Читать онлайн Золотые розы, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотые розы - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотые розы - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотые розы - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Золотые розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Дорога от ранчо Алезпарито до Мехико-Сити отняла целый день и часть ночи. Она показалась бесконечной Эмбер, для которой минуты тянулись по меньшей мере втрое дольше. Поднимаясь в номер гостиницы, она чувствовала только печальную радость от того, что Валдис наконец перестанет маячить перед глазами, но, ступив через порог, не удержалась от возгласа восторга.
Она даже не подозревала, что убранство гостиничного номера может быть настолько роскошным. Обои были в зеленых, палевых и персиковых тонах с рисунком в виде гроздьев экзотических цветов. На полу лежал дамасский ковер, парчовые занавеси скрывали раздвижные двери, ведущие на балкон, больше похожий на мраморный греческий портик. С него открывался вид на внутренний дворик с садом и весело журчащим фонтаном. Номер был явно предназначен для особы женского пола: сплошные округлые и мягкие поверхности. Кровать под кисейным пологом была покрыта атласным стеганым покрывалом и поверх него – изящной кружевной накидкой.
Эмбер казалось, что у нее хватит сил только забиться под покрывало, чтобы немедленно уснуть, но горничная принесла ужин: цыплячью грудку, зажаренную в винном соусе, – и, к своему удивлению, Эмбер съела все без остатка. Почувствовав прилив сил, она бросилась к двери, но за порогом путь ей преградил широкоплечий незнакомец.
– Боюсь, сеньорита, я не могу позволить вам выйти, – заявил он, приподняв брови и отнюдь не добродушно усмехнувшись в усы.
Эмбер раздраженно захлопнула дверь. С чего это ей вздумалось быть настолько наивной? Разумеется, Валдис выставил охрану!
Сон пришел почти сразу, стоило ей прилечь. Только когда Долита раздвинула занавеси и впустила в комнату солнечный свет, Эмбер неохотно открыла глаза.
– Который час, Долита? – спросила она, потягиваясь и зевая. – Такое ощущение, что я проспала целые сутки.
– Si, сеньорита, почти так оно и есть, – подтвердила горничная, ставя на постель поднос с едой. – Уже и полдень миновал. Подумать только, для вас это только утреннее пробуждение, а у всех остальных уже сиеста! Вам не мешает подкрепиться. Здесь печенье и горячий шоколад – пальчики оближете! После завтрака примите ванну, а потом я займусь вашей прической. Нужно будет уложить волосы поизящнее, а это требует времени, так что поспешите. До фиесты осталось совсем немного.
Как ни быстро вернулось к Эмбер ее подавленное настроение, она почувствовала бешеный аппетит при виде напитка, к которому успела пристраститься. Горячий шоколад по-мексикански представлял собой наструганный белый шоколад, варенный в подслащенном молоке.
– Ты уже видела Валдиса? – спросила она, с невольным вздохом удовольствия поднося чашку к губам. – Или Маретту и Аллегру?
– Si, я видела их всех, – сказала горничная, не поворачиваясь: она развязывала кожаные ремни на сундуке с одеждой Эмбер. – Сеньорита Маретта поднялась ни свет ни заря. Все это время она прихорашивается. Посмотрели бы вы на ее комнату! Она достала все платья до единого, разложила их по кровати и креслам и в конце концов решила, что не наденет ни одно из них. Валдису пришлось послать к ней модистку, чтобы та срочно сшила что-нибудь «элегантное, чего нет ни у кого».
– А что такого особенного в сегодняшнем празднике? – спросила Эмбер без всякого интереса. – Насколько я помню, Валдис говорил, что у него уже есть приглашения на всю эту неделю.
– То приглашения на обычные балы, а сегодня сам генерал Хесу де ла Приерда дает званый вечер. Это человек весьма высокопоставленный, поэтому не каждый удостаивается чести быть приглашенным в его дом. Там будут только важные персоны.
– Валдис, наверное, пыжится от гордости, но я очень переживаю за Аллегру, – заметила Эмбер, забывая про надкусанное печенье. – В дороге у нее был совсем нездоровый вид. Ей вообще не стоило приезжать сюда.
– Я тоже очень беспокоюсь за сеньору. С того самого момента, как она вышла из комнаты, она не сказала ни слова никому. А в дороге она все время сидела с опущенной головой и закрытыми глазами, но я знала, что она не спит. Время от времени я на нее поглядывала и несколько раз видела, как по щекам у нее катились слезы. Она очень несчастна, сеньорита! Поездка в Мехико-Сити наверняка навеяла на нее воспоминания о прежних счастливых днях. Когда-то она с вашим отцом провела в столице медовый месяц.
– Могу поклясться, что в аду уже приготовили для Валдиса почетный, самый большой котел с кипящей смолой! – с силой воскликнула Эмбер, борясь с новым приступом уныния.
