Читать онлайн Звездный свет, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звездный свет - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звездный свет - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звездный свет - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Звездный свет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Отъехав от поезда на такое расстояние, с которого его уже не было видно, индейцы решили разделиться. Объяснив Рыжему Волку и Собачьим Глазам, куда отвезти женщину, Храбрый Орел, наверное, уже в сотый раз строго напомнил:
– Не причиняйте ей вреда.
Они с опаской посмотрели на свою пленницу, которая лежала поперек лошади лицом вниз: руки и ноги связаны, часть накидки оторвана и служит кляпом – чтобы остановить поток ругательств, непрестанно льющийся изо рта этой драчливой особы.
– Буйный Дух приедет, когда стемнеет. А мне пора возвращаться в форт, пока меня не хватились.
И Храбрый Орел уехал, оставив Сэм под присмотром Рыжего Волка и Собачьих Глаз.
Страх леденил сердце Сэм. Он душил ее, словно змея. О Господи, что же они с ней сделают? В ее смятенном мозгу одна за другой проносились жуткие картины. Сэм казалось, что она на грани безумия. Лучше уж умереть от рук этих дикарей прямо сейчас, чем терпеть такую муку! Она отчаянно извивалась всем телом, пыталась кричать, взывая к милосердию, но индейцы не обращали на нее ни малейшего внимания.
Лошадь двинулась вперед, и ко всем прочим несчастьям Сэм прибавилась тошнота от тряски. Послеполуденное солнце палило нещадно. Рано или поздно индейцы сделают привал, а до тех пор надо во что бы то ни стало все время оставаться начеку, чтобы воспользоваться первой же возможностью и убежать.
Индейцы ехали рядом, ведя ее лошадь на веревке, которую держал один из них. Сэм тупо смотрела вниз, на густую бизонью траву. Девушку мучила жажда; во рту пересохло из-за кляпа и пыли, набивавшейся туда всякий раз, когда они проезжали места, где трава не росла… Индейцы разговаривали, и Сэм искренне пожалела, что не понимает их языка. Она продолжала задавать себе один-единственный вопрос: почему эти дикари похитили только ее?
Уже в сумерках они добрались до реки с высокими крутыми берегами. Лошади начали спуск, и Сэм почувствовала, что соскальзывает вниз; она испугалась, что сейчас ударится головой о землю, но один из индейцев вовремя остановился и придержал девушку.
Наконец они спустились к воде. Тот индеец, что не дал Сэм упасть на землю, снял ее с лошади и посадил на землю. Потом быстро достал откуда-то нож, разрезал веревки и жестом показал сначала на реку, потом на свой рот – по-видимому, это означало, что Сэм может попить.
Ему не пришлось просить дважды. Сэм с трудом поднялась, выдернула изо рта кляп, нетвердыми шагами подошла к воде и, встав на колени, опустила в нее лицо. Она успела сделать всего несколько глотков, когда грубые пальцы схватили ее за волосы и дернули голову вверх.
Индеец, скорчив гримасу, потер свой живот и показал на воду, как бы поясняя, что если она выпьет слишком много, то ее стошнит. Он был ниже своего товарища и всего на полголовы выше Сэм. Второй индеец занимался лошадьми и не смотрел в их сторону.
Сэм и раньше никогда не сдавалась, сейчас в ней пробудилась надежда, и она воспрянула духом. Уверенная, что индеец ее не понимает, Сэм ехидно проговорила:
– Я чертовски хорошо плаваю, и как только ты хоть на секунду зазеваешься, нырну в эту реку – и поминай как звали. А если ты попытаешься меня догнать, я тебя утоплю.
Услышав ее голос, Рыжий Волк обернулся и вопросительно посмотрел на Собачьи Глаза. Тот в ответ пожал плечами. Пусть себе говорит. Правда, они ее не понимают, но раз женщина разговаривает тихо, а не вопит во все горло, особого вреда не будет. Подумав, что она, возможно, просит есть, Собачьи Глаза подошел к своей лошади и вернулся с мешочком пеммикана – сушеного мяса, растертого с дикими вишнями, костным мозгом и жиром. Но в тот самый момент, когда он протянул его Сэм, девушка неожиданно бросилась к реке.
