Читать онлайн «Голубой блюз», автора - Хэммонн Линн, Раздел - V в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - «Голубой блюз» - Хэммонн Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

«Голубой блюз» - Хэммонн Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
«Голубой блюз» - Хэммонн Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэммонн Линн

«Голубой блюз»

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

V

Флеминг крепко спал, и ему снился сон. Он плывет по безбрежному океану; вода приятно ласкает тело, руки легко рассекают волны, дышится легко и свободно. И вдруг за спиной раздаются крики и выстрелы. Он рванулся, еще раз, но что-то мешало ему, связывало по рукам и ногам! Дик сорвал простыню, запутавшуюся у него в ногах, и проснулся. Взглянув на часы, он застонал от злости. Половина шестого утра! Проснуться в такую рань в воскресенье, вот дьявол!
А ведь еще вечером он решил, что пустится на хитрость: с утра просмотрит целую стопку научных журналов, потом устроит большую стирку, уберет дом, а затем возьмет лодку и уплывет рыбачить как можно дальше в океан. Там, в открытом океане, он будет надежно защищен от искушений, связанных с домом напротив, а значит – и от беды. Рыбалка отвлечет его от всяких вредных мыслей и глупых поступков.
С вечера он лег с самыми благими намерениями. И что? В полшестого утра, в воскресенье, его будят самым бессовестным образом! Они даже и не стараются вести себя потише: смеются, перекликаются, Ральф лает во всю глотку... Проклятье!
Уснуть больше не удастся. Дик вылез из постели, натянул шорты и, протирая заспанные глаза, подошел к окну. Вся команда была в сборе: дети в теннисках и коротких штанах, Долли в свободной мужской рубашке и шортах, которые ей так идут. Неужели она сама не замечает, что выглядит в них вызывающе соблазнительно! Дику опять мучительно захотелось дотронуться до нее, почувствовать под рукой гладкую бархатистую кожу ее ног...
Усилием воли он отогнал от себя наваждение, пошире открыл глаза и увидел, что Долли с детьми явно собираются в путь. В фургончик летели какие-то свертки, бутылки с водой, пакеты. Дик решил, что для пикника, пожалуй, рановато. В такую рань и завтрак не полезет в горло. Он вспомнил, что Китти показывала ему свою коллекцию ракушек. Может быть, они собрались за ракушками? Однако после таких основательных сборов в пору отправляться за дикими животными, а не ракушками. Сафари! Как это он сразу не догадался?
Благими намерениями устлана дорога в ад. Флеминг ничего не смог с собой поделать. Опустив голову в знак покорности судьбе, он вышел из дому и, вдыхая сырой утренний воздух, направился через лужайку к соседнему коттеджу. Мое любопытство, убеждал себя Дик, так естественно, так по-человечески понятно...
Когда он подошел к фургону, Долли с младшими детьми находилась в доме. Кэрол возилась в фургоне, укладывая свертки, и не сразу заметила подошедшего соседа. Уложив вещи, она обернулась и оказалась с ним лицом к лицу.
– Дик! – с радостным удивлением воскликнула Кэрол, и ее хорошенькое личико покраснело от удовольствия. – Что заставило вас подняться чуть свет? Я думала, вы любите поспать подольше в выходные.
– Вообще-то я соня, но сегодня проснулся пораньше и... заметил, что вы куда-то собираетесь. Мне стало любопытно, и я...
Кэрол закинула за спину волосы жестом, перенятым у какой-то кинодивы. Играя глазками, она произнесла театральным шепотом:
– Мы едем на охоту! Каждый год в это время, отдавая дань семейной традиции, мы уезжаем охотиться... за крабами.
– За крабами? В полшестого? – не веря своим ушам спросил Дик.
– Самое лучшее время для крабовой ловли! Два часа до прилива и два часа после.
Наблюдать за Кэрол было очень забавно. Неужели она решила испытать на нем свои чары?! Дурочка! Ему тридцать шесть, он годится ей в отцы... Нет-нет, в отцы он никому не годится, а четырнадцатилетние девочки, наверно, все нуждаются в практике. Что ж, в таком случае надо ей подыграть.
– Обожаю ловить крабов, – произнес Дик самым любезным тоном.
Кэрол вся засветилась от счастья.
