Читать онлайн Никому тебя не отдам, автора - Хэмптон Дэнис, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Никому тебя не отдам - Хэмптон Дэнис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.92 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Никому тебя не отдам - Хэмптон Дэнис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Никому тебя не отдам - Хэмптон Дэнис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэмптон Дэнис

Никому тебя не отдам

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— Вот так, миледи, — сказала Албрида, прикрепляя диадему к вуали Кейт. — Сегодня вы будете самой красивой.
Сидя на своей кровати, Кейт взяла зеркальце, представляющее собой пластину посеребренного металла в роговой оправе, размером не больше ладони, — подарок леди Аделы при расставании. Направив зеркальце на грудь, она медленно перемещала его, осматривая себя от талии до плеч. Ни один мужчина еще не попросил ее руки, и лорд Бэгот потребовал, чтобы дочь сегодня оделась в новый наряд, который он купил для нее в надежде, что она сможет привлечь к себе внимание женихов. Он был сшит по последней моде: с приподнятой линией талии и такими длинными рукавами, что их концы почти доставали до земли. Кейт надела это голубое шелковое одеяние поверх нижнего платья бледно-желтого цвета. Теперь в зеркальце отражались ее плечи и подбородок. Одна из лент так и пропала после вчерашнего случая на охоте, хотя они с Эмис и Джосс обыскали весь склон. Поскольку Кейт намеревалась подарить оставшуюся ленту Уэрину, она не позволила Албриде заплести ее в волосы и, улучив момент, спрятала ленту в узкий рукав нижнего желтого платья, хотя сомневалась, что ей удастся встретиться с Уэрином до начала турнира. Албрида заплела волосы Кейт в одну косу и свернула ее в большой тугой узел. Эта прическа прекрасно сочеталась с золотым ожерельем с янтарем, которое лорд Бэгот дал дочери из семейных драгоценностей. Наконец Кейт пристально посмотрела на свое лицо в обрамлении белой вуали и улыбнулась, довольная собой. Она выглядела вполне достойной дамой двух рыцарей, каждый из которых будет стремиться одержать на турнире победу в ее честь. Ей вспомнилось вдруг предупреждение леди Аделы, которая наставляла ее, что истинная леди должна оказывать знаки внимания лишь одному герою. В противном случае это может привести к ссоре ее избранников. Ведь и без того между мужчинами, которые любили ее, была давняя вражда. Правда, она не одарила Рейфа символом своей благосклонности, пообещав его Уэрину. Кейт состроила себе гримасу в зеркале. Увы, она отнюдь не была уверена, что именно Уэрина желала бы видеть своим героем. Ее снова захлестнула волна недавно пережитых чувств, и возникло острое желание опять оказаться рядом с Рейфом. Губы ее невольно сложились в улыбку, и сердце гулко застучало в груди. Что с ней происходит? Кейт попыталась успокоиться. Ей не следует поощрять в себе подобные мысли и чувства. Настоящая леди должна быть предана своему избраннику, а она забыла о своем долге, проявив вчера слабость и позволив Рейфу целовать ее. Впрочем, Рейф, как благородный человек, не посмел нарушить ее запрет. А что сделала она? Сама поцеловала его! Кейт охватило смятение. Но как она могла противиться его прикосновениям, если даже от воспоминания о его поцелуе у нее начинает учащенно биться сердце! А когда он провел пальцами по обнаженной руке, она вся буквально запылала жаром. Разве могла она предположить, что прикосновение мужчины способно доставить такое удовольствие? Но не любого мужчины. Кейт содрогнулась, вспомнив о сэре Гилберте и его попытке поцеловать ее. На смену отвращению пришло любопытство. Она едва знала Рейфа и еще не могла испытывать любви к нему — по крайней мере она так думала, — но если его поцелуй был таким чудом, не будет ли поцелуй Уэрина еще прекраснее? Ведь она считала именно Уэрина своим возлюбленным.
— О чем вы задумались? — спросила вдруг Албрида, прервав неподобающие мысли Кейт.
