Читать онлайн Золотые розы, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотые розы - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотые розы - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотые розы - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Золотые розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Корд и Долита молча смотрели в глаза друг другу в течение нескольких долгих минут.
– Когда это случилось? – наконец процедил он сквозь зубы.
Долита ответила не сразу, сморгнув невольные слезы сочувствия и смущения. Она как будто не могла простить себе, что находится в безопасности, в то время как Эмбер… Корд не собирался винить ее, но не мог и найти ободряющих слов.
– Этого я не могу вам сказать, сеньор: боюсь, я потеряла всякое представление о времени. Пуэтас едва не простился с жизнью, и я так долго не отходила от него, что не замечала, как день сменяется днем. Он… он все еще очень слаб.
– Значит, никто даже не знает, куда ее увезли? – ровно спросил Корд, борясь с желанием разбить о камень пару посудин. – И конечно, никто не вступился?
– Кто мог вступиться, сеньор Хейден? Я знаю, что случилось, только по рассказам Пуэтаса, а его ранили в самую первую минуту. Бандитов было всего двое, и с ними, конечно, можно было сладить, но индейцы никогда не вмешиваются. Правда, они сделали попытку… если это можно назвать попыткой, но, как только сеньор Валдис выстрелил, они сразу разбежались.
– А где мальчишка, из-за которого разгорелся весь сыр-бор? – продолжал Корд расспрашивать в надежде найти хоть какую-то зацепку для поисков.
– Откуда мне знать? В ту ночь он убежал из деревни в горы… впрочем, точно это неизвестно.
Вот так все и случается, думал Корд не столько зло, сколько уныло. Двое ссорятся, один из них уходит, и – вот она, беда. Конечно, неплохо потешить самолюбие, но не такой же ценой!
– Ладно, не расстраивайся, Долита. Можно мне поговорить с Пуэтасом?
– Я провожу вас.
Корд последовал за девушкой сквозь строй молчаливых индейцев, которые, однако, с любопытством разглядывали его. Пуэтас находился в дощатой пристройке здания миссии, в которой когда-то ночевала Эмбер. Это было сооружение, поразившее Корда убожеством: дощатый шалаш, для прохлады крытый сухими кукурузными стеблями. Мексиканец лежал на двух тюфяках, и лицо его было болезненно серым даже в скудном освещении пристройки. Он дышал очень неглубоко, с легким присвистом, и казался изнуренным. Когда Корд дотронулся до его плеча, Пуэтас медленно приподнял веки.
– Как дела, amigo? Держишься? – спросил Корд мягко.
Пуэтас смотрел с таким видом, словно не узнавал его.
– Это сеньор Хейден, – вмешалась Долита, наклоняясь и отирая испарину со лба раненого. – Он приехал за сеньоритой Эмбер. Я рассказала, что случилось, но больше ничем не могу помочь.
– От меня тоже будет немного толку, – хрипло прошептал мексиканец. – Я столько времени валяюсь тут, что начал забывать, откуда взялась пуля, которая черт знает как долго сидела во мне. Шаман думал, что заставит ее выйти, но ничего не получилось. Пришлось-таки ее дяде, – он махнул рукой в сторону Долиты, – ехать за настоящим лекарем. Теперь я уже молодцом, сеньор, а видели бы вы меня неделей раньше… но я вам не помощник, сами видите.
– Ничего, справлюсь как-нибудь сам. – Корд легонько потрепал Пуэтаса по плечу. – Давай все-таки подумаем, как бы добраться до этого негодяя Валдиса. Кто знает, может, и от тебя будет толк. У него ведь не одно логово, верно? Было время, когда вы вместе странствовали по горам. Попробуй припомнить, не показывал ли он тебе… не заговаривал ли о каком-нибудь укрытии?
– Тут и вспоминать нечего, – ответил мексиканец со вздохом сожаления. – Я показал вам тогда единственное логово Валдиса, о котором знал.
Корд помолчал, покачиваясь на пятках и потирая виски пальцами. Он не готов был вот так просто отказаться от надежды.
– Что насчет мальчишки? Насколько я понял, он тоже там был. Куда он мог деться потом, как ты думаешь?
