Читать онлайн Пылающие души, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылающие души - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылающие души - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылающие души - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Пылающие души

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Каждую ночь Дерек бесшумно прокрадывался в каюту Джулии. Они не назначали точного времени для этих встреч, Джулия не знала, когда он появится. Это могло случиться в любой час между полуночью и рассветом. Иногда она засыпала и пробуждалась от его горячих нежных поцелуев и прикосновений нетерпеливых рук. И как ни старалась она держаться холодно и отчужденно, Дереку каждый раз удавалось вызвать в ней ответную страсть. Она охотно отвечала на его ласки, их тела сплетались в экстазе. В любви Дерек был неутомим и уходил, только когда убеждался, что Джулия удовлетворена.
Однажды ночью он пришел к ней незадолго до рассвета. После неистового совокупления он прижал Джулию к своей мощной груди и долго гладил ее по голове, не говоря ни слова. Наконец он прошептал:
– Скоро мы доберемся до Бермудских островов, Джулия. Ты и вправду хочешь отправиться в Англию? Разве ты еще не поняла, что тебя влечет ко мне так же неудержимо, как меня – к тебе?
Джулия окаменела. Почувствовав это, Дерек перестал ласкать ее, напряженно ожидая ответа.
– Да, я отправлюсь в Англию, Дерек. Я покривила бы душой, заявив, что твои объятия не доставляют мне никакой радости. Это не так. Я наслаждаюсь ими. Я пыталась сопротивляться, но…
– Об этом мне известно. – Он негромко усмехнулся, перекатился на спину и заложил руки за голову. – Всю ночь я ждал, когда ты станешь сама собой. Придя сюда, я обнаружил, что ты ждешь меня – обнаженная, нетерпеливая, как я и надеялся.
Джулия думала о том, как соблазнительно выглядит Дерек в серовато-розовых предрассветных сумерках. Его тело блестело от пота. Пальцы Джулии подрагивали от желания дотронуться до этой могучей груди, но она удержалась.
– Дерек, ты великолепный любовник. С тобой я совсем позабыла про стыд и наслаждалась каждой минутой, проведенной вместе, но вскоре этому придет конец. Иначе и быть не может. Я не могу исполнить твою просьбу.
Он приподнял бровь, и по огонькам в черных глазах и по подрагиванию мускула на щеке Джулия поняла, что он недоволен.
– Какую просьбу?
– Стать твоей любовницей, – просто ответила Джулия и зашарила рукой под сбившимся в ком одеялом, разыскивая ночную рубашку. Поспешно одевшись, она встряхнула головой, рассыпая волосы по плечам, и попыталась завязать тесемки воротника на шее. – Я не хочу быть ничьей любовницей, Дерек.
Он презрительно фыркнул:
– Этой участи тебе все равно не миновать. Выйдя замуж за Вирджила Оутса, ты станешь его любовницей. Ты же сама понимаешь, что ваш брак не будет браком в истинном смысле этого слова.
– По крайней мере по закону я буду считаться его женой. Это обеспечит мне надежное положение, которого я никогда не буду иметь с тобой.
Дерек глубоко и раздраженно вздохнул:
– Ох уж эти женщины! По сути дела, все вы проститутки, только одни требуют от мужчин денег, а другие – обручального кольца. Неудивительно, что и ты ничем не отличаешься от них.
Джулией мгновенно овладел гнев, но она превозмогла его и заговорила спокойным и ровным голосом:
– Когда-нибудь ты влюбишься, Дерек, и захочешь дать женщине то, что Вирджил пообещал мне. Неужели и свою жену тыбудешь считать проституткой?
Дерек уставился на нее как на помешанную.
– Я никогда не женюсь, Джулия. У меня уже есть жена – море. У меня было множество женщин, но о браке я даже не помышлял.
– А ты когда-нибудь любил? – настойчиво допытывалась Джулия.
Дерек задумался и покачал головой:
– Пожалуй, нет. Впрочем, женщины в моей постели менялись слишком быстро.
После минутной паузы он взглянул на Джулию из-под опущенных густых ресниц, которые так нравились ей. От этого странного, пристального взгляда ей стало неловко. Встав босыми ногами на дощатый пол, Джулия нервозно пробормотала, что Дереку пора идти.