— Я размышляю о том, как мне получше выглядеть сегодня, Албрида, — поспешно ответила Кейт, изгоняя остатки греховных мыслей. Опасаясь, что служанка может заподозрить что-то по ее тону, Кейт занялась зеркальцем — она еще раз оглядела себя и положила вещицу в свою шкатулку с драгоценностями, засунув ее под кровать.
— Вам нечего беспокоиться, миледи, — утешила ее Албрида, действительно приняв любовные переживания хозяйки за беспокойство. — Уверена, что скоро кто-то из рыцарей обязательно сделает вам предложение.
Кейт искренне надеялась, что этого не произойдет. Когда она выпрямилась и откинула назад вуаль, проницательная Албрида, вплотную приблизившись к ней и бросив быстрый взгляд на полог, разделявший палатку, зашептала:
— Если бы я была более смелой женщиной, то непременно сказала бы вашему отцу, что он слишком нетерпелив. Такие вещи не делаются так скоро.
— Ты уверена? — спросила Кейт, так стремительно повернувшись к Албриде, что та испуганно отшатнулась от нее. О, как она хотела, чтобы прошли недели, месяцы и даже годы, прежде чем ее снова выдадут замуж. — Ты в этом уверена?
— Конечно, — ответила служанка с лукавой улыбкой, — Много лет назад ваш дед по материнской линии заставил лорда Бэгота ждать около двух лет, прежде чем тот женился на вашей матушке. Правда, отчасти это было связано с тем, что сначала надо было разрушить другой брак и вашей матушке требовалось время, чтобы разобраться в своих чувствах, — добавила она.
На какое-то время взгляд Албриды затуманился воспоминаниями о былом, затем она улыбнулась.
— Я знаю, что вам сейчас трудно поверить, что тогда ваш отец был подобен дикому коню, который громким ржанием призывает кобылку. Но он не хотел никакой другой женщины, кроме нее, и, думаю, готов был вырвать сердце из своей груди — так сильно он любил свою избранницу.
Албрида замолчала и снова улыбнулась, вспоминая прошлое.
— Она была очень красивой, ваша матушка. И вы очень похожи на нее, хотя цвет волос у вас от отца.
Кейт неожиданно для себя почувствовала острое желание услышать побольше о своей матери, особенно о ее связи с Годсолами.
— Ты хорошо знала мою мать?
— Да, миледи. Тогда я была одной из швей в Бэготе, однако… — Албрида умолкла, заметив, что полог, разделяющий палатку на половину отца и дочери, приподнялся. Это был Питер, слуга лорда Бэгота.
— Албрида, лорд Бэгот ждет тебя. Как только закончишь заниматься леди де Фрейзни, ступай к нему, — сказал Питер, и в его голосе прозвучали грозные нотки.
Суровый тон Питера не оставлял сомнений, что он слышал разговор служанки с миледи и решил прервать дальнейшие воспоминания болтливой Албриды. Та покорно склонила голову.
— Я иду, — сказала она, оставив свою подопечную. Кейт, расстроенная тем, что ее любопытство не было удовлетворено, выскользнула из-за перегородки и остановилась у открытого входа в палатку. Лучи восходящего солнца проникали внутрь, играя на доспехах, лежавших на сундуке, где хранилось боевое снаряжение лорда Бэгота. Поскольку у отца сейчас не было оруженосца, следить за состоянием доспехов было поручено Питеру. У дальнего конца кровати лорда Бэгота стояла корзина с хлебом и сыром, доставленная сюда из кухни замка в качестве завтрака, а на тростниковом полу был расстелен прямоугольный коврик из промасленной ткани. В углу стояло ведро с горячей водой. Купальня в замке была слишком мала, чтобы принять всех рыцарей, желающих воспользоваться ею в это утро, поэтому кое-кто из мужчин решил искупаться в реке, иные же, в том числе и ее отец, предпочли помыться в собственных палатках.