– Я все думаю насчет сеньора Мендосы, – заторопилась Долита с принужденной улыбкой. – Поверьте, он сумеет похитить вас, может быть, даже сегодня.
– Если бы только я могла быть в этом уверена, – вздохнула Эмбер. – Я буду молиться, чтобы это случилось, и поскорее.
Ей стоило большого труда усидеть на месте, пока горничная сооружала затейливую прическу. Долита зачесала длинные серебристые пряди на макушку и закрепила их, украсив цветами. Отдельные локоны она оставила ниспадающими на плечи. Процедура потребовала около часа времени, и к концу ее Эмбер уже было плохо. Когда Долита наконец закончила, она вскочила и бросилась к зеркалу, чтобы посмотреть, что же потребовало таких грандиозных усилий.
– Oh, bella, bella! – восклицала горничная, отступая подальше, чтобы оглядеть Эмбер с ног до головы. – Сеньорита, признаюсь, я никогда не видела такой красавицы, как вы! Когда вы появитесь в зале, все мужчины разом рухнут к вашим ногам.
Эмбер с досадой посмотрела на нее, потом снова повернулась к зеркалу, чтобы еще раз оглядеть свое отражение. Валдис настоял, чтобы она впервые появилась в свете в бордовом атласном платье, отделанном черными кружевами, и, видимо, не ошибся. Цвет наряда подчеркивал мерцающее серебро длинных локонов, еще сильнее их оттеняла черная кружевная мантилья, закрепленная на макушке высоким серебряным гребнем. Красота, элегантность и строгость соединились в облике Эмбер, невзирая на то что декольте было достаточно низким, чтобы почти обнажить бледно-розовые кружки вокруг сосков.
– Боже мой, какой ужас! – не выдержала Эмбер, касаясь выреза, над которым на белизне высоко приподнятых грудей угадывался намек на розовое. – Мою бабушку хватил бы удар!
– Что вы, сеньорита, сейчас так носят! – замахала руками Долита. – Не можете же вы одеваться, как ваша бабушка. И потом, такую великолепную грудь грех скрывать. Дай мне Бог такое тело, уж я бы не стыдилась его! – Она лукаво захихикала и подмигнула Эмбер. – Я видела, как сеньорита Маретта подкладывает под корсаж валики! Она думает, никто не заметит, что она нафарширована, как рождественская гусыня!
Эмбер засмеялась было, но сразу притихла, когда в дверь постучали и она услышала голос Валдиса. Он требовал, чтобы она поскорее спускалась в вестибюль гостиницы.
– Молись за меня! – прошептала Эмбер прерывистым голосом на ухо Долите, которая бросилась обнять ее на прощание. – Молись, чтобы я уже сегодня вечером оказалась подальше от Валдиса. Знать бы, что на уме у Арманда! Если его план хорош, я охотно ему последую.
Горничная перекрестила ее и отступила, а когда Эмбер направилась к двери, незаметно смахнула со щеки слезу.
Никто из Алезпарито, кроме Аллегры, еще не спустился в вестибюль. Увидев мачеху, Эмбер поспешила к ней. Та была очень бледна и выглядела поникшей, словно едва держалась на ногах. На ней был туалет из переливчатого серого шелка, с пышным подолом и голубыми кружевами по низу. Несмотря на болезненный вид, Аллегра выглядела в этом наряде весьма элегантно. Ее волосы, почти совсем седые, были забраны на макушке в простой узел, на котором темная мантилья удерживалась изысканным гребнем, украшенным черными жемчужинами.
Эмбер решила, что мачеха выглядит премило и сделала ей комплимент, стараясь не думать о том, что сравнивает ее с унылым призраком, распростертым на постели.
– Это не я выгляжу премило, а платье, дитя мое, – возразила Аллегра, поднимая слезящиеся глаза, покрытые сетью красных прожилок. – Оно совсем не отражает моего состояния.
– Ах сеньора Аллегра! – воскликнула Эмбер, беря бессильно свисающую руку старой женщины. Она жаждала заключить мачеху в объятия, но понимала, что не должна этого делать на виду у всех. – Как бы мне хотелось что-нибудь сделать, чтобы облегчить боль вашей души!
– Моей души? – повторила Аллегра, и ее безжизненные глаза на миг озарились внутренним светом. – Благослови тебя Господь, дитя мое, за сочувствие другим во времена, тягостные для тебя самой. Тебе совсем не нужно беспокоиться за меня. Вся моя жизнь теперь заключается в ожидании дня, когда я смогу воссоединиться с твоим отцом. Единственное, что омрачает ожидание, это тревога за тебя. – В это время на лестнице появился Валдис; Аллегра оцепенела, потом быстро зашептала: – Давай прекратим этот разговор! Если он увидит нас беседующими, он позже придет ко мне и станет выспрашивать, о чем шла речь. Если я не скажу, то поплачусь за это.
