Читать онлайн Звездный свет, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звездный свет - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звездный свет - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звездный свет - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Звездный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Джарман Бэллард всегда терпеть не мог просыпаться по звуку горна, а сегодня этот звук показался ему еще противнее, чем обычно.
Он не собирался столько пить, но от каждого глотка виски ему становилось чуточку легче. Не собирался он и проводить почти всю ночь с проституткой, тем более с такой дикой кошкой, как Мартита. Эта бестия знала, как заставить его ублажать ее чуть ли не до самого утра, и он добрался до своей спальни только в четыре часа. Теперь голова у него раскалывалась, а спазмы в желудке недвусмысленно намекали на то, что ему предстоит провести немало времени, согнувшись над тазом.
Он накрыл голову подушкой, чтобы заглушить настойчивый, пронзительный звук. Слава Богу, еще каких-то несколько недель – и ему уже никогда не придется его слышать. Он больше не будет тянуть армейскую лямку, хотя проклятые индейцы нарушили все его планы, и совершенно непонятно, что он станет делать после отставки. Селесты ему уже, наверное, никогда не видать.
Совесть лишь слегка кольнула его, когда он подумал о том, что из двух потерь – невесты и ее приданого – его волнует лишь вторая. Раньше или позже, но придется написать маркизу и сообщить ему о происшедшем. Надо будет также выразить недоумение по поводу того, что Селеста путешествовала одна, без сопровождения, хотя теперь это, пожалуй, уже не имеет значения.
Услышав, что мерзкие звуки горна наконец стихли, Бэллард снял с головы подушку и снова улегся поудобнее. В форте не было никого старше его по званию, и некому было сделать ему выговор за опоздание на службу, а раз так, то можно поспать и подольше. Если он проспится, то будет чувствовать себя лучше.
Но только он задремал, как послышался громкий стук в дверь. Бэллард сел в кровати и раздраженно заорал:
– Какого черта?! Взволнованный голос ответил:
– Капитан Бэллард, сэр, вам надо подойти к блокгаузу. Это срочно.
Бэллард вылез из кровати и, злясь, поплелся к двери.
– Ну, если ты беспокоишь меня по пустякам… – угрожающе пробормотал он, рывком открывая дверь.
Рядовой Стэнли Маултон увидел налитые кровью глаза капитана и понял, что тот вчера опять перепил. Все в форте знали о слабости Бэлларда к бутылке, но разве можно осуждать его после того, что он пережил за последние несколько недель?
– Это не пустяки, сэр. Идите и увидите сами.
– Я плохо себя чувствую, Маултон. Чтобы там ни случилось, я уверен: с этим может справиться и другой офицер. А теперь выметайся отсюда и дай мне поспать.
Он взялся за ручку двери, но Маултон поспешно выставил вперед ногу, не давая закрыть дверь.
– Сэр, пожалуйста, пойдемте со мной, – почти взмолился он.
– Предупреждаю тебя, Маултон…
Маултон предпочел бы, чтобы это известие сообщил капитану кто-то другой, но, похоже, придется сказать самому.
– Там женщина, сэр. Она спрашивает вас. – Он на мгновение замолчал, сглотнул и наконец выпалил: – Она говорит, что она ваша невеста.


Неожиданно оставшись одна в серой предрассветной мгле, Сэм в оцепенении опустилась на землю, пытаясь привести в порядок свои мысли.
Наконец она была свободна, но радость ее омрачало мучительное сознание, что Буйный Дух покинул ее, не сказав на прощание ни единого слова. Ясно, что она ничего для него не значила, и теперь ей должно быть стыдно, что она отдавалась ему с такой страстью. Но нет, она не чувствует никакого стыда, ведь воспоминания о том, что произошло между ними, были так горячи, так прекрасны. Она должна испытывать не стыд, а ненависть – ненависть к нему за то, что она, как оказалось, была ему безразлична, что он даже не сказал «прощай». Но она ни о чем не сожалеет. Разве можно сожалеть о том, что познала такое блаженство? И она переживет этот удар, да, переживет – потому что сильная.
Жизнь и прежде наносила ей тяжелые удары, но она выстояла, выстоит и теперь. С какой стати чувствовать себя виноватой из-за того, что она узнала, каково это быть женщиной и любить мужчину? Нет, она будет чувствовать не вину, а ярость, потому что только ярость поможет ей облегчить боль от сознания, что она больше никогда его не увидит.