– А вы не хотите поехать с нами?
Уехать с Долли в пустынный уголок, затерянный среди тростниковых болот, пока весь мир спит? Это так заманчиво! Но как быть с данными себе обещаниями? Что будет с рыбалкой? Дик глубоко вздохнул.
– Я хотел бы с вами поехать...
Но у меня на сегодня другие планы, собирался продолжить он, но почему-то промолчал.
К этому времени Долли с младшими вышла из дома.
– Мама! – весело закричала Кэрол, – Дик едет с нами!
– Не возражаете против моей компании? – с виноватой улыбкой спросил сосед.
Дороти колебалась.
С одной стороны, ей очень хотелось, чтобы он поехал с ними, с другой... Она с трудом представляла себе Дика в окружении вечно орущих и безостановочно снующих туда-сюда детей. Очень скоро их общество начнет тяготить Дика, и он пожалеет о том, что напросился с ними. У Долли была еще одна, не менее серьезная причина избегать его общества: что скрывать – он будил в ней желание! Долли постоянно приходилось отгонять от себя нескромные мысли. Слишком хорошо она помнила прикосновения его сильных, властных рук, его чувственные губы, прижавшиеся к ее губам в упоительном, страстном поцелуе... Нет, провести с ним бок о бок все утро – значит обречь себя на пытку. Если бы он не был так чертовски хорош собой! Надо срочно подыскать вежливую форму отказа...
Между тем Кэрол казалось само собой разумеющимся, что сосед едет с ними.
– Вам надо надеть рубашку! – воскликнула она. – Когда солнце поднимется высоко, вы можете обгореть.
Дик кивнул, подумав про себя, что обгореть у него может не только спина, но и сердце. Надо вести себя осторожно, очень осторожно, решил он и поднял глаза на Долли, которая все еще молчала, никак не выражая своего отношения к их совместной поездке. Но когда его темные блестящие глаза встретили ее взгляд, губы Долли сами сложились в улыбку и сами же произнесли заветное «да». Только этого он и ждал! Рысью Дик рванулся к дому, натянул тенниску и на бегу подхватил фотоаппарат и шляпу. Через мгновение он уже сидел рядом с Долли в фургончике.
– Ты знаешь, у меня с утра появилось предчувствие, что этот день не будет похож ни на один из дней моей жизни, – с улыбкой сообщил Дик.
– Боюсь, что ты окажешься прав, – ответила Долли смеясь.
Дику никогда прежде не доводилось ловить крабов, и он был несколько разочарован, когда фургон миновал живописные места, которыми славился остров, и выехал на пустошь, поросшую серо-зеленой болотной травой. Они остановились у чахлой рощицы и принялись выгружать из машины многочисленные свертки, пакеты и веревки. Кэрол тут же принялась опекать гостя. Она протянула ему капроновую нить и, заметив, что он нерешительно и брезгливо смотрит на пакет – с кусочками подтухшего куриного мяса, засмеялась и объяснила, что крабы лучше всего идут именно на тухлое мясо. Долли демонстративно отвернулась, а Дику оставалось только беспомощно развести руками.
– Теперь опустите леску в воду и ждите. Долго ждать не придется: большие толстые крабы побегут к вам наперегонки.
Кэрол устроилась рядом с Диком и победно взглянула на остальных. Долли усмехнулась. Что и говорить, дочка подросла, ей так льстит внимание взрослого мужчины! Мать видела, что Дик изо всех сил старается подыгрывать девочке, но вскоре поймала его растерянный взгляд. Бедный холостяк! Надо спасать его от сетей четырнадцатилетней обольстительницы. Долли подошла к нему с другой стороны и закинула рядом свою снасть. И сразу пожалела об этом. Ощущая тепло, исходящее от его тела, нечаянно соприкасаясь с ним руками, она не без самоиронии подумала: кто же будет спасать маму Кэрол от головокружительного обаяния нового соседа?!
Дик искоса взглянул на нее и усмехнулся.
– Мне кажется, я почувствовал рывок.
– Хорошо, только не дергай резко, тяни медленно, а то сорвется.
– Да я не о леске. У меня что-то лопнуло внутри, вот здесь. – И он приложил руку к груди.
Неужели он чувствует то же, что и она?!
