Читать онлайн Звездный свет, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звездный свет - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звездный свет - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звездный свет - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Звездный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Сэм понимала, что другого выхода нет. Единственный способ разрешить все проблемы – это занять место подруги на корабле.
В противном случае Сэм придется бежать из дома маркиза, и она окажется на улице – без денег, без семьи и без друзей. Между тем если она согласится помочь подруге, то, возможно, ее ждет в Америке не такая уж плохая жизнь, а Селеста сможет выйти замуж за отца своего ребенка.
Но прежде чем пускаться в эту авантюру, надо было все хорошо обдумать. Больше всего Сэм беспокоили вероятные последствия побега Селесты и Жака.
Если маркиз каким-то образом узнает о том, что сделала его дочь, он наверняка напишет об этом Джарману Бэлларду, и тогда Сэм будет иметь крупные неприятности.
– Он никогда ничего не узнает, – заверила ее Селеста. – Мы с Жаком решили поселиться в Англии – у него там есть родственники. Я не собираюсь возвращаться во Францию. Что до писем, то моему отцу наплевать, буду я ему писать иди нет, – добавила она с горечью. – Теперь я знаю, что обманывала себя, воображая, будто он меня любит.
Но как Сэм выйдет замуж за человека, которого совершенно не знает?
У Селесты был готов ответ и на этот вопрос.
– Джарман из хорошей семьи, он джентльмен и наверняка будет заботиться о тебе должным образом. И кто знает, может быть, ты даже полюбишь его.
Однако Сэм сочла это маловероятным.
– Мне вообще кажется странным вступать в брак, не зная друг друга, – сказала она.
– В Америке женщины часто находят себе мужей подобным образом. Их называют «невесты почтой» – я об этом читала. Так что не беспокойся, Сэм. Уверена, ты обязательно найдешь свое счастье. Но я буду сильно скучать по тебе. – В голосе Селесты прозвучала грусть, правда, очень легкая. Она была так рада, что нашла способ выйти замуж за Жака, что все остальное уже не имело для нее значения.
В ночь, перед отплытием Селеста подробно, во всех деталях ознакомила Сэм со своим планом. По ее замыслу та должна была притвориться наутро больной и сказать, что не поедет на пристань, чтобы попрощаться с подругой. Но после того, как Селеста, ее отец и Франсина уедут в экипаже, Жак быстро отвезет Сэм к причалу. Прибыв туда, Сэм под видом одной из многочисленных провожающих поднимется на борт и переждет где-нибудь, пока пароход не отплывет. После этого, назвав себя Селестой де Манка, она займет каюту, как говорится, согласно купленному билету.
Между тем Селеста попрощается с отцом и постарается сделать все, чтобы он покинул борт парохода как можно раньше. Тогда она сойдет на берег и спокойно уедет с Жаком. А маркиз, вернувшись домой, обнаружит там записку от Сэм, в которой она пояснит, что не смогла остаться в его доме без Селесты и уехала к своей дальней родственнице в Гренобль. Таким образом, он никогда не догадается о том, что произошла подмена.
Сэм кивнула в знак полного согласия, не сказав, однако, что не собирается оставлять никакой записки. Маркиз и так поймет, почему Сзм исчезла, и решит, что она где-то скрывается. Девушка с удовольствием подумала, что он наверняка наймет людей, чтобы разыскать ее, и будет в ярости, когда поиски не увенчаются успехом.
И Селеста, и Сэм были уверены, что предусмотрели все, но в последний момент возникли обстоятельства, едва не разрушившие весь их тщательно продуманный план.
Во-первых, маркиз совершенно неожиданно передумал ехать на пристань. Он проводил дочь до экипажа, где ее уже ждала Франсина, помог сесть, а потом, небрежно поцеловав ее в обе щеки, объявил:
– Думаю, мне не стоит сопровождать тебя в порт. Лучше попрощаться здесь. Доброго пути, моя дорогая, и будь счастлива. Обещаю когда-нибудь приехать к тебе в гости и надеюсь, что вы с Джарманом не замедлите навестить меня.
Пожалуй, Селесту даже обрадовало решение отца. Так будет лучше, подумала она. Теперь все пройдет еще более гладко. Однако, не желая себя выдавать, притворилась огорченной.
– Но, папа, – проговорила она с деланным разочарованием, – теперь меня некому проводить. – Она поискала взглядом Сэм, – ведь надо же сообщить ей об изменившейся ситуации – но той нигде не было видно.
– А где Сэм? Я знаю, что ей нездоровится, но она все же обещала выйти и попрощаться со мной.