– Вскоре станет совсем светло. Тебя могут увидеть. Ты же сам говорил – матросы просыпаются с рассветом.
Он продолжал загадочно и испытующе смотреть на нее, и Джулия невольно поежилась. Наконец почти нехотя Дерек поднялся и начал одеваться. Джулия отошла к иллюминатору и засмотрелась на море. Она знала, что, едва взойдет солнце, волны станут лазурными и засияют в ослепительных лучах. Она любила море и часто думала о том, сколько тайн хранится в его глубинах. Об этом она могла размышлять часами.
Внезапно что-то привлекло ее внимание. Отдаленный предмет с неопределенными очертаниями постепенно приближался. Видимо, туман сыграл с ней злую шутку. Джулия не могла разглядеть необычный предмет, но предполагала, что здесь, в открытом море, им может быть только корабль.
– Дерек… – прошептала она, чувствуя, как от необъяснимого ужаса забилось сердце. – Дерек, кажется, там корабль…
– Корабль? – воскликнул он, позабыв, что его может услышать мать Джулии, спавшая в соседней каюте. Метнувшись к иллюминатору, он бесцеремонно оттеснил Джулию и прищурился, вглядываясь в густую дымку над поверхностью океана. – Где? Покажи мне. Может, тебе почудилось?
– Вон там. – Джулия придвинулась ближе и указала в том направлении, где заметила корабль. – Подожди минутку, туман скоро рассеется. Ну, теперь видишь? Если это не корабль, то, что же? А может, это земля? Бермудские острова? Что, если мы приблизились к ним раньше, чем ты рассчитывал… Дерек торопливо натянул брюки и. забыв про рубашку и сапоги, ринулся к двери.
– Нет, это не земля! – гаркнул он. – Это корабль, черт побери, и неизвестно еще, что за корабль…
Он распахнул дверь и столкнулся нос к носу с первым помощником, который как раз собирался постучать.
– Сэр, мы ищем вас, – забормотал Эдсел Гаррис, смутившись оттого, что капитан нашелся в каюте Джулии. – Мы заметили корабль, но разглядеть его флаг пока невозможно. Я приказал матросам готовиться к бою.
– Идем! – скомандовал Дерек, и они вдвоем побежали по коридору.
В этот миг дверь каюты, которую занимала мать Джулии, распахнулась. Ее заспанные глаза широко раскрылись при виде капитана, выходящего из каюты Джулии полуобнаженным.
– Что здесь… – растерянно начала она.
Не обращая на мать внимания, Джулия бросилась вслед за Дереком, позабыв, что на ней надета одна ночная рубашка.
– Дерек, в чем дело? Что случилось? Нам и прежде встречались корабли…
У трапа он обернулся. Его глаза были зловеще прищурены.
– Джулия, немедленно возвращайся в каюту и не выходи оттуда. Я же объяснил: нам неизвестно, что это за корабль. Мы можем попасть под обстрел. В этих водах встречаются суда северян, и если нас возьмут на абордаж, нам придется отвечать на уйму вопросов. А если выяснится, что «Ариан» прорвал блокаду, нам крышка. Ну, ступай к себе. Я зайду к тебе, когда освобожусь. – Только теперь он заметил мать Джулии. – Миссис Маршалл, вам тоже не следует покидать каюту. Если вы услышите стрельбу, ложитесь на пол.
С этими словами он взбежал по ступеням. Джулия торопливо вернулась к себе, чтобы одеться. Не хватало еще, чтобы янки, оказавшиеся на борту, застали ее в одной ночной рубашке!
Мать последовала за ней, но вместо того, чтобы ужаснуться предстоящему нападению на корабль, она была вне себя от ярости. Она прекрасно поняла, что означало пребывание капитана Арнхардта в каюте ее дочери, особенно в столь ранний час.
– Изволь объяснить, что здесь произошло! – крикнула она. Внезапно она увидела сапоги Дерека, валявшиеся возле кровати, его рубашку, висящую на стуле, и ошеломленно прошептала: – Джулия, не может быть! Неужели вы с капитаном… – Она замолчала, не в силах произнести роковые слова. Покраснев, Джулия принялась вынимать из сундука платье. Что она могла сказать? Отпираться было бессмысленно. Наконец она хрипло выговорила:
– Прости, что так получилось…
– А… я думала, ты ненавидишь его, – изумленно отозвалась мать. – Я никак не предполагала…
Джулия оделась и подошла к матери, растерянно присевшей на край кровати. Встав на колени, Джулия сжала в руках дрожащие руки матери и проговорила:
– Мама, поначалу я и вправду ненавидела его, но он оказался таким нежным и ласковым… Ну, как объяснить, что произошло со мной? Я и сама толком ничего не понимаю, не могу описать. Да, я совершила ошибку, но ничего не могла с собой поделать.