Лорд Бэгот сидел голый на стульчике в центре расстеленного коврика лицом ко входу в палатку, так что ускользнуть из нее незаметно, чтобы встретиться с Уэрином, не было никакой возможности. Отец как будто догадывался о планах дочери и решил помешать их осуществлению. Кейт вздохнула, но тут же почувствовала облегчение. Она не хотела, чтобы Уэрин получил ее ленту и стал победителем на турнире. Кейт коснулась своего запястья и ленты, спрятанной в рукаве. Почему она не отдала ее вчера Рейфу?.. Албрида поспешно взяла с края ведра тряпицу, смочила ее и зачерпнула немного жидкого мыла из крошечного бочонка, который они захватили с собой из Бэгота. Приблизившись к хозяину, служанка начала тереть ему спину. Кейт посмотрела на своего отца, и в ней вспыхнуло негодование. По существующим правилам она была единственной, кто должен был мыть его. Обычно это делали ближайшие родственники женского пола: жена, дочь или сестра. Ей случалось много раз мыть своего свекра сэра Гая де Фрейзни, что они делали вместе с леди Аделой. То, что отец отказался от ее услуги, лишний раз свидетельствовало о его пренебрежительном отношении к ней. Лорд Бэгот нахмурился.
— Ты не нашла себе более подходящего занятия, чем пялиться на меня? — проворчал он.
Кейт с удивлением отметила, что все еще смотрит на отца, и негодование охватило ее с новой силой. Чего он ожидал от нее за два часа до начала турнира — она должна сидеть на койке и переживать?
— Нет, милорд, не нашла, — искренне ответила Кейт. В глазах отца полыхнуло раздражение.
— Я вижу это и не желаю, чтобы ты путалась под ногами в минуты, когда мне необходимо сосредоточиться, подумать, что ждет меня сегодня. — Он махнул рукой в сторону выхода из палатки. — Ступай в замок и позавтракай вместе с другими леди. А потом можешь болтать о всяких глупостях с подобными тебе особами. — В его голосе звучало неприкрытое презрение.
Кейт с сомнением посмотрела на отца. Как и предвидел Уэрин, он отослал ее подальше от себя. Удивление ее было столь велико, что с губ невольно сорвалось:
— Одной?!
Питер оторвался от своего занятия и выразительно приподнял брови.
— Милорд, сэр Уэрин пошел на реку купаться. Следует ли мне проводить леди де Фрейзни в замок вместо него?
Лорд Бэгот покачал головой:
— Ты должен заниматься своим делом. Кроме того, сопровождать миледи нет никакой необходимости. Что может случиться с ней между палаткой и замком? За два часа до турнира даже эти подлые Годсолы будут заняты своими доспехами и не напугают ее. Можешь идти, — сказал отец, снова махнув рукой, — и постарайся найти леди Хейдон. Она, конечно же, будет рада принять тебя под свое крылышко, чтобы лишний раз укорить меня.
Кейт не стала дожидаться, когда отец изменит свое решение, и быстро вышла из палатки, неожиданно оказавшись в круговороте движения. Мимо пробежал паж со шлемом своего хозяина в руке, и двое слуг едва не столкнулись с ней, неся на коромыслах ведра с горячей водой. Кейт уступила им дорогу и остановилась. Внезапно родилась шальная мысль: не найти ли Рейфа вместо Уэрина? Но она немедленно отказалась от нее. Ни за что она не сможет даже приблизиться к Годсолу так, чтобы отцу не донесли об этом. Нет, если она хочет, чтобы кто-то посвятил ей свою победу на турнире, это должен быть только Уэрин, который ждет ее сейчас. Ведь она и обещала ему первому оказать такую честь. Кейт зашагала через ряды палаток, над которыми на ветру развевались вымпелы. Поднявшись на холм, она добралась до массивных ворот, ведущих во внутренний двор замка. Пройдя сквозь них, она остановилась, чтобы перевести дух. Из кухни, находящейся справа от ворот, доносился запах свежеиспеченного хлеба и жареного мяса. Прямо напротив ворот возвышалась прямоугольная башня высотой в четыре этажа, с конусообразной черепичной крышей, блестевшей на солнце. К башне примыкало крытое соломой помещение — зал замка, в конце которого находился сад, там росло множество роз, сплошь увивавших стену. В самой дальней толстой стене, ограничивающей сад, был еще один выход из крепости с узкой дубовой сводчатой дверью, которая сейчас