшего ее привлекательной. Она догадывалась, как все это случилось. Кроме Адельма, она ни с одним мужчиной не чувствовала себя так легко, как с сэром Джосом.
– Госпожа дю Омэ! – крикнула настоятельница Герта из значительно разросшейся к этому моменту толпы работниц и сестер, собравшихся снаружи. На нежных щеках священнослужительницы пламенел яркий румянец, а к подолу юбки прилипла трава, позволившая предположить, что матушке по пути к леднику, вероятно, пришлось даже пробежаться. – Леди Хейдон внизу? – Когда Элиан кивнула, Герта проворно обошла ее и бросилась вниз по лестнице.
– Прочь с дороги, черти! Дайте мне пройти! – потребовал Рейнер дю Омэ. От его громкого раскатистого баса, казалось, затряслись даже макушки деревьев.
Элиан вскипела от негодования. Как это похоже на ее отца – силой и грубостью прокладывать путь в толпе женщин. Одетый в новый алый камзол, делавший его приметным среди одежд мрачных тонов, Рейнер продирался сквозь последний ряд зевак, отделявших его от дочери. Перед дочерью он остановился. В его карих глазах все еще играли искры нервозности, не дававшей ему покоя последние недели. Он не говорил, что его огорчало, но его настроение очень изменилось с тех пор, как он узнал о гибели лорда Хейдона. Нападая много лет на торговцев, разбойники наконец посмели поднять руку на человека более влиятельного.
– Что леди здесь делает? Почему не пришла сначала в приемную, как было договорено? – обратился Рейнер к младшей дочери. – И где была ты? Ты должна была явиться в монастырь до прибытия благородной гостьи.
Элиан, прищурившись, посмотрела на него:
– Именно так я и поступила. Я стояла у ворот монастыря, чтобы встретить благородную вдову Хейдона сразу по прибытии. Если хотите, чтобы я была резвее, купите мне для этой цели лошадь. Где были вы? Вы не можете меня винить, если сами ждали не там, где вам положено.
Так всегда бывало между ними. Отец, возможно, и помыкал, как хотел, ее телом и душой, но это не мешало Элиан отпускать при этом колкости относительно собственного положения. За порабощение дочери он платил раздражением. На ее взгляд, вполне приемлемая сделка.
– Но что вы здесь делаете? – не унималась Элиан. – Сестра Матильда должна была передать, что вам надлежит оставаться в приемной. Сопровождающий госпожу рыцарь просил, чтобы только женщины присутствовали на этом собрании.
На лице отца отразилась ярость.
– Никто не смеет запрещать шерифу заниматься тем, что ему положено по долгу службы.
Элиан испустила раздраженный вздох. Напрасно она дала такое поручение Матильде. Отец всегда поступал, как ему заблагорассудится, ни с кем не считаясь. Как, например, покупка роскошного наряда для визита королевского двора, в то время как их скудных средств едва хватало, чтобы пережить зиму.
– Помогите мне! – донесся из подземелья голос настоятельницы.
Святая мать кричала так пронзительно, что Элиан стрелой метнулась вниз по ступенькам, бросив отца одного. Возбужденно кудахча, добрая часть толпы хлынула за ней следом, втолкнув Элиан обратно в темное помещение. В свете тонких лучей, пробивавшихся над плечами собравшихся, Элиан увидела, что леди Хейдон оставила свой пост у ложа дочери. Теперь, понурив плечи, благородная дама стояла посреди ледника. Без шляпы. С распущенной косой. Герта держала ее за руку.
– Помоги мне остановить ее, – обратилась она к Элиан, как только та появилась.
Элиан взяла леди Беатрис за вторую руку. Ее взгляд застыл на сэре Джосе, занявшем теперь место между своей госпожой и ее дочерью. Выражение его лица было суровым.
– Нет, миледи. Ваш обет не удержит меня здесь. Вы не станете их раскрывать.
Только тут Элиан заметила саван, валявшийся на полу возле ближайшего одра. Ее охватил ужас. Когда леди Беатрис сделала попытку броситься к ложу, Элиан попыталась помешать ей. Леди не могла сотворить такое. Тела усопших давно должны были быть преданы земле.
– Нет, пусть все видят! – истерически крикнула леди Хейдон в лицо Элиан. – Пусть шериф осознает, чего стоила мне его бездеятельность.
В ледниковой камере вдруг воцарилась тишина. Тут Элиан поняла причину панического страха отца, вдруг передавшегося и ей. Справедливо ли, нет ли, но ее отца переменно обвинят в смерти лорда Хейдона. Когда в Михайлов день в конце сентября начнется сессия Высокого рода, леди Хейдон подаст на него жалобу. Если король отлучит его со службы, это будет означать конец не только я ее отца, но и для нее тоже. Джон потребует возврата долгов, то есть всего того, чем владел его шериф. Это была убийственная сумма, включавшая две цены за покупку места шерифа.
– Вы не должны его винить. Он сделал все, что в его силах, – возразила Элиан.
Леди Хейдон дернулась, словно от удара, и устремила на Элиан яростный взгляд.
– Кого в таком случае должна винить я? Себя? – взвизгнула она и стала задыхаться. Прошла секунда, потом вторая, леди Хейдон открывала и закрывала рот в безуспешной попытке вдохнуть в легкие воздух.
– Пресвятая Богородица, она умирает! – заголосила Герта и в глубоком отчаянии выпустила леди Беатрис из рук.
Элиан прижала благородную даму к себе.
– Помогите ей! – крикнула она ее рыцарю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольщение миледи - Хэмптон Дэнис



Очень интерестно. Жестоко, но в манере того времени.
Обольщение миледи - Хэмптон ДэнисДжули
26.09.2011, 11.55





Вначале скучновато,но потом сюжет захватывает.
Обольщение миледи - Хэмптон Дэниснаталья
4.01.2013, 23.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100