Читать онлайн Рай в шалаше, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рай в шалаше - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рай в шалаше - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рай в шалаше - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Рай в шалаше

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Элтон Синклер сразу понял: что-то произошло. Впрочем, за клубничным десертом Твайла не промолвила ни слова. Непривычно молчаливая Анджела почти не притронулась к своему печенью. Единственным человеком, который непринужденно вел себя за столом и ел с большим аппетитом, была Клодия. Глаза ее сияли, словно она только что узнала какой-то важный секрет. Почуяв неладное, Элтон предпочел молчать. У Твайлы было правило: избегать некоторых тем за едой; в их число входило и обсуждение семейных проблем.
Тем не менее долго выдерживать такую напряженную обстановку хозяин дома не мог. Когда подали первое блюдо – жареные креветки с капустой, он кивком велел слуге наполнить бокал холодным мускатом и попытался сам завести разговор.
– Кажется, в этом году сахар получится лучше, чем в прошлом, – с гордостью заявил Элтон, ни к кому конкретно не обращаясь. – Полагаю, что будет около тысячи бочек.
Кисло улыбнувшись, Твайла равнодушно проговорила:
– Просто чудесно, дорогой.
– Это все, что вы можете сказать? – возмутилась Клодия. – Чудесно? Только и всего? Мама, да известно ли вам, что каждая бочка весит больше тысячи фунтов? Тысяча бочек! Да это же настоящий рекорд для Бель-Клера!
– Знаю-знаю, – кивнула Твайла, явно не заинтересовавшаяся этим сообщением. – Я же веду все домовые книги, Клодия, ты не забыла?
– Тем более вы должны радоваться! – Клодия повернулась к Элтону. – Папа, это просто замечательно! Чудесно! Я в восторге!
Вопросительно взглянув на Анджелу, Синклер понял, что в мыслях его дочь находится за тысячи миль от дома. Что же могло произойти? Чем занята ее головка? Уж во всяком случае не романтическими грезами о Реймонде Дювале. Элтон давно заподозрил, что дочь относится к грядущему замужеству, как к выгодной сделке, и не более того. Собственно, так оно и было. Он ведь и сам женился на Твайле по договоренности родителей. Но Анджела еще так юна. Его девочка успокоится, когда у нее появится собственная семья; она будет счастлива, а все нынешние тревоги забудутся.
Элтон попытался сосредоточиться на обеде, но мысли его то и дело возвращались к Анджеле. Как бы он хотел, чтобы после замужества она осталась жить в Бель-Клере! У него не было сыновей, о которых он мечтал, но Анджелой он заслуженно гордился. Жаль, что ей придется переехать в город, ведь она могла бы стать настоящей женой плантатора – такой, как Твайла, которая умудрялась одновременно быть хорошей матерью, хозяйкой и наставницей домашних рабов. При этом Твайла еще вела большую часть счетов. А ведь Бель-Клер славился своим сеном, фасолью, ирландской картошкой, горохом; здесь выращивали свиней, быков, лошадей, мулов, овец. Рабы изготавливали сахар и кирпичи, чинили обувь, делали телеги да еще работали при этом на хлопковых полях. У Синклеров было много квалифицированных работников – кузнецов, механиков, инженеров, кожемяк, мельников. И всеми этими людьми Твайла прекрасно управляла.
А начал дело отец Элтона – Эверет Синклер, приехавший в Америку в конце восемнадцатого столетия. Его мечтой было стать удачливым хлопководом. Это он построил большой особняк и назвал его Бель-Клером.
Когда после смерти отца хозяйство полностью перешло в руки Элтона, он решил, что рабы, трудившиеся на плантации (а каждый из них стоил почти две тысячи долларов), не должны заниматься другой работой. Поэтому он стал нанимать ирландских эмигрантов, и те рыли каналы, вырубали лес и пахали землю. Вскоре Элтон пришел к выводу, что не стоит отказываться и от услуг каджунов.