была открыта. Этим выходом воспользовались те рыцари, которые решили искупаться в реке, и Кейт могла пройти туда, чтобы встретиться с Уэрином. Губы ее тронула мечтательная улыбка. Вызовет ли его поцелуй те же чувства, которые она испытала с Рейфом? С этой греховной мыслью она и направилась к узкому выходу из крепости. Где-то в глубине ее сознания звучали предостережения бывшей свекрови леди Аделы: любая женщина, покидающая стены замка и остающаяся без защиты мужчин, может подвергнуться нападению. А искать встречи с Уэрином, кроме того, крайне безнравственно, если учесть, что она не уверена, действительно ли любит его. Как потом, если эта встреча произойдет, можно считать себя добродетельной женщиной? Лучше уж отправиться в часовню и помолиться Богу, прося вернуть ей здравый смысл. В следующий момент послышались громкие голоса и смех у открытого прохода, из которого вышла группа молодых людей, по-видимому, оруженосцев, чьи блестящие лица и влажные волосы свидетельствовали о том, что они вволю наплескались в воде. Юноши вошли во внутренний двор, одетые только в рубахи, которые оставляли их ноги голыми от колен до ступней. Проходя мимо Кейт, они пожелали ей доброго утра. Она усмехнулась, удивляясь своей недогадливости. Сейчас обстановка была совсем не той, что вчера, когда они были наедине с Рейфом в лесу. За стенами замка не было ни деревьев, ни кустов, да и на стенах по обеим сторонам от прохода дежурили часовые. Они с Уэрином не смогут найти уединения, и нечего даже думать о поцелуе, чтобы остаться при этом незамеченными. И все же она решила, что если вести себя достойно, ничего страшного не случится. Поправив платье и вуаль, Кейт покинула внутренний двор и оказалась за стенами замка. Первый строитель Хейдона воздвиг крепость на вершине высокого холма и для обеспечения защиты сооружения от врагов оставил только около десяти футов между задней стеной и очень крутым склоном холма. Со временем возросшая потребность в воде, не только для кухни, заставила обитателей замка прорыть пологую узкую дорожку вниз по склону до ручья, протекающего внизу. Руководствуясь здравым смыслом и желанием сохранить неприступность стен, никто из лордов не рискнул расширить эту дорожку — и до сих пор она оставалась настолько узкой, что по ней мог пройти только один человек. Кейт посмотрела по обеим сторонам от прохода, но не увидела там Уэрина. Нахмурившись, она подошла к месту спуска и взглянула вниз. На дорожке тоже никого не было. Где же он? Повернувшись, она обвела взглядом стену позади себя и увидела Уэрина, поднявшего руку у дальнего угла. Кейт охватило волнение. Место, которое он выбрал для встречи, находилось далеко от прохода, так что никто из входящих и выходящих не мог видеть его, как и стражники на стенах. Целомудрие Кейт предупреждало: если они встретятся там, то она может легко поддаться искушению и позволит Уэрину поцеловать себя. Ей следует подозвать его жестом и остановиться ближе к проходу. Однако любопытство взяло верх, и ноги сами понесли ее навстречу опасному приключению. И все же чувство тревоги заставило ее остановиться на расстоянии вытянутой руки от Уэрина. Все еще влажные после купания в реке его светлые волосы приобрели более темный оттенок. Гладко выбритые щеки блестели, а усы были аккуратно подстрижены. Он улыбнулся ей.
— Боже, вы так красивы, миледи, что у меня захватывает дух, — сказал он с поклоном, как подобает благородному рыцарю, хотя на нем не было ничего, кроме рубахи, башмаков и штанов в обтяжку.
Кейт ощутила необычайное волнение от его комплимента.
— Благодарю вас, благородный сэр, — ответила она, сделав глубокий реверанс и улыбнувшись ему. — Я хочу, чтобы вы одержали на турнире победу в мою честь. Смотрите же сюда.
Кейт достала ленту из рукава и покрутила ее, держа между пальцами, чтобы показать ему.
— Только тот, кто завоюет приз в мою честь, получит право носить ее у сердца. Являетесь ли вы тем рыцарем?
— Миледи, ради вас я готов пройти через ад, — ответил Уэрин, понизив голос, затем протянул руку и начал наматывать конец ленты вокруг своего пальца.