– Боже милостивый! – Мать покачнулась – неужто ты влюблена в него? Прошу тебя, скажи, что это не так!
Прошло немало времени, прежде чем Джулия ответила:
– Об этом я не задумывалась. – Она сказала правду. В эту минуту ее сердце тревожно забилось. Неужели она любит его? Может, именно потому ее тело отзывается на ласки Дерека, а страсть мгновенно вспыхивает от его прикосновений?
Нет, это невозможно! Ведь он ясно дал ей понять: для него она всего-навсего женщина, способная удовлетворить его мужские потребности. Он никогда и ничего не обещал ей и если предлагал что-нибудь, то лишь унизительное положение любовницы. Он ничем не намекнул, что ей удастся завладеть его сердцем. Чувства, которые они испытывают, – страсть, похоть, наслаждение, и ничего более. Было бы глупо надеяться, что их совокупления приведут к чему-нибудь иному.
Не желая продолжать тягостный разговор, Джулия поднялась:
– Я должна выяснить, что там происходит.
Она выбежала из каюты, пронеслась по коридору и взлетела по ступеням. Мать отчаянно звала ее вернуться, предупреждая об опасности, но Джулия не слушала ее. Она убегала не только чтобы узнать, подвергнется ли корабль нападению, но и потому, что пока была не готова объясняться с матерью.
На верхней палубе царила суматоха; матросы поспешно заряжали ружья и готовили боеприпасы. В воздухе витало напряжение, никто даже не посмотрел в сторону Джулии, когда она направилась к Дереку и его троим помощникам, стоящим на мостике. Дерек приставил к глазу длинный цилиндрический прибор; второй его глаз был крепко зажмурен. Джулия предположила, что этот прибор – подзорная труба, хотя раньше она таких никогда не видела.
Дерек крикнул, не обращаясь ни к кому в отдельности:
– Велите кочегарам доверху набить топки. Надо прибавить ходу. Это корабль янки, он гонится за нами. Черт, ну почему мы заметили его так поздно?
– Из-за тумана, – тревожным голосом отозвался мистер Гаррис. – Вахтенный забил тревогу, едва завидев корабль. Я поднял всю команду, но, как вам уже известно, сэр, потратил немало времени, чтобы отыскать вас.
– Не будем об этом, – перебил Дерек, окинув помощника гневным взглядом. Лишь теперь он заметил Джулию, вцепившуюся в поручни. Ее лицо стало пепельным от страха. – А вы что здесь делаете? Я же велел вам оставаться в каюте! Уотсон, уведите ее отсюда.
Гровер Уотсон решительно взял Джулию за руку, но она вырвалась.
– Я имею право знать, что происходит!
Дерек подошел к ней, возвышаясь словно башня.
– Крейсер янки находится на расстоянии мили от нас и сейчас приближается к нам на всех парах. Поскольку нам неизвестно, как он вооружен, придется спасаться бегством. Если нас возьмут на абордаж и обнаружат в трюме хлопок и остальные грузы, янки сразу поймут, что мы прорвались сквозь блокаду. Это означает, что мы попадем в плен, Джулия. И в таком случае можно считать, что нам повезло – ведь янки могут просто-напросто отправить нас на дно. Так что будьте добры спуститься вниз. Я не хочу, чтобы вы пострадали при обстреле. – Закончив тираду, он со свистом перевел дыхание.
Гаррис сбежал в машинное отделение, приказывая кочегарам прибавить ходу. Судя по виду других офицеров и человека, которого остальные называли лоцманом, их терзали опасения. Они не сводили глаз с корабля янки.
Взяв Джулию за руку, Дерек обнаружил, что она ледяная и безжизненная. Некоторое время он молча вглядывался в ее глаза, словно пытаясь что-то внушить. Джулия не могла скрыть растерянности.