Отец Твайлы и Эверет Синклер подружились еще в Европе. И хоть Элтон ни разу не видел Твайлу до того, как однажды в жаркий летний день она сошла с корабля в Филадельфии, он с первого же взгляда полюбил ее. Мать девушки была француженкой, и маленькая хрупкая Твайла с ее удивительной светящейся улыбкой и веселыми карими глазами очаровывала всех, кто с ней знакомился.
Все шло хорошо, но, несмотря на негаснущую любовь и безбедную жизнь, через несколько лет оба стали ощущать какую-то странную опустошенность. Им отчаянно захотелось иметь то, чего все никак не дарила им судьба и чего нельзя было купить за деньги, – собственного ребенка. Два брата Элтона погибли в кораблекрушении. А Твайла и Элтон мечтали о большой семье, о том, чтобы бесчисленные комнаты их просторного особняка были полны родных людей. Но… время шло, и надежды почти не оставалось.
Когда Эверет ушел в мир иной, супруги почувствовали себя еще более одинокими. Их не могли утешить многочисленные рабы, ирландцы и каджуны, которые всегда были рядом. Больше всего обоим хотелось слышать детские лепет и смех.
Элтон взглянул на Клодию. Такая миловидная девушка. Как жаль, что у нее столь неуравновешенный характер. Еще малышкой она была раздражительной и шумной и иногда доводила себя капризами до полубессознательного состояния. Клодия вечно кричала, плакала, жаловалась, изводила слуг. Ее никто не любил. Твайла все время повторяла, что бедняжка оттого так нервничает, что постоянно чувствует себя нелюбимой, нежеланной; она просто пытается привлечь к себе внимание. Элтон был прямо противоположного мнения; ему все более становилось ясно: Твайла оказывает приемной дочери предпочтение перед родной. Более того, ему уже не раз приходило в голову, что Клодию вообще не стоило удочерять, хотя он ни за что не произнес бы этого вслух. Бог свидетель: Синклер всеми силами пытался полюбить Клодию и даже притворялся, что любит ее, однако у него так ничего и не вышло – хорошо относиться к этой девушке было невозможно. Но как они могли знать тогда, что у невинного новорожденного младенца окажется столь ужасный характер? Их сердца потянулись к бедной сиротке, которую назвали Клодией в память умершей матери. Даже когда через несколько месяцев они с радостью узнали, что Твайла наконец-то ждет ребенка, их любовь к приемной дочери не стала меньше. Однако по прошествии нескольких лет девочка стала просто невыносимой.
Элтону было известно, что Клодия влюблена в Реймонда, и втайне он желал, чтобы именно она вышла за него замуж. Ведь в то время, когда они с отцом Реймонда решили в будущем поженить детей, им еще не было известно, что парень вырастет отчаянным бездельником, не склонным заниматься хоть каким-либо трудом. Когда Реймонда отправили учиться в Европу, он не сумел сдать ни одного экзамена и меньше чем через год вернулся назад. Признаваясь, что у него нет ни малейшего желания стать доктором, Реймонд добавлял, что быть плантатором ему тоже не улыбается. Зато он сумел уговорить отца подарить ему целую конюшню породистых рысаков и теперь большую часть времени проводил с лошадьми или в игорных салонах речных судов…
Слуга принес еще один десерт – охлажденное лимонное желе, но Твайла, махнув рукой, подала знак, что ни желе, ни кофе подавать не следует.
– У нас уже нет времени, – заявила она. А потом, кивнув Клодии, добавила: – Надо поторапливаться, дорогая.
Клодия извинилась, и от внимания Элтона не ускользнула насмешливая улыбка, которой она наградила его родную дочь. Анджела, впрочем, не обратила на нее внимания.
– А разве ты не хочешь привести себя в порядок, ангел мой? – спросил он.
Клодия уже от двери захихикала:
– Она вовсе не ангел, папа! Поэтому никуда не поедет, вот так, вот так! Спроси-ка маму, в чем дело.
– Что произошло? – Элтон вопросительно поглядел на жену. – Что-то случилось?
