Читать онлайн Золотые розы, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотые розы - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотые розы - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотые розы - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Золотые розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Каждой дороге, даже самой нелегкой, приходит конец. Корд не удивился тому, что при виде майора Пауэлла и других членов экспедиции его сразу охватила радостная приподнятость. Все переживания последнего времени разом отошли на второй план, и верилось, что настанет день, когда и Эмбер поймет, насколько все это для него важно.
Люди внизу активно сворачивали лагерь, когда Корд увидел их с вершины обрыва. Словно ощутив его пристальный взгляд, один из них выпрямился и помахал не рукой, а обрубком ее, едва достигавшим локтя. Корд жестом показал, что спускается, и повернул лошадь назад, туда, где начиналась широкая промоина, сейчас сухая.
Двигаясь вниз по извилистому ущелью, промытому дождевыми водами, он думал о человеке, которого давно и глубоко уважал. Майор Пауэлл был личностью необычной. Потеряв руку в сражении при Шайло, он вышел в отставку в чине майора и был с распростертыми объятиями принят в Иллинойский университет в качестве профессора геологии. Кипучая и беспокойная натура Пауэлла требовала постоянной деятельности, поэтому, несмотря на преподавательскую работу в университете и колледже, он организовал серию экспедиций в Скалистые горы.
Корд улыбнулся, вспоминая некоторые странности майора. Тот был подлинным воплощением чудака-профессора. Например, у него был пунктик по поводу собственного низкого роста, и он совершенно не выносил шуточек и подначек на этот счет. Близкий друг Пауэлла, известный геолог Мак-Ги, человек высокого роста, прекрасно об этом знал и не раз посмеивался над майором, пока тот не рассвирепел и не предложил пари.
– Уж он и так издевался, и эдак, – со смехом рассказывал Пауэлл Корду, – а я молчу себе да разглядываю его голову, вроде как прикидываю ее размер. «Знаешь что, приятель, – вдруг говорю я, – а ведь мозгов у меня побольше будет, хоть ты и изрядная жердь». Он, конечно, осекся, посмеялся надо мной, а потом начал спорить. Ну и побились мы об заклад. Как мы узнаем, кто победил? Каждый из нас составил завещание, чтобы его мозг после смерти был передан другому на хранение, а остальное уже дело докторов. Когда мы оба отойдем в лучший мир, они сравнят оба мозга и вынесут вердикт.
– Господи Боже! – воскликнул тогда Корд, не скрывая изумления. – Но ведь ни один из вас так и не узнает, кто выиграл!
– Ерунда! – Пауэлл жестом отмел возражение, как несущественное. – Зато наследники будут знать, у кого из нас было больше мозгов в голове, и для одной из семей это послужит предметом законной гордости. Положа руку на сердце, мой мальчик, – тут он понизил голос, – я заключил пари не без задней мысли. Если этот каньон когда-нибудь станет знаменит, то и мое имя не будет забыто. Однажды мою биографию издадут и, конечно, упомянут о нашем споре с Мак-Ги.
Таков был человек, под началом которого Корд прошел войну и намеревался трудиться в мирное время. Помимо чудачеств, у майора было немало прекрасных качеств. Не он один потерял на войне руку, но даже среди тех, кому это не помешало вернуться к полноценной деятельности, немногие могли похвастаться такой карьерой и множеством заслуг…


– А я уж было решил, что ты передумал, – сказал Пауэлл, выходя навстречу Корду. – Молодец, что нашел нас до отправления. Тот лагерь, где нас, помнится, чуть не смыло в реку грозой, мы оставили всего неделю назад, а здесь работы оказалось немного. Ну как успехи? Спас ли ты свою прекрасную даму из лап огнедышащего дракона и успел ли повести ее к алтарю?
– Помнится, майор, вопрос стоял иначе, – усмехнулся Корд, энергично встряхивая протянутую Пауэллом левую руку. – От меня требовалось только схватиться с огнедышащим драконом, а вот алтарь – это уже ваши домыслы. Не знал, что вы еще и романтик.