Кейт поняла, что пора выпустить ленту еще и потому, что она забыла свои перчатки и руки ее были обнажены. Правила приличия не допускают, чтобы она позволила ему прикоснуться к себе, как бы ни хотелось ей узнать, какие чувства возникнут у нее при этом. Но Кейт продолжала держать конец ленты. И ждала. На лице Уэрина отразилось удивление, затем он чуть заметно улыбнулся. По-видимому, о?! понял, чего она хотела, потому что, забрав ленту, коснулся ладонью ее руки. Его кожа была еще холодной после купания, и на ладони ощущались мозоли — свидетельство его рыцарского ремесла. Кейт продолжала ждать, но никаких особых чувств не возникало. Где же тот необъяснимый жар и трепет, который пронзал ее от прикосновения Рейфа? Уэрин улыбнулся еще шире и смело провел пальцами вдоль руки Кейт до края узкого рукава нижнего платья. Она напряженно ждала. И — ничего! Почему? Ведь вчера от прикосновения Рейфа к ее руке у нее ослабели колени. Теперь Уэрин склонил к ней свою голову, и Кейт с облегчением вздохнула. Да, ей хотелось этого поцелуя. Рейф поцеловал ее до того, как коснулся руки, и, возможно, именно поцелуй пробуждает такие волшебные ощущения. Уэрин прижался губами к ее губам, и Кейт закрыла глаза, чтобы ничто не отвлекало ее. В отличие от Рейфа, губы которого нежно касались ее, Уэрин прижался к ней так сильно, что возникло некое неудобство. Затем он немного пошевелил губами, как это делал Рейф, Кейт не ощутила ни малейшего трепета внутри. Уэрин попытался проникнуть языком сквозь ее сомкнутые губы, и она испуганно отшатнулась, почувствовав легкое отвращение.
— Уэрин! — возмущенно воскликнула Кейт.
В его голубых глазах промелькнуло и быстро исчезло раздражение.
— Кейт, моя Кейт. Ты говоришь, что любишь меня, но, кроме слов, не дала мне никаких доказательств своей любви, — сказал он с мягким укором и, подняв руку, провел кончиками пальцев по ее щеке. Кейт снова удивилась: и эта ласка оставила ее равнодушной. — Наконец сегодня утром ты пришла ко мне такая обворожительная и нежная. Не уходи же теперь, когда я так нуждаюсь в тебе.
Эти слова пробудили в Кейт воспоминание — во время пикника Уэрин появился из леса в расстегнутой одежде. Рейф был прав: он хотел тогда воспользоваться ее доверчивостью, Кейт с отвращением отпрянула от него.
Уэрин протянул руки и, обхватив ее, снова привлек к себе. Потрясенная его неожиданной бесцеремонностью, Кейт даже не смогла дать ему отпор, и Уэрин попытался снова поцеловать ее. Тогда она резко отвернулась от него.
— Уэрин, я порядочная женщина и не мшу позволить тебе то, чего ты хочешь, — запротестовала она.
— Только один поцелуй, — сказал он, высвобождая свою руку и беря Кейт за подбородок, чтобы повернуть к себе ее лицо. — Только один поцелуй. Это все, чего я прошу.
— Эй, лови! — раздался веселый выкрик за углом стены. Уэрин так резко выпустил Кейт, повернувшись на голос, что она едва не упала и удивленно посмотрела на него.
— Я поймал, Стивен, — ответил другой голос, по-видимому, это был сэр Джосс Фицболдуин. Судя по всему, он находился довольно далеко от угла. — Теперь твоя очередь, Святоша!
Эти люди откровенно веселились, хохотали, улюлюкали, и лишь один голос прозвучал разочарованно:
— Это я должен теперь ловить! — крикнул Рейф Годсол. Чувство досады пронзило Кейт. Господи, она совсем не хотела, чтобы Рейф увидел ее с Уэрином. Не понимая почему, она почувствовала себя так, словно предала его.
Приподняв свои юбки, Кейт повернулась и, не оглядываясь, побежала к проходу в стене. Благополучно достигнув маленькой арки, она остановилась и оглянулась. Уэрин оставался на том же месте, глядя в ту сторону, откуда доносились голоса. Спустя минуту Рейф, сэр Джосс и вся компания появились из-за утла наружной стены. На них были только туники, через шею перекинуты полотенца. Молодые люди бежали, перебрасывая друг другу надутый кожаный пузырь. Один из них, с золотистыми волосами, остановился, поравнявшись с Уэрином, и низко поклонился ему.