Анджела молча опустила голову, слушая, как мать равнодушно повторяет лживый рассказ Клодии.
– Ее следует наказать за такой проступок, – вздохнула Твайла, а затем, словно Анджелы не было рядом, продолжила: – Послушай, Элтон, их отношения становятся все хуже и хуже. Это невыносимо. Надо было назначить дату свадьбы пораньше. Бедняжка Клодия! У нее сердце разрывается при мысли о том, что за Реймонда выйдет другая девушка, но так уж должно быть, никуда не денешься. Чем скорее они обвенчаются и Анджела уедет из дома, тем скорее закончится весь этот кошмар.
Элтон сразу же заподозрил, что дело обстоит не совсем так, как описала его жена. Он и мысли не допускал, что Анджела могла вести себя столь глупо. Повернувшись к дочери, Синклер мягко спросил:
– Ангел мой, ответь, твоя мать сказала правду?
Не успела девушка и рта раскрыть, как Твайла закричала:
– Конечно, я сказала правду! Я сама взяла у нее платье, на нем было пятно. А бедняжка Клодия стояла рядом.
Уже давно Анджела поняла, что мать всегда выгораживает Клодию, поэтому перестала защищаться – в спорах не было смысла. Но на сей раз она не стала молчать, поскольку не хотела, чтобы отец поверил в ее вину. Глубоко вздохнув, Анджела взглянула отцу в глаза и твердо сказала:
– Нет, папа, это неправда.
В нескольких словах она объяснила, как было дело.
Твайла осуждающе покачала головой:
– Ты лишь усугубляешь свою вину. Ступай к себе в комнату.
Синклер был в трудном положении. С одной стороны, он ничуть не усомнился в правдивости дочери, а с другой – не хотел вступать в пререкания с женой. Сжав виски руками, он потряс головой, не зная, как поступить и что в конце концов нужно сделать, чтобы в доме воцарился мир.
Голос Анджелы вывел его из раздумья. Девушка почувствовала, что отец верит ей, а больше она ничего и не желала. Дотронувшись до его руки, Анджела прошептала:
– Все хорошо, папочка. Мне все равно, я ведь и не хотела ехать на бал. – И, глотая слезы, девушка, извинившись, выбежала из столовой.
Анджеле казалось, что они никогда не уедут. Стоя в тени веранды, она наблюдала за бесконечными сборами. Наконец коляска отъехала от дома.
Не раздумывая ни минуты, девушка стала спускаться с веранды, держась за решетку, по которой вился виноград. Она не рискнула идти через дом, потому что на ее пути могла встретиться не только Кезия – та по крайней мере умела в нужный момент отвернуться и сделать вид, что ничего не замечает.
Ночь была теплой. Вокруг благоухали цветы и разливался особый аромат полей. В таинственной тени дубов порхали светлячки. Анджела почувствовала запах реки, разлившейся после недавних дождей и потому все еще грязной.
Ясный месяц освещал путь. Прокравшись мимо хижин рабов, Анджела встретила поджидавшую ее Симону. Благодаря природному чутью та могла пробираться по темному лесу, даже не видя тропинки.
– Я так рада, что ты пришла. – Симона крепко обняла подругу. – Признаться, я уже было решила, будто ты испугалась, но потом сказала себе, что это на тебя не похоже. Я знаю, что моя лучшая подруга ничего не боится.
Анджела пробормотала, что еще как бы испугалась, узнай родители о том, куда она направилась, но Симона лишь рассмеялась:
– Да как они узнают?! Когда они вернутся с бала?
– Около полуночи. Мама всегда приезжает в это время.
– Ну так не бойся, ты сумеешь возвратиться вовремя. Кстати, что на тебе надето?
Отступив назад, Симона, нахмурившись, оглядела хлопковое платье персикового цвета с воротом, украшенным вышитыми розочками. Затем она тихонько свистнула, и из темноты неожиданно появилась Эмили. В руках у нее был целый тюк одежды.