С этими словами она повернулась к Эмбер спиной. Все остальные, однако, только и делали, что разглядывали прекрасную провинциалку. Мужчины явно были потрясены красотой Эмбер, женщины откровенно завидовали.
Что касается Маретты, она спустилась последней, намереваясь разыграть настоящий королевский выход. Некоторое время она стояла в неподвижности на верхней площадке лестницы, положив на перила руку, унизанную драгоценностями. Она действительно выглядела очень эффектно в алом шелковом платье, расшитом золотыми цветами по всему подолу. Везде, где только допускала мода, платье было отделано тонкой, почти прозрачной кисеей, колышущейся от каждого движения. Черные прямые волосы Маретты были завиты в длинные локоны и забраны на макушке, откуда каскадом ниспадали на плечи. Тончайшая пурпурная мантилья прикрывала их, придерживаемая причудливым золотым гребнем.
Однако лишь несколько джентльменов повернулись, чтобы посмотреть на нее, остальные продолжали пожирать глазами Эмбер, в скованной позе стоявшую рядом с Валдисом. Это не улучшило настроения Маретты. Промаршировав вниз по лестнице, она схватила брата за локоть и зашипела:
– Какой стыд! Она выглядит как шлюха!
– Я сам выбирал это платье, так что прикуси язык, – вполголоса приказал Валдис.
В этот момент вошел швейцар и объявил, что экипаж Алезпарито подан. Как только все уселись, Маретта бросила на Эмбер злобный взгляд.
– Ты, конечно, надеешься повидаться с Армандом? Он здесь, в столице, и может даже появиться на сегодняшнем балу, но попробуй только покоситься в его сторону – и я выцарапаю тебе глаза!
Аллегра шарахнулась и сжалась в комок, словно угроза относилась к ней.
– Глупости! – сказал Валдис, посмеиваясь и подмигивая Эмбер. – Очень сомневаюсь, что Арманд Мендоса почтит общество своим появлением.
– Ах, да! – воскликнула Маретта, оживляясь. – Я и забыла, что Арманд проводит вечер дома, если наутро ему выступать на корриде. Но я все равно советую тебе забыть о нем, Эмбер. Мы можем встретить его где-нибудь на улице, пока будем в Мехико-Сити. В этом случае советую сделать вид, что ты его не узнаешь.
– Не веди себя, как рыночная торговка, – сказал Валдис со вздохом. – Ты только и делаешь, что беспокоишься, и этим действуешь мне на нервы. Всем известно, что Эмбер сопровождает меня, к тому же очень скоро произойдет оглашение нашей помолвки. Лучше бы, Маретта, ты потренировалась в искусстве обольщения. Тогда тебе не пришлось бы оберегать честь жениха от посягательства других женщин. К тому же пора бы ему всерьез задуматься о женитьбе. Сказать по правде, мне чертовски надоело ждать, когда ко мне перейдут права на подземные источники. Черт возьми, и зачем только в соглашении есть этот пункт о браке! Теперь мне волей-неволей придется ждать, пока ты станешь сеньорой Мендоса.
– Ты все еще надеешься на это? – спросила Эмбер холодно. – Мне кажется, после того что случилось прошлой ночью, тебе лучше забыть о подземных источниках Мендоса.
– Я могу просто взять и начать ими пользоваться! – крикнул Валдис, по обыкновению мгновенно рассвирепев. – Арманд понимает это. Если дойдет до дела, он не посмеет противиться.
– А что, по-твоему, он делал до сих пор? – не удержалась Эмбер, хотя и понимала, что действует в ущерб себе.
– Замолчи!
Прикрикнув на нее, Валдис откинулся на сиденье экипажа, чтобы отдышаться. Со щек его медленно сходила краснота.
– А что такое случилось прошлой ночью? – спросила Маретта подозрительно, по очереди оглядев брата и Эмбер.
– Как, ты ничего не знаешь? И никто из слуг не наябедничал тебе? – с притворным удивлением воскликнула Эмбер. – А Валдис? Неужели он не посвятил тебя в детали того, что произошло в лесу?
Больше она ничего не успела сказать. Валдис метнулся вперед и схватил Эмбер за горло. Возможно, он сделал это, просто чтобы запугать, но как только его пальцы сжались, они начали давить все сильнее, словно Валдис был не в состоянии совладать с собой.
– Ты слишком много надежд возлагаешь на прислугу, – процедил он сквозь зубы, наклоняясь к самому лицу Эмбер. – Думаешь, эта мексиканочка, Долита, будет и впредь исправно помогать тебе обтяпывать разные делишки? Это мы еще посмотрим! Кстати, она прехорошенькая. Как тебе понравится однажды утром получить на завтрак ее болтливый язык? Если я не наказываю физически тебя, мою будущую жену, это не значит, что я буду церемониться с какой-то деревенской девчонкой! Попробуй-ка еще раз протянуть язык – и можешь быть уверена, что расплатится за это твоя Долита.