— Просим прощения, сэр, — извинился молодой человек. — Мы раньше времени начали игру, которой хотели развлечься во время купания. — Принеся извинения, он бросился догонять своих товарищей.
Когда они удалились, Уэрин повернулся и только тогда попытался отыскать взглядом свою исчезнувшую возлюбленную. Кейт, дрожа, попятилась назад по проходу, стремясь скрыться во дворе замка. Не дай Бог, Уэрин увидит ее и подумает, что она хочет продолжить встречу. Повернувшись, она бросилась к наружному лестничному пролету. Взявшись за поручень, Кейт пришла в замешательство: что же она наделала, убежав от Уэрина, которого считала своим возлюбленным? Обычно, расставаясь со своим избранником, леди считают часы до новой встречи. Однако ее вновь охватило раздражение. Ей вовсе не хотелось вновь оказаться наедине с Уэрином и испытывать тягостное чувство от его поцелуев. Эти ощущения настолько поразили ее, что она опустилась на ступени, не обращая внимания на служанку, которая поднималась вверх по лестнице. В памяти снова возникли слова Аделы, которая наставляла: добродетельная леди должна всей душой противиться искушению и не позволять мужчине касаться ее. И Кейт вдруг поняла, что с Уэрином ей легко было оставаться добродетельной. Да она просто не испытывала с ним никакого искушения! И поскольку его прикосновения не вызвали у нее никаких бурных чувств, значит, она не влюблена в него. Иначе нельзя объяснить то, что его поцелуй ничуть не взволновал ее. Совсем иными были ощущения, которые она испытывала с Рейфом. Кейт блаженно улыбнулась. В его объятиях она трепетала, охваченная жаром. Значит, она любит его, а вовсе не Уэрина. Кейт снова вспомнила поцелуи Рейфа и закрыла глаза. Он пробуждал в ней такие сладостные чувства, которых она никогда прежде не испытывала. О да, с Рейфом Годсолом она, несомненно, подвергалась невероятному искушению. Кейт охватило волнение. Значит, она полюбила злейшего врага ее отца! Это ужасно. Разве можно считаться добродетельной леди, если она не способна контролировать себя и противостоять греховным желаниям? Нет, такая женщина вообще не может называться благородной леди. Горло ее сжалось от обиды. Ох уж эти правила! Они, конечно же, несправедливы, если надо отказываться от того, что так привлекательно.
— Леди де Фрейзни?
Голос Уэрина прозвучал во внутреннем дворе, перекрывая галдеж стайки слуг. Кейт выглянула из-за перил, наблюдая за вошедшим в сад человеком, которого она, теперь это совершенно ясно, не любит. Ей следовало бы подойти к нему и признаться, что она ошибалась относительно своих чувств к нему, и попросить вернуть ей ленту, но трусость не позволила сделать этого. После пикника Уэрин был таким злым, едва ли он спокойно примет ее слова о том, что она больше не любит его. Боже, а если он узнает, что место в ее сердце занял Рейф! Нет, она не должна говорить это Уэрину в такой замечательный день. Нет, она пока не готова сделать такое признание. Лучше сейчас подыскать укромное местечко, где Уэрин не смог бы найти ее. Например, в помещении для женщин, где спала Эмнс. Вскочив на ноги, Кейт быстро взбежала по лестнице и, оказавшись в зале, почувствовала огромное облегчение: слава Богу, что Уэрин не окликнул ее. Пройдя через зал, она подошла к женской половине, отгороженной драпировкой. Кейт очень нуждалась в помощи Эмис, которая не боялась мужчин. Если бы она смогла рассказать ей о том, что случилось — конечно, не называя имен, — может быть, ее новая подруга дала бы ей хороший совет. По крайней мере Кейт надеялась, что смелость Эмис поддержала бы ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Никому тебя не отдам - Хэмптон Дэнис



можно почитать
Никому тебя не отдам - Хэмптон Дэнисгуля
22.10.2013, 16.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100