– Ну конечно! Я – романтик, а ты, мой мальчик, просто бродяга, которому вздумалось совершить добрый поступок! На первый взгляд человек, который несется сломя голову навстречу опасности, всегда выглядит одинаково, но внимательный глаз отличит влюбленного от авантюриста. Да перестань ты хмуриться, Хейден! Скажи лучше, что так же рад видеть всех нас, как мы рады видеть тебя в полном здравии.
За время отсутствия Корда к группе присоединился только один человек. Мужчины представились друг другу, потом Корд обошел остальных, по очереди пожав еще восемь крепких мозолистых рук. Некоторые из тех, кого Пауэлл отобрал в экспедицию, были охотниками, жаждущими приключений, другие – бывшими собратьями по оружию, но все они были людьми надежными и дружелюбными, с беспокойной душой бродяг.
– «Эмму Дин» – ту лодку, что села на мель еще при тебе, – пришлось как следует подлатать, – рассказывал Пауэлл, – зато «Дева каньона» и «Китти Клайд» в прекрасной форме. Нет ничего лучше лодки, построенной на верфях Чикаго! А вот эта новая. Думал я, думал, как ее назвать, – ничего не лезет в голову. Так и прозвали ее – «Безымянная». – Он любовно похлопал суденышко по боку и подмигнул Корду. – После того как ты уехал на поиски счастья, нас чуть было не застала еще одна гроза. Все ограничилось ливнем, но налетел он как раз тогда, когда мы едва отчалили. Он шел с верховий, и река сразу поднялась. Нас понесло, как щепки, вниз по течению, и потом пришлось наверстывать это расстояние.
Корд с интересом слушал рассказ о том, как усталые и насквозь промокшие члены экспедиции добрались до излучины реки. Течение там давало большой круг, огибая утес, и так сильно подмыло его, что частично уходило под скалу. За утесом обнаружилась удобная гавань с плоским полумесяцем берега, где удалось разжечь костер, обсушиться и отдохнуть.
– Почему-то мне не спалось, несмотря на усталость. Пользуясь остатками дневного света, я поднялся на утес и обошел его вокруг, разглядывая поразительные – да-да, совершенно поразительные! – слоистые берега. Некоторые пласты были настолько интересны… однако, мой мальчик, я совершенно заговорил тебя! Заскучал?
– Вовсе нет, все это очень интересно, – поспешно возразил Корд, успевший привыкнуть к долгим и малопонятным монологам Пауэлла.
– Ах, интере-есно! – ехидно протянул тот. – Расскажи-ка мне лучше о твоей прекрасной даме. Вот это будет по-настоящему интересно.
Видя, что отчета не избежать, Корд вкратце посвятил майора в события, случившиеся за время его пребывания в Мексике.
– Я оставил ее и мальчика с индейцами племени хавасупаи, – закончил он. – Надеюсь, там они будут в полной безопасности.
– Можешь не сомневаться. Я рад, что познакомил тебя с этим племенем. Люди они мирные и дружелюбные. Пока твоя леди будет жить среди них, она узнает о каньоне побольше, чем мы за время всей нашей экспедиции. Вот только как насчет их простой, незатейливой жизни? Придется ли она ей по вкусу?
– Придется ли по вкусу, не знаю, зато уверен, что хныкать и жаловаться Эмбер не станет.
– Вот и славно. До чего же я рад, что ты покончил с той маленькой историей, заставившей тебя броситься из армии в бега! Теперь ты сможешь в любое время вернуться за своей леди и начать оседлую жизнь.
– Заставила меня броситься в бега! – хмыкнул Корд, возводя глаза к небу. – Я сделал это только по вашему настоянию, майор. Если бы не вы, я бы остался и боролся.
