Читать онлайн Обольщение миледи, автора - Хэмптон Дэнис, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обольщение миледи - Хэмптон Дэнис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.68 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обольщение миледи - Хэмптон Дэнис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обольщение миледи - Хэмптон Дэнис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэмптон Дэнис

Обольщение миледи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Оказавшись за двумя стенами, окружавшими замок Набуэлла, Джос заплатил парнишке, который присматривал за его лошадью, и вскочил в седло. Повернув свою кобылу в обратную сторону, он намеревался вернуться в дом ювелира, где его друзья готовились к отъезду из Набуэлла. Тронувшись с места, Джос заметил высокую женщину в красивом зеленом платье. Она выбежала из ворот замка и, ловко маневрируя среди многочисленных пешеходов, быстро пошла по оживленной улице. Из-под белого головного плата струились каштановые косы с золотым отливом. Он узнал ее. Это была Элиан.
Черт побери, но Элиан минуту назад должна была находиться в кабинете своего отца. Это значит, что она слышала его угрозу. У него защемило сердце. Ведь он не мог себе позволить утешить ее. Он должен был дать ей спокойно уйти. Последовать за ней и пуститься в объяснения значит распалить ее чувства, в то время как не было никакой надежды на возможность честных отношений между ними. Она могла стать лишь его любовницей, но Элиан заслуживала большего.
К несчастью, он понимал это умом, но не мог постичь сердцем. Тело тоже отказывалось подчиняться разуму. Он взялся за поводья и вдавил каблуки в бока лошади. Животное понеслось вскачь, двигаясь чересчур быстро для многолюдной улицы. Со всех сторон неслись мужская брань и женский визг. Люди расступались, пропуская его.
Дорогу Элиан загородила громоздкая повозка, запряженная быком. Она занимала впереди практически все пространство. Джос видел, как Элиан метнулась влево, но не нашла для себя прохода. Этой ситуацией он и воспользовался. Когда Элиан свернула вправо, Джос подстегнул лошадь и остановился между ней и краем повозки.
Элиан едва не врезалась во всадника, прежде чем его заметила. Вскрикнув, она неловко попятилась. Джос соскочил на землю и схватил ее за руку.
– Лиан! – Он схватил ее за вторую руку на тот случай, если она попытается вырваться.
– Джос? – Она удивленно уставилась на него. В ее прекрасных зеленых глазах он увидел боль. Этого оказалось достаточно, чтобы он все понял. Она слышала его угрозу.
Джос должен убедить ее, что его стремление учинить расправу над ее отцом справедливо. Но ведь это отразится и на ней. В этот момент из переулка с шумом высыпала компания шумных подмастерьев. Парнишки пританцовывали, подкалывали друг друга шутками, толкались. Один из них врезался Джосу в плечо, но тут же отскочил назад, выкрикнув слова извинения. Это напомнило Джосу, что встреча с Элиан произошла в людном месте.
– Идем, – приказал Джос, крепко сжав ей руку.
Девушка послушно последовала за ним. За лавкой торговца мануфактурой он остановился и прислонил ее к стене магазинчика. Поставив лошадь так, чтобы круп животного заслонил их от улицы, Джос встал перед ней, загородив собой от любопытных взглядов. Теперь, достигнув относительного уединения, Джос вдруг понял, что не знает, что сказать. Она смотрела на него. Ее нижняя губа подрагивала. Глаза наполнились слезами.
– Ах, Лиан. – Хотя все выглядело безысходным, он хотел, чтобы она поняла, что клятва о мести связала его по рукам и ногам. Что не из простого каприза желает он уничтожить ее отца и погубить ее жизнь. Смерть его отца требовала возмездия.
– Помоги мне, Джос, – тихо пробормотала она. Судорожно дыша, она вытерла тыльной стороной ладони мокрую щеку. – Умоляю, убей меня!
Представив, что Элиан умерла, Джос похолодел от ужаса.
– Нет! – воскликнул он.
По ее щекам снова заструились слезы.
– Я не смогу жить, зная, что в моих жилах течет дурная кровь, – прошептала она. – Что ты возненавидишь меня, узнав об этом.
Он нахмурился.
– Какая бы кровь в тебе ни текла, я не смогу тебя возненавидеть.