– Дело в том, что наши старики не любят посторонних, – поспешила объяснить Симона. – И уж особенно они возмутятся, если узнают, что на вечеринку пожаловала дочка хозяина. Зато молодежь, вроде нас, будет в восторге. Для того чтобы успокоить стариков, мы сказали им, что приведем свою кузину из Бау-Теш. Так что надевай-ка эти вещи, а мы заплетем тебе косу. Ничего не говори, и никто ничего не узнает, – добавила она, удовлетворенно улыбнувшись.
Когда все было готово, девушки довольно захлопали в ладоши – теперь Анджела ничем не отличалась от каджунов.
Затем, возглавляемые Симоной, они побрели вдоль реки по густому мху в глубь мрачного леса. Заболоченные берега были испещрены норками раков и крабов, а над ними раскинулся огромный шатер из крон вековых дубов и ив, стволы которых поросли серым мхом.
Серебристые лучи молодого месяца таинственно просвечивали сквозь пышную листву. Где-то недалеко угрожающе захрипел аллигатор. Совсем рядом тихо плескалась вода.
– Змеи… – вздрогнув, прошептала Анджела. – Я все время думаю о змеях…
– Ну да, а змеи, между прочим, все время думают о нас, – заявила Симона. – Не знают, как обойти нас подальше.
– Подальше… – эхом отозвалась Анджела, пытаясь разглядеть тропу.
Плоскодонная лодка была там, где девушки ее оставили. Пока Анджела балансировала, пробираясь к центру лодки, ее подруги уселись на носу и на корме и дружно взялись за шесты. Плоскодонка почти бесшумно заскользила по гладкой поверхности воды. Минут через двадцать стали слышны звуки музыки – это каджуны играли на скрипках и банджо, пели, весело смеялись.
Взволнованная, Анджела приготовилась выпрыгнуть из лодки, как только та ткнулась носом в берег.
– Не забудь, – в последний раз напутствовала ее Симона, – старики возмутятся, если узнают, что сюда пробралась дочь хозяина. Лучше всего притаись в тени и наблюдай. Мы принесем тебе супа и вина и вовремя отвезем домой.
Анджела нетерпеливо кивнула – ей хотелось поскорее окунуться в общее веселье. Вечеринка каджунов заметно отличалась от тех, на которых Анджеле доводилось бывать. Здесь развлекались все. Люди были одеты очень просто, но это никого не смущало. Никакого напряжения, никаких мыслей о строгом этикете.
Глаза Анджелы удивленно распахнулись, когда она увидела танцующих. Это не был вальс или виргинская кадриль. Прижавшись друг к другу, мужчины и женщины раскачивались из стороны в сторону и кружились так долго, что голова шла кругом. Движения их были то быстрыми, то на удивление плавными – в такт постоянно меняющейся музыке. Хотя это казалось просто невероятным, вскоре танцующие встали еще ближе. Они не сводили друг с друга глаз, как будто танец заворожил их.
Внезапно Анджеле вспомнился рассказ Симоны о ее первой брачной ночи. Девушка говорила, что муж, лаская, дотрагивался до самых сокровенных частей ее тела и у нее возникало ощущение, что она горит как в лихорадке. Ее кожа будто полыхала от его прикосновений.
Теперь, глядя на танцующих людей, Анджела подумала, что, возможно, такой же жар сжигает этих мужчин и женщин.
Велев Анджеле ждать на краю лужайки, Симона ушла и вскоре вернулась с миской черепахового супа и кружкой домашнего вина, а затем направилась к своему мужу Фрэнку. К Эмили тем временем подошел ее жених, и они исчезли куда-то. Анджела осталась одна.
Сначала она только наблюдала за танцами, но вскоре с удивлением заметила, что сама переступает с ноги на ногу и ритмично покачивается под музыку. Девушке пришло в голову, что на званых балах и приемах ей никогда не доведется так веселиться. И потому она, отставив миску и кружку в сторону, принялась прихлопывать в такт и смеяться, глядя, как Фрэнк пляшет с Симоной. Молодая пара была просто опьянена музыкой и весельем.