Когда рассвет прогнал последние остатки ночи, Сэм вздохнула, взяла свой ридикюль и с тяжелым сердцем зашагала туда, где виднелись смутные очертания какой-то постройки.


Рядовой Маултон только что заступил на пост, когда увидел, что по дороге, ведущей к форту, идет какая-то женщина. Сначала он принял ее за индианку, потому что на ней была индейская одежда, но потом его внимание привлек необычный цвет ее волос. У индианок не бывает таких волос. У старух они, конечно, не черные, а седые, но не такие, как эти, – серебристые и блестящие. И женщина, которая приближалась к форту, не была старухой. Она была молода и… Маултон застыл как вкопанный. Силы небесные, эта женщина была белой!
Сэм чувствовала себя разбитой – ночью ей почти не удалось поспать, а теперь довольно долго пришлось идти пешком, потому что расстояние до здания, видневшегося с того места, где ее оставил индеец, оказалось больше, чем ей показалось вначале.
Радуясь, что наконец видит перед собой человека в синей форме, она, тяжело дыша, проговорила:
– Это форт Ливенуорт?
Рядовой Маултон похолодел. Это, несомненно, была та самая женщина, которую индейцы похитили из поезда!
– Мэм, – тихо вымолвил он, – скажите, кто вы?
И Сэм, покорившись судьбе, назвалась тем именем, которое отныне ей придется носить до конца жизни:
– Меня зовут Селеста де Манка, и я хочу видеть капитана Бэлларда.
Маултон подхватил ее, когда она стала падать, поднял на руки, внес в блокгауз, положил на скамью, потом крикнул второму часовому, рядовому Флетчеру, чтобы он позвал врача, и, когда тот явился, побежал за капитаном Бэллардом.
Доктор Поттс дал Сэм понюхать нашатыря и быстро привел ее в чувство.
– Назовите мне ваше имя, – сказал он, желая удостовериться, что солдат не ослышался.
Сэм еле слышно проговорила:
– Селеста де Манка.
Новость о том, что невеста капитана нашлась, быстро распространилась по всему форту, поскольку Флетчер сообщал ее каждому, кого встречал по дороге, и вскоре Сэм обнаружила, что тесное помещение, где она лежит, все больше заполняется солдатами, которые с любопытством глазеют на нее и шушукаются.
Она почувствовала страшную неловкость. Хотя бы они перестали смотреть на нее и ушли, ведь она наверняка выглядит ужасно! Внезапно кто-то закричал, чтобы его немедленно пропустили, и она увидела, как через толпу протискивается еще один человек в форме. Его белокурые вьющиеся волосы напомнили ей Селесту. Тут доктор Поттс воскликнул:
– Это она, капитан Бэллард! Слава тебе, Господи, это действительно она!
Бэллард ошеломленно смотрел на Сэм, не зная что сказать. Наконец он выдавил из себя:
– С вами все в порядке?
– Да, – ответила она слабым голосом. – Со мной хорошо обращались.
Бэллард был потрясен. Он уже совсем уверился, что ее никогда не найдут живой. Не зная, что делать, он повернулся к доктору Поттсу:
– Вы ведь осмотрите ее, доктор? Чтобы удостовериться, что с ней все в порядке?
– Разумеется. Я отведу ее в лазарет.
Сэм запротестовала:
– Нет, мне не надо в лазарет. Нет ли здесь комнаты, где я могла бы принять ванну и переодеться?
– Да, переодеться, – тут же подхватил Бэллард, вспомнив про ее багаж, который он велел сгрузить с поезда и привезти в форт. – Я прикажу принести вам другую одежду, но вы должны позволить доктору осмотреть вас.
Сэм пристально разглядывала человека, за которого ей предстояло выйти замуж. Довольно тонкие черты лица, не очень высок, хрупкого сложения, но в нем явно чувствуется властность.
Может быть, даже и не властность, а самый настоящий деспотизм, подумала Сэм, увидев раздражение, появившееся в его взгляде, когда она начала спорить.
– Я же сказала вам: со мной обращались хорошо. Я не хочу идти в лазарет. Мне просто нужно отдохнуть.
– Вы пойдете, – резко сказал он. – Доктор Поттс сумеет о вас позаботиться. А потом, когда вы отдохнете, мы поговорим.
Бэлларду хотелось только одного – поскорее уйти к себе и подумать, как же теперь быть. Он уже собрался повернуться и выйти, но потом решил, что надо сделать какой-то жест, выражающий радость. Все-таки эта женщина была его невестой. Он наклонился, поцеловал ее в щеку и прошептал, что благодарен Всевышнему за то, что она вернулась к нему целой и невредимой.