Он сказал чистую правду. После случившегося на пруду и прошлой ночи Элиан уже не принадлежала своему отцу. Она принадлежала ему, Джосу.
Элиан прижала ладонь к губам.
– Ты пожалеешь об этих словах, когда узнаешь правду, – прошептала она. – О, Джос, боюсь, мой отец знает, кто те злодеи. Более того, я думаю, что он им покровительствует из корыстных целей.
Джос ощутил тепло, похожее на то, что испытывал в присутствии своих друзей. Любая женщина на месте Элиан приложила бы все силы, лишь бы завуалировать правду и свить из слов паутину, чтобы защитить себя от возможных неприятностей. Любая, но не Элиан. Она выложила ему все без колебания и взмолилась о смерти, потому что ее отец своими действиями причинил страдания ее возлюбленному.
Джос смахнул слезинку с ее щеки.
– Я все это знал, – сказал он. – Во всяком случае, догадывался с того момента, как повстречался с твоим отцом в монастыре.
У Элиан от удивления округлились глаза.
– Ты знал? Но почему тогда не возненавидел меня? Ее щеки слегка порозовели. Заметив это, Джос обрадовался. Возможно, в этот миг Элиан вспомнила пережитые ими минуты наслаждения.
Боже милосердный, как же она хороша! Джос провел пальцами по ее щеке. Как и обычно, она наклонила голову, чтобы прижаться лицом к его ладони. Она по-прежнему испытывала к нему симпатию и доверие, несмотря на угрозы, брошенные им в адрес ее отца.
– Разве я не говорил, что не стану причинять тебе вред? Ты не причастна к злодеяниям отца. Твоя невиновность написана у тебя на лице.
– Так ты не возненавидел меня? – спросила она с благоговейным трепетом и прильнула к нему. Джос судорожно сглотнул и почувствовал, что Элиан вздрагивает.
– Только не это. Не нужно больше слез, – нежно произнес Джос, гладя ее рукой по спине. – А то носик покраснеет. Сегодня ты выглядишь как истинная леди.
Все еще всхлипывая, Элиан выпрямилась.
– По-твоему, я хорошо выгляжу?
Джос с трудом сдержал смех. Лиан не умеет хитрить и притворяться.
– Конечно. Особенно хорошо ты выглядишь, когда у тебя распущены волосы и ты закутана в одеяло, под которым ничего нет.
Тут Джоса охватило желание с такой же силой, как прошлой ночью. Он наклонился, чтобы запечатлеть на губах Элиан поцелуй, но девушка коснулась пальцами его губ и отвернулась.
– Мы не можем, – прошептала она, оглядевшись, Никто на них не смотрел, и она, с облегчением вздохнув, добавила: – Мы не должны.
Неимоверным усилием воли Джос обуздал свою страсть. Он был благодарен Элиан за то, что у нее хватило благоразумия на двоих.
– Как жаль, что ты права, – пробормотал он, и его рука легла ей на талию. – Но ты должна знать, что в эту минуту я больше всего на свете хочу ощутить вкус твоих губ.
Элиан едва заметно улыбнулась, но тут же посерьезнела.
– Я догадываюсь, чего ты хочешь, – промолвила она, – потому что сама хочу того же. Именно поэтому я собираюсь сегодня пойти в монастырь и молить мать Герту отменить анафему, наложенную на мою семью, и дать мне приют.
– Нет! – воскликнул Джос. Элиан удивленно уставилась на него.
Он и сам пришел в замешательство. Элиан вольна поступать так, как считает нужным. Ведь он ей не родня, а совершенно чужой человек. Но Джос ничего не мог с собой поделать. Чувства брали верх над разумом.
– Нет, – повторил он уже спокойнее. – Не сейчас.
– А когда? – спросила Элиан в смятении. – Когда мой конец будет неотвратим?
Джос взял ее руку и прижал к груди. Их пальцы переплелись.
– Что, если настоятельница внемлет твоей просьбе прямо сегодня? Как только ты окажешься за стенами монастыря, мы с тобой больше не увидимся. – Эта мысль причиняла ему невыносимую боль. – Я пока не готов расстаться с тобой.
Выражение лица Элиан смягчилось, боль и страдание исчезли, и она стала еще красивее. У Джоса даже дух захватило.