– Боюсь, что крабовая ловля не идет тебе на пользу, – сухо заметила Долли, – она тебя чересчур возбуждает.
Между тем у нее самой сердце стучало как сумасшедшее.
Дик посмотрел на женщину с пониманием. Глаза его смеялись.
– Не волнуйся, я как-нибудь доведу дело до конца.
– Я поймала, поймала! – радостно запрыгала Китти.
– Не ори! – прикрикнул на нее брат. – Ты их всех распугаешь!
Ничего не понимающий в ловле крабов Дик с любопытством наблюдал, как девочка вытягивает леску. Для своих лет она справлялась очень лихо. Наконец появился грязно-зеленый панцирь. Девочка осторожно подвела под краба сетку, и он оказался в ловушке. Взяв краба за панцирь, она смеясь поднесла добычу под самый нос Дику. Он едва успел отпрянуть от шевелящихся клешней.
– Вытяните руку!
Дик послушно подставил ладонь, и Кэрол несколько секунд подержала над ней краба с растопыренными клешнями.
– Он такой же большой, как твоя ладонь. Такого берем. Ого-го, какой!
Долли поймала себя на том, что, как зачарованная, смотрит на ладонь Дика, вспоминая, какими сильными и нежными могут быть его руки. Вот он проводит ими по ее телу, и душа улетает в заоблачные дали, весь мир перестает для нее существовать...
Между тем краб раскрыл клешни и потянулся к большому пальцу Дика.
– Китти! – очнулась мать. – Положи краба в пакет, пока он никого не ущипнул.
Боже мой! Ей, оказывается, надо спасать Дика еще и от младшей дочери! Дочка послушно опустила краба в большую пластиковую сумку, которую Клод заблаговременно наполнил морской водой, чтобы привезти крабов домой живыми.
Не прошло и десяти минут, как Дик почувствовал рывок, на этот раз на конце лесы. Сияя от гордости, он поднял добычу в воздух.
– Считайте! Раз, два, три, четыре, пять. Пять штук за один раз! Лучший улов дня!
– Ничего себе! – хмыкнул Клод. – Да ни один из этих малюток не заслуживает того, чтобы его взяли домой! А кроме того, самок мы не берем. Вы что же, не умеете отличать самцов от самок?
– Объясни! – Взгляд Дика скользнул по груди Долли.
А она подозрительно смотрела на Клода. Не исключено, что и от этого негодного мальчишки придется всерьез защищать своего нового знакомого. Уж она-то хорошо знает своего сына; знает, на что он способен...
Дик, очевидно, решил, что лучше дать мальчику возможность высказаться. Сохраняя серьезное выражение лица, он сказал:
– По мне, они все одинаковые. Я весь – внимание.
Клод почувствовал себя польщенным и принялся подробно объяснять.
– Вначале надо стукнуть его по панцирю, чтобы он... – мальчик запнулся, подбирая нужное слово.
– Вошел в коматозное состояние? – подсказал Дик.
– Да, что-то в этом роде. Он должен лежать тихо. Теперь видите это маленькое белое пятнышко? Это самец. А вот если пятнышко в форме треугольника или стрелы, тогда это самка. Вот и все отличие.
Долли облегченно вздохнула: кажется, на этот раз обошлось, но все-таки не стоило брать с собой Дика. День еще только начался, а она уже так нервничает и все время предчувствует катастрофу... Можно ли женщине заводить роман, если ей за тридцать? Любой ответит: «Да, конечно!» Даже если у нее трое детей?! Долли разозлилась неизвестно на что и едва не запутала свою леску. В этот момент раздался щелчок – Дик сфотографировал ее.
– Надо сделать контрольный снимок, а то никто не поверит, что ты умеешь так злиться, – насмешливо сказал он.
Долли показала ему язык, и фотограф снова щелкнул затвором.
– Кадр дня! – воскликнул он.
Как только фургончик остановился у дома, Долли выскочила и, пробормотав что-то о неотложных делах, убежала в дом. Надо было срочно привести свои нервы в порядок. Дик с ребятами занялся разгрузкой. После того как в фургончике ничего не осталось, к нему подошла Кэрол и, глядя на него ясными блестящими глазами, сказала самым светским тоном:
– Мы надеемся, вы поможете нам все это съесть. Ждем вас к шести на ужин. Вас это устроит?
