Читать онлайн Золотые розы, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотые розы - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотые розы - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотые розы - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Золотые розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Эмбер несколько раз зажмурилась, чтобы окружающее обрело четкость.
Еще одна пещера. На этот раз естественное углубление отлого уходило все вниз и вниз, исчезая в недрах земли. Сверху водопадом обрушивался поток, оставляя только узкую щель выхода из каменного мешка, в котором она находилась. Вокруг стояла ужасающе промозглая сырость. Факел, который Валдис оставил зажженным, давал достаточно света, но не тепла. Не было даже одеяла, чтобы укрыться, только все тот же комковатый тюфяк вместо матраца. Перекрывая шум падающей воды, из основной пещеры доносился пронзительный писк летучих мышей, но это совсем не беспокоило Эмбер.
Ее вообще мало что беспокоило сейчас. Ей даже не приходило в голову стряхивать каких-то белесых подземных насекомых и слизней, время от времени заползавших на тюфяк или падавших сверху. От насекомых вреда меньше, чем от людей, думала она равнодушно. После продолжительной лихорадки язык был шершавым и сухим. К счастью, болезнь изжила себя без медицинской помощи, но Эмбер было совершенно ясно, что ей не пережить рецидива. Она все еще ужасалась мыслям о возможной смерти, но знала, что скоро привыкнет и к ним.
Сквозь шум водопада ей послышались приближающиеся шаги. Она прикрыла глаза, глядя из-под ресниц. Ловко увернувшись от брызг, в пещерку вошел Валдис с дымящейся миской в руке. В другой он держал кусок хлеба и кружку. Эмбер против воли открыла глаза.
– Очнулась? Вот и славно, – добродушно воскликнул ее тюремщик, присаживаясь рядом и водружая на плоский камень принесенную еду. – Вот, подкрепись. У меня было предчувствие, что сегодня ты придешь в себя. Похлебка – пальчики оближешь, а в кружке свежая вода. Сил у тебя сразу прибудет.
Он достал нож и наклонился, чтобы разрезать веревки на ее запястьях и лодыжках. Он давно понял, что ее болезнь не притворство, но пут не снимал, – очевидно, не желая рисковать. Как только руки оказались свободными, Эмбер сразу же начала растирать их, чтобы восстановить кровообращение. Даже такое движение далось ей с трудом, и она поняла, что совершенно обессилела.
– Пожалуй, ты подурнела, – заметил Валдис, приподнимая ее лицо за подбородок. – Да и шутка ли – столько проваляться в горячке! Женщины намучились с тобой. Они пытались кормить тебя насильно, пока ты была в бреду, но все тут же вываливалось обратно. Бедняжка Эмбер! Что я могу сделать, чтобы облегчить твои страдания?
– Дай мне умереть, – вяло ответила она.
Валдис шлепнул себя ладонями по ляжкам и захохотал так громогласно, что в пещере заметалось оглушительное эхо.
– Все, что угодно, только не это, Эмбер. Умирать сейчас совсем не время. На моем горизонте забрезжил просвет, появилась надежда на перемены к лучшему, так что придется тебе поскорее поправиться. Дело вот в чем: в ближайшее время я сдамся властям, чтобы сделать заявление, будто нашел убийцу своей мачехи. Нет, не мачехи… я скажу «матери», чтобы у всех вышибло слезу. Я долго думал, на кого свалить вину, пришел к решению, и осталось только привести план в исполнение. Теперь, конечно, не может быть и речи о том, чтобы мы поженились, но я не возражаю, чтобы ты стала моей любовницей. Без любовницы мужчина – не мужчина, особенно, если он повелевает целой долиной. Но тебе не стоит дуться, Эмбер. Твоя жизнь будет ничуть не хуже жизни законной супруги. Я буду одевать тебя как куклу, увешаю драгоценностями, возьму с собой в Мадрид и Париж. Жить со мной под одним кровом тебе будет не солидно, поэтому придется построить поблизости от моей асиенды другую – для тебя… – Он вдруг остановился и окинул Эмбер взглядом, сразу помрачнев. – Тебя нужно срочно привести в порядок. Ты грязнее грязи, вместо волос пакля! Все умрут со смеху, когда увидят, какое пугало таскает за собой Валдис Алезпарито!