Он оттолкнул Эмбер и еще некоторое время сжимал и разжимал пальцы, словно не насытился насилием.
– О чем это вы тут говорили? Я прослушала, – вдруг жалобно сказала Аллегра, которая, казалось, на время впала в прострацию и опомнилась только теперь.
– Ты еще поговори! – Валдис круто повернулся к ней, заставив отпрянуть. – Я думал, это будет приятный вечер, а вместо этого что? Одна дерзит, другая ко всем цепляется, третья ноет! Еще одно слово от любой из вас, и я влеплю той такую оплеуху, что в голове зазвенит.
Маретта поспешила отвернуться, Аллегра забилась так глубоко в подушки сиденья, что почти потерялась в них. Эмбер осторожно ощупывала горло, надеясь, что к моменту бала, назло Валдису, на нем проявятся синяки.
Вспышка брата испугала ее. Впервые он по-настоящему поднял на нее руку, да еще накануне появления на публике. Это навело ее на мысль, что безумие Валдиса медленно, но верно прогрессирует. Оставалось надеяться на то, что сегодня они видят друг друга в последний раз.


Особняк де ла Приерда, находящийся в одном из пригородных районов Мехико, располагался на вершине пологого холма. Серпантин широкой дороги издалека казался тонким браслетом, красиво уложенным на зеленом бархате. Вблизи зелень оказалась цветущими экзотическими деревьями, источающими вокруг сильнейший аромат. Пока экипаж поднимался на холм, Эмбер любовалась окрестностями, и все ее горести отходили на второй план. Когда они наконец остановились перед широкой белой лестницей, мгновенно возникший лакей в великолепной красной ливрее помог им выйти из экипажа. Протягивая руку Эмбер, он поднял взгляд на ее лицо и на мгновение замер в благоговейном восторге. Это не укрылось от зорких глаз Маретты.
Другой лакей ожидал их у массивных дубовых дверей. Валдис напыщенно перечислил имена, после чего лакей распахнул для них двери и с легким поклоном пригласил войти. Следуя за ним, Валдис негромко сказал Аллегре:
– Как только о нашем появлении будет объявлено, разыщи угол, в котором торчат престарелые дамы, и чтобы потом я тебя больше не видел. Не вздумай путаться у меня под ногами!
Аллегра кивнула с видом полнейшей покорности.
– Ты, Валдис, самый жестокий ублюдок, какой когда-либо появлялся на свет! – прошипела Эмбер, но он только ухмыльнулся в ответ.
Эмбер огляделась. Просторный холл напоминал музей искусств благодаря множеству статуй и фамильных портретов, с которых надменно взирали джентльмены и леди угрюмого вида. Стены, отделанные темным дубом, дополняли мрачную картину интерьера. Некоторое оживление вносили только три сверкающие хрустальные люстры и красивые резные двери, выходящие на террасу. Сейчас они были распахнуты, и можно было полюбоваться чудесным видом цветущего сада. Присмотревшись, Эмбер увидела в отдалении грандиозный фонтан – это был не один, а целый ансамбль из фонтанов. Со вздохом она вернулась к созерцанию холла. Из мебели, если не считать нескольких стульев и столиков, там и сям расставленных у стен, здесь не было ничего. Нога тонула в толстенном ковре цвета бургунди.
Дворецкий пригласил всех четверых в бальную залу. И здесь Эмбер увидела уменьшенную копию фонтана, замеченного в саду, вокруг него кольцом была разбита клумба с цветами всех видов и оттенков. В бассейне с фонтаном плавали две пары лебедей. Стены залы до самого потолка были украшены гирляндами из роз и гардений, на потолке сияли, создавая иллюзию ночного неба, сотни звездочек. Они были укреплены на темно-синем атласе, призванном имитировать небесный свод. Люстры были высоко подняты и не зажжены, горели лишь настенные канделябры, поэтому впечатление звездной ночи складывалось полное.
Между тем вышколенный дворецкий провозгласил хорошо поставленным зычным голосом:
– Сеньора Аллегра Хуанита Тофелия Алезпарито. Ее дочь, сеньорита Маретта Калиас Алезпарито. Ее падчерица, сеньорита Эмбер Форест. Ее пасынок, сеньор Валдис Хуан Комтрес Алезпарито.
Зала была полна приглашенных, и все вежливо затихли, слушая имена вновь прибывших и, конечно же, разглядывая их. Эмбер никогда еще не приходилось быть в центре всеобщего внимания такого огромного собрания. Она постаралась отвлечься, выискивая среди гостей Арманда, но его не было. Ее надежда на этот вечер оказалась поколебленной.
Навстречу новым гостям поспешил мужчина, высокий и крепко сбитый, с узкими щелочками глаз на одутловатом лице и густыми черными усами.
– Buenas noches, – сказал он любезно, наклоняясь к протянутой руке Маретты.