Пуэтас открыл рот для ответа, но вдруг зашелся в сильном приступе кашля. Долита поспешила выйти и вернулась с ковшиком свежей воды. Жадно его осушив и отдышавшись, мексиканец снова повернулся к Корду.
– Мы знаем только, что мальчишка убежал в ночь похищения сеньориты, а куда – никто не знает. Ни один из индейцев больше его не видел. Его могли растерзать койоты в горах – он ведь никогда раньше не покидал обжитые места. Или он попался в руки Валдису и Геррасу. Кто его знает?
– Иногда мне приходит в голову, что зря я не рассказал Арманду о ребенке… – хмурясь, Корд механически почесал в голове. – А впрочем, это глупо. Что бы это дало? Он бы, наверное, сразу загорелся желанием восстановить справедливость, и дело кончилось бы тем, что его пристрелили бы. Пожалуй, я был прав, когда промолчал… хотя, конечно, жизнь мальчишки здесь была чересчур суровой. Он этого не заслужил.
Долита и Пуэтас обменялись взглядами.
– Может быть, он вернется в деревню, – нерешительно предположила девушка. – Обещаю вам поговорить с дядей и попросить его лучше обращаться с мальчиком. Не думаю, чтобы можно было договориться об этом с индейцами, а сама я собираюсь уехать с Пуэтасом, как только он достаточно поправится. У нас большие планы, сеньор. После всего что было, мы достаточно знаем друг друга и хотим пожениться. Хотим начать новую, более счастливую жизнь на новом месте…
– Скатертью дорога! – резко перебил Корд.
Долита покраснела и опустила глаза, и он почувствовал себя неловко.
– Я не хотел быть грубым, но чужое счастье не очень-то радует, когда своя жизнь пошла наперекосяк.
– Очень даже понятно, сеньор, – пробормотал Пуэтас. – Я много передумал за время болезни и хочу кое в чем признаться вам, снять с души камень. В ту ночь я поступил, как трус: подслушав разговор Валдиса и Герраса, я даже не подумал о сеньорите, а забрал Долиту и спрятался с ней в горах. Правда, потом я вернулся… но слишком поздно. Если бы не моя трусость, не получить бы мне эту пулю.
– Ну что ж, – мрачно произнес Корд, – ты наказан достаточно, не жди от меня упреков. Совесть точит сильнее, чем страх перед осуждением. Тебе придется как-то пережить это, Пуэтас. Я знаю, что говорю, потому что на мою долю тоже пришлось пережить подобное.
Некоторое время в пристройке висела напряженная тишина. Чтобы как-то рассеять ее, Долита спросила:
– Что вы собираетесь делать, сеньор?
– Искать Эмбер, что же еще, – просто ответил Корд. – Тебе, Пуэтас, я желаю скорейшего выздоровления, а вам обоим – долгой и счастливой семейной жизни.
– По всему видно, что он любит сеньориту Эмбер, – заметила Долита, когда шаги его затихли за стеной. – Не понимаю, как он мог уехать… как мог оставить ее?
– Судьба играет человеком, – философски заметил Пуэтас, глядя через дверь пристройки на синее небо. – Судьба посылает ему счастье, но он не узнает его и бежит прочь. Оказавшись вдали, он вдруг понимает, что потерял. Как безумный, несется назад – и что же? Того, что давалось ему даром, уж нет, и приходится дорогой ценой платить за то, чтобы вернуть свое счастье. Помолись за то, чтобы для них обоих это не было слишком поздно.


Корд знал только одно место, куда имело смысл направиться, – ранчо Алезпарито. И как только наступил вечер, он начал пробираться туда. Однако на этот раз предосторожности оказались лишними: он заметил в обозримом пространстве лишь нескольких вакеро из числа тех, кто прежде работал на Валдиса. Корд предположил, что этих опасаться нечего. Валдис, конечно, увел с собой всю местную шваль.
Он решил ехать прямо к главному входу, как если бы был приглашен на асиенду. У дверей стоял в качестве швейцара знакомый слуга, который раньше помогал по дому. Он радушно приветствовал Корда.
– Сеньор Хейден, надо же! Сколько лет, сколько зим! И как кстати! Сеньорита Маретта дает сегодня особенно многолюдный бал. То-то она обрадуется, что вы сумели приехать…
Отлично зная, как говорлив новоявленный швейцар, Корд поспешил заткнуть фонтан его красноречия, при этом не возбуждая подозрений в том, что никто и не думал приглашать его.