Решив, что приглашение согласовано с матерью, сосед ответил:
– Спасибо. Ни за что не пропущу такое мероприятие! – И, шутливо отдав девочке честь, удалился.
А Кэрол побежала на кухню сообщить матери радостную новость. Она болтала без умолку, совершенно не замечая, как воспринимает Долли ее слова.
– Мама! Это ничего, что я пригласила твоего знакомого на ужин? Я подумала, что раз он помогал нам ловить крабов, не очень-то любезно с нашей стороны не пригласить его отведать улов...
Долли молчала. Боже мой, неужели ей никуда не скрыться от их нового соседа?! Она почувствовала что-то вроде отчаяния, однако вслух произнесла:
– Ты права, не пригласить его было бы неудобно.
Долли отправилась к себе в комнату, пребывая в отвратительном расположении духа. Кажется, она начинает сдавать позиции и уже не может властвовать над своими чувствами. Мысли о Дике преследовали ее словно тень, щекотали нервы, возбуждали желания, подавлять которые удавалось все с большими и большими усилиями. Хуже всего то, что она переставала контролировать свои эмоции! Беспричинная злость, покрасневшее лицо, слишком блестящие глаза – все это могло выдать ее. Да, надо держаться от него подальше, а то можно навлечь на себя большую беду! Но как это сделать? Ведь он их сосед. Долли невесело усмехнулась. Иногда она казалась самой себе маленькой девочкой перед нарядной витриной кондитерской...


Незадолго до шести Долли решила переодеться во что-нибудь яркое и легкое. Может, и настроение переменится? Покрутившись перед зеркалом, она остановилась на шифоновой юбке с цветами и темно-зеленой блузке с глубоким вырезом. Правда, этот наряд больше подходил для званого ужина с коктейлями и танцами в саду, чем для поедания вареных крабов в кругу прожорливого семейства, но настроение ее поднялось, а значит, цель была достигнута. Ровно в шесть дети торжественно ввели на кухню Дика, одетого в белоснежную рубашку и слаксы цвета хаки. На шее висел неизменный фотоаппарат. Гость был свежевыбрит, тщательно причесан, и от него пахло дорогим одеколоном. Смешно, но он, кажется, тоже решил явиться в лучшем виде.
Теперь, глядя на счастливое лицо Дика, Долли неожиданно порадовалась тому, что Кэрол пригласила его в гости. Ей захотелось расслабиться, отбросить все неприятные мысли и просто наслаждаться его обществом, его восхищенным взглядом...
Плеснув в кипящую воду пива и всыпав добрую порцию соли и перца, Долли заложила в котел крабов и прикрыла крышкой. В это время Кэрол, Клод и Китти, возбужденно галдя, убирали со стола газеты, пластиковые ножи, вилки и деревянные молоточки, которыми они раскалывали панцири крабов. Гость фотографировал.
Когда мать семейства водрузила на стол блюдо с крабами, все уже было готово; на столе стояло холодное пиво для них с Диком и сок для детей. Можно было приступать к торжественной церемонии. Долли с удовольствием отметила, что Дик, кажется, чувствует себя совершенно свободно в их тесном семейном кругу. Наравне с другими он с восторгом поедал нежное мясо крабов и, не чинясь, высасывал из клешней вкусный сок. Вскоре стол оказался заваленным разбитыми панцирями и клешнями.
Хозяйка с интересом наблюдала, как Дик, самый аккуратный из известных ей мужчин, влажными липкими руками запихивает в рот сладкое сочное мясо. Встретив ее взгляд, он улыбнулся и взял еще одного краба. Долли подозревала, что внутри у Дика все переворачивается от такого способа принятия пищи. Но так уж принято было у них расправляться с крабами, и у него не оставалось иного выхода, как последовать общему примеру. Что ж, если она сама не смогла покончить с мечтой о романтическом приключении, то, может быть, крабы сделают это за нее?
Краешком глаза Долли наблюдала за детьми. Кэрол уже целиком завладела вниманием Дика, говорит только с ним и не обращает ни на кого внимания. Китти, вдохновленная примером старшей сестры, наевшись, сбегала в детскую и притащила огромную коробку. Освободив на столе рядом с гостем местечко, она водрузила ее на стол и собралась демонстрировать свою коллекцию ракушек.