– Хватай ее! – крикнул Рыжий Волк и тут же ринулся за пленницей, хотя их разделяло немалое расстояние и он при всем желании не мог помешать ей броситься в воду.
Уронив мешочек с пеммиканом, Собачьи Глаза метнулся за беглянкой, но она оказалась проворнее. Река была глубокой, течение быстрым; Сэм мгновенно исчезла под водой, потом вынырнула в нескольких футах впереди. Только когда Собачьи Глаза уже прыгнул в воду вслед за девушкой, Рыжий Волк понял, что ее уносит течением. Он побежал по берегу вперед и стал ждать. Когда река принесла к нему беспомощно барахтающуюся Сэм, он кинулся в воду и подхватил ее.
Сэм неистово сопротивлялась и старалась утянуть индейца под воду, но Собачьи Глаза подоспел вовремя и не дал им обоим утонуть. Вытащив пленницу на покрытый грязью берег, он грубо швырнул ее на землю, в то время как Рыжий Волк бросился к лошадям, чтобы те, чего доброго, не убежали.
– Проклятая волчица! – закричал Собачьи Глаза, стоя над Сэм. Грудь его тяжело вздымалась. – Неужели ты воображаешь, что глупая женщина может сбежать от двоих сильных воинов-канза?
Сэм не понимала, что он говорит, но была уверена, что это не комплименты по поводу ее умения плавать.
– Ты у меня еще попляшешь! – закричала она в ответ, ничуть не смущаясь тем, что он тоже не понимает ее слов. Хорошо, что она может хотя бы выплескивать свои чувства в крике. – Клянусь, я скорее умру, чем позволю тебе дотронуться до меня, свинья! Я буду драться с тобой насмерть!
Несмотря на эти дикие вопли, Собачьи Глаза почувствовал, как от вида ее извивающегося тела его окатывает жар. Ему нравилась ее фигура, особенно теперь, когда мокрая одежда плотно облегала каждую выпуклость и изгиб. Собачьи Глаза плотоядно-облизал губы: сейчас он насладится ею и заставит страдать, как страдала Маленькая Лань, когда ее насиловали белые солдаты. Но Храбрый Орел и Буйный Дух приказали не трогать эту женщину, а их нельзя ослушаться, потому что оба они могучие воины, главнее которых только совет племени. И Собачьи Глаза не осмелился осуществить свое желание.
Он перевел взгляд на ее волосы. Он никогда еще не видел женщины с волосами такого цвета. Конечно, жаль снимать скальп с такой красавицы, даже если бы ему это разрешили. Но он просто отрежет на память одну прядь. Ведь никакой беды от этого не будет.
Собачьи Глаза выхватил нож и быстро сел на лежащую женщину верхом. Сэм решила, что он собирается перерезать ей горло, и, завопив что есть мочи, попыталась вцепиться ногтями ему в глаза, но он быстро заломил ей руки за спину. Потом, придавив Сэм своим весом, он отделил длинную серебристую прядь ее волос и отхватил их ножом у самых корней.
Беспомощно лежащая под ним Сэм продолжала вопить, проклиная его и всех его предков и изрыгая слова, всплывающие откуда-то из самых глубин памяти. Господи, он снимает с нее скальп! Она слышала о том, что индейцы делают это со своими пленниками, и когда большая темная рука взлетела над ней, Сэм от ужаса задрожала всем телом – еще секунда, и она провалится в спасительное беспамятство. Но нет, она не лишится чувств. Она останется в сознании и постарается как-нибудь вырвать у этого дикаря нож, чтобы обратить его против него самого.
Рыжий Волк услышал ее крики и бросился к ним.
– Ты что, спятил? – заорал он, – Что ты с ней делаешь? Ты же знаешь, что нам велено не причинять ей вреда.
– Я и не причиняю. – Собачьи Глаза рассмеялся и помахал Рыжему Волку клоком серебристых волос. – Хочешь, я и тебе отрежу такую же прядь? У нее много волос. – И он снова потянулся к голове Сэм.