И тут маркиз преподнес дочери второй сюрприз, который в отличие от первого был воспринят как гром среди ясного неба. Услышав слова отца, Селеста задрожала и побледнела, Франсина, посвященная во все детали плана, тоже была потрясена.
– На самом деле Сэмара не больна, – ответил Антуан де Манка. – Это был просто предлог, который она выдумала, потому что, так же как и я, терпеть не может прощаться. Чтобы поднять ей настроение, я предложил пройтись по магазинам, и сейчас она одевается. А теперь езжай, моя дорогая. – Он сделал знак кучеру. – Пароход отплывает через час. К утру вы будете уже в Гавре.
Он послал дочери воздушный поцелуй. Кучер щелкнул кнутом, и экипаж тронулся с места. Селеста была в отчаянии, но единственное, что она могла сделать, это молиться о том, чтобы Жак что-нибудь придумал и вовремя доставил ее подругу на причал.
А тем временем Сэм тщетно пыталась разглядеть экипаж Селесты сквозь запертые двери террасы – ей была видна только его крыша.
– Будь ты проклят, – выругалась она, сжав кулаки и мечась по комнате. – Будь ты проклят!
Маркиз никоим образом не мог догадаться об их с Селестой плане, так что дело было совсем в другом. Мерзкий распутник не без оснований предположил, что, как только его дочь уедет, Сэм попытается сбежать, и, чтобы помешать этому, запер девушку в ее спальне…
Сэм охватил ужас. Скоро маркиз придет, чтобы силой взять то, что ему нужно. Раньше он опасался, что о его намерениях может узнать Селеста, но теперь ему беспокоиться не о чем. Сколько бы Сэм ни кричала, никто ее не спасет. Никогда еще она не чувствовала себя такой беспомощной, одинокой и несчастной…
Жак наблюдал за отъездом Селесты через полуоткрытые двери конюшни. Он уже оседлал лошадей для себя и для Сэм. По плану она должна была слезно проститься с Селестой и вернуться в дом, а потом бежать со всех ног к нему в конюшню, где они сядут на лошадей и немедля поскачут за экипажем, разумеется, держась от него на безопасном расстоянии.
Но все пошло не так, как надо.
Маркиз, по-видимому, решил не ехать к причалу, а Сэм нигде не было видно.
Жак закусил нижнюю губу, глядя вслед экипажу, сворачивающему с подъездной дорожки на большую дорогу, которая вела к пристани на Сене, где стоял пароход. Нельзя терять ни минуты. Он и Сэм должны отправиться в путь сейчас же. Жак поспешил в заднюю часть дома, где работала в прачечной его мать. Она гладила скатерти и очень удивилась, увидев сына в таком смятении. Он сказал, что ему надо срочно разыскать мадемуазель Сэмару.
Авелина Онфруа давно подозревала, что Жак влюблен в дочь маркиза, но надеясь, что ей это только кажется, ничего ему не говорила. Для нее было немалым облегчением узнать, что мадемуазель Селеста помолвлена и должна уехать. Теперь же она и вовсе успокоилась, решив, что на самом деле сердце ее сына принадлежит вовсе не Селесте, а ее подруге Сэмаре. Однако и это тоже было опасно – если маркиз что-нибудь прознает, у Жака могут быть крупные неприятности. И мадам Онфруа напомнила сыну, что ему лучше не забывать свое место.
– Мама, ты должна помочь мне. Иди к маркизу и постарайся задержать его, пока я не найду Сэмару и не вытащу ее отсюда, любыми способами: опрокинь на него чашку с чаем, разбей что-нибудь, упади в обморок. Что угодно! Позже ты все поймешь, а сейчас иди и, умоляю тебя, помоги мне!
Авелина поняла, что случилось что-то ужасное и ее сын в отчаянии.
– Хорошо, – сказала она. – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. – Она подошла к буфету и достала оттуда чашку с блюдцем. – Не дай Бог, если из-за тебя мы с отцом потеряем свою работу. Тогда нам негде будет жить, и… – Обернувшись, она увидела, что он уже мчится вверх по лестнице для слуг.
Поднявшись на второй этаж, Жак увидел одну из служанок и быстро спросил:
– Лавернь, где комната Сэмары?
Лавернь нахмурилась: Жаку нечего было делать в этой части дома, и она открыла было рот, чтобы так ему и сказать, но не успела.
– Ради Бога, – вскричал юноша, поднимая руку, – не читай мне нотаций. Просто скажи, где я могу ее найти.
– Маркиз приказал всей прислуге не ходить сегодня в то крыло дома. Если ты пойдешь туда, то не миновать скандала. Маркиз…
– К черту маркиза! Где она?