– Ты в своем уме, Валдис? – прошептала Эмбер, хлопая глазами. – Ты бросил меня больную здесь, в темной яме, на сыром тюфяке, в компании пауков и летучих мышей. Я ни разу не мылась с той ночи, как ты похитил меня, ни разу не меняла одежду. Не знаю, чем меня кормили, но вряд ли это было вкусно и питательно. И вдруг ты приходишь сюда как ни в чем не бывало и рассуждаешь о нарядах и асиендах! Ты не сознаешь, что говоришь!
– Ошибаешься, я очень даже хорошо все сознаю, – безмятежно возразил Валдис. – В твоих упреках есть доля правды, но не мог же я носить тебя к озеру и мыть на глазах у своих людей, а женщины отказались с тобой возиться. Но теперь, когда тебе лучше, к твоим услугам будут свежий воздух и горное озеро. Тебе даже вымоют голову. Кстати, я распорядился доставить для тебя красивое платье. Но сначала подкрепись, малышка Эмбер. Когда ты отведаешь этой чудесной похлебки, вымоешься и переоденешься, вспоминать об этой норе тебе будет ой как противно! Но если ты будешь опять упрямиться, я снова свяжу тебя и оставлю здесь. В полном здравии, поверь, тебе будет здесь гораздо неприятнее находиться.
Со всей осторожностью, как заботливая сиделка, Валдис зачерпнул варево и поднес к губам Эмбер. Она покорно проглотила. Похлебка была густой, душистой и невыразимо аппетитной. Вода в кружке казалась нектаром после долгих часов лихорадочной жажды.
– Ну как, нравится? – усмехнулся Валдис. – Жизнь на глазах становится лучше, не правда ли? До сегодняшнего дня ты видела только худшую сторону общения со мной, теперь же увидишь и лучшую. Но прежде я предлагаю тебе сделать выбор, выбор раз и навсегда. Или ты по доброй воле станешь моей, будешь беспрекословно выполнять каждое мое желание, или я отдам тебя на потеху моим людям. Когда они всласть с тобой побалуются и это им надоест, я велю пристрелить тебя и бросить стервятникам. Ну, что? Я слушаю.
Эмбер промолчала, выигрывая время. Не было никакого смысла кричать «нет» и тем самым толкать сумасшедшего на крайности. Внезапно разразившаяся болезнь до сих пор хранила ее от домогательств Валдиса, и на эту карту можно было ставить еще какое-то время, пусть даже несколько часов. Не может быть, чтобы судьба не послала шанса на избавление. А пока нужно подкрепить свои силы. Эмбер налегла на похлебку.
– Ты не споришь, и это уже хорошо, – сказал Валдис, внимательно наблюдая за ней. – Похоже, горячка прочистила тебе мозги. На воле светит солнце, день безветренный и потому особенно теплый. Сначала тебе помогут привести себя в порядок, а потом мы еще раз все обсудим. Ты скоро войдешь во вкус роскоши и постепенно научишься любить меня, своего господина.
Опорожнив миску и даже подобрав корочкой все остатки, Эмбер почувствовала, что сможет держаться на ногах. Однако, когда Валдис помог ей подняться и повел вон из пещеры, она притворилась, что совершенно без сил. Повисать на его руке было противно до тошноты, но ее поддерживала мысль, что в болезненной слабости сейчас заключается спасение. Как только Валдис поймет, что она более-менее оправилась, он не замедлит наброситься на нее.
Они брели, казалось, целую вечность, поворачивая то направо, то налево и поднимаясь все выше, пока впереди не забрезжил солнечный свет. Через пару минут Валдис почти выволок ее наружу. Она так долго находилась в полумраке, что глаза полностью отвыкли от света. Вскрикнув, Эмбер закрыла их ладонями. На поляне перед пещерой находилась вся банда, кроме дозорных: кто играл в карты, кто пил, кто заигрывал с женщинами. Услышав возглас, все как один повернулись к пещере. Дружное насмешливое гоготанье заставило Эмбер осознать свой облик и отшатнуться. Женщины присоединились к мужчинам, визгливо хохоча и показывая пальцами.