– Не приставай, Китти! – остановил ее брат. – Очень интересно Дику слушать про твои ракушки!
Слезы подступили к глазам девочки.
– Ну что ты, Китти, – быстро сказал гость, испугавшись, что девочка заплачет, – я жду не дождусь твоего рассказа.
Мать усмехнулась. Ну как, получил, что хотел, Дик? Сейчас тебя начнет третировать Китти. Но девочка смотрела на него так застенчиво и нерешительно, что Долли поспешила прийти ей на помощь.
– Кэрол, Клод, помогите убрать со стола и принимайтесь за уроки!
Пока Долли чистила котел, дети, громко протестуя, свернули газеты с очистками, выбросили их в мусоропровод и отправились готовиться к завтрашним занятиям в школе.
Счастливая Китти, которую некому было остановить, с увлечением рассказывала Дику, где, когда и при каких обстоятельствах ее коллекция пополнялась очередным экспонатом. Собеседник любовался каждой ракушкой, сообщал, как они называются по-латыни, рассказывал, к какому классу и виду они принадлежат. Еще они вместе раздумывали, на что похожи ракушки, которым Китти не успела дать имя. Одну назвали «Львиное ухо», другую – «Бубенчик», третью—«Крыло ангела». Прислушиваясь к разговору маленькой девочки и взрослого мужчины, Долли подумала о том, что удовольствие от общения, кажется, получают оба. Девочка с увлечением играла в свою игру, а Дик был рад тому, что кто-то может по достоинству оценить его опыт и компетентность.
Таким образом, вечер прошел благополучно. В десять часов мать уложила Китти спать и пожелала всем детям спокойной ночи. Гость объявил, что и ему пора. Долли не удивилась. Он и так почти весь день возился с ее детьми и неплохо при этом справлялся. Она и сама устала; он уходит – и это к лучшему. Неважно, что весь вечер она втайне надеялась, что, покончив с делами и уложив детей, сможет спокойно посидеть с ним рядом на террасе. И, может быть, он даже обнимет ее... Он решил по-другому – так пусть же скорее уходит! Почему он не спешит? Ждет от нее каких-то прощальных слов?
В небе светился тоненький серп нарождающегося месяца, в воздухе был разлит пьянящий аромат жимолости. С океана дул легкий ветерок, раскачивая старые, чуть поскрипывающие качели. Вздохнув, Долли опустилась на полосатое парусиновое сиденье.
– Дик, извини за испорченный день. Но мы так живем, и...
– Испорченный?
Дик уже собирался уходить, но не мог оставлять ее наедине с такими мыслями. Он присел рядом с Долли на качели и как когда-то – кажется, страшно давно – взял ее руки в свои.
– Ты не права. Ты глубоко ошибаешься. Я чудесно провел время! Я научился ловить крабов, а теперь еще и узнал, как их готовить. Веришь ли ты, но таких вкусных крабов я ел впервые в жизни!
Долли устало улыбнулась и взглянула на него недоверчиво.
– Дети болтали всякую чепуху, часто говорили невпопад... А тут еще Китти со своей коллекцией... Ты был очень терпелив к ней.
Дик широко улыбнулся.
– А ведь я давно интересуюсь раковинами и был очень тронут ее увлечением.
Долли прекрасно понимала, что его слова – всего лишь дань вежливости, и все-таки была благодарна ему.
Дик видел, как расстроена Долли, и решил посидеть с ней еще пару минут. Она часто говорила, что не испытывает одиночества. Но ее старый дом так отгорожен от всего мира: с одной стороны – лес, с другой – океан, с третьей – заболоченная пустошь. И только один дом рядом– дом, в котором живет он. Как угодно, но хотя бы несколько слов участия Долли заслужила.
Гость оттолкнулся ногой от пола, и они стали медленно качаться. Рядом на подоконнике стоял маленький старенький радиоприемник. Улыбнувшись как можно сердечнее, Дик произнес:
– Хватит на сегодня разговоров, давай послушаем музыку, – и принялся крутить ручку настройки, пытаясь поймать какую-нибудь станцию.