– Значит, я тебе не безразлична? – прошептала она.
– Нет, – ответил он со вздохом. – Сказать «не безразлична» значит ничего не сказать, учитывая срок и обстоятельства нашего знакомства. – Говоря это, он в то же время сознавал необходимость разрыва их отношений. – Подожди немного, – продолжал Джос. – Пожалуйста, ибо у нас не будет больше возможности... – Он осекся, язык не поворачивался назвать то, чем они занимались, грехом. – Сегодня утром я покидаю Конитроп и Набуэлл. Дождись моего возвращения, чтобы мы могли проститься должным образом.
Кого хотел он обмануть? Не было иного прощания, кроме того, какое он не имел возможности предложить ей в этот час на пыльной городской улице. Джос судорожно сглотнул. Прощания в саду на траве, под лунным светом, серебрившим обнаженные тела.
Глаза Элиан затуманились печалью. Нe потому ли, что им предстояло расстаться, пока – на время, а затем – навсегда, и оба сознавали это? Она тосковала по нему уже сейчас, хотя он еще не уехал, и это открытие захлестнуло Джоса волной радости.
Иметь жену, которая считала бы часы до его возвращения. Но это встречалось довольно редко, во всяком случае, в кругу его знакомых. Большинство союзов объединяло холодное мирное соглашение, основанное на противостоянии, как, например, в браке Беатрис с его отцом. И Джос не ждал иного от женитьбы. Такова была цена брака, заключенного с целью приобретения собственности и богатства, а не по причине взаимной симпатии.
– Ты надолго уезжаешь? – спросила Элиан. Голос ее дрогнул.
– Трудно сказать, – отозвался Джос. – Возможно, на четыре-пять дней. – Но точно не на десять, потому что на одиннадцатый он собирался свести счеты с ее отцом.
Лицо Элиан помрачнело от страха.
– Я не могу ждать тебя даже несколько дней, Джос. Да покарает Господь меня и мой язык! Ты не представляешь, что я наговорила своему отцу. Теперь мне нигде нет спасения, только в стенах монастыря, под защитой матери-настоятельницы. О, Джос! – Она прижала ладонь ко лбу. – А что, если мать Герта не захочет меня взять? Отец найдет меня, где бы я ни была.
Джоса охватила тревога за судьбу Элиан. Он не сомневался, что дю Омэ убьет дочь, особенно если ее смерть сможет каким-то образом спасти его от возмездия. В нем закипела ярость. Но Элиан принадлежит ему. Ни один мужчина не смеет безнаказанно угрожать его даме. Он порвет на куски любого, кто посягнет на нее. Джос хотел было вернуться в замок, чтобы встретиться с дю Омэ лицом к лицу и покончить с ним.
Но рассудок взял верх над эмоциями. Если он затеет поединок с дю Омэ сейчас, без оговоренных заранее правил дуэли, помощники шерифа непременно вмешаются. И Элиан окажется беззащитной. Ей нужен не покровитель, а надежное убежище. Где они могли бы увидеться. Устроить это было в его власти.
– Если тебе нужна безопасность, иди домой, Лиан, – сказал Джос. – В Конитропе леди Хейдон и люди лорда Хейдона не дадут тебя в обиду и спасут от отца.
– Едва ли, – возразила Элиан. – Леди Хейдон меня не выносит. Если за мной придет отец, она с радостью выбросит меня за ворота.
Джос хрипло рассмеялся:
– Послушай меня. Леди Хейдон не свойственно поддаваться эмоциям, если не считать того времени, когда у нее разум помутился от горя. Постарайся убедить ее, что поможешь ей в осуществлении мести.
– Ты меня не слушаешь! – в отчаянии воскликнула Элиан. – Как могу я убедить ее в чем-либо, если она меня близко к себе не подпускает?
Джос прижал палец к ее губам.
– А ты расскажи ей правду о своем отце.
Элиан побледнела. Джос слегка улыбнулся и убрал палец с ее губ.
– Это как раз то, что она хочет услышать, – заверил он девушку. – Можешь подсластить свою просьбу обещанием показать ей Конитроп, позволив поискать доказательства связи твоего отца с разбойниками. Сделай, как я говорю, и будешь в безопасности до моего возвращения.