– И эта борьба скорее всего закончилась бы танцем в петле, – спокойно возразил Пауэлл. – Ах, молодость, молодость! Все эти высокие чувства, вера в абсолютную справедливость… неужели ты до сих пор не излечился от этого? Я бы на твоем месте сказал спасибо за совет исчезнуть с глаз закона. Так или иначе, тебя оправдали, и это все в прошлом. У нас есть дела поинтереснее.
В скором времени лодки вышли на быстрое течение, и река понесла их туда, где ее воды сливались с самой Колорадо. Это означало, что еще один приток могучей реки обследован и нанесен на карту во всех подробностях. Удерживая и направляя суденышко, Корд вполглаза следил за тем, как мимо стремительно несутся берега, крутизна которых увеличивалась с каждой минутой. Каньон сменялся каньоном, перемежаясь короткими участками более отлогой местности.
Наконец река начала круто менять направление, несколько раз вильнула и вдруг резко повернула почти в обратном направлении. Начались пороги. Со всех сторон летели фонтаны брызг, днища то и дело натыкались на камни. К счастью, это продолжалось недолго.
– Вот вам и первый опыт спуска через пороги, – объявил Пауэлл с таким торжествующим видом, словно то было творение не природы, а его лично. – Мы неплохо справились!
Он совершенно промок, но жестикулировал все так же оживленно и казался совершенно счастливым.
Ниже по течению снова оказались пороги, на этот раз более опасные. Так как обойти их по берегу не представлялось возможным, пришлось направить лодки в бешено бурлящую воду. Каждый яростно подгребал веслом то слева, то справа, чтобы избежать столкновения с торчавшими из воды валунами. То и дело приходилось перевешиваться с борта на борт, поддерживая равновесие лодок, или дружно откидываться назад, когда оплеуха волны высоко подбрасывала корму. Стиснув зубы, путешественники взлетали на гребни высоченных волн, пена с которых неслась в лица, а если нос лодки зарывался в воду, волна и вовсе накрывала легкие суденышки. Были мгновения еще страшнее, когда лодка летела в коридор, созданный двумя водяными горами, в котором легко можно было угодить на торчащий камень и пойти ко дну.
И вдруг все кончилось так же внезапно, как и началось, словно случившееся было всего лишь кошмарным сном, от которого все очнулись разом. Река выплеснулась в более широкое ложе и успокоилась. Послышались вздохи облегчения.
Дальнейший путь вплоть до вечера не ознаменовался никакими особенными трудностями. На закате маленькая флотилия достигла бухты, окруженной пляжем из крупного песка и гальки и каменистым плато, поросшим густой растительностью. Здесь было решено устроиться на ночлег. После сытного ужина Корд уселся в сторонке, привалившись к валуну и глядя в желтовато-розовое небо над головой. С более высокой точки закат, должно быть, смотрелся куда величественнее, но обрывистые берега закрывали видимость.
– Красивые здесь места, не правда ли? – спросил майор Пауэлл, присаживаясь рядом.
– Не только красивые, но и на редкость зеленые, и это кажется мне довольно странным, – заметил Корд. – Здесь ведь сплошной камень, откуда вся эта пышная растительность берет влагу?
– Ты многое замечаешь, мой мальчик, и это мне нравится. Дерево, которое шумит почти над самой твоей головой, – это прелюбопытнейшая штука, дуб Гембеля. Если присмотреться, можно заметить, что его корни растут не вглубь, а в стороны, как лучи звезды. Они расположены так близко от поверхности, что молодые побеги без труда начинают рост. Там, где сумело укорениться одно деревце, постепенно образуется целая роща. Человек неискушенный решит, что перед ним не меньше пятидесяти деревьев, а между тем оно одно-единственное, что-то вроде мангровой рощи, но не над водой, а на скале. А это – пондероз, пинии и можжевельник. Все они тоже по праву считаются обитателями скал и утесов. Смотри, какой лес из них получился!
– Дух захватывает, – кивнул Корд с полной серьезностью.