– Джулия, – наконец начал Дерек, – здесь не место и не время для объяснений, но надеюсь, вы поймете меня, если узнаете, что ваша судьба мне небезразлична. Да, небезразлична! А теперь, пожалуйста, ступайте в каюту и побудьте с матерью. Я сообщу вам, когда опасность минует. Будьте же смелой, отважной женщиной – я верю в вас. Времена беспомощной женственности прошли. Идет война.
Джулия повернулась и бегом бросилась в свою каюту, испытывая небывалое смятение. Она небезразлична ему. Что же это значит? Неужели она дорога Дереку, или же он беспокоится о ней как о пассажирке, за которую несет ответственность?
Ответа на этот вопрос она не знала, но несмотря на все волнение, на ощущение, будто туман готов поглотить корабль, Джулию не оставляла равнодушной близость Дерека, его хрипловатый голос. Сила и мощь, которые он излучал, вызвали у нее желание броситься к нему в объятия, почувствовать себя под надежной защитой.
Лицо матери было мертвенно-бледным от паники.
– Ну, что ты узнала?
Джулия рассказала ей обо всем, что услышала на палубе. Им оставалось лишь ждать и надеяться. На время мать сдержала любопытство, перестав бросать на Джулию испытующие взгляды. Джулия была благодарна уже за то, что ей не пришлось отвечать на дальнейшие вопросы о своей связи с Дереком.
Прошло не более получаса, показавшихся вечностью, прежде чем в дверь каюты громко постучали. Джулия поспешила открыть дверь и столкнулась с матросом, которого видела впервые. Он опирался на грубо оструганный костыль, лубки охватывали его ногу.
Сорвав шапочку, матрос объяснил, что его прислал капитан.
– Меня звать Даффи. Капитан Арнхардт велел мне спуститься сюда и побыть с вами, чтобы вы не слишком волновались. На палубе-то от меня пока мало проку – несколько дней назад я свалился с лестницы и сломал ногу. – Он стеснительно улыбнулся.
Радуясь неожиданному гостю, Джулия жестом пригласила его войти.
– Может быть, вы объясните нам, что происходит? Томиться в неизвестности – хуже всего.
Матрос бросил беглый взгляд в сторону иллюминатора.
– Янки несутся на всех парах. Я слышал, они не только повысили давление в котлах, но и подняли паруса, а поскольку они плывут с севера, ветер подгоняет их. Мы уже почти достигли Бермудского залива и потому оказались в ловушке. Все это мне совсем не нравится.
В этот миг они услышали первый залп – пронзительный свист снаряда, а затем грохот взрыва. Джулия и ее мать ахнули, но Джулия быстро опомнилась и воскликнула:
– В нас попали?
– Нет, это был недолет. Значит, пора дать ответный выстрел. Послышался еще один залп. Даффи по звуку определил, что снаряд упал на расстоянии пятидесяти футов от правого борта. Третий снаряд пролетел над кораблем, вплотную к мачтам.
– Похоже, стреляют девятидюймовыми снарядами из орудий Пэррота. Ума не приложу, почему капитан не открывает ответный огонь.
Последовало еще несколько взрывов; каждый, казалось, раздавался ближе предыдущего. Внезапно корабль начал замедлять ход. Чертыхнувшись, Даффи выпалил:
– Глазам не верю! Неужто капитан подымает белый флаг? Почему он не принял вызов?
Резко обернувшись к Джулии, Даффи окинул ее укоризненным взглядом и нахмурился:
– Ходят слухи, что у вас шашни с капитаном. Должно быть, это вы во всем виноваты. Он испугался, как бы вас не убили.
– Я поднимусь на палубу. – Джулия попыталась встать, но Даффи преградил ей путь, взмахнув костылем.
– Нет, никуда вы не пойдете. Я привык подчиняться приказам, так что лучше не злите меня, мисс Маршалл. Сидите смирно.
Он продолжал держать костыль на весу, и при виде выражения на его лице Джулия поняла, что он ударит ее при малейшей попытке сдвинуться с места. Ей оставалось только сидеть и ждать, молясь, чтобы какое-нибудь чудо помогло им избежать плена.
В коридоре раздались торопливые шаги. Три пары испуганных и встревоженных глаз уставились на дверь. На пороге возник Эдсел Гаррис с белым как мел лицом.
– Сопротивление бесполезно, – скороговоркой объяснил он. – Нас застигли врасплох. Они вооружены лучше, чем мы, сражение с ними – верная смерть для нас.
