Читать онлайн Золотые розы, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотые розы - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотые розы - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотые розы - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Золотые розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

День постепенно начинал клониться к закату, когда Эмбер наконец пробудилась ото сна, больше похожего на тяжелое забытье. Все тело у нее ломило, голова кружилась. Она не сразу сообразила, где находится, поняла только, что спала на мужском плече – плече Корда. События недавнего прошлого вернулись к ней постепенно, одно за другим. Похищение. Валдис. Отчаянная попытка бегства… и неожиданное появление Корда, без которого она не увенчалась бы успехом.
Эмбер посмотрела на своего спасителя и улыбнулась, увидев, что он спит крепко и спокойно. Осмотрев перевязанную рану, она с удовлетворением отметила, что кровотечение все-таки остановилось, потом поднялась на ноги и потянулась, не удержавшись от тихого стона. Остатки рубашки, обмотанные вокруг бедер, просохли с одного бока, но с другого оставались влажными, и кожа под ними на ощупь была ледяной.
Костер, разожженный ночью Пуэтасом, давным-давно догорел. Пришлось заняться поисками нового запаса топлива в глубине пещеры. Наконец Эмбер соорудила жалкую кучку дров поверх старой золы и подожгла ее. Самую длинную раздвоенную веточку она укрепила поблизости от огня, чтобы повесить на нее свои лохмотья для просушки. Остальные продолжали спать, безразличные к треску и шороху, которыми сопровождалась эта бурная деятельность.
Эмбер направилась к выходу из пещеры, но задержалась, чтобы с удивлением оглядеть Долиту и Пуэтаса, спящих в объятиях друг друга.
Солнце успело просушить все вокруг и теперь готовилось склониться за вершины гор. Это было любимое время дня Эмбер, к тому же окружающий пейзаж оказался на редкость красив. Пышная растительность – в основном кустарник, местами обильно цветущий, – покрывала ущелье, в котором им посчастливилось обнаружить пещеру. Противоположный склон тонул в золотистом мареве, навевая мысли о сказочных странах, событиях и существах. Со всех сторон, сколько мог охватить глаз, красовались живописные выступы скал, приоткрывая тут и там устья загадочных узких расселин. Горные вершины вздымались, казалось, над самой головой, а над ними, в лазурном небе, начинающем отливать вдали вечерним персиковым глянцем, скользили пухлые белые облака. И все это вместе порождало в душе безмятежность, которой Эмбер не чувствовала Бог знает как давно.
Она выбрала удобный плоский валун неподалеку от входа в пещеру, подтянула колени к подбородку и надолго замерла, ощущая солнечные лучи, как горячий невидимый водопад. Это было чудесное мгновение передышки в суматошной и опасной жизни последних месяцев. В полном одиночестве Эмбер не смущалась своей наготы – наоборот, она наслаждалась ею. У нее лишь на миг мелькнула мысль вернуться в пещеру за рубашкой, но она сказала себе, что не хочет будить остальных. На самом же деле она хотела помечтать в полном одиночестве. Бесконечно долгое время (во всяком случае, так ей показалось) она сидела на теплом камне, вспоминая по очереди все, что выпало на ее долю со дня приезда в Мексику. Когда за спиной раздался голос, она до того потерялась в воспоминаниях и размышлениях, что едва не свалилась от неожиданности с камня.
– Отдых горной нимфы, – сказал Корд, присаживаясь рядом на валун.
– Боже мой! Ты так тихо подошел… – воскликнула Эмбер, прижимая одну руку к сердцу, а другой чисто автоматически прикрываясь. – Понимаешь, я повесила рубашку сушиться – и вот, сижу тут в чем мать родила.
Она не то чтобы была смущена, но все же испытывала некоторую неловкость. Корд только усмехнулся в ответ на ее попытку оправдаться. Несмотря на рану, у него был такой же безмятежный вид, как и у окружающей природы. Чуть впалые щеки его были покрыты свежей щетиной.