Валдис прорычал приказание увести ее и как следует вымыть. К кому относилось приказание, Эмбер поняла только тогда, когда ее грубо схватили руки, хоть и женские, но по-мужски мозолистые и корявые от черной работы. Это была суровая, мясистая в бедрах женщина с необъятной грудью, обвисшей от собственной тяжести. Она напоминала древнюю статуэтку языческой богини плодородия.
– Повинуйся ей беспрекословно, – отрывисто приказал Валдис, недовольный впечатлением, которое Эмбер произвела на его людей. – Не вздумай спорить или вырываться. Она из тех, кто может выбить все зубы с одного удара.
Не тратя времени на разговоры, женщина поволокла Эмбер по тропинке, проторенной через какой-то кустарник и кактусы. За небольшой песчаной полосой следовал солончак, а за ним открывалась скалистая местность. Вскоре взору Эмбер открылось озерко с кристально-чистой водой. Наполнял его весело журчащий водопад. Эмбер и ее безмолвная спутница перешли ручей, вытекающий из озера, и ступили на скалистый берег водоема. Вода выглядела восхитительно, волшебно, и Эмбер, не дожидаясь раздраженного приказа раздеться, сама быстро стащила с себя грязную, местами заплесневелую одежду. Женщина бросила к ее ногам кусок дешевого мыла и грубую мочалку. Эмбер поскорее спустилась в воду и до тех пор оттирала тело, пока кожа не стала багровой. После этого женщина вымыла ей голову, дергая за волосы так, что на глазах выступали слезы. Вода быстро унесла грязную пену, и теперь можно было вволю поплавать. Эмбер даже нырнула несколько раз, хотя вода была ключевой, холодной. Как хорошо было снова дышать свежим воздухом, ощущать прикосновение горячих лучей! Как хорошо чувствовать себя чистой!
– А вот и платье, о котором я говорил.
Эмбер замерла и нащупала ногами дно, лихорадочно соображая, понял ли Валдис, что сил у нее прибыло. Он стоял на другом берегу озерка, поросшем мхом и травой, и держал на вытянутых руках платье из светло-зеленого муслина. Оно было не слишком нарядным, но хорошо сшитым.
– Надеюсь, рукава достаточно длинные, – пробормотал он, примеряя один из них к своей руке. – Надо, чтобы они прикрывали следы веревок.
Очевидно, длина рукава его удовлетворила, потому что он разложил платье на берегу и уселся рядом. У него был такой благодушный и безмятежный вид, что Эмбер захотелось стащить его в воду и утопить. Она понимала, что вечно сидеть в ледяной воде не получится, но не могла заставить себя сразу выйти на берег. Пусть Валдис уже не раз видел ее голой – это ничего не меняло: невыносимо было думать о том, что его взгляд снова коснется ее тела.
– Значит, ты хочешь скрыть следы веревок? Зачем? Тебе стыдно своих людей? С чего это вдруг? К тому же они знают, что ты держал меня связанной.
– Мои люди? Да мне на них сто раз плевать! Наши отношения их не касаются. Я не хочу, чтобы следы веревок бросились в глаза нашему общему другу Корду Хейдену.
– При чем тут Корд Хейден? – быстро спросила Эмбер, вздрогнув при звуке этого имени. – Он давным-давно бросил меня на произвол судьбы и вернулся в Штаты. Наверное, он и думать забыл, что я есть на белом свете. Вот уж кого тебе не стоит бояться, так это Корда.