В следующую секунду взгляд его упал на Эмбер, которую он не сразу заметил за широкими плечами Валдиса.
– О… так это и есть восхитительная сеньорита Форест! – воскликнул он, оживляясь. – Я столько о вас наслышан! В Мехико только и говорят, что о вашей божественной красоте!
Эмбер захотелось повернуться и броситься прочь, тем более что Маретта в очередной раз испепелила ее взглядом.
– Генерал де ла Приерда, счастлив видеть вас, – с подчеркнутой любезностью сказал Валдис, делая шаг вперед. – Для меня было несказанным удовольствием принять ваше приглашение. Какая жалость, что в прошлом году дела не позволили мне прибыть на один из ваших балов, которыми так славится Мехико.
Генерал предпочел оставить последнюю фразу без комментариев, так как в прошлом году он и не думал посылать Валдису приглашение. Он представил свою жену Эмбер, которой это позволило убрать наконец руку из потной ладони генерала.
– Я счастлива воспользоваться вашим гостеприимством, – сказала она, изображая любезную улыбку.
– А вот и мой сын, Диего Луего Гуердо де ла Приерда! – объявил генерал так громко, что она едва не подскочила.
На нее были устремлены почти немигающие глаза, лишенные всякого блеска и как бы даже самой жизни. Наследник генерала был длинным, тощим и… угнетающе скучным. Он скучал сам и нагонял скуку на тех, кто смотрел на него. Вяло взяв руку Эмбер, он наклонился поцеловать ее, не сводя, однако, взгляда с груди, отчего глаза его почти закатились. Эмбер заметила, что в глазах его постепенно появляется что-то человеческое, какой-то признак жизни.
– Я слышал, что вы прекрасны, сеньорита, но никакими словами невозможно описать вашу красоту, – пробормотал молодой де ла Приерда.
– Благодарю вас, сэр.
Она попыталась отнять руку, но Диего с неожиданной живостью стиснул ее и положил себе на локоть, явно намереваясь куда-то увлечь Эмбер.
– Я приглашаю вас на танец, – сообщил он, бросив на Валдиса вызывающий взгляд. – Раз уж судьбе было угодно, чтобы мы встретились, я не позволю вам и шагу ступить без меня весь этот вечер.
– Желаю приятно провести время, – со смешком сказала Маретта им вслед.
Диего увлек Эмбер в ту часть бальной залы, где находился оркестр, – подальше от Валдиса. В танце он прижимал ее к себе куда теснее, чем предписывали правила приличия.
– Я нахожу вас самой красивой женщиной на этом балу, – несколько раз окинув ее взглядом, заявил он таким тоном, словно давал оценку породистой лошади. – Когда я услышал от отца, что вы приглашены к нам сегодня, то не мог поверить своему счастью. Уверен, что вы окажете мне честь и удовольствие, позволив сопровождать вас повсюду во время пребывания в Мехико.
Эмбер не сразу нашлась, что ответить. Прежде ей не приходилось встречать человека, совершенно уверенного, что он получит все, чего только пожелает.
– Я не знаю… все это так неожиданно, – ответила она уклончиво, из вежливости стараясь не выдать раздражения, которое вызывал в ней Диего.
– Не может быть, чтобы вы предпочитали общество сеньора Алезпарито моему, – воскликнул тот с усмешкой, в которой сквозило откровенное презрение. – Все знают, кто он такой – человек беспринципный, трусливый и к тому же bandido под маской светского человека. Если бы не семья, которую он сопровождает, его бы не приняли ни в одном приличном доме. Ну и, конечно, дело в вас, прекраснейшая сеньорита Эмбер. Своим появлением на этом балу сеньор Алезпарито обязан вам.
– Признаюсь откровенно, сеньор, я оказалась в Мехико против своего желания, – холодно заметила Эмбер, прилагая усилия, чтобы хоть немного ослабить объятия Диего, и совершенно безуспешно. – Я также не имею ни малейшего желания, чтобы меня сопровождали, все равно кто и куда.
В этот момент взгляд ее упал на Валдиса, который подобрался поближе и теперь не сводил с них неодобрительного взгляда. Если бы ранее он не пригрозил изувечить Долиту, Эмбер в порыве отчаяния обратилась бы к Диего за помощью, теперь же она на это не отважилась. Кроме того, в ней все еще была жива надежда на помощь Арманда.
– Я слышал, что американские сеньориты обожают флиртовать с новыми знакомыми, но впервые вижу это собственными глазами, – говорил между тем Диего. – И у вас это получается премило!
– Я и не думала флиртовать с вами! – отрезала Эмбер.
– Тогда почему же так искрятся ваши чудесные глазки? О, это напоминает игру солнечного света на поверхности воды!
– Возможно, они сверкают от возмущения! – не выдержала она. – Вы так прижимаете меня к груди, словно хотите расплющить ее!