– Нагая пришла ты в этот мир… вернее, в эти руки, – сказал он, раскрывая объятия, – нагая и уйдешь.
– Корд, перестань! – запротестовала Эмбер, уклоняясь. – Это было бы… это было бы неприлично. И потом, твоя нога. Если ты забыл, что получил рану, то я прекрасно об этом помню. Будешь вести себя легкомысленно – откроется кровотечение, и тогда…
– На мне все заживает, как на собаке, – рассеянно отмахнулся он и вдруг резким движением схватил ее за обе руки. – Хотелось бы знать, почему ты сбежала! Ты ведь сбежала, так это называется? Что я сделал, чтобы бежать от меня, как от прокаженного? Я всего-навсего пытался любить тебя, как мужчина любит женщину, я даже начал мечтать о будущем, в котором мы будем неразлучны… как если бы и ты любила меня, Эмбер. Я понял, каким был идиотом, когда постучал в твою дверь той ночью. В дверь, за которой тебя не было.
– Я не убегала, Корд, я должна была забрать мальчика, – ей хотелось потупиться, но она заставила себя вынести обвиняющий взгляд. – Дело не в том, что я чувствую к нему жалость или негодую на жестокость его сородичей, хотя это и так. Мое сердце тянулось к нему еще тогда, когда я знать не знала, что он – сын Арманда. А теперь я тем более не смогу забыть о нем. Как я буду жить, сознавая, что бросила его на произвол судьбы, даже не попытавшись помочь?
– С этим покончено, – ровно произнес Корд, не сделав никаких замечаний по поводу услышанного. – Я забираю тебя с собой, в Штаты. Там я подыщу для тебя безопасное место – дом, где никто тебя не обидит. Позже я вернусь за тобой. Если к тому времени ты встретишь человека, который произведет на тебя большее впечатление, чем бродяга вроде меня, я приму это. Твое будущее там, в Америке, и ты можешь строить его по своему усмотрению, но из Мексики я тебя увезу.
– Ты можешь принудить меня покинуть Мексику, но не заставишь оставаться в Америке. Я сумею найти дорогу назад.
– Ну почему, почему в самые красивые головки Бог всегда вкладывает самое большое упрямство? – со вздохом воскликнул Корд. – Какие еще доводы тебе нужны, чтобы понять, что индейцы не отдадут мальчишку? Ну, что ты за дурочка! Упрямая, чертовски хорошенькая дурочка!
Не обращая внимания на боль, которой отзывалась рана на каждое движение, и на протесты Эмбер, он подхватил ее на руки и отнес на травянистую полянку, как будто специально окруженную густым кустарником. Склонившись, он некоторое время просто смотрел ей в глаза, словно хотел увидеть в них что-то известное ему одному. Удалось ли это, сказать невозможно, но только он вдруг привлек Эмбер к себе с тихим возгласом, напоминающим сдавленный стон. Она прекратила сопротивление, отдавшись поцелуям и ласкам, которые не могла забыть с той первой и единственной их ночи.
Должно быть, она хотела этого уже давно, даже когда спала, потому что была готова с первой же секунды, с первого же прикосновения. Однако хотя Корд понял это, он не спешил. Если бы Эмбер вспомнила, что говорил ей однажды Арманд о признаниях Маретты, она поняла бы сводную сестру и согласилась с ней. Но она едва ли сознавала что-то, когда умоляла: «Возьми меня!»
– Только если ты скажешь, что любишь… – насмешливым, дразнящим шепотом говорил Корд. – Ну, скажи это!
– Я люблю тебя, люблю тебя! – всхлипывала она, изо всех сил прижимаясь к нему. – Но только…
– Ах, только!
Он сделал одно мягкое, долгое проникающее движение, заставившее Эмбер извиться и судорожно обхватить его поясницу ногами. Крик наслаждения громко прозвучал в окружающей тишине, сменившись стонами и вздохами, которые она не могла бы заглушить, даже если бы хотела.