Безумный блеск в глазах Жака не предвещал ничего хорошего, и Лавернь решила, что лучше ему не прекословить. Потом, если что-нибудь случится, она всегда сможет сказать, что знать ничего не знает.
– Вон там, – сказала она, показывая рукой. – Последняя дверь.
Жак поспешил в дальний конец коридора, тихо, но настойчиво постучал в указанную дверь и несказанно изумился, услышав в ответ свирепый голос Сэм:
– Убирайся отсюда, дьявол! Оставь меня в покое!
Что-то разбилось о дверь, и Жак отскочил назад.
– Сэмара, это я, Жак. Что случилось? Мы должны ехать прямо сейчас, иначе ты опоздаешь на пароход, и тогда все пропало!
– Этот мерзавец запер меня. Распутник! Он приставал ко мне с тех самых пор, как я вернулась из школы, и боялся, как бы я не убежала после отъезда Селесты. Но ты ей об этом не говори, я не хочу, чтобы она знала, какой негодяй ее отец.
– Не беспокойся. К тому же для меня не новость, что маркиз домогался тебя, – я слышал, что ты всячески стараешься держаться от него подальше, и понял почему. А теперь я вытащу тебя отсюда.
Он быстро осмотрел дверь, нашел наверху засов и отодвинул его. Сэм радостно обняла его. Затем Жак снова закрыл засов, дабы маркиз, обнаружив, что птичка улетела, как следует поломал себе голову над тем, как ей это удалось, схватил Сэм за руку и потащил ее к черной лестнице.
– Надо спешить. Чтобы он не заметил нас из окна, доберемся до конюшни через сад.
Когда они пробегали мимо Лавернь, та отвернулась и сделала вид, что ничего не видит. «Чем меньше я буду знать, тем лучше», – сказала себе служанка. Однако внизу путь им преградила Авелина:
– Что происходит? Куда вы так несетесь? Ничего не понимаю! – обеспокоенно заговорила она. – Я пролила на маркиза чай, как ты просил, и теперь он переодевается. Он очень на меня зол.
Жак поцеловал мать, снова повторил, что она все узнает потом, и, осторожно обойдя ее, потащил Сэм дальше.


Когда экипаж прибыл на пристань и Селеста увидела, что Жака и Сэм здесь нет, она, вне себя от снедающей ее тревоги, отказалась подняться на борт парохода.
– Но мы должны сесть на корабль – до отплытия остались считанные минуты, – настаивала Франсина. – Как бы это ни было тяжело вам, но наш план, видимо, не удался, и теперь другого выхода нет.
– Замолчи. Ты думаешь только о себе. Если тебе так хочется в Америку, поезжай без меня!
Франсина с удовольствием так и сделала бы, но не решалась покинуть свою хозяйку.
– Наконец! Вот они! – неожиданно закричала Селеста, запрыгав от радости при виде Сэм и Жака, которые во весь опор мчались к причалу.
Жак соскочил с коня и заключил ее в свои объятия.
– Почему вы опоздали? Что-то случилось? – спросила Селеста.
– Не важно, – отрывисто ответил Жак, обменявшись с Сэм многозначительными взглядами. – Просто кое-что пошло не так. А теперь давай посадим Сэм на корабль и поспешим отсюда.
Селеста обняла подругу, потом сунула ей в руки свою сумочку:
– Возьми это. Здесь билеты на пароход, деньги на поезд из Нью-Йорка на Запад и мое приданое. Отец вручил мне его сегодня утром. Я не знаю, сколько денег он дает за мной, но уверена, что много. Меня удивило, почему он не отправил их Джарману почтой, но я рада, что он так сделал.
Селесте было невдомек, что маркиз решил не посылать приданого заранее только из-за того, что опасался, как бы Джарман Бэллард, обнаружив, что полученная сумма гораздо меньше той, на которую он рассчитывал, не отказался жениться на Селесте и не отправил ее домой. А этого Антуану де Манка очень не хотелось, так как присутствие Селесты помешало бы осуществлению его планов в отношении Сэм.
– Но разве вам с Жаком не нужны деньги? – спросила Сэм. – Почему бы хоть немного не взять из приданого? Ведь вам не на что начинать совместную жизнь. Разве я не права?
– Нет, ты должна забрать все, – сказала Селеста. – Джарман ждет этого приданого. Ничего не поделаешь, таков обычай.
Франсина потянула ее за руку, и Сэм двинулась было к стоящему возле пристани пароходу, но Селеста остановила ее:
– Спасибо тебе, Сэм. За то, что ты делаешь для меня, для Жака, для нашего ребенка… Мы никогда тебя не забудем.