Глаза Диего округлились. В этот момент он выглядел почти человеком из плоти и крови. Эмбер поняла, что причиной этой живости было обыкновенное удивление: сын генерала де ла Приерда не привык получать отповеди. Увы, это никак не повлияло на силу его хватки. Чувствуя, что ее движения становятся скованными до нелепости, Эмбер обвела залу взглядом, полным отчаяния.


Он стоял, прислонившись плечом к арке, ведущей на террасу. Окружающих он разглядывал, как обычно, свысока. Эмбер еще не приходилось видеть его элегантно одетым. Сейчас он был не просто привлекателен, а потрясающе красив – может быть, потому, что аура мужественности, присущая ему, сохранилась и в этом новом облике, создавая ошеломляющий контраст с внешним изяществом. До сих пор Эмбер не представляла его в безукоризненно сшитом костюме, жилете и белоснежной рубашке с галстуком. Даже своенравные волосы были хорошо уложены и зачесаны почти до полной гладкости, так что лишь слегка вились у самой шеи. Несмотря на искусственно созданный полумрак, темно-карие глаза его отливали золотом из-за искрящихся в них смешинок: он забавлялся, глядя, как Эмбер борется со своим кавалером. Ему не было комфортно на балу, в светском обществе, во всяком случае, не так комфортно, как под открытым мексиканским небом, и потому в нем чувствовалось недовольство ребенка, вынужденного чопорно сидеть со взрослыми за столом, в нарядном костюмчике и неудобной новой обуви.
Едва только Эмбер осознала, что видит его, она совершенно забыла о правилах приличия и вырвалась из рук Диего. К счастью, она вовремя опомнилась и не бросилась бежать через всю залу.
– Сеньор Хейден! – окликнула она, не без усилия заставив себя идти медленно и с достоинством. – Как приятно видеть вас здесь!
Корд слегка поклонился, но не сделал попытки пойти ей навстречу. Он только скользнул по ней взглядом, откровенно задержав его на часто вздымающейся груди, улыбнулся уголками губ и сказал совсем тихо:
– Выглядишь потрясающе… особенно местами… – в этот момент подошел Диего, и Корд добавил церемонно: – сеньорита.
Эмбер оглянулась. У ее кавалера был недовольный вид. Диего встал у нее за спиной, длинный и тонкий, как жердь. Он разглядывал Корда, сдвинув брови. Эмбер о стольком хотелось поговорить, но она не решилась даже намекнуть на то, что ее интересовало, тем более что Диего снова жестом собственника взял ее за руку и потянул в сторону танцующих.
– Сеньор Хейден… сеньор Хейден… – забормотал он, как бы припоминая, с кем имеет дело. – Ах да! Друг известного матадора Арманда Мендосы.
Корд подтвердил его слова кивком, но продолжал смотреть только на Эмбер. Той казалось, что в его пристальном взгляде написаны все вопросы, которые он, в свою очередь, не имеет возможности задать ей. Все ли у нее в порядке? Не позволил ли себе Валдис чего-нибудь ужасного?
– Кстати, – начала она, ухватившись за невольно предоставленную Диего возможность выведать что-нибудь, – а где же ваш знаменитый друг матадор? Почему он не в числе гостей? Я бы хотела посмотреть его завтрашнее выступление.
– Когда я в последний раз видел его, мисс Форест, он был окружен целой толпой щебечущих сеньорит. – Корд кивнул в сторону террасы, и глаза его насмешливо блеснули. – Если вы хотите с ним побеседовать, боюсь, придется довольно долго стоять в очереди.
– Мы все разговариваем и разговариваем, а между тем музыка играет, – брюзгливо напомнил Диего, пытаясь снова увлечь Эмбер в толпу танцующих. – Этого матадора, любимца женщин, вы вполне можете увидеть и завтра, когда я поведу вас на корриду. Я собираюсь пригласить всю семью Алезпарито. Разумеется, у де ла Приерда есть своя ложа.
– Это, без сомнения, будет очень мило, – вставил Корд и едва заметно подмигнул Эмбер.
Диего продолжал тянуть ее в залу, но ей совсем не хотелось уступать ему. Она сгорала от желания повидать Арманда, перекинуться с ним хоть парой слов. Корд, как видно, не собирался ей в этом помогать. К тому же совсем некстати явилась Маретта.
– Корд? Как странно! Вот уж не думала встретить вас на светском балу. Вам явно не место здесь.
– Насколько я понимаю, именно вы здесь всем распоряжаетесь, – сказал он с невыразимой насмешкой в голосе. – Наверное, мне следует немедленно удалиться?
От Эмбер не укрылась напряженность, возникшая сразу же, как только эти двое оказались в обществе друг друга.
– Арманд! – вдруг воскликнула Маретта с явно подчеркнутой радостью, приподнимаясь на цыпочки и глядя поверх плеча Корда. – Он, конечно, ждет меня!