Джос поздравил себя, решив, что придумал для мачехи превосходное задание. Беатрис будет чем заняться под неусыпным присмотром Ника. Более того, Джос не сомневался, что никаких доказательств виновности дю Омэ мачеха в Конитропе не найдет. Это означало, что до его возвращения у Беатрис не возникнет необходимости выяснять с шерифом отношения.
– Да поможет мне Бог, – тихо промолвила Элиан. – Я вынуждена буду стыдиться своего отца.
– Но ты сама обо всем рассказала, – напомнил Джос. Она махнула рукой:
– Это совсем другое.
От ее признания на сердце Джоса потеплело.
– Что именно? – спросил он, заранее зная, какой последует ответ. Но он хотел, чтобы она сама произнесла эти слова.
Элиан как-то странно на него посмотрела. Он уловил момент, когда она поняла, что проболталась. Об этом сообщили ему ее глаза и пылающие огнем щеки.
– Я сказала, потому что знала, что ты не возненавидишь меня за признание. Хотя мне стыдно, что я относилась к тебе с недоверием. Как могла я усомниться в тебе, когда ты переживаешь за меня ничуть не меньше, чем я за тебя? – прошептала она.
Вот она и сказала это при свете белого дня. Она доверяла ему, как никому другому. Эта новость отозвалась сладкой горечью в душе Джоса, и ему захотелось остаться единственным мужчиной, которого она впустила в свое сердце, и никогда не покидать его пределов, хотя судьба уготовила ему совсем другое.
Он снова вспомнил о клятве совершить возмездие и о том, что за этим последует. Мысль умереть и бросить Эли-ан без защиты была невыносима.
– Скажи, что ты все сделаешь так, как я говорю. Пойми, помогая леди Хейдон, ты можешь получить убежище, в котором нуждаешься. Если она замолвит перед настоятельницей за тебя словечко, монастырские ворота тотчас распахнутся перед тобой.
Эти слова встали у Джоса поперек горла. Ему придется смириться с тем, что Элиан пострижется в монахини. В конце концов, ей нужно где-то жить, и, конечно, не под его опекой, как бы ему того ни хотелось.
Элиан вздохнула. У нее больше не было сил сопротивляться.
– Раз ты просишь, я постараюсь, – пообещала она, но тут же покачала головой: – Боюсь, ты недооцениваешь силу ненависти ко мне твоей мачехи.
Джос лишь улыбнулся:
– Кому, как не мне, знать всю меру презрения леди Хейдон? Ведь я столько лет терпел ее неприязнь.
– Она тебя не любит? – воскликнула Элиан, нахмурившись, словно сама мысль, что кто-то может его не любить, показалась ей кощунственной.
Джос ей подмигнул.
– Ты говоришь не думая, Лиан. Не забывай, я был в семье отца побочным сыном, Беатрис так и не смогла родить мальчика.
К его удивлению, от тревоги и страха на лице Элиан не осталось и следа. Сузив глаза, она гневно распрямила спину.
– Как смеет она презирать тебя за происхождение? Как будто от тебя это зависело. Лучше бы она ненавидела не тебя, а своего мужа за измену, в результате которой ты появился на свет. Твоей вины в этом нет.
Только Лиан могла считать, что несправедливо упрекать незаконнорожденного ребенка в его происхождении. Ее слова вызвали в душе Джоса странное чувство. Он мог поклясться, что его сердце в этот миг распахнулось, и, прежде чем он осознал, что происходит, дочь шерифа шагнула в этот ставший вдруг уязвимым орган. И сердце захлопнулось за ее спиной, словно не хотело ее выпускать.
Джоса обдало новой волной желания, столь сильной, что он пришел в замешательство. Но в этом чувстве он не уловил ни капли похоти. Ему хотелось, просыпаясь утром, видеть рядом с собой Лиан. Хотелось знать, что она будет тосковать по нему, когда рыцарский долг заставит его уехать от нее. Хотелось видеть, как станет расти ее живот, когда она будет вынашивать его детей. Он мечтал, чтобы дочь шерифа была преданной и верной ему и чтобы это длилось до конца его дней.
Эти мысли лишили Джоса присутствия духа, и, выпустив ее руку, он отступил назад. Элиан ахнула от неожиданности и сделала движение к нему, словно хотела вернуть, но тут же передумала. Ее руки безвольно повисли. Лицо вновь стало печальным.