Внезапно Долли захотелось, чтобы он ушел как можно быстрее. Лунный свет, ароматный воздух теплой ночи, легкая музыка – вся эта романтическая атмосфера навевала несбыточные и опасные фантазии.
Парусина прогнулась, и они оказались прижатыми друг к другу, раскачиваясь в такт льющейся из приемника тихой мелодии. Она кожей ощущала его волнующую близость, вдыхала солоноватый запах его мускулистого теплого тела... Нет, ничто не может сравниться с магией вот такой весенней ночи! – подумала Долли. Как хорошо и спокойно просто сидеть рядом с ним. Интересно, что он сейчас чувствует? Украдкой взглянув на Дика, Долли попыталась угадать его настроение. Но выражение глаз скрыла ночь, открывая взгляду лишь затемненный профиль. Затаив дыхание, она смотрела на него, стараясь запечатлеть в памяти прядь волос, упавшую на лоб, прямой нос, крепкие скулы, крупный рот, умевший быть и требовательным и нежным... И опять ее сердце предательски забилось, гулко отдаваясь в висках.
Качели остановились. Долли почувствовала, что еще несколько секунд общения с этим мужчиной—и она просто не выдержит. Из приемника полилась нежная протяжная мелодия. Чарующий женский голос пел:
– Целуй меня, мой друг ночной...
– Потанцуем? – спросил Дик и решительно взял ее за руку.
Долли с такой готовностью поднялась с качелей, что сама смутилась. Дик обнял ее за талию и уверенно повел в вальсе. Она слегка откинулась назад, запрокинула голову посмотрела на него. В ее глазах была такая бесконечная нежность, что Дик едва не заплакал от счастья. Он ничем не заслужил такую женщину! Долли закрыла глаза и опустила голову ему на плечо.
– Помечтай обо мне, – пел голос.
Казалось, слова песни обращены непосредственно к ним, к ним одним... Почти незаметно в мелодии появились испанские мотивы. Музыка наполнилась страстью, зазвучал «Голубой блюз». Долли хорошо знала эту песенку и не раз напевала ее, не особенно вдумываясь в смысл. Но сейчас, когда эти слова тихонько шептал ей на ухо Дик, они вдруг наполнились содержанием, понятным только им одним. Дрожь пробежала по ее телу. Губы Дика приятно щекотали ухо... Долли просто не смогла не подставить ему губы, и он жадно стал целовать ее лицо, шею, рот. Обняв Долли обеими руками, он прижал ее к своему крепкому, горячему телу. А она приподнялась на цыпочки и обняла его за шею, прижимаясь к нему все теснее и теснее, пока сердца их не слились в одно трепещущее сердце.
Все мысли вдруг покинули ее. В мире остались лишь его сильные руки. Долли хотелось одного: чтобы они никогда не отпускали ее, чтобы эта ночь длилась вечно. Музыка кончилась, но они не заметили этого, продолжая раскачиваться, будто их уносили невидимые волны.
Первым очнулся Дик. Рассудок напомнил ему, что пора уходить, что в любой момент может проснуться кто-нибудь из детей, но сердце не отпускало. Разжав объятия, он перегнулся через перила и сорвал большой белый цветок.
– Моей даме с камелиями, – нежно произнес он, воткнув цветок в волосы Долли.
Она восхищенно вздохнула и провела рукой по волосам. Дик задержал ее руку в своей. Качели поскрипывали так соблазнительно, что гость, отбросив все свои разумные доводы, улегся, вытянув ноги вдоль длинного сиденья, а голову положил на спинку. Усадив Долли рядом, он обнял ее одной рукой за талию, а другой, приподняв шелковистые пряди волос, стал ласкать ложбинку на затылке. На дне его глаз плясали огоньки, заставлявшие вздрагивать от возбуждения. Ей стало трудно дышать. Долли попробовала отстраниться, но он еще крепче прижал ее к себе. И тогда, забыв обо всем на свете, она прилегла рядом с ним.
От прикосновения ее упругой груди, плеч, всего гибкого тела страсть в нем разгорелась с новой силой. Он стал целовать ее лицо. Губы их встретились, и Дик, как опытный искуситель, провел языком по ее губам, напоминавшим распустившийся бутон, словно собирая нектар.