– Ты с ума сошел. Из-за тебя старейшины будут нами недовольны, и…
Больше Рыжий Волк ничего сказать не успел, потому что неожиданно кто-то схватил его за шею и отшвырнул на несколько футов, а через мгновение рядом приземлился Собачьи Глаза. Оба индейца сели и испуганно уставились на своего разъяренного собрата – Буйного Духа.
Сэм перестала кричать и тоже воззрилась на огромного незнакомца, который появился так внезапно. Ей сразу же бросилось в глаза его отличие от первых двух индейцев: голова не обрита, и на ней нет такого, как у них, гребня полос – густая черная шевелюра ниспадает на плечи. В быстро сгущающихся сумерках Сэм не могла разглядеть его лица, тем более что оно было покрыто разноцветными полосами краски. Но она ясно видела, что он великолепно сложен, с мощными руками и мускулистой грудью. Кожаные штаны, такие же, как и у остальных индейцев, плотно облегали твердые мышцы бедер. Пояс был слегка приспущен, открывая узкую дорожку волос, исчезающую внизу. Передника, прикрывающего чресла, каковой имелся у других индейцев, на нем не было.
Он наклонился к Сэм и поднял ее; при этом его волосы не упали на лицо, потому что были схвачены на лбу тонкой, расшитой бисером полоской кожи. Без единого звука он перекинул Сэм через плечо и двинулся вперед. Рыжий Волк и Собачьи Глаза молча смотрели ему вслед.
Сэм наконец стряхнула напавшее на нее оцепенение и мысленно выругала себя за неуместную кротость. Каким бы мощным ни казался этот человек, какая бы сила и властность от него ни исходили, это еще не причина, чтобы сдаваться. Лягаясь и молотя его кулаками по груди, она закричала:
– Отпусти меня, выродок, чтоб тебя черти взяли! Я вырежу твое сердце, мерзкий дикарь! Будь ты проклят, будь проклята шлюха, которая тебя родила…
Кейд моргнул и едва заметно покачал головой. Он знал много женщин; некоторые из них происходили из самых низов и умели ругаться не хуже любого мужика. Но он полагал, что невеста Бэлларда принадлежит к культурному слою общества, что она леди, и теперь его поражали непристойности, с такой легкостью слетавшие с ее языка.
Ему хотелось шмякнуть эту девицу об землю и сказать ей, что она грубая, вульгарная стерва, но об этом не могло быть и речи – она должна слышать его голос только в самом крайнем случае. А лучше ей вообще его не слышать. Хоть эта самая Селеста и иностранка и скорее всего до сих пор ни разу не видела настоящего индейца, она быстро смекнет, что Кейд – не чистокровный краснокожий. Так пусть уж думает, что он полукровка, предпочитающий жить в племени. Ни в коем случае нельзя говорить с ней по-английски, иначе впоследствии она может упомянуть этот факт, описывая своих похитителей Бэлларду, и тот сразу обо всем догадается.
Он молча шагал вперед, но тут эта фурия начала царапать своими острыми ногтями его спину. Разъяренный Кейд поставил ее на ноги, скрутил ей руки за спиной и принялся толкать перед собой.
Сэм продолжала изливать на него потоки брани. Слова были ее единственной защитой – она с содроганием думала о том, что скоро окажется в каком-нибудь ужасном месте, среди десятков таких дикарей, как этот индеец, и ее станут жестоко пытать, насиловать, а потом, наверное, убьют или просто оставят одну умирать. Только ругаясь и крича, она могла подавить свой страх.
Когда Сэм перешла на французский, Кейд вздохнул с облегчением. Одно ясно: с этой штучкой надо держать ухо востро. И Джарману Бэлларду придется ох как несладко, когда его женушка будет выходить из себя. Непонятно, почему он вообще выбрал ее себе в невесты, с таким-то лексиконом. Правда, лицом она весьма недурна…
Скрытый за корнями деревьев, обнажившимися во время наводнения, вход в пещеру был совершенно незаметен со стороны. Однако Кейд легко нашел его; он знал, как пробраться сквозь заросли и попасть внутрь, потому что сам обнаружил эту пещеру несколько дней назад. Он сразу понял, что лучшего укрытия для пленницы ему не найти.