Время текло незаметно. Внезапно Анджеле пришло в голову, что, пожалуй, Симона пьяна не только от музыки. У Фрэнка был с собой небольшой кувшин, и они по очереди прихлебывали из него. Когда оба, покачиваясь и спотыкаясь на каждом шагу, приблизились к ней, девушка поняла, что не ошиблась.
– Весело у нас, правда? – засмеялась Симона. Ее язык слегка заплетался. – Может, тоже хочешь поплясать с моим, а? Одолжу его тебе, только ненадолго.
Обнимая жену за талию, Фрэнк ухмыльнулся.
– Действительно, почему бы и нет? Давай потанцуем. – С этими словами он протянул Анджеле руку.
Анджела знала Фрэнка, и он нравился ей, но она не хотела танцевать с захмелевшим кавалером.
– Нет, спасибо, может, в другой раз, – ответила девушка. А затем добавила, обращаясь к Симоне: – Уже поздно. Думаю, мне пора возвращаться домой.
Симона добродушно похлопала ее по плечу:
– Да не беспокойся ты! Уложим тебя в постель еще до возвращения твоих папаши и мамаши.
Потом она упала в объятия мужа, и Анджеле осталось лишь наблюдать за тем, как они пляшут, то и дело прикладываясь к кувшину Фрэнка.
Было уже совсем поздно. Анджелу охватила дрожь: она очень боялась, что не успеет вернуться домой до приезда родителей. Что будет с матерью, когда та увидит кровать дочери пустой… Если это случится, Аджеле не поздоровится. Итак, Симона ей уже не помощница – на подвыпившую подругу положиться невозможно. Кто теперь поможет ей добраться до дома по ночной реке, кишащей змеями и крокодилами?
Анджела в испуге стала оглядываться вокруг и, к счастью, вскоре увидела Эмили, танцующую со своим женихом. Оба казались трезвыми. Подбежав к подруге, Анджела рассказала ей про Симону и беспомощно добавила:
– Ты ведь сможешь увезти меня отсюда, правда?
– Конечно. – Эмили старалась говорить уверенным тоном. Но на самом деле лишь Симона могла найти дорогу в ночи. – Вот что я тебе скажу. Попрошу-ка я моего Энтони поехать с нами и… – Девушка повернулась, но ее жениха и след простыл. – Он, наверное, пошел за вином. Поищу его.
Эмили хотела было улизнуть, но Анджела успела схватить ее за руку.
– У нас нет времени. Я должна ехать домой. Ты тысячи раз проделывала этот путь, Эмили, и, я уверена, сможешь проводить меня.
«Но я ни разу не добиралась до плантации ночью и в одиночку», – пронеслось в голове у Эмили. Впрочем, она не решилась произнести это вслух. Девушка достаточно хорошо знала Анджелу, чтобы понять: та отправится в опасный путь одна, если никто не вызовется проводить ее. Поэтому Эмили глубоко вздохнула, желая набраться решимости, и проговорила:
– Хорошо, я попробую. Но если только мне покажется, что я забыла дорогу, мы повернем назад, ладно?
У Анджелы не было ни малейшего желания поворачивать назад, и она стала ругать себя за то, что согласилась отправиться сюда.
– Поехали. Довези меня хотя бы до берега нашей плантации, а оттуда я уже сама доберусь до дома, – заявила она.
Пока они пробирались к оставленной на берегу реки плоскодонке, Эмили старалась не показывать страха. Девушка бросала вокруг встревоженные взгляды, надеясь увидеть Энтони, но тот как сквозь землю провалился.
Анджела помогла Эмили столкнуть лодку в воду, отгоняя при этом мысли о змеях – ведь ей пришлось по щиколотку войти в холодную темную воду. Времени беспокоиться о намокшем подоле у нее не оставалось – она уже начала считать минуты.
– Вперед, – скомандовала Анджела и, взяв в руки один из шестов, с силой оттолкнулась от берега. – Греби, а я помогу тебе, как смогу. Думаю, мы недолго будем переплывать реку. Только постарайся не запутаться в водорослях.