– Вы хотите сказать, что капитан… сдался? – Джулия ошеломленно заморгала. Ей казалось, что такой уверенный и сильный мужчина, как Дерек, ни за что не откажется от борьбы.
– Видели бы вы, какой корабль нас преследует, мисс Маршалл! У нас нет ни единого шанса. «Ариан» – вовсе не боевой корабль. До сих пор нам успешно удавалось прорываться сквозь блокаду. В открытом море мы с легкостью уходили от преследования. Но на этот раз удача повернулась к нам спиной. Мы решили не рисковать понапрасну и позволить янки подняться на борт. Может, нам удастся убедить их, что это всего лишь торговое судно. Матросы уже прячут орудия.
Даффи тяжело оперся на костыль. Он был так взволнован, что отважился возразить старшему по званию:
– А если они обыщут корабль? И найдут орудия и груз? Гаррис пригвоздил матроса к полу ледяным взглядом:
– Решения здесь принимает капитан, а не ты. Как он сказал, так и будет. А твое дело – оставаться тут и охранять дам. На палубе может завязаться схватка.
Он отступил в коридор, и Джулия попыталась было встать, но Даффи немедленно положил руку ей на плечо.
– Мистер Гаррис, мне надо поговорить с вами с глазу на глаз! – умоляюще воскликнула Джулия.
Нахмурившись, Гаррис кивнул Даффи, и тот нехотя выпустил Джулию из каюты. Когда дверь за ней закрылась, Джулия тревожно прошептала:
– Это и вправду наша вина? Неужели капитан сдался, боясь, что в перестрелке пострадаем мы с мамой?
Эдсел Гаррис иронически усмехнулся:
– Мисс Маршалл, для спасения «Ариана» капитан не пощадил бы даже родную мать! Он делает все возможное, лишь бы уберечь корабль. Вы здесь ни при чем, несмотря на узы, которые связывают вас с капитаном… – Он многозначительно умолк, и Джулия заметила гримасу презрения, мелькнувшую на лице Эдсела.
Едва Джулия вернулась в каюту, Даффи поспешно закрыл дверь, а затем вытащил из-за пазухи пистолет, вызвав испуганный возглас у миссис Маршалл.
– Успокойтесь, – осклабился он. – Капитан приказал мне защищать вас, и я должен быть готов к встрече янки.
Заткнув пистолет за пояс, он встал перед дверью и велел Джулии и ее матери сесть в угол, подальше от линии огня.
Минуты тянулись мучительно долго. С палубы доносились приглушенные голоса, гневные возгласы, крики.
Затем раздался один выстрел, второй, и Джулия с матерью зажали уши от невыносимого грохота.
Бездействие угнетало их. Даффи не сводил глаз с закрытой двери, зажав в руке пистолет.
Спустя какое-то время, которое показалось Джулии вечностью, в коридоре послышались тяжелые шаги. Джулия обняла мать, по звуку догадавшись, что неизвестные открывают по очереди все двери, выходящие в коридор.
– Никого тут нет, – произнес хриплый мужской голос. – А тот парень в кандалах уверял, что на борту есть пассажирки. Надо поискать их в остальных каютах.
Дверная ручка медленно повернулась. Мужчина в темно-синем кителе заполнил собой весь дверной проем. Какую-то долю секунды Джулия видела его удивленные глаза, а затем Даффи выстрелил. Незнакомец вскрикнул, схватился за живот и рухнул на пол. Между его пальцев сочилась кровь.
Второй незнакомец в форме выстрелил в голову Даффи, и тот упал.
Мать Джулии пошатнулась, но ее ужас быстро сменился яростью.
– Проклятые янки! – выпалила она, пытаясь высвободиться из объятий дочери и дотянуться до пистолета Даффи, валявшегося на полу.
Незнакомец ногой отшвырнул пистолет подальше и прицелился в миссис Маршалл:
– Не шевелитесь, леди, иначе мне придется прикончить вас. Осмотрев труп погибшего товарища, он подошел к Даффи и ногой перевернул его на спину. Убедившись, что матрос мертв, он нагнулся, подобрал пистолет, засунул его за пояс брюк и обернулся к Джулии с улыбкой, обнажающей кривые зубы:
– Похоже, вы впустую потратили