– Да вот, сумел, Родриго, несмотря на все преграды и препоны. Но я вырвался только на один день – дела, хлопоты и прочее… сам знаешь. Кстати, в приглашении не было сказано, по какому случаю бал. Может, просветишь меня?
– Это уж всегда пожалуйста! – оживился слуга и доверительно понизил голос: – Только не говорите сеньорите Маретте, что все знаете. Официально это обычный бал, но на деле хозяйка дает его в честь нескольких членов верховного суда. Она хочет завоевать их расположение, потому что однажды сеньор Валдис вернется, чтобы объявить себя невиновным в убийстве сеньоры Алезпарито.
– Ага… ясно. И что же, все гости уже прибыли? Я последний?
– Si, сеньор, вы прилично запоздали. Никто не ждал новых гостей, и мажордом уже оставил свой пост. Я могу позвать его, чтобы он объявил о вашем прибытии.
– Это ни к чему, – отмахнулся Корд поспешно. – Представь себе, в разгар общего веселья я вдруг вхожу, как какой-нибудь неотесанный олух. Как жаль, что дела помешали мне прибыть вовремя! Но в конце концов я здесь не ради всех этих гостей, а ради сеньориты Маретты. Сделай одолжение, передай ей кое-что на словах. Скажи, что ее ждут на конюшне. Я знаю, она будет рада видеть меня, но пусть это будет сюрпризом. Не называй моего имени, – и он вложил в руку Родриго скомканную ассигнацию.
– Ах, сеньор, «такт» – это мое второе имя! – прошептал тот, закатывая глаза. – Все будет сделано в лучшем виде, можете не сомневаться.
С этими словами он поспешил к дверям, а Корд взял лошадь под уздцы и повел в сторону от подъездной аллеи – туда, куда вела немощеная, поросшая травой дорога. Конюшни были выстроены на отшибе, чтобы обитатели дома могли в свое удовольствие заниматься верховой ездой, не беспокоя тех, кому не по вкусу лошадиное ржание и запах навоза.
Примерно в течение часа Корд мерил шагами земляной пол длинного строения, забросанный соломой. Сразу по приходе он нашел и зажег лампу, и теперь ее неяркий свет выхватывал из мрака ряд стойл. Когда стало казаться, что Маретта вообще не появится, снаружи послышались быстро приближающиеся шаги.
Корд повернулся намеренно неспешно. Маретта стояла в широком дверном проеме, и на ее лице можно было прочитать удивление, радость и, наконец, злость.
Бальное платье из переливающегося алого шелка было сшито, по обыкновению, по самой последней моде. Вырез был настолько глубок, насколько возможно, чтобы крохотные груди Маретты не вывалились из него совершенно. Волосы, завитые в крупные кольца и безукоризненно причесанные, удерживались на затылке тяжелым серебряным гребнем, с которого ниспадала мантилья, чуть более темного оттенка, чем платье. Ресницы и щеки Маретты были накрашены, чего никогда не случалось при Валдисе. Она держалась гораздо более независимо, чем прежде.
– Тебе потребовалось немало времени, чтобы вернуться к той, которую – по твоим же собственным словам – ты страстно желаешь! – воскликнула она с видом драматической актрисы.
Корд приблизился и, подыгрывая, церемонно склонился к ее руке. Вновь поднимая голову, он окинул Маретту оценивающим взглядом, зная, что она того ждет.
– Время! Время только оттачивает твою красоту.
– Хм! – Она пожала плечами и надменно вскинула голову. – Ты, наверное, думаешь, что и впредь будешь легко меня дурачить. Нет, Корд Хейден, время оттачивает не только красоту, но и проницательность. Цель твоего прихода мне совершенно ясна. Тебе нужно выпытать, где братец прячет американскую шлюху. Так вот, ты этого никогда не узнаешь! Что же дальше, сеньор? Вы покинете меня немедленно?
– Маретта, Маретта! – усмехнулся Корд и скрестил руки на груди. – Я никогда не считал тебя глупой. Ты права, я хочу знать, где Валдис прячет Эмбер, но тебе ни к чему было оттачивать проницательность. Я и не собирался скрывать цели своего прихода.