И она поспешила на террасу, шелестя шелковым подолом. Эмбер могла видеть, как она бесцеремонно проталкивается в кружок разодетых женщин.
– Однако музыка! – повторял Диего как заведенный. – Музыка играет! Мы пропустим самую лучшую музыку.
Это становилось невыносимым. Ничего не оставалось, как поддаться на уговоры и позволить назойливому кавалеру вывести себя в круг танцующих пар. Один танец сменял другой, время еле тащилось вперед, буквально ковыляя, как увечный на костылях. Валдис и Диего с виду любезно поделили между собой право танцевать с ней. Эмбер уныло выносила каждый новый танец. Корд вообще исчез из залы, словно его и не бывало. Ни Арманд, ни Маретта так и не появились среди гостей.
Наконец Эмбер впала в безрадостное оцепенение и двигалась под музыку, как одушевленный манекен, закрыв глаза и ни о чем не думая. Ей стало казаться, что бал не кончится никогда.
Вдруг неожиданно рядом прозвучал знакомый голос, при звуке которого Диего сбился с шага.
– Сеньор де ла Приерда, вам не кажется, что и другие джентльмены не отказались бы потанцевать с вашей прекрасной гостьей?
Как человеку светскому, Диего оставалось только с поклоном уступить место Корду, хотя весь его вид говорил о том, как он раздражен. Эмбер же с готовностью скользнула навстречу более желанным объятиям.
– Слава Богу, Корд! Я думала, что сойду с ума! – прошептала она, облегченно вздохнув. – Я уже начала думать, что нам сегодня больше не встретиться. С Армандом поговорить нет никакой возможности, ты скрылся…
– Арманд не может рисковать, разговаривая с тобой: Валдис сразу преисполнится подозрений, – сказал Корд сдержанно. – Пусть лучше думает, что той ночью сумел запугать Арманда. Тот сейчас на террасе, прилагает все усилия, чтобы быть любезным с Мареттой. Он считает, что это должно сработать, что Валдис постепенно утратит бдительность и позволит нам осуществить задуманное.
– Значит, мы прямо сейчас можем незаметно ускользнуть? – обрадовалась Эмбер, но тотчас поймала два взгляда: Диего явно ревновал, а Валдис откровенно хмурился. – Боже мой, они не сводят с нас глаз! У меня нет больше сил выносить общество и того, и другого!
– Сегодня все равно ничего не получилось бы. Дом де ла Приерда находится в слишком уединенном месте, незаметно выскользнуть отсюда трудно, да и собрание не сказать чтобы очень многолюдное. Другое дело завтра. Президент дает бал в своем городском дворце, и вот там соберется весь свет. Это моя идея, Эмбер. Мне кажется, что завтра гораздо легче будет затеряться. Арманд уже переговорил со своей теткой, и она охотно согласилась тебя приютить. Все как будто складывается удачно.
– Мне тоже так кажется! – Эмбер покосилась в сторону хмурого Валдиса и едва удержалась от улыбки. – Постарайся устроить все так, чтобы я исчезла сразу после оглашения помолвки с этим чудовищем. Это событие окончательно уронит его в глазах света.
И она полностью отдалась танцу, позволяя Корду вести ее. Он оказался прекрасным танцором; в его объятиях было легко, спокойно, поэтому Эмбер, пусть даже ненадолго, почувствовала себя великолепно.
Она очнулась, когда Корд неожиданно отстранил ее от себя, пристально вглядываясь в глаза.
– Эмбер, ты полностью отдаешь себе отчет в том, что делаешь? – спросил он угрюмо. – Ты уверена, что не станешь раскаиваться?
– То есть как это? – искренне удивилась она. – Ты же все знаешь! Мне просто необходимо вырваться из дома Валдиса…
– Речь не об этом, – перебил он. – Я имею в виду ваши отношения с Армандом. Он на сто процентов уверен, что ты с каждым днем все сильнее влюбляешься в него. Что до меня, я другого мнения на этот счет. Я считаю, что вы вдвоем совершаете ошибку, которая обойдется дороже ему, чем тебе. Позволь мне одному помочь тебе. Если понадобится, в моем распоряжении окажутся кое-какие деньги, и я смогу устроить твою жизнь в Штатах, спрятать тебя так, что Валдис никогда не найдет. Зачем тебе использовать для этой цели Арманда?
Спокойное удовлетворение растаяло бесследно, и Эмбер стрункой напряглась в руках Корда.
– Я ничего не обещала Арманду, и он ничего от меня не требовал! Нам просто нужно время, чтобы разобраться в своих чувствах. Неужели это так много?
– Значит, вы хотите понять, любовь ли это? – усмехнулся он. – Нет, не любовь. Тебя тянет к Арманду, потому что он очаровашка! К тому же он – джентльмен, и тебе кажется, что это позволит вить из него веревки. Меня ты, конечно, джентльменом не считаешь и знаешь наверняка, что я не стану прыгать по твоей команде.