– Уже? – хмыкнул Пауэлл. – А ведь мы, можно сказать, только начали экспедицию. То ли еще будет, мой мальчик! Я бы не отказался прогуляться здесь в качестве туриста, но боюсь, им никогда не побывать в самых красивых местах. Эти пороги… они очень беспокоят меня. Невольно приходит мысль, кто дольше продержится в таких условиях: люди или лодки.
– О чем это вы? – нахмурился Корд. – Неужели опасаетесь, что экспедиция развалится, если придется круто?
– Не знаю, не знаю… мы ведь не на фронте и не можем клеить ярлык дезертира, а между тем я не уверен в троих своих подчиненных. Они очень изменились в последнее время, а сегодня, после перехода через пороги, так и не приободрились. Что я могу сделать? Призвать их к порядку? Но ведь они ничего мне не должны, они добровольцы. Остается только поговорить с ними и воззвать к чувству долга, объяснить, как важна их поддержка для исхода экспедиции. Кстати, как ты сам? Ты ведь тоже не обязан оставаться со мной до конца.
От костра к ним шел дежурный по кухне с котелком кофе, и оба дружно протянули навстречу жестяные кружки.
– Костер, дымящийся котелок с кофе… все это довольно романтично, так ведь, Хейден? – спросил Пауэлл, когда они снова остались наедине. – Так и подмывает рассказать какую-нибудь легенду или сказку.
– Ну так расскажите, – поощрил Корд, довольный переменой темы.
– Тогда слушай легенду о золотых розах.
Корд все слушал и слушал, пока на него не накатились думы. Майор искоса оглядел его и едва заметно покачал головой, скрывая усмешку. Наконец со словами «Доброй ночи!» он направился к лагерю, а Корд еще долго сидел, погруженный в сон наяву.


Спустя неделю после того дня, когда Корд вновь присоединился к экспедиции, он стоял на берегу, с подозрением глядя на гладкую как стекло водную гладь. Это было тем более удивительно, что совсем рядом, за излучиной, река бурлила и клокотала так, что грохот был прекрасно слышен там, где собрались путешественники. На этот раз им предстояло пройти каньон Лоудор, длина которого, по предварительным данным, оценивалась в двадцать миль. Устье каньона тоже вселяло тревогу: скалы на милю возносились вертикально вверх, словно их вытесали с искусной точностью.
Молча, без шуточек и ободряющих реплик, члены экспедиции разместились в лодках и двинулись на звук несущейся воды. Стоило лодкам оказаться за поворотом, как быстрое течение подхватило их. За какие-то считанные минуты лодки преодолели целую серию порогов и снова оказались в спокойных водах.
Здесь каньон еще больше напоминал творение рук человеческих. Каждая линия была ровной, красиво переходила в другую, виднелись террасы и подобия балконов, нависающих над водой, а узкие расселины, местами уходившие в тело скалы, выглядели коридорами, ведущими во внутренние покои. Местами солнце едва пробивалось в каньон, но сырость была теплой, и потому красный песчаник был покрыт мхом, лишайниками всех оттенков и пышными фестонами из папоротника, очень похожими на праздничные гирлянды.
Зато на другой день пришлось вытянуть лодки носами на отлогий участок берега и выслать вперед разведку, чтобы оценить грозящую опасность. Каньон сужался, многочисленные торчащие скалы щерились из-под воды, как сломанные зубы, рассмотреть которые мешали фонтаны пены от мечущихся во все стороны волн. Пауэлл побоялся с ходу штурмовать пороги и принял решение пробираться берегом, неся на плечах сначала лодки, а потом вещи. Вся надежда была на то, что ниже по течению река станет более проходимой, пусть даже и придется иметь дело с новым участком порогов. Три лодки вытянули на берег вместе с вещами, но та, которую так и называли «Безымянная», несла наиболее тяжелый груз, и потому ее решили сначала разгрузить. На борт поднялись трое.
В этот момент произошло неожиданное: от близких порогов пришла высокая встречная волна. Она подняла «Безымянную», подхватила и понесла.