– Ну да, конечно! – захихикал Валдис и погрозил ей пальцем. – Помнишь пословицу: «Обманешь меня однажды – стыд на тебе, обманешь дважды – стыд на мне»? Нет уж, моя плутовка Эмбер, ты не сможешь дурачить меня до бесконечности. Я и раньше был не из тех, кто верит на слово, а теперь и подавно. Во-первых, я всюду разослал шпионов на случай, если власти подберутся слишком близко и слишком рано. И потом, Геррас, который не оставил надежд вернуть свою мексиканочку, не спускает глаз с индейской деревушки. Так что, Хейдена видели. До сих пор я не беспокоился на этот счет, потому что знал, как нелегко будет человеку несведущему найти эту пещеру, но сегодня утром прискакал один из моих людей, оставленный на ранчо. Его прислала Маретта, зная, что он воспользуется более короткой дорогой. Оказывается, я не напрасно выбрал тогда долгий путь, потому что твой индейский ублюдок нас выследил. Теперь он ведет сюда Корда Хейдена, но только он немножко опоздает. Маретта хоть и порядочная дрянь, но польза от нее есть… н-да, а мальчишка, похоже, прикипел к тебе душой.
– Арманд… – едва слышно произнесла Эмбер, и сердце ее сжалось при взгляде на торжествующее лицо Валдиса.
Значит, маленький Арманд не забыл ее! Он старался ее спасти и для этого вел сюда Корда… только чтобы попасть в ловушку, устроенную Валдисом.
– Не делай им ничего плохого, прошу тебя, – взмолилась она, забывая о том, что намеревалась отсидеться в воде. – Я буду… буду послушной.
Она медленно вышла из воды на берег, где сидел Валдис, почти не стесняясь своей наготы, но, заметив, как жадно блуждают по ее телу его глаза, ощутила новый приступ отвращения.
– Если ты тронешь хоть волосок на их головах, то забудь о моей покорности!
Он вскочил на ноги стремительно, словно хищник в прыжке, и дал ей такую оплеуху, что она свалилась ничком.
– До чего же мне надоели твои истерические вопли! Еле держится на ногах, а туда же – не унимается! Стану я спрашивать твоего согласия или добиваться послушания! Да я тебе шею сверну, когда захочу. Вот что, неугомонная Эмбер, сейчас ты тихо-мирно встанешь, наденешь это платье, высушишь волосы и расчешешь их тщательно, чтобы они отливали на солнце серебром. Потом ты подкрасишь губы и щеки, которые сейчас не ярче, чем у мертвеца, – одним словом, приведешь себя в полный порядок. Когда твой рыцарь прискачет, ты будешь улыбаться так, чтобы челюсти болели, и ты скажешь ему, что совершенно счастлива здесь со мной. Ты объяснишь ему, что встретила наконец настоящего мужчину, достойного любви. Ты будешь вести себя так, что он поверит каждому твоему слову, а если не поверит, тебе придется подробно описать ему, как мы забавляемся по ночам и как ты при этом стонешь от удовольствия. И еще ты прикажешь ему убираться к дьяволу и никогда больше не приближаться к тебе ближе, чем миль на сто. – Он умолк, чтобы перевести дух, и дернул Эмбер за волосы. – Надеюсь, ты хорошая актриса, потому что это в твоих же интересах. Если Хейден поверит, он уйдет и больше никогда не будет попадаться мне на пути. Кстати, это и в интересах мальчишки. Если все пройдет хорошо, его не тронут. Понятно? Никто никого не тронет, если ты будешь правильно себя вести.
– Как ты собираешься поступить с мальчиком? – робко спросила она.
– Черт возьми, тебе бы только возиться со всякой швалью! – раздраженно воскликнул Валдис. – Ничего с ним не случится. Он мне нужен. Не могу же я вечно держать тебя связанной. Мальчик будет залогом того, чтобы ты слушалась.
Арманд! Ему разрешат оставаться с ней! Эмбер едва осмеливалась в это верить.
– Ну, я вижу, мы с тобой наконец-то пришли к соглашению, – с этими словами Валдис больно шлепнул ее по заду, потом взялся за ягодицы обеими руками и начал их мять. – Ага… ага… вот так мы слушаемся… так и веди себя, если хочешь, чтобы с мальчиком обращались хорошо, не забывай, что люди здесь грубые, на руку скорые. Он может даже спать рядом с тобой. Хорошая мысль! Сегодня ночью, когда мы покончим с нашим маленьким дельцем, я приду к тебе. Мне будет приятно раздвинуть тебе ноги на глазах у отродья твоего любимого матадора.