Руки его легли женщине на бедра и заскользили вверх, повторяя плавные изгибы тела, обогнули грудь, коснулись сосков. Чуткие пальцы ласкали ее грудь, то поглаживая, то чуть оттягивая набухшие соски. Изнемогая от страсти, Долли откинулась, чтобы на миг перевести дух.
Хриплым, срывающимся голосом Дик произнес:
– Знаешь, длинными одинокими ночами на далеком, Богом забытом острове я мечтал о такой женщине, как ты.
– И я мечтала о мужчине, похожем на тебя, Дик Флеминг, – сказала она нежно.
И тут вдруг в сознании Долли с быстротой молнии пронеслось: я ждала тебя столько лет, и вот наконец ты пришел... но скоро опять уйдешь, и я вновь останусь одна.
Волшебство растаяло. Она резко выпрямилась и опустила ноги на землю. Дик приподнялся за ней. Голосом, полным боли, он спросил:
– Долли, что с тобой? Почему ты всегда убегаешь от меня? Неужели я тебя чем-нибудь обидел? Ведь мы были так близки! Почему мне кажется, что ты нарочно хочешь отдалиться от меня?
– Потому, что это правда, – ответила она с горькой улыбкой.
– Как это понимать? – Дик выглядел озадаченным.
– Это значит, что я не хочу пускать тебя в свое сердце, – как можно спокойнее произнесла Долли.
– Но ты же видишь, что я схожу с ума по тебе! И смею предположить, ты тоже ко мне неравнодушна... Откуда вдруг такой холод?
Долли облизнула пересохшие губы. Ей хотелось быть честной с ним. Если она пустится на какие-то уловки, это будет недостойно. Ведь и он всегда был честен с нею...
– Я очень ранима, Дик. Я готова полюбить тебя по-настоящему и не хочу страдать, когда ты уйдешь из моей жизни.
– Но я не собираюсь никуда уходить, дорогая! Почему ты меня вычеркиваешь из своей жизни? Я ведь никому не причинил зла! Что тебя навело на эту мысль – то, что я южанин? Моя шляпа? Цвет моих волос?
Как он может шутить в такой момент?! Неужели он совсем не принимает ее всерьез? Но надо все-таки объяснить ему все раз и навсегда.
– Ты как-то назвал себя «перекати-полем». Еще ты говорил, что не признаешь семьи. Так вот, я не хочу страдать и не хочу, чтобы страдали мои дети, когда ты уедешь из наших краев. Поэтому, пока еще не поздно, лучше убить эту любовь.
Долли резко повернулась к нему спиной и пошла в сторону океана.
Ах, так?! Страдание боролось в Дике с яростью. Наконец ярость победила, и он бросил ей вслед, словно нож в спину:
– Ты права, я должен уйти из твоей жизни!
– Ради всего святого... – произнесла она сдавленным шепотом, не оборачиваясь.
Мужчина вскочил на ноги.
– Хорошо, я ухожу!
Никакого ответа. Дик быстро подошел к ней. От ярости не осталось и следа. В глазах его застыли боль и страдание. Не в силах поверить в то, что его гонят, он еще раз спросил:
– Итак?
Глаза Долли затуманились от подступивших слез, но она молчала.
– Ты действительно хочешь, чтобы я ушел? Это правда?
– Ты сказал, что уходишь, так уходи... если хочешь.
– Я не люблю навязываться...
– Тогда уходи!
– Ухожу, ухожу!
Дик вернулся к качелям, подхватил шляпу, надвинул ее на лоб и, не говоря больше ни слова и не оглянувшись, растворился в темноте. Когда утих звук его шагов, Долли упала на качели и закрыла лицо руками. Белая увядшая камелия поникла в ее волосах.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - «Голубой блюз» - Хэммонн Линн

Разделы:
Iiiiiiivvviviiviiiixxxixii

Ваши комментарии
к роману «Голубой блюз» - Хэммонн Линн



Хороший роман. Для любви нет преград......
«Голубой блюз» - Хэммонн ЛиннЛилия
22.06.2012, 19.38





ну, вот какой-то слащавый)
«Голубой блюз» - Хэммонн Линнинна
26.04.2015, 20.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100