Несколько мгновений оставшиеся на берегу стояли словно пораженные громом, потом Пауэлл закричал, перекрывая рев воды:
– Прыгайте! Лодке все равно пропадать, спасайтесь сами! Прыгайте, я вам приказываю!
Ему понадобилось несколько секунд, чтобы прокричать это, но лодка успела стрелой метнуться между двумя валунами и исчезнуть из виду. Поддавшись общему порыву, Корд бросился вдоль берега. Он смутно понимал, что все равно ничем не сможет помочь суденышку, летящему, как птица, на гребне волны, но все же бежал вместе с другими. Он не был среди тех, кто осматривал реку вниз по течению, и для него явилась сюрпризом картина, открывшаяся за первыми же высокими валунами. Два водопада шли почти один за другим, и если первый, пятифутовый, не выглядел особенно пугающим – им приходилось уже прыгать с таких, – то от второго сердце Корда сжало тисками. Это был могучий вал воды, с грохотом обрушивающийся с высоты сорока с лишним футов в глубокий и узкий колодец. Там, где река вырывалась наружу из теснины, она быстро мелела и с шипением неслась среди хаотично торчащих острых скал. Ничто живое не могло миновать эту адскую мясорубку невредимым.
Корд напряг силы и рванулся вперед, вслед за Пауэллом, который несся впереди других. Узкая полоса берега представляла собой каменный выступ. Они миновали его в тот момент, когда лодка с несчастливцами выпархивала с гребня водопада. Инерция пронесла ее довольно далеко вперед, позволив миновать горнило, в котором бесновалась вода, но, приземлившись, она тотчас наткнулась носом на торчащий камень. У двоих весла вырвало из рук и разбило на части, третий еще пытался кое-как управлять, пока суденышко с размаху не налетело сразу и носом, и кормой еще на один камень, после чего раскололось пополам.
Головы упавших в воду появились на поверхности, но их немилосердно бросало, ежесекундно угрожая размозжить о скалы. Каким-то чудом им удалось оказаться возле более крупной части развалившейся лодки, которая все еще держалась на плаву. Вскоре после того как все трое мертвой хваткой вцепились в обломок, его заклинило между двумя камнями довольно близко от того берега, на котором находились остальные. Волны одна за другой накрывали их.
– Долго они так не продержатся! – прокричал Пауэлл Корду. – Их смоет и унесет или вместе с лодкой, или порознь. Скорее на помощь!
Они начали спускаться по скользкому от влаги склону, стараясь не смотреть на ревущий рядом водопад. Казалось, еще немного – и они смогут протянуть весла захлебывающимся людям. Однако в тот самый момент, когда они ступили на первые торчащие камни, отвалившаяся корма лодки, до этого кружившаяся в водовороте, была брошена на обломок. На этот раз судно распалось на отдельные доски, которые быстро унесло течением вместе с людьми, беспомощно размахивающими руками…
…Корд, Пауэлл и еще двое неутомимо обыскивали берега реки за излучиной, где течение снова становилось много медленнее и спокойнее. Им удалось найти одного из потерпевших крушение, который все-таки добрался до берега. Другого высмотрели много дальше, ближе к противоположному берегу, возле большого водоворота.
– Мне кажется, это Фрэнк Гудман, – напрягая зрение, предположил Пауэлл. – Он за что-то уцепился. Если переплыть реку, его можно будет вытащить. Кто из вас плавает лучше всех? Вы, капитан Хоуланд?
Один из мужчин молча поднял руку. Ему удалось без проблем пересечь относительно спокойную часть реки и подобраться к Гудману достаточно близко, чтобы можно было протянуть ему весло. Поддерживая спасенного, он вернулся к остальным.
– Черт возьми, да ведь это Сенека! – крикнул он, повернувшись в сторону реки. Сенека был его младшим братом.