Очевидно, распаленный таким ходом мыслей, он вдруг рывком повернул Эмбер на спину и впился ей в губы поцелуем. Как только он отстранился, она не могла удержаться от того, чтобы судорожно не отереть рот тыльной стороной ладони. В ответ на это Валдис схватил ее за оба соска и сдавил до мучительной боли.
– Если бы эта старая курица не стояла на том берегу, я бы живо насадил молодую курочку на вертел, – прошипел он, заглушая ее крик новым поцелуем. – Не смей больше показывать, что я тебе не нравлюсь. Приказываю отныне говорить спасибо после того, как я к тебе прикасаюсь, все равно чем – ртом, руками или тем, что между ног!
Он оттолкнул ее и поднялся. Несколько секунд ей казалось, что вид ее тела, беспомощно распростертого на траве, заставит Валдиса снова на нее наброситься, но он только толкнул ее носком сапога.
– От твоего поведения, Эмбер, зависят три жизни: мальчишки, американца и твоя собственная. Помни об этом.


Они ехали долго сначала ночью, потом все утро, пока солнце не поднялось высоко. Лучи его из теплых и ласковых стали палящими. Корд сознавал, насколько разумнее было бы подождать до вечера, чтобы подобраться к лагерю бандитов в темноте, но ему не хотелось оставлять Эмбер в руках Валдиса ни на одну лишнюю минуту.
Его вывело из задумчивости прикосновение к руке. Оказывается, мальчик подъехал на своем пони вплотную и настойчиво тянул его за рукав, требуя внимания.
– В чем дело? – Корд заставил лошадь остановиться и наклонился, близко заглянув в тревожные черные глаза. – Понимаю. Мы почти у цели, верно? Тогда нам стоит разделиться, паренек. Это для твоей же безопасности. – Он указал на купу древовидного можжевельника, под который можно было разве что проползти. Поезжай вон туда и спрячься. Пони привяжешь между теми двумя кустами, его будет совсем не видно. Жди меня и не высовывайся. Ясно?
Мальчик молча, даже не мигая, смотрел на него. Он явно не понял ни слова. Корд со вздохом спешился, взял пони под уздцы и отвел к кустам. Там он заново объяснил все знаками. На этот раз Арманд как будто все понял, но, когда Корд поехал прочь, снова вскочил в седло и тронул пони следом. Пришлось Корду повторить все еще раз, сделав зверское лицо.
Оставшись один, некоторое время Корд ехал всей той же открытой равниной по направлению к горной цепи. Оказавшись в предгорьях, он огляделся и увидел правее что-то вроде лесной полосы, состоящей из сосен и тополей, часто перемежающихся россыпями валунов. Все это могло стать хорошим прикрытием, но тогда ему пришлось бы уклониться от избранного направления. Однако внутренний голос подталкивал его так и поступить, и Корд убедился в своей правоте, когда заметил над верхушками деревьев тонкую ленточку далекого дыма. Костер! Он ехал теперь прямо к убежищу бандитов!
Пришпорив лошадь, он вскоре оказался в полосе зарослей, по которым некоторое время двигался с большой осторожностью, держа курс на дымок костра. Наконец настало время спешиться. Привязав лошадь, он снял ружье с луки седла и начал пробираться дальше, перебегая от валуна к валуну, от дерева к дереву, все время настороженно прислушиваясь.
Дорога заняла больше времени, чем он предполагал, но в конце концов впереди открылась вершина большого, иззубренного временем утеса. Дымок поднимался прямо из-за него. Корд, как ящерица, прополз до самой вершины отлогой замшелой скалы и осторожно осмотрелся. Внизу, на открытой поляне вокруг костра, сидели и лежали люди Валдиса. Очевидно, было время обеда. Некоторые еще ели, передавая по кругу бутыль с вином, у других обед плавно перешел в сиесту, и они спали тут же, отвалившись в сторону от костра. Кое-кто из бандитов сидел в обнимку с женщинами. Судя по безмятежному спокойствию лагеря, никто не подозревал, что поблизости находится враг.