– Вот, возьмите, – сказал доктор Поттс, протягивая ему сумочку Сэм, валявшуюся возле скамьи, на которой она лежала.
– Думаю, это надо положить к остальным ее вещам. Сэм не оставалось ничего другого, как отправиться в лазарет, но она наотрез отказалась от врачебного осмотра.
– Я здорова и не стану перед вами раздеваться, – твердо сказала она.
Доктору пришлось смириться, однако он настоял на том, чтобы мисс де Манка оставалась в лазарете, пока за ней не придет ее жених, капитан Бэллард.
Вскоре Сэм поняла, что вызывает у окружающих любопытство, смешанное с подозрением. Сестра милосердия, которая принесла ей платье, взятое Джарманом из ее дорожного сундука, была с ней сдержанна и холодна. Она не задала ни одного вопроса и не предложила никакой помощи.
После того как Сэм искупалась и переоделась, сестра вновь зашла в ее комнату. Увидев индейское платье, которое Сэм повесила на спинку стула, она взяла его так, словно оно было живое и могло укусить.
– Я сейчас же велю это сжечь, – брезгливо проговорила она.
– Нет! – Сэм удивилась резкости своего тона. – Не трогайте его. Потом я его постираю. Когда это платье чистое, оно очень красивое. А вышивка бисером просто великолепна.
– Но… но это же платье скво. – Лицо сестры выразило явное презрение. – Вы же не захотите опять надеть его, мисс де Манка.
– Скорее всего нет, но мне бы хотелось сохранить его.
– Сохранить платье скво?!
Сэм вздохнула. Видит Бог, ей не нужны конфликты, но ей уже надоело, что все смотрят на нее как на какое-то насекомое, слишком гадкое, чтобы касаться его руками. Будучи в плену, она иной раз гадала, как встретит ее мир белых, когда она вернется, но ей никогда и в голову не приходило, что на нее станут смотреть с отвращением и страхом. Ну что ж, пусть это еще больше усугубит ее положение, но она просто не может не сказать этой женщине того, о чем ей говорил Буйный Дух во время одной из тех долгих доверительных бесед, которые Сэм так любила.
– Сестра, не употребляйте при мне слово «скво». Здешние индейцы не называют так своих женщин и считают это слово оскорбительным. Они терпеть его не могут, и я тоже. А теперь будьте любезны, повесьте мое платье на место.
– Как хотите.
Сестра повернулась на каблуках и поспешила выйти. Ей не терпелось рассказать всем и каждому, что мисс де Манка не захотела расстаться со своим индейским костюмом и даже защищает этих отвратительных грязных индианок.


Придя на склад, Бэллард открыл дорожный сундук Селесты, вынул оттуда платье, без малейшего смущения присовокупил к нему необходимые предметы нижнего белья, затем свернул все вместе и велел отнести в лазарет.
Заглядывать в ридикюль, который дал ему доктор Поттс, Бэллард не стал – ведь приданого там нет, индейцы наверняка забрали его себе. Но внезапно его разобрало любопытство: интересно, какие из личных вещей они ей оставили? Удивительно, что у нее вообще была с собой эта сумка.
Он отнес ридикюль в свой кабинет, запер дверь и приказал, чтобы его не беспокоили. Затем открыл его и – о радость! – увидел деньги. Значит, индейцы их не тронули! О том, почему они их не взяли, он подумает позже, а сейчас его интересует только одно – сколько их здесь.
Трясущимися пальцами он начал считать. Потом пересчитал снова – и от ярости у него перехватило горло. Сумма была ничтожной, и наверняка не по вине индейцев. Они бы не стали брать только часть денег, они бы взяли их все, так что сомневаться не приходилось – индейцы были здесь ни при чем. Это маркиз, черт бы его побрал, поскупился дать за дочерью приличное приданое!
Никогда еще Бэллард не испытывал такого бешенства. Подумать только, из-за ее похищения последние недели стали для него сущим адом, и вдруг оказывается, что папаша отослал ее к нему с приданым, которое нельзя расценить иначе, как оскорбление!
И тут же в голову полезли другие мысли, которые прежде он всегда гнал от себя, мысли о том, что дикари осквернили ее, лишили ее невинности. Он, конечно, не откажется от нее, он поступит благородно и женится на ней, как обещал. Но ее отцу придется раскошелиться и вознаградить его за проявленное благородство.