Она не могла сказать, как долго это продолжалось. К тому моменту, когда Эмбер достигла вершины наслаждения, она беззвучно рыдала, не замечая этого. Зато Корд, как он ни был захвачен происходящим, прекрасно это заметил.
– Ну а теперь? – спросил он много позже, когда они уже лежали в объятиях друг друга. – Теперь ты сможешь повторить, что не поедешь со мной?
Что могла она ответить на это? Снова начать спор? Найти еще какие-то доводы, чтобы все-таки постараться убедить его? Ей было слишком хорошо… и слишком печально от мысли, что два человека, созданные друг для друга, почему-то не в силах друг друга понять. Не дождавшись ответа, Корд покачал головой.
– Тогда я кое-что расскажу тебе. Может быть, если ты будешь знать больше, это изменит положение дел.
Он рассказал о Кристине: о ее измене и предательстве и о своем бегстве в Мексику. Закончил он рассказом об экспедиции майора Пауэлла.
Эмбер слушала, не проронив ни слова, не издав ни единого возгласа или вздоха. Она прочувствовала рассказ так, словно перед ней развернулась целая нелегкая человеческая жизнь, она сострадала Корду и понимала его… но даже это не могло изменить глубокой, непреодолимой потребности взять под свое крыло сына Арманда. Так она и сказала. Корд молча поднялся, подхватил свою одежду и пошел прочь. Через несколько минут он вернулся, неся лохмотья, некогда служившие ему рубашкой.
– Вот, возьми, – сказал он холодно. – Один угол все еще немного влажный, так что ты уж посиди здесь немного и посохни.
Он отвернулся и снова пошел к пещере. Плечи его были расправлены, голова высоко поднята – и все же странным образом вокруг него витала аура поражения. Эмбер не выдержала и окликнула, но Корд даже не замедлил шага. Тогда она попыталась одеться, но рубашка не прикрывала даже развилки ног. Эмбер обмотала ее вокруг груди и бедер на манер саронга и побежала к пещере.
У входа она столкнулась с выходящей Долитой. Девушки обнялись. На вопрос о том, каковы ее дальнейшие планы, Эмбер ответила:
– Корд хочет, чтобы я уехала с ним в Штаты, но я не могу бросить мальчика и сказала ему это. Я не знаю, что со мной, но ощущение совершенно такое, словно это мой собственный ребенок! Почему никто из вас не хочет этого понять? Если бы даже я так и не узнала, что он – сын Арманда, я бы все равно рвалась к нему душой. Корд не собирается мне помогать, придется снова полагаться на себя.
– Лучше бы вам и правда не знать, что мальчик – сын сеньора Мендосы, – грустно сказала Долита, – но раз уж вы знаете, то простите, что услышали это не от меня.
– Я нисколько тебя не виню. Хорошо бы, чтобы и ты не винила меня за привязанность, которую я к нему чувствую.
– Я не виню вас, но и понять этого не могу, – честно призналась Долита, не сводя с Эмбер укоризненного взгляда. – На мой взгляд, вы совершаете большую ошибку, связывая свою судьбу с судьбой маленького отщепенца, да еще немого… но вам не придется полагаться только на себя. Чем смогу, я помогу вам, раз уж нам столько пришлось пережить на этом пути. Я отведу вас в деревню и устрою у дяди. Только сама я там надолго не останусь, уж простите меня. Родственников у меня хоть пруд пруди, один из них живет в Соиноте. Это достаточно далеко отсюда, чтобы сеньор Валдис меня нашел.
– Я тоже не намерена долго оставаться в деревне, Долита. Я прошу тебя об одном: помоги завоевать доверие мальчика! Он не говорит, но, конечно, понимает язык своего племени. Одной мне не справиться!
Долита неохотно кивнула, и Эмбер в порыве благодарности стиснула ее в объятиях. Слава Богу, хоть кто-то, пусть даже неохотно, готов был помочь ей в задуманном предприятии! Она чувствовала не только благодарность, но и вину за то, что сострадание к ней имело для Долиты печальные последствия.