Валдис появился неожиданно. Несмотря на то что Корд помнил об осторожности, первым его побуждением было прицелиться и выстрелить. Он ощутил такой бешеный гнев, что едва не поддался этому порыву, но в следующую секунду руки его задрожали, чуть не выпустив ствол. Следом за Валдисом из-за скалы вышла женщина, которую тот держал за руку. Вдруг Валдис притянул ее к себе жестом собственника и начал страстно целовать. Никакого сомнения – это была Эмбер. Но вместо того чтобы отбиваться, она обхватила Валдиса за шею и всем телом прижалась к нему. Они уселись в обнимку у самой скалы, подальше от других.
Корд протер глаза один раз и второй, но картина не исчезла и не изменилась. Может быть, Эмбер чем-то опоили? Никогда, ни при каких условиях она не могла добровольно броситься в объятия Валдиса! Наверное, у него что-то не в порядке со зрением.
Корд вскочил на ноги, не в силах сдержать животного рычания от охватившей его дикой ярости. Ему хотелось крушить все вокруг, хотелось отбросить ружье и спрыгнуть вниз, чтобы обрушить кулаки на каждого, кто подвернется под руку. Усилием воли он совладал с собой и навел дуло ружья на вожделенную цель.
– Я держу тебя под прицелом, Валдис! – крикнул он так громко, что скалы ответили гулким эхом. – Отпусти ее!
Бандиты в одну секунду были на ногах, многие из них схватились за ружья и револьверы.
– Не делайте глупостей! – приказал Корд, с трудом удерживаясь, чтобы не нажать на курок. – Прежде чем я умру от ваших пуль, я отправлю на тот свет вашего главаря.
Эмбер не спеша высвободилась из рук Валдиса и непринужденно уселась спиной к скале. На губах ее была ленивая, довольная улыбка. Корд закрыл глаза и потряс головой, не желая верить в то, что видит.
– Что они сделали с тобой, Эмбер! – спросил он с тоской. – Чем опоили тебя? Поднимайся ко мне, здесь есть тропинка…
Собственный голос казался ему незнакомым. Что-то было не так, до такой степени не так, что он чувствовал себя дезориентированным. Эмбер, как видно, не собиралась откликаться на его предложение.
– Ты можешь идти? – с тревогой спросил он.
– А почему нет? Со мной все в полном порядке, – заверила она все с той же издевательски безмятежной улыбкой.
Бандиты засмеялись и начали опускать оружие.
– Видишь, мы не хотим тебе зла. Мы успели подружиться. Присоединяйся к нашему обеду, Корд, дорогуша!
– Я понимаю, почему ты так говоришь: тебя заставили, – произнес он неуверенно, судорожно сжимая ружье. – Но теперь все позади. Ты можешь просто встать и идти ко мне, и Валдис не посмеет тебя остановить. Я думаю, не прихватить ли с собой и его на случай, если остальные начнут делать глупости…
Эмбер грациозно поднялась на ноги, причем Валдис даже не шевельнулся, чтобы удержать ее.
– Ты чего-то недопонял, я вижу, – спокойно сказала Эмбер, ладонью заслоняя глаза, чтобы лучше видеть Корда. – С тех пор как ты сломя голову сбежал в Штаты, многое изменилось. У меня было время получше узнать Валдиса, и теперь-то я понимаю, как плохо разбиралась в людях. Он – лучший из мужчин, с которыми только сталкивала меня жизнь. Неужели ты думаешь, что я могу бросить его, отказаться от подлинного счастья, которое наконец обрела?