Сэм, цепляясь одеждой и волосами за отростки корней, продолжала вопить:
– Что ты делаешь?! Зачем несешь меня сюда? Чтобы спрятать? Разве тебе не хочется, чтобы твои друзья полюбовались на то, как ты смело справляешься с беззащитной женщиной?
Она снова перешла на английский, надеясь, что дикарь хоть немного понимает этот язык.
Кейд заранее принес в пещеру несколько бизоньих шкур, чтобы спать, и немного кухонной утвари. Кроме того, он оставил внутри зажженный факел. Наконец они дошли до прогалины, где одно из деревьев было вырвано с корнем и унесено рекой, и он смог сделать то, чего давно хотел, – шмякнуть эту надменную маленькую сучку об землю.
Сэм тяжело приземлилась и приготовилась уже вскочить на ноги и сражаться изо всех сил, но индеец, догадавшись о ее намерениях, схватил веревку, повалил свою пленницу и, сев на нее верхом, во мгновение ока связал ее по рукам и ногам. Сэм кипела от злости.
– Связывай меня, связывай! Это значит, что пока ты не собираешься меня насиловать. О, будь у меня пистолет, я быстро стерла бы эту самодовольную ухмылку с твоей рожи.
Кейд нарочно не поворачивался к Сэм лицом, чтобы она не увидела его улыбки и не догадалась, что он понимает каждое ее слово.
Он решил больше не затыкать ей рта. Может, в конце концов она охрипнет и потеряет голос. А пока пусть себе кричит, все равно снаружи ничего не слышно, да и вокруг никогда никого не бывает. Именно потому он и выбрал это место. От реки и проплывающих по ней пароходов его закрывали густые ветви, рядом было болото. Только индейцы изредка появлялись в окрестностях для охоты или рыбалки.
Оставив женщину в пещере, Кейд вернулся туда, где его ожидали Рыжий Волк и Собачьи Глаза.
– Если б ты причинил ей вред, Собачьи Глаза, – без обиняков сказал он, – я бы тебя, наверное, убил.
– Я только хотел отрезать немного ее волос, – быстро ответил Собачьи Глаза.
– Что ж, теперь они у тебя есть. – Кейд выхватил у него накидку Сэм. – А теперь убирайся отсюда, покуда цела твоя собственная шевелюра. – Он дернул индейца за волосяной гребень, и Собачьи Глаза пустился наутек. Рыжий Волк последовал за ним.
Кейд не сразу вернулся в пещеру. Пусть у женщины будет время, чтобы немного успокоиться.
Взошла прибывающая луна, и речная рябь засеребрилась. В листьях шелестел легкий ветерок. В шумном сиянии звезды казались мельче, чем обычно; таинственно покачивались темные ветви деревьев, увитые лианами, светлячки кружились в медленном фантастическом танце…
Кейд ничего не имел против одиночества, ему не нравилось быть одному только ночами, потому что ночь была особым временем – временем, красоту и великолепие которого хочется разделить с другим. Возможно, именно поэтому он так привязался к Маленькой Лани и даже влюбился в нее: она была единственным человеком, с которым он наслаждался ночным волшебством. Сколько ночей они лежали рядом под звездами, глядя на Вселенную и поверяя друг другу свои надежды, радости и печали! И хотя оба они были тогда очень молоды, он думал о Маленькой Лани как о своей будущей жене, с которой ему суждено провести всю жизнь. А потом в одну из ночей Маленькая Лань разбила его сердце, признавшись, что любит другого.
Но даже после этого Кейд не перестал любить ночь и наслаждаться ее красотой и покоем. Иногда он задавал себе вопрос: а появится ли когда-нибудь в его жизни другая женщина, с которой он захочет разделить все это?
Он поднялся с земли и вернулся обратно в пещеру. Пленница спала. Вынув из щели в стене факел, Кейд подошел ближе, чтобы разглядеть ее.