– В прошлый раз ты ее скрыл!
– Ты хочешь сказать, что я тебя обманул? В чем? Разве я не доставил тебе удовольствие?
Даже сквозь румяна было видно, как вспыхнули щеки Маретты. Она была обижена и раздражена – но не умела бороться с физическим тяготением.
– Ты прав… – сказала она совсем тихо, мечтательным голосом, – и это было чудесно. Это всегда чудесно с тобой, Корд. Вот только ты сказал, что вернешься…
– И не обманул, не так ли?
– О Корд! – Маретта вдруг бросилась к нему и повисла на шее, забыв об опасности помять свой роскошный туалет. – Корд, я знала, знала, что ты не сможешь долго быть вдали от меня! Я верила, что ты не выдержишь и вернешься, потому что нам слишком хорошо вместе…
– Подожди-ка минутку, сладенькая моя, – перебил Корд, расцепив ее руки и слегка отстранив ее. – Мы ведь согласились, что я здесь не ради свидания с тобой. Только что ты меня просила быть честным, а теперь готова сама себя обмануть? Валдис опять заполучил Эмбер, и все, чего я хочу, – это вернуть ее. Однажды я уже выследил его и думаю, что он достаточно хитер, чтобы поменять логово.
– Ты, значит, веришь, что я тебе помогу? – спросила Маретта, капризно выпячивая нижнюю губу. – Чего ради? Я хочу, чтобы ты остался со мной.
– Зачем? Между нами не может быть ничего более серьезного, чем постельные отношения… хотя должен признать, что они не плохи, совсем не плохи. Но ведь будущее для двоих заключается не только в этом. Ты красива и можешь распалить любого. Имей ты шелковый характер, за тобой бы носились толпы поклонников. Почему бы тебе не подыскать более подходящую пару, чем я? Я никогда не скрывал, что хочу только спать с тобой. Что делать, такой уж я человек, Маретта.
Некоторое время она смотрела на него, зло скривив губы, потом вдруг улыбнулась.
– В честности тебе не откажешь, и я благодарна тебе за это. Чаще всего мужчины лгут, добиваясь своего.
К его собственному удивлению, Корд привлек ее к себе и поцеловал. Маретта была настоящей стервой, и он всегда помнил об этом, но не мог хладнокровно использовать ее, даже если она этого заслуживала. Он никогда не умел так поступать с женщинами.
– Так ты знаешь, где Эмбер?
Она кивнула.
– Где?
Она только молча склонила голову к плечу.
– Тебе же будет лучше, если я ее найду. Валдис однажды может привести ее в этот дом, а я только хочу забрать ее с собой в Америку, потому что в Мексике ей не место. Или ты хочешь, чтобы Эмбер и дальше мучилась?
– Почему бы и нет? – вспыхнула Маретта. – На ее совести лежит смерть Арманда, вот пусть и искупает ее.
– Смерть Арманда не имеет к ее совести никакого отношения, – спокойно возразил Корд. – Ты и сама не веришь в то, что говоришь. Ты всю жизнь провела среди быков и матадоров, и кому, как не тебе, знать, что рано или поздно каждый матадор совершает ошибку, которая стоит ему жизни. Согласен, в тот день Арманд был недостаточно сосредоточен, но с тем же успехом это могло случиться и из-за другой женщины. Это была не первая и не последняя его влюбленность, Маретта. Перестань винить в его смерти Эмбер, которая едва имела представление о правилах и законах корриды. Что касается его отказа жениться на тебе, то и здесь она ни при чем. Он никогда тебя не любил и отказался выполнить обещание отца задолго до того, как Эмбер появилась на горизонте.
Последняя фраза заставила Маретту надменно вскинуть голову, и Корд понял, что самолюбие борется в ней со здравым смыслом.
– Возможно, мы с Армандом квиты, – наконец сказала она после долгого молчания. – Он ведь тоже был мне не нужен, этот Арманд Мендоса. Я хотела его денег, его славы… и еще – заставить тебя ревновать.
Она собиралась еще что-то добавить, но Корд жестом остановил ее. Он не слышал ни звука, но привык доверяться шестому чувству, которое не раз спасало ему жизнь. Оттолкнув Маретту в сторону пустого стойла, он выхватил револьвер и двинулся вдоль ряда тех, что были закрыты. Возле одного из них он остановился и взвел курок.