– Эмбер, перестань! Это не твои слова, я чувствую, я знаю! Поднимайся ко мне, и мы все обсудим. Не бойся никого…
– А кого мне бояться? – спросила она с оскорбительным смехом. – Уж не Валдиса ли? Ради меня он отказался от власти, от богатства, в то время как ты бросил меня ради первого попавшегося шанса на новую жизнь. Интересно, чего ты ждал от меня? Что я изойдусь слезами, ожидая тебя? Что приму монашеский обет? Валдис обещал мне жизнь, полную роскоши, и я поняла, что не имею ничего против. Даже сейчас, в этих тихих, безмятежных горах, я нашла с ним мир, счастье и наслаждение.
– Перестань же дуться на меня, Хейден, – крикнул Валдис самым дружеским тоном. – «Сердце красавицы склонно к измене», и все такое. Давай выпьем на брудершафт и забудем прежние разногласия. Разве счастье Эмбер – не главное для нас обоих? Так вот, она нашла его. Надо уметь проигрывать с достоинством.
Его приспешники дружно захохотали. Корд был поражен, когда Эмбер искренне присоединила к их грубому смеху свой мелодичный голосок. Смех стал нежным, воркующим, когда она позволила Валдису заключить себя в объятия.
Медленно-медленно, как человек одурманенный, Корд спустился со скалы и пошел прочь. Он не оглядывался, чтобы убедиться, что никто его не преследует, а ружье волочил за собой. Все, о чем он мог думать, это был воркующий, ласковый смех Эмбер в объятиях Валдиса.
Он не знал, как нашел дорогу туда, где привязал лошадь, и как добрался до кустов, в которых оставил мальчика. В голове у него гудело, в глазах было темно. Мальчика на месте не было, но это оставило его равнодушным.


Когда понурая фигура Корда исчезла среди валунов, Геррас спустился с утеса, еще более крутого и высокого. Он не только торжествовал, но и от души потешался над бесславным отступлением американца.
– Смотался! Подумать только, смотался без единого выстрела! Валдис, ты гений, – кричал он, размахивая ружьем. – Пари держу, мы о нем больше не услышим.
Валдис с силой прижал к себе Эмбер, которую все еще держал в объятиях, и начал неистово целовать. Его язык так и шарил у нее во рту, а левая рука – за вырезом платья. Она была настолько подавлена, что даже не отбивалась. Он отпустил ее только для того, чтобы предаться злобному торжеству.
– Ну вот, все и кончено, – сказал он со смехом, держа Эмбер за волосы, накрученные на руку. – Мои верные помощники, вас я вознагражу за этот тревожный момент разливанным морем текилы! Вы хорошо поработали, когда выслеживали каждый чертов шаг любовника этой белокурой красотки. Если бы не вы, мне бы не узнать, где он спрятал мальчишку, и не привести сюда это жалкое, ничтожное отродье, которым она так дорожит. А ты, Эмбер, можешь отправляться к нему. Обещаю, что пальцем не трону его до тех пор, пока ты будешь послушной… кстати, сегодня вечером я узнаю, каково твое послушание. Для начала я отпраздную победу со своими верными соратниками, но и тебя не забуду, можешь быть уверена.
Оказавшись наконец на свободе, Эмбер поспешила прочь. Слезы застилали ей глаза – слезы унижения и раскаяния. Но она знала, что не могла поступить иначе.
«Корд! – думала она, и сердце ее болезненно сжималось. – Корд, ты ведь не поверил в эту ложь? Для этого ты слишком хорошо меня знаешь, ведь правда?»
Но в сердце ее была такая боль, такая мука, что едва хватало сил дышать. Интуиция подсказывала, что ее ложь была принята Кордом за чистую правду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотые розы - Хэган Патриция



этот роман потрясающий,очень захватывающий,когда начинаешь читать не возможно остановиться. красивая история любви)))))))))))
Золотые розы - Хэган Патрициялучик света
11.10.2010, 18.04





Не понравился, по моему героиня никого не любила, матадора убили из-за нее, и она тут же отдала предпочтение другому, сюжет слишком затянут.
Золотые розы - Хэган ПатрицияТатьянка
27.12.2014, 22.39





Просто супер.Шедевр!!!!!!!!!!!!!
Золотые розы - Хэган ПатрицияЛена
17.01.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100