Эмили была до того напугана, что не могла вымолвить и слова. Поначалу их затея казалась забавным приключением, но теперь, в темноте, да еще без Симоны, она тряслась от страха.
Плоскодонка медленно скользила вперед. Увидев в воде незнакомый предмет, Эмили дотрагивалась до него шестом.
Догадавшись, что подруга просто оцепенела от ужаса, Анджела попыталась шуткой развеселить ее:
– Не вздумай подтолкнуть шестом аллигатора. Это разозлит его, а ведь с нами нет твоего Гатора, который мог бы справиться с крокодилом.
Эмили улыбнулась и решила, чтобы было не так страшно, поговорить еще о чем-нибудь.
– Здесь не должно быть крокодилов. Наши мужчины прогнали всех – ведь каджуны именно этим путем добираются до плантаций. А еще, ты знаешь, Гатор всегда один, не любит он компании. Поэтому ты его и не видела. Все наши девчонки сохнут по нему. Даже замужние. Но Гатор не хочет неприятностей, поэтому и не приходит веселиться, когда все пьют вино.
– Так он не женат? – деланно равнодушным тоном спросила Анджела. Конечно же, это ее не должно интересовать, и она даже подивилась собственному любопытству.
– Не думаю, хотя я почти ничего о нем не знаю, кроме той истории. – Эмили усмехнулась. – А ведь он очень красив, правда?
Анджела не собиралась делиться своими впечатлениями о красоте Гатора, поэтому спросила:
– А почему он завязывает волосы, как индеец?
– Многие рыбаки носят такую прическу; а я слышала, как его папаша рассказывал: Гатор ходил в плавание на китобойных судах.
– На китобойных? – изумилась Анджела. – Но тогда…
Только она собралась спросить, почему человек, привыкший к морю, трудится на тростниковых плантациях, как вдруг лодка зацепилась за водоросли, не замеченные Эмили. Девушки завопили от испуга. Эмили наклонилась, чтобы освободить плоскодонку, но потеряла равновесие и упала за борт. Лодка качнулась, отчего Анджела, успевшая приподняться, тоже шлепнулась в реку.
Было не очень глубоко – вода едва доходила им до подбородков, но ноги скользили на скользком иле. Анджела закашлялась. Придя в себя, она хотела схватиться за лодку, но та уплыла, увлекаемая течением.
– Эмили, с тобой все в порядке? – крикнула девушка в темноту. – Ты где?
– Здесь, – последовал ответ. Эмили была совсем близко, но, похоже, с нею начиналась истерика. – Лодка… Ты видишь лодку?
Анджела дрожащим голосом ответила, что лодка уплыла.
– Быстрее! – завопила Эмили. – Нам надо выбраться на землю, а потом мы попробуем вернуться назад. Быстрее выбирайся на берег!
Эмили побрела к берегу, но Анджела схватила ее за руку.
– Мы же перевернулись и теперь не знаем, в какую сторону идти. Как бы нам не отправиться в обратном направлении. Я уж не говорю о том, что в воде можно наткнуться на змей и других… неприятных существ.
И вдруг обе девушки услышали какой-то зловещий звук.
– Господи, что же нам делать? – взвыла Эмили.
– Надо ухватиться за что-нибудь и постараться взобраться… – заговорила Анджела.
– Почему бы вам не взобраться сюда?
Девушки замерли, услышав насмешливый мужской голос.
Чья-то лодка бесшумно заскользила к ним.
Почувствовав, как сильная рука подхватила ее, Анджела оттолкнулась ногами от дна и с помощью незнакомца взобралась в лодку. Через мгновение Эмили присоединилась к ней.
Только Анджела собралась поблагодарить своего спасителя, как он холодно заявил ее подруге:
– Надо было думать заранее. В обоих случаях.
– Как это – в обоих? – недоуменно переспросила Эмили.
– А так. Во-первых, тебе не следовало пускаться в опасный путь ночью одной. Во-вторых, и это, собственно, главное, не надо было сюда приводить ее.