Сэм поцеловала подругу и заспешила прочь, изо всех сил стараясь не заплакать. «Господи, – горячо взмолилась она, пробираясь сквозь толпу на палубе, – сделай так, чтобы наш безумный план сработал и чтобы всем было хорошо!»
Она и Франсина подошли к перилам, чтобы помахать на прощание Жаку и Селесте, но счастливая парочка уже скрылась из вида.


После не отмеченного никакими событиями плавания по Сене Сэм и Франсина достигли Гавра и пересели на большой колесный пароход «Наполеон III». Маркиз забронировал для своей дочери роскошную каюту-люкс, состоящую из гостиной и спальни со смежными ванной и туалетом, но молодые женщины проводили мало времени в своих апартаментах. В первый же день плавания Франсина познакомилась с молодым человеком по имени Пернел Хиггинс, таким же толстым, как она. Он собирался поселиться в Америке и путешествовал один. Они быстро стали неразлучны, в результате чего Сэм пришлось коротать время в собственном обществе. Она не возражала, радуясь тому, что Франсина чувствует себя счастливой.
Ей не давали покоя тревожные мысли о будущем, но она надеялась, что в конце концов оно все же окажется не таким уж плохим. Как говорила Селеста, «невесты почтой» выходили замуж за мужчин, которых никогда прежде не видели, так что Сэм не первая и не последняя. В любом случае надо постараться извлечь из этой ситуации максимум того, что она может дать. Джарман Бэллард никогда не догадается о подмене – ему такое и в голову не придет. Во избежание возможных оплошностей со стороны Сэм Франсина уже теперь начала обращаться к ней «мадемуазель Селеста», чтобы она заранее привыкла к своему новому имени.
Селеста взяла с собой только небольшой саквояж, а всю остальную одежду оставила подруге. Прелестные платья; правда, они немного жали в груди, а некоторые имели чересчур глубокое декольте, но Сэм прикрывала плечи кружевной шалью, и эти маленькие недостатки были совсем незаметны.
Поскольку все вечера Франсина и ее новый приятель Пернел проводили, веселясь в салонах второго класса, Сэм в одиночку изучала светскую жизнь высших слоев общества. Поначалу вокруг нее увивались богатые молодые люди, наперебой приглашавшие ее кто на танец, кто на прогулку на палубе при луне. Но когда она сказала, что помолвлена, они перенесли свое внимание на других девушек, тех, которые были свободны. И Сэм осталась совсем одна.
Однажды вечером через несколько дней после начала плавания Сэм зашла в мужской курительный салон. Ей здесь нравилось: стены, обшитые панелями темно-красного дерева, в нишах – круглые столы и небольшие диваны, обитые свиной кожей. Вдоль одной из стен салона тянулся длинный изогнутый бар, позади которого находилось зеркало. Вечер только начинался. Большинство пассажиров первого класса еще сидели в ресторане за кофе и десертом, Сэм же специально закончила ужин пораньше, чтобы иметь возможность осмотреть все салоны, пока их не заполнили люди.
Она села на диван, стоящий возле двери, и стала наблюдать за группой мужчин, которые играли в карты за одним из круглых столов. Сэм было видно с прогулочной палубы; какая-то дама, проходя мимо, сначала остановилась как вкопанная, а потом решительно направилась к ней.
– Что вы тут делаете? – строго спросила она по-английски. – Сейчас же отсюда уходите. Юной леди здесь находиться неприлично.
Сэм была озадачена – она никак не могла взять в толк, что же сделала не так и почему возмущается эта дама, – но молча встала и последовала за ней.
– Как вы могли войти в курительный салон для мужчин?! – негодующе воскликнула незнакомка, едва они вышли на палубу.
– Но я не сделала ничего дурного! Просто сидела и смотрела.
– Там идет азартная игра, а это неподходящее зрелище для леди. Вам там не место. Если вам нечем себя занять, вы можете присоединиться к моей группе духовных исследований. Мы собираемся каждый вечер после ужина и молимся, пока язычники пьют и грешат, забыв о Боге и спасении!
– Вы проводите сеансы? – простодушно спросила Сэм.
Женщина недоуменно вздернула брови:
– Что?
– Сеансы, – повторила Сэм. – Вы сказали, что у вас группа духовных исследований, вот я и спрашиваю, вызываете ли вы духов и…
– Разумеется, нет, – возмущенно перебила ее ревнительница приличий. – Мы собираемся для того, чтобы изучать Библию и молиться. Мы не занимаемся таким нечестивым делом, как демонология, и не пытаемся вызывать духи усопших. Думаю, вам следует пойти со мной, юная леди. Совершенно очевидно, что вам еще многому надо учиться.