Бэллард потянулся за пером и бумагой и начал писать письмо маркизу. Он известит его обо всем, что случилось, а также сообщит, что, если он не снабдит Селесту достаточно щедрым приданым, его обесчещенная дочь будет отправлена обратно в Европу.
Закончив писать, Бэллард почувствовал себя значительно лучше. Он был уверен – получив письмо, маркиз немедленно пришлет ему еще денег.
Слава Богу, его первое впечатление от Селесты оказалось приятным. Когда она вымоется, то будет выглядеть очень мило. Надо будет постараться забыть о том, что с ней приключилось, и что она уже не та невинная девушка, которой он собирался насладиться в первую брачную ночь. Что ж, он попытается не думать о том, что ее девственность досталась этим краснокожим ублюдкам, а деньги, конечно же, весьма облегчат эту задачу.
Он решил пойти в лазарет только в середине дня – надо дать Селесте достаточно времени для того, чтобы вымыться и немного отдохнуть. Когда он вышел из своего кабинета, часовой сообщил ему, что многие жители города приходили и справлялись о том, как себя чувствует его невеста.
Офицеры форта желали узнать, намерен ли он послать новый патруль на поиски похитителей. Бэллард сказал, что собирается сделать это как можно скорее, но прежде должен задать Селесте несколько вопросов.
В лазарете доктор Поттс отвел его в сторону и подтвердил, что Селеста в самом деле совершенно здорова.
– Похоже, она даже немного поправилась. Она пожаловалась мне, что платье, которое вы ей прислали, жмет, и сказала, что хочет постирать тот индейский наряд, в котором она явилась сюда, чтобы было что носить, пока она не обзаведется новым гардеробом.
Бэллард взорвался:
– Этому не бывать! Я не желаю больше видеть ее в индейских отрепьях! А теперь скажите, доктор, вы смогли выяснить у мисс де Манка что-нибудь о племени, которое ее похитило?
– Она не хочет об этом говорить.
– Ничего, заговорит. Я сделаю все, чтобы этих ублюдков повесили за то, что они совершили.
– Насколько я понимаю, они не причинили ей зла, если не считать самого похищения и плена.
Бэллард фыркнул:
– Что вы пытаетесь мне внушить? Неужели вы в самом деле думаете, что я поверю, будто они продержали ее у себя столько времени, ни разу не тронув?
– Она сказала мне, глядя прямо в глаза, что так оно и было. Я хорошо разбираюсь в людях, капитан, и полагаю, что в данном случае, хотя это и может показаться чудом, ваша невеста говорит правду.
– Ну а я думаю иначе. Как видно, она предпочитает лгать, а не смотреть в лицо фактам, но, надеюсь, она не предполагает, что я окажусь настолько наивен, что поверю ей.
Бэллард сделал было шаг к двери комнаты, где находилась Селеста, но доктор Поттс крепко схватил его за плечо. Лицо его приняло суровое выражение.
– Лучше послушай, что я тебе скажу, сынок. Как бы там ни было, эта девочка прошла через испытания, после которых лишь немногие остаются живы, и ты должен встать на колени и благодарить Создателя за то, что он вернул ее тебе, а не злиться из-за того, что она выбрала такой способ самозащиты. Если она хочет сделать вид, что ничего не произошло, не мешай ей. Если она хочет забыть прошлое, забудь и ты. Ведь она, в конце концов, твоя будущая жена.
Бэлларду захотелось крикнуть доктору, чтобы тот не напоминал ему об этом неприятном факте; он молча прошмыгнул мимо Поттса, открыл дверь комнаты, шагнул внутрь – и застыл как громом пораженный.
Женщина, сидящая на стуле у окна, не имела ни малейшего сходства с той, которую он видел несколько часов назад. Ее чисто вымытые, блестящие волосы обрамляли загорелое лицо пышными волнами. У нее были изумительные зеленые глаза, опушенные густыми темно-золотыми ресницами. Господи Боже, перед ним была красавица! Бэллард нервно взъерошил пальцами волосы. Эта женщина была так хороша, что рядом с ней он почувствовал бы себя не в своей тарелке даже в том случае, если б их встреча состоялась при самых благоприятных обстоятельствах.
– Вы… вы выглядите прелестно, – выговорил он наконец.
– Благодарю вас, – тихо пробормотала она, явно чувствуя себя так же неуютно, как и он, затем окрепшим голосом повторила: – Уверяю вас, со мной обращались хорошо!
– Вам повезло, что вы вообще остались живы, но скажите мне вот что: почему вы ехали одна?