Того заклинило между скалами, и теперь он, собравшись с силами, выбирался на мелководье. Его подхватили и помогли выйти на берег. Несмотря на то что всем потерпевшим крушение удалось спастись, происшествие серьезно встревожило Пауэлла. Было жаль потерянной лодки, и впредь он решил соблюдать максимальную осторожность.
Однако у судьбы были в запасе и другие сюрпризы. Неделей позже экспедиция остановилась на ночлег в довольно отлогой части каньона. Растительность спускалась здесь к самому берегу, и открытую площадку нашли не без труда. Корду сразу не понравилась поляна, вклинившаяся между густыми зарослями и целой рощей сухой вербы, пораженной каким-то древесным недугом. Однако выбирать не приходилось, и вскоре на поляне затрещал костер. Пауэлл отправился ниже по течению, собираясь разведать путь через близкую быстрину.
Дежурный еще только собирался повесить котелок над огнем, как вдруг откуда ни возьмись налетел вихрь и разметал костер, отчего огонь мгновенно перебросился на сухостой. Пламя на глазах взвилось до самых крон мертвых деревьев.
– Бегите к лодкам! – надрывая голос, закричал Корд. – Оставьте все, бегите, иначе сгорите заживо!
Огонь встал стеной, бросаясь в разные стороны по воле неистово крутящегося вихря. В мгновение ока одежда Корда задымилась. Жар стоял такой, что потрескивали волосы. Берег превратился в сплошное море огня.
Оказавшись возле лодок, Корд понял, что нечего и думать спасти вещи, выгруженные на берег. Ближайшие деревья уже поймали огонь и зловеще трещали, угрожая в любую секунду вспыхнуть факелом. Он окинул реку лихорадочным взглядом и содрогнулся: совсем недалеко вниз по течению щерились зубьями скал очередные пороги. Где, черт возьми, Пауэлл, подумал он, стараясь сохранить хладнокровие.
– Выгребайте прочь от берега, – крикнул капитан Хоуэлл, второй по старшинству после майора, – но следите за тем, чтобы не попасть в быстрое течение! Как только окажетесь на безопасном расстоянии, упирайтесь веслами в дно и держитесь, сколько сможете. Долго это не продлится, сухое дерево сгорает быстро.
Растерянные люди повиновались беспрекословно, а через пару минут вихрь метнулся в ближайшее ущелье и пропал, словно его и не бывало. Почти сразу после этого огонь затих. Кое-где догорали обугленные стволы, но главная опасность миновала. Когда лодки снова осторожно приблизились к пепелищу, сверху послышался крик. Это был Пауэлл, который по счастливой случайности забрел в расселину как раз перед стихийным бедствием.
Был подведен печальный подсчет потерь. В лодках сохранились оружие и патроны, кое-что из одежды и спальных принадлежностей. Вещи, выгруженные на берег, в том числе запас еды, сгорели дотла. Среди углей и пепла удалось обнаружить лишь закопченные жестяные кружки, миски, котелок и чайник.
Тем не менее экспедиция двинулась дальше, надеясь обеспечить себе пропитание охотой. Прошло еще некоторое время.
Однажды на берегу реки им встретилась маленькая миссия – как выяснилось, одна на несколько индейских племен. Один из членов экспедиции обратился к Пауэллу с просьбой оставить его там, объяснив это тем, что он совершенно опустошен морально и физически. Майор дал согласие с внешним спокойствием, но Корд знал: он с тревогой ожидает повального бегства людей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотые розы - Хэган Патриция



этот роман потрясающий,очень захватывающий,когда начинаешь читать не возможно остановиться. красивая история любви)))))))))))
Золотые розы - Хэган Патрициялучик света
11.10.2010, 18.04





Не понравился, по моему героиня никого не любила, матадора убили из-за нее, и она тут же отдала предпочтение другому, сюжет слишком затянут.
Золотые розы - Хэган ПатрицияТатьянка
27.12.2014, 22.39





Просто супер.Шедевр!!!!!!!!!!!!!
Золотые розы - Хэган ПатрицияЛена
17.01.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100