– Вы, конечно, обсуждаете, как втереться в доверие к кора? – раздалось из пещеры, и Корд приблизился к ним с видом, полным подозрения. – Опять будете убегать под покровом ночи?
– Нет, на этот раз мы отправимся в деревню средь бела дня, – грустно, но решительно ответила Эмбер (она не видела необходимости лгать). – Я поняла, что ты со мной не поедешь. Значит, так тому и быть.
– Выходит, каждый из нас принял все необходимые решения, – констатировал он и присел у входа, глядя на гребень ущелья.
– Выходит, так.
Хотя до настоящего выяснения отношений дело пока не дошло, Долита почувствовала себя лишней и вернулась в пещеру.
– Я вижу, ты и впредь собираешься делать только то, что хочешь, – сказал Корд, не глядя на Эмбер. – Мое мнение в счет не идет. Ну, а я устал беспокоиться, к чему приведет твое очередное безрассудство. Я сделал все, чтобы выполнить слово, данное Арманду, остается только силой тащить тебя в Штаты, а это не по вкусу ни мне, ни тебе. Женское упрямство – худшее из зол, Эмбер. Для тебя не существует ни здравого смысла, ни доводов против того, что ты задумала. Что ж, поезжай, спроси судьбу, от чьей руки тебе уготована смерть на мексиканской земле: от руки Валдиса или какого-нибудь индейца кора – а я умываю руки.
– Ты умыл их еще тогда, когда в самый первый раз отказался помочь мне, – отпарировала Эмбер. – Может быть, ты думаешь, что смерть уготована мне уже потому, что я не заручилась твоей помощью? Это совсем не обязательно, Корд. Желаю тебе удачи в твоей новой жизни.
Он ничего не ответил на ее пылкую тираду, и несколько минут длилась напряженная тишина.
– Я вижу, нам не суждено найти общий язык, – сказала она голосом, хриплым от усилий сдержать слезы.
Снова молчание в ответ. Отвернувшись, она пошла вниз по склону, в чащу кустарника.
Корд проследил ее не совсем верный шаг, пока она не скрылась из виду, потом поднес к губам бутылку, которую держал в руке. Он думал о том, что судьба свела его с прекрасной, но самой невыносимой в мире женщиной. Может быть, Эмбер права, думал он, делая глоток за глотком, может быть, им не суждено найти общий язык.


Когда наступила ночь и пришло время располагаться ко сну, Эмбер устроилась поближе к огню, невзирая на то что Корд отнес одеяло почти к самому выходу. Пуэтас и Долита сделали вид, что у огня слишком жарко и удалились вглубь пещеры, под прикрытие густой тени. Вскоре оттуда донеслись хихиканье, шепот и возня. Эмбер притворилась, что ничего не замечает.
Корд долгое время лежал, прислушиваясь к шороху ветра в кустарнике и ночным звукам, которыми изобиловало ущелье. Когда ему показалось, что прошло достаточно много времени, он встал и тихо собрался. Уже держась за стремя оседланной лошади, он помедлил, решая, попрощаться ли с Эмбер, но пожал плечами и вскочил в седло. Тронув лошадь шагом, он мысленно грубо выругал себя за то, что нарушил данное когда-то обещание не связываться больше с женщинами всерьез.
Он ни разу не оглянулся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотые розы - Хэган Патриция



этот роман потрясающий,очень захватывающий,когда начинаешь читать не возможно остановиться. красивая история любви)))))))))))
Золотые розы - Хэган Патрициялучик света
11.10.2010, 18.04





Не понравился, по моему героиня никого не любила, матадора убили из-за нее, и она тут же отдала предпочтение другому, сюжет слишком затянут.
Золотые розы - Хэган ПатрицияТатьянка
27.12.2014, 22.39





Просто супер.Шедевр!!!!!!!!!!!!!
Золотые розы - Хэган ПатрицияЛена
17.01.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100