– Выходи, или я стреляю! – произнес он негромко, но внятно.
Чуть погодя дверца медленно, со скрипом открылась, и Корд почти сразу опустил револьвер. Маретта вытянула шею, стараясь разглядеть, что заставило его так быстро расслабиться. Она увидела дрожащего худенького мальчика, который робко вышел из стойла. Нечесаные волосы, в которых застряли веточки и мох, сосульками свисали на плечи и лоб, из-под них испуганно глядели большие темные глаза. Губы ребенка вздрагивали, словно он сдерживал слезы.
– Вот это кто! – воскликнул Корд, пряча револьвер в кобуру. – Интересно знать, как ты здесь оказался? Помнится мне, раньше ты не ступал ногой за пределы своей родной долины. – Он присел перед мальчиком на корточки и взял его за тонкие смуглые ручонки. – Надеюсь, ты понимаешь, что меня не нужно бояться? Может, объяснишь, что тебе нужно на асиенде Алезпарито? К кому ты пришел?
Мальчик продолжал исподлобья смотреть на него. Он все еще был очень испуган тем, что его убежище обнаружено.
– Ты шел за мной от ранчо Мендоса, так ведь? – Корд покачал головой, не скрывая удивления. – Надо же, а я даже не заметил… черт, жаль, что ты не разговариваешь. Впрочем, ты бы все равно не понял по-английски. Что же мне с тобой делать? Попробовать испанский? Учти, я не говорю на языке кора. – Он помолчал и спросил по-испански: – Ты знаешь, где леди? Белая леди со светлыми волосами? Ее зовут Эмбер, она была добра к тебе…
Он умолк, так как при звуке этого имени глаза мальчика засияли, а на губах появилась дрожащая улыбка. Он явно знал имя Эмбер.
Сердце Корда забилось надеждой. Ему хотелось засыпать мальчика вопросами, даже встряхнуть его от радости, но он понимал, что маленький дикарь не поймет его порыва и только сильнее испугается. Кто мог сказать, через что ему уже пришлось пройти со дня бегства из деревни?
– Эмбер. Эмбер, – повторил Корд, словно это было заклинание, несущее успокоение. – Может быть, ты знаешь, где Эмбер? Ты можешь отвести меня к Эмбер?
К его безмерной радости, мальчик улыбнулся более уверенно и кивнул. Корд вскочил и в восторге стукнул себя кулаками по бедрам. Ему повезло! Бог знает каким образом, но мальчишка знал, где Валдис спрятал Эмбер! Наверное, он следил за похитителями от самой деревни.
Он взял мальчика за руку и потянул к двери. Они почти ступили через порог, как сзади послышался голос Маретты.
– Ты не можешь оставить меня вот так, вроде собачонки, которую сначала поманят, а потом отталкивают! В прошлый раз вино помогло мне забыть обиду, но на этот раз я запомню ее. Я запомню боль, которую ты причинил, и стыд, который я испытала. Я отомщу!
– Можешь верить или не верить, но мне жаль, что так получилось, – сказал Корд тихо, через плечо. – Позже ты сама поймешь, что расстаться – наилучший выход для нас обоих.
– Ты не мужчина! – крикнула она в отчаянии. – Мужчина не повернулся бы спиной к той, которую любил, пусть даже не душой, а телом!
«Что делать, Маретта, таковы мужчины», – подумал Корд, решительно закрывая за собой двери конюшни. Даже лучшие из них могут повернуться и уйти, если их ждет та, кого они считают единственной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотые розы - Хэган Патриция



этот роман потрясающий,очень захватывающий,когда начинаешь читать не возможно остановиться. красивая история любви)))))))))))
Золотые розы - Хэган Патрициялучик света
11.10.2010, 18.04





Не понравился, по моему героиня никого не любила, матадора убили из-за нее, и она тут же отдала предпочтение другому, сюжет слишком затянут.
Золотые розы - Хэган ПатрицияТатьянка
27.12.2014, 22.39





Просто супер.Шедевр!!!!!!!!!!!!!
Золотые розы - Хэган ПатрицияЛена
17.01.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100