Сэм посмотрела в прищуренные осуждающие глаза строгой дамы, на ее острый нос и неодобрительно поджатые губы, и решила, что подруги этой ханжи скорее всего так же неприятны, как и она сама. Ответив на ее предложение вежливым отказом, она вернулась в курительный салон и села в затененном уголке, откуда были видны игроки.
Ей очень хотелось подойти поближе к столу, чтобы понаблюдать за самой игрой в карты, но она не решалась. Довольно скоро Сэм заметил один из официантов и сообщил о ее присутствии начальству, после чего к ней подошел один из корабельных офицеров и вежливо предложил присоединиться к женщинам в каком-нибудь другом салоне. Сэм показалось несправедливым, что ее выставляют из такого интересного места, но выбора у нее не было: пришлось встать и уйти.
С каждым днем Сэм чувствовала себя все более неуютно в обществе счастливых семей и супружеских пар и в конце концов стала проводить большую часть времени в своей каюте. Утешением ей служила мысль о том, что, когда пароход причалит к пристани в Нью-Йорке, Франсина и ее приятель наконец расстанутся и у нее снова будет с кем поговорить. А до этого она станет думать о том, что ее ждет. Сэм была твердо намерена стать хорошей женой Джарману Бэлларду и никогда не давать ему повода пожалеть о том, что он на ней женился. И все же Сэм не могла запретить себе наблюдать за влюбленными парочками и думать о том, каково это – любить кого-то и быть любимой. Увы, ей этого никогда не узнать…
* * *
Наконец пароход прибыл в Нью-Йорк. Франсина подождала, пока они сойдут на берег, и после этого сообщила ошеломляющую новость: в Канзас она не поедет. Она держала Пернела за руку, ее пухлое лицо цвело румянцем, глаза блестели.
– Мы собираемся пожениться! В Нью-Йорке живет дядя Пернела, у него есть своя булочная. Пернел будет там работать, для этого он и приехал в Америку. Он говорит, что для меня там тоже найдется работа, а жить мы сможем в комнате на втором этаже.
Сэм была потрясена. Она знала, что эти двое очень сильно привязались друг к другу, но ей как-то не приходило в голову, что Франсина может ее оставить.
– Ты не должна так со мной поступать! – запротестовала она. – Я не хочу ехать на поезде одна. Поезжай вместе со мной до места назначения, а потом возвращайся. Подумай, ведь там, куда я еду, я никого не знаю!
Однако Франсина была неумолима:
– А что вам мешает остаться здесь? Я все рассказала про вас Пернелу, ну… что вы не хотите выходить замуж за того человека и все такое прочее, и он говорит, что теперь, когда вы приехали в Америку, вам надо забыть про всю эту чепуху и остаться в Нью-Йорке. Что вас останавливает? У вас есть приданое Селесты, а это куча денег, и какая вам разница, если Джарман Бэллард напишет маркизу, что Селеста так и не появилась? Теперь, когда она вышла за Жака и ждет от него ребенка, ей все равно заказан путь домой.
Но Сэм не задумываясь отвергла это предложение:
– Я дала слово и сдержу его, даже если остаток пути мне придется проделать одной.
Франсина пожала плечами, продолжая держать за руку Пернела, который так и не проронил ни слова.
– Что ж, поступайте как знаете. Я-то своего не упущу.
– Оно и видно, – ядовито ввернула Сэм.
– Ну зачем вы так? У меня есть право на счастье, и если вы такая ненормальная, что отказываетесь от своего, чтобы кому-то потрафить, то мне это ни к чему. Да забудьте про все эти глупости и оставайтесь! Вы такая хорошенькая, что в два счета подцепите себе жениха и выскочите замуж, и тогда мы все будем как одна большая счастливая семья.
Сэм посмотрела на толстую Франсину и толстого Перпела Хиггинса и подумала, что взять их на работу в булочную будет все равно что пустить лису в курятник. Через год они станут вдвое толще.
– Желаю вам всего наилучшего.
Она сказала это искренне, хотя и чувствовала, что ее предали.
– И вам того же, – равнодушно ответила Франсина. «Возможно, Франсина права, – печально подумала Сэм. – Возможно, я и в самом деле ненормальная, но я дала слово и сдержу его любой ценой».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Звездный свет - Хэган Патриция



интересная книга. уж лучше б они остались жить где-нибудь в резервации, чем так... но у нее есть салун. rnконец немного сжат. 7/10
Звездный свет - Хэган Патрициямаруся
5.05.2013, 20.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100