Джос не сдержал вздоха, взволнованный глубиной ее искренности. Он без труда прочитал по выражению ее лица: она позволит ему оставить себя, не бросив ни слова упрека ни сейчас, ни позже, когда он окончательно уедет из Набу-элла, разоблачив ее отца и загубив ее жизнь. Более того, она будет благодарна ему за все, что он сделал. Такой она была, его Лиан.
Она попыталась улыбнуться.
– Ты не представляешь, как я признательна тебе за заботу обо мне. Не знаю, чем отплатить тебе за твою доброту? Позволь мне хотя бы помочь тебе собраться в путь.
Джос вдруг обрадовался присутствию Перрина. Продлевать свидание с Элиан было и впрямь опасно, особенно в его нынешнем состоянии духа.
– В этом нет необходимости. Слуга уже забрал мои вещи из Конитропа и ждет меня здесь, в Набуэлле. Лучше отправляйся домой и позаботься о собственной безопасности, чтобы я о тебе не тревожился, пока буду в отъезде.
– Я поступлю, как ты хочешь, – промолвила Элиан с разочарованием.
Наступил момент прощания. Но ни один из них не сдвинулся с места. Время шло.
Желание поцеловать ее стало непреодолимым. Джос наклонился. Она вскинула руки ему на грудь и подняла голову.
– Бога ради, парень, убери свою лошадь, пока она не попортила мой товар! – крикнул торговец мануфактурой и, высунувшись из окошка лавки, погрозил в их сторону кулаком.
Джос резко выпрямился. Одарив его мимолетной грустной улыбкой, Элиан торопливо вышла из укрытия и оказалась на открытой части улицы. Джос двинулся за ней, ведя лошадь под уздцы. Следуя за девушкой в оживленной дневной толпе, он не спускал с нее глаз.
От торопливой походки ее юбки плавно колыхались. Заплетенные в косы волосы отливали коричневым медом на зеленом фоне платья, облегавшего спину. Зеленый цвет шел ей и делал ее глаза еще ярче. Платье из шерстяной ткани было совсем простенькое, даже без вышивки. После того как они поженятся, он закажет ей платье получше, но такого же оттенка.
После того как они поженятся? Эта мысль заставила Джоса резко остановиться. Лошадь, озадаченная внезапной заминкой, громко фыркнула и подтолкнула его носом в спину. Не отдавая себе отчета в своих действиях, словно во сне, он обошел кобылу и, вскочив в седло, повернул ее в направлении дома Альфреда, золотых дел мастера.
Джос с легкостью представил себе будущее, которого у него не могло быть. Нужно немедленно положить этому конец, пока не ослабли его воля и желание совершить возмездие, пока, он не предал память об отце.
Через какие-нибудь полчаса он покинет Набуэлл и шерифа с его дочерью. Если поездка даст Джосу требуемые доказательства для осуществления правосудия, у него не будет необходимости возвращаться сюда.
На самом деле при наличии соответствующих улик он сможет обратиться в Вестминстерский „суд. По закону дю Омэ должен появиться там к Михайлову дню, то есть к двадцать девятому сентября. Стоя пред лицом короля и пэров этой земли, Джос представит их вниманию собранные за это время факты. Если доказательства будут неоспоримыми, ни один человек не откажет Джосу в праве вызвать дю Омэ на честный поединок и добиваться справедливости с помощью меча.
Даже ради мачехи Джосу не придется возвращаться в Набуэлл. Если к концу сентября Беатрис все еще будет чувствовать недомогание, она сможет перебраться в монастырь.
Если же она поправится, Ник проводит ее домой, в Хейдон.
Но подобный план не устраивал Джоса, и его сердце взбунтовалось. Однако Джос проигнорировал его. Для него и для Элиан будет лучше, если он сюда не вернется.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обольщение миледи - Хэмптон Дэнис



Очень интерестно. Жестоко, но в манере того времени.
Обольщение миледи - Хэмптон ДэнисДжули
26.09.2011, 11.55





Вначале скучновато,но потом сюжет захватывает.
Обольщение миледи - Хэмптон Дэниснаталья
4.01.2013, 23.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100