Вокруг ее головы рассыпались серебристые волосы, напомнившие ему лунный свет. Женщина лежала на спине, и теперь он мог ясно видеть ее лицо. Длинные, густые, поблескивающие золотом ресницы, гладкая, как лепесток лилии, кожа. Изящный курносый носик. Полные губы, будто припухшие от поцелуев.
Кейд смотрел как завороженный. Вдруг он с удивлением осознал, что испытывает ревность при мысли о том, что это прелестное существо достанется такой дряни, как Джарман Бэллард. Впрочем, может, ей нравятся смазливые мужчины с взъерошенными локонами и капризным характером, а этому гнусному ублюдку Джарману по вкусу женщины, которые сыплют непристойностями?
В конце концов Кейд с отвращением решил, что эти двое вполне заслуживают друг друга, и, отойдя к противоположной стене пещеры, устроил себе постель из второй бизоньей шкуры. Вскоре он уснул.
Сэм открыла глаза. Она только притворялась спящей. Она слышала, как индеец вернулся в пещеру, и испугалась. Что у него на уме? Девушка очень удивилась и почувствовала невыразимое облегчение, когда он ограничился тем, что внимательно рассмотрел ее, а потом отошел.
Ей удалось сесть. Слава Богу, ее тюремщик связал ей руки не сзади, а спереди, что не причиняло такого уж сильного неудобства. Сэм хорошо видела его – он лежал на боку, повернувшись к ней спиной. Факел горел прямо над ним, и огонь ясно освещал его тело. Он и впрямь был великолепен и казался гораздо крупнее, чем другие индейцы, которых она видела до сих пор. Интересно, почему он так непохож на своих собратьев?
Подтянув колени к груди, Сэм начала раскачиваться из стороны в сторону, осторожно продвигаясь все ближе к своему стражу. Поначалу ей хотелось только получше разглядеть его, чтобы больше узнать о своем враге, но потом она увидела у него на поясе нож, и ее сердце бешено забилось.
Затаив дыхание и стараясь двигаться абсолютно бесшумно, она подползала к нему все ближе.
Если ей удастся вытащить нож, не разбудив его, она сможет разрезать свои путы и убежать. Днем она станет прятаться, а ночью идти. Конечно, ей могут встретиться индейцы или хищные звери, но у нее все-таки будет шанс спастись. Любой риск лучше, чем покорное ожидание смерти.
Сэм протянула руки, но индеец шевельнулся, и она тут же отдернула их. Надо подождать. Его дыхание было ровным, и Сэм решилась сделать вторую попытку. На этот раз ее пальцы сомкнулись вокруг рукоятки ножа и осторожно потянули ее… Затем она так же медленно и бесшумно начала двигаться обратно на свою половину пещеры.
Здесь она попыталась перерезать веревки, держа нож в руках, но резать было неудобно, и Сэм, наклонившись, крепко сжала рукоятку ножа зубами, потом поднесла запястья к лезвию и принялась двигать ими вверх-вниз.
Вскоре веревка была перерезана, и руки Сэм оказались свободны. Тогда она принялась за путы на лодыжках. Наконец и они были сняты, и она вскочила на ноги. Прошлой ночью она видела в окне поезда почти полную луну. Если на небе нет облаков, снаружи будет достаточно света, чтобы найти, где спрятаться.
Однако, сама не зная почему, Сэм медлила. Отчего-то ей вдруг захотелось взглянуть на индейца, чтобы удостовериться, что он крепко спит. Она повернулась – и едва сдержала крик. Индеец сидел, небрежно обхватив руками колени, молча смотрел на нее и улыбался.
В панике уставясь на него, чувствуя, что каждый нерв в ее теле напряжен до предела, Сэм вдруг вспомнила, как наблюдала драки в своей прежней уличной жизни и гадала, сможет ли она сама убить человека, защищая свою жизнь. Теперь она знала ответ на этот вопрос. Крепко сжав нож, Сэм бросилась в атаку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Звездный свет - Хэган Патриция



интересная книга. уж лучше б они остались жить где-нибудь в резервации, чем так... но у нее есть салун. rnконец немного сжат. 7/10
Звездный свет - Хэган Патрициямаруся
5.05.2013, 20.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100