Сэм все объяснила ему про Франсину и увидела, что он рассердился. Желая смягчить напряжение, она решила сменить тему разговора и кивком показала на свою сумочку, которую Бэллард держал в руках:
– Если вы заглянули в мой ридикюль, то уже знаете, что индейцы не украли моего приданого.
– Да, я осмотрел его содержимое, – признался Бэллард и, подумав, что, возможно, он зря клял маркиза за скупость, спросил: – А вы уверены, что они не взяли себе какую-то часть приданого?
– О да. Деньги все время были при мне. – Увидев выражение его лица, она обеспокоенно спросила: – А в чем, собственно, дело? Что-то не так!?
Бэллард счел за лучшее не выказывать своей злости.
– Нет, все в порядке. Я так рад, что вы вернулись! – Он отложил ридикюль с приданым в сторону, опустился на колени и взял ее руки в свои. – Но мы должны поговорить, Селеста, даже если вам этого и не хочется. Есть вещи, которые я должен знать, иначе я не смогу разыскать виновных и добиться их наказания.
Она отвела взгляд и посмотрела в окно, за которым сиял ясный, солнечный день.
– В этом нет нужды. Они не сделали мне ничего плохого, и теперь мне хочется только одного – забыть о том, что случилось.
Но Бэллард не собирался отступать:
– Конечно, я все понимаю. Вы прошли через ужасные испытания и, вполне естественно, хотите вычеркнуть их из своей памяти, но сначала вы должны рассказать мне все, что помните. Начните с описания местности, где вас сняли с поезда.
Она раздраженно ответила:
– Пока меня везли, у меня на глазах все время была повязка. Я понятия не имею, где находилась. И все индейцы кажутся мне на одно лицо.
– Это были канза, это наверняка были они! У них ведь были на головах волосяные гребни, не так ли? Остальные пассажиры говорили, что видели эти гребни. Вы тоже должны были их видеть – гребни волос, торчащие на бритых головах.
– У некоторых их них были длинные волосы.
– Длинные? – изумился он.
Такие волосы были только у одного, напомнило Сэм ее сердце. Но Джарману она этого не скажет.
– Да, длинные. А их лица были покрыты разноцветными полосами краски, так что я не смогла бы описать ни одного из них. Впрочем, это и к лучшему, ведь мне не хочется об этом говорить.
Он отпустил ее руки, встал и впился в нее сердитым взглядом.
– Вы будете об этом говорить, хотите вы того или нет, потому что я собираюсь схватить этих краснокожих ублюдков и добиться, чтобы их повесили.
Она встретила его разъяренный взгляд не дрогнув.
– Я ведь уже сказала вам – я хочу об этом забыть. Для меня все уже кончено.
– Они…
– Они только продержали меня у себя несколько недель, вот и все. Вам незачем за ними охотиться, незачем их убивать. Прошу вас, Джарман, дайте мне обо всем забыть.
Бэллард разозлился еще больше:
– Женщина, вы никак не можете этого забыть! И я не могу. То, что они с вами сделали…
– Они ничего со мной не сделали. Они не принуждали меня к сожительству. Я не была изнасилована.
Оттого что пришлось произнести это вслух, Сэм слегка покраснела, но ей хотелось, чтобы все наконец стало ясно раз и навсегда. Джарману незачем знать, что она по собственной воле отдалась мужчине. Это останется ее тайной, что же до Джармана, то она приложит все силы, чтобы стать ему хорошей женой. Правда, он все больше и больше ей не нравился. Почему он не считается с ее желаниями?
Бэллард постарался взять себя в руки. Что толку кричать на нее, называть ее лгуньей? По-видимому, доктор Поттс прав, и ее разум пытается таким образом защитить себя. Она гонит от себя всякие воспоминания о том, что с ней случилось, и делает вид, что всего этого кошмара просто не было.
– Хорошо, – сказал он наконец. – Мы больше не будем об этом говорить. Но я хочу спросить о другом: назывались ли при вас какие-нибудь имена?
– Нет. Я ничего не помню.
– Но…
– Нет. – Она протестующе всплеснула руками. – Почему бы нам не поговорить о других вещах? Например, о нашей свадьбе.
Чем скорее они поженятся, тем скорее она сможет приспособиться к своей новой жизни и тем дальше сможет отодвинуть от себя то, что было, и то, что не сбылось.