Эмили попыталась оправдаться:
– Но она – наша кузина из Бау-Теш и…
– Не стоит мне лгать. Я знаю, кто она такая. – В голосе мужчины слышалось презрение. – Пускай рискует своей жизнью где-нибудь еще, если ей надоело развлекаться на званых вечерах со своими знакомыми. Таким нечего у нас делать. – С этими словами незнакомец взмахнул шестом, и лодка понеслась вперед.
Хоть Анджела и была благодарна своему спасителю, его слова вызвали у нее негодование:
– Подождите-ка. Я не знаю, кто вы, но вы не имеете права обвинять меня в том, что я поставила под угрозу жизнь подруги. И хоть это не ваше дело – меня сюда пригласили. – Ей очень хотелось увидеть его лицо, но незнакомец стоял к ней спиной. Анджела видела лишь, как он силен и ловок, однако ее удивило отсутствие в его речи словечек, обычных для каджунов.
И вдруг, к своему изумлению, Анджела услышала резкий голос Эмили:
– Он прав. Ты для нас чужая. Это Симона виновата. Она все затеяла.
Девушка еще больше удивилась, когда поняла, что подруга вот-вот разрыдается.
– Не важно, кто из вас это придумал, – заявил незнакомец. – Пусть этот случай будет вам уроком, а то как бы в следующий раз вас не слопали аллигаторы. У меня нет времени спасать маленьких глупых девчонок.
– Маленьких глупых девчонок? – опять не сдержалась Анджела. – Какое вы имеете право…
– Молчи, – плача, перебила ее Эмили. – Иначе он расскажет о нас, и у меня будут неприятности. Пожалуйста.
Закусив губу, девушка сжала руки в кулаки, стараясь умерить свой гнев. Остаток пути они проделали молча, и, как только лодка незнакомца подплыла к берегу, Анджела тут же вскочила на ноги. Мало того, что она наслушалась оскорблений, теперь ей, чего доброго, придется объясняться с родителями, когда они увидят ее вымокшей до нитки. Девушку трясло от ярости, ей хотелось одного: поскорее выбраться из лодки и уйти от этой парочки каджунов подальше.
Тут сильная рука схватила ее за плечо. Анджела попыталась вырваться, но незнакомец крепко держал ее.
– Что вы делаете? – воскликнула она. – Оставьте меня!
– Я собираюсь проводить тебя до полей, чтобы ты не заблудилась в лесу.
– Обойдусь и без вас, – процедила девушка сквозь зубы.
Не обращая внимания на ее слова, незнакомец приказал Эмили:
– Оставайся здесь, я скоро вернусь. – Подхватив Анджелу на руки, он выбрался на берег.
Мужчина шел быстро и уверенно – было понятно, что дорога ему хорошо известна. От злости Анджела не могла говорить. Впрочем, она догадывалась, что ее спутник сердится еще больше, ведь она стала ему противоречить.
Вскоре они вышли к хлопковому полю.
– Теперь иди одна, – проговорил провожатый, подталкивая девушку вперед. – Думаю, ты найдешь дорогу.
Анджела повернулась и холодно сказала:
– Я и без вас могла дойти… – Она осеклась.
Из-за облака неожиданно выскользнул лунный луч и осветил фигуру незнакомца, который уже направился назад.
Девушка невольно вздрогнула.
В лунном свете она успела разглядеть, что волосы мужчины были завязаны в хвост.
Только теперь Анджела наконец поняла, кто оказался ее спасителем…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рай в шалаше - Хэган Патриция



Ну наконец-то! Хоть что-то интересное прочитала!
Рай в шалаше - Хэган Патрицияольга
17.01.2014, 19.00





На 100% поддерживаю предыдущий комментарий. Даже удивилась, что настолько интересные романы существуют в природе.
Рай в шалаше - Хэган ПатрицияЛиза
17.01.2015, 6.39





Очень интересный роман, читайте.
Рай в шалаше - Хэган ПатрицияОктавия
18.01.2015, 1.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100