– Вы слишком много возомнили о себе, мистер Корд Хейден, если полагаете, что мне хотелось бы командовать вами!
– Мне уже приходилось держать тебя в объятиях, – напомнил он с чувством спокойного превосходства, – и я чувствовал дрожь твоего желания. Ты не признаешься мне в этом ни за что на свете, не признаешься даже самой себе, что я небезразличен тебе. Просто все дело в том, что у тебя маловато опыта, чтобы разобраться… пока.
Эмбер попыталась гневно оттолкнуть его, но не сумела.
– Тебе, наверное, нравится злить меня!
– Вот еще! Ты сама злишься – знаешь почему? Потому что я говорю правду, и это тебя раздражает.
– Ты думаешь, что я бессовестно флиртую с Армандом, как это делают другие.
– Я думаю, ты попросту запуталась, Эмбер. Ты оказалась в очень неприятной ситуации, хочешь из нее выпутаться, но из глупого упрямства не принимаешь мою помощь. Ты не знаешь, что правильно, а что – нет, потому что путаешь желание с любовью. Ты считаешь так: если женщина желает мужчину, то она непременно любит его… должна любить, иначе это безнравственно. Однако желать можно многих, а любить – только одного. Было бы очень жаль, если бы ты совершила ошибку… и Арманд вместе с тобой.
– По-твоему, Арманд способен обидеть меня? – вспылила Эмбер, не в силах справиться с нарастающим возмущением. – Воспользоваться мной? Ну а я сама? Кто я, по-твоему? Ты относишься ко мне, как к какой-нибудь… собаке, у которой течка и которая к тому же настолько расчетлива, что уверяет всех, будто она влюблена, и тем самым заключает сделку со своей совестью? Ничего себе картина получается! Я дурачу Арманда, чтобы хладнокровно его использовать, а он только и мечтает, что удовлетворить свою похоть!
– Не совсем так, но в целом верно. Арманд – один из самых близких моих друзей, но я часто говорил ему в лицо, что ему далеко до зрелости, когда дело касается женского пола. Пойми, он обожает женщин, он хотел бы иметь их всех. Да и что в этом странного? Женщины готовы выстелить своими телами землю, по которой ступает матадор.
Эмбер удалось вырваться, и она выбежала на террасу.
– Не ходи туда! – крикнул Корд, но вслед он не бросился.
Оказавшись на террасе, она оглядела тех, кто там находился. Оказывается, там собралось довольно много гостей. Полуобернувшись, Эмбер заметила Валдиса и Диего, которые плечом к плечу шагали через всю залу к ней. Ужаснувшись, она бросила отчаянный взгляд вокруг и лишь тогда заметила Арманда в самом дальнем углу террасы. Он был по-прежнему окружен поклонницами. Поймав взгляд Эмбер, он поспешно отвернулся к одной из них. С некоторым опозданием она вспомнила слова Корда о том, что Арманд собирался одурачить Валдиса, разыграв труса.
– Что на тебя нашло? Выйти из круга, пока танец не кончился… – недовольно спросил вполголоса Валдис, подходя к ней. – Твое поведение неприлично!
– Сеньорита, следующий танец вы обещали мне, – с нажимом произнес Диего, призывно отставляя локоть.
– Боюсь, не получится, – довольно холодно вмешался Валдис. – Мы немедленно уезжаем. Сеньорите Эмбер нездоровится.
– Да? – встревожился сын генерала. – Как некстати… но я надеюсь, сеньор Алезпарито, вы с семьей будете завтра на корриде? Мы с отцом приглашаем вас в свою ложу.
– С удовольствием принимаю приглашение. – Валдис поклонился с видимым удовольствием (Эмбер подумала, что он не ожидал ничего подобного). – Прошу вас передать родителям мои глубочайшие извинения по поводу раннего ухода. Я должен проводить мою невесту в гостиницу.
– Невесту?.. – повторил Диего озадаченно.
Еще какое-то время после того, как Валдис и Эмбер скрылись из виду, генеральский сынок смотрел им вслед, хлопая глазами.
Еще одни глаза следили за уходом этой пары. Корд снова стоял возле выхода на террасу, скрестив руки на груди. Глаза его были холодны как лед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотые розы - Хэган Патриция



этот роман потрясающий,очень захватывающий,когда начинаешь читать не возможно остановиться. красивая история любви)))))))))))
Золотые розы - Хэган Патрициялучик света
11.10.2010, 18.04





Не понравился, по моему героиня никого не любила, матадора убили из-за нее, и она тут же отдала предпочтение другому, сюжет слишком затянут.
Золотые розы - Хэган ПатрицияТатьянка
27.12.2014, 22.39





Просто супер.Шедевр!!!!!!!!!!!!!
Золотые розы - Хэган ПатрицияЛена
17.01.2015, 22.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100