Почувствовав внезапную неловкость – ведь он не собирался на ней жениться, пока не прибудет остальная часть ее приданого, – Бэллард счел за лучшее сказать:
– Я вовсе не собираюсь торопить вас, дорогая, тем более после того, что вам пришлось пережить. Жена одного из офицеров, миссис Ларкинс, сказала мне, что будет рада, если вы поживете с ней и ее семьей, и предложила помочь со свадьбой. Я повидаюсь с ней и сообщу, что вы уже здесь, впрочем, она, полагаю, уже об этом слышала. Я узнаю, можете ли вы переехать к ней прямо сейчас.
– Я бы не хотела жить с незнакомыми мне людьми. Нет ли здесь какой-нибудь гостиницы?
– Что за нелепый вопрос? Вам надо пожить с цивилизованными людьми. Я займусь этим сейчас же.
И прежде чем Сэм успела что-либо возразить, он прижал к ее лбу холодные губы и торопливо вышел из комнаты.
Бэллард приготовился к неизбежным встречам со своими сослуживцами-офицерами. По дороге к дому Ларкинсов они несколько раз останавливали его, чтобы справиться о Селесте. Он говорил им, что она чудом не пострадала, и делал особый упор на то, что она не может сообщить ничего, что могло бы навести на след похитителей, так что остается лишь одно – постараться обо всем забыть, ведь, не имея хоть каких-то путеводных нитей, он не сможет изловить негодяев. Но по выражениям лиц своих собеседников Джарман видел, что в форте еще долго будут помнить о происшедшем, и, значит, чем скорее он уберется из армии, тем лучше. Он не хочет, черт возьми, чтобы ему постоянно напоминали о том, что его жена спала с индейцами, будь они неладны, эти проклятые краснокожие!
Миссис Ларкинс уже знала новость и ждала капитана Бэлларда, чтобы взять обратно свое приглашение. Преисполненная сочувствия, она с готовностью объяснила:
– Страшно даже представить, через какие страдания прошла эта бедняжка, капитан. Теперь ее наверняка мучают кошмары и она просыпается с криками – и вы, конечно же, понимаете, что я не могу подвергать подобным испытаниям своих детей.
– Да, да, разумеется, – вежливо согласился Бэллард, подозревая, что на самом деле она пошла на попятную совсем по другой причине. Он был раздосадован, но не удивлен. Многие поступили бы точно так же, предложим им кто-нибудь приютить в своем доме человека, который побывал в лапах у индейцев. Очевидно, Селеста интуитивно почувствовала это и именно поэтому пожелала поселиться в гостинице. В конце концов, Бэллард решил, что это не такая уж плохая идея, и вспомнил, что в городе есть пансион, который содержит вдова проповедника. Возможно, ее удастся уговорить на некоторое время взять к себе Селесту.
Поблагодарив миссис Ларкинс, он собрался было откланяться, но та внезапно предложила:
– Я думаю, жены офицеров захотят устроить в честь мисс де Манка небольшой прием.
Бэллард сказал, что это будет очень мило с их стороны, и решил, что непременно поймает миссис Ларкинс на слове.
Они просто должны устроить этот прием, потому что так полагается. Офицерам и их женам придется принять Селесту в свой круг. И он, Бэллард, тоже ее примет, но только – твердо и зло напомнил он себе – после того, как ее отец наконец даст за ней приличное приданое. В противном случае он отправит ее обратно во Францию.


Кейд смыл последние остатки боевой раскраски с лица и тела и, сложив штаны из оленьей кожи, засунул их в седельную сумку. Пора было возвращаться к жизни белого человека.
До дома федерального агента по делам индейцев, который находился возле Рощи Совета, надо было ехать несколько дней, но Рэмзи не торопится. Ему хотелось побыть одному, чтобы поразмыслить о том, что произошло. Кейд испытывал невыносимую душевную боль из-за того, что придется навсегда вычеркнуть из памяти дни, проведенные с любимой женщиной. Покинуть ее, не сказав на прощание ни единого слова, было нелегко. Пожалуй, это было самое трудное, что ему доводилось делать в жизни. Но сделать это было необходимо. Теперь ему остается только одно – страдать от последствий собственной слабости. А ведь когда все начиналось, он совсем не собирался с ней спать и, уж конечно, вовсе не хотел в нее влюбляться.
Но в конце концов совершил обе эти глупости.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Звездный свет - Хэган Патриция



интересная книга. уж лучше б они остались жить где-нибудь в резервации, чем так... но у нее есть салун. rnконец немного сжат. 7/10
Звездный свет - Хэган Патрициямаруся
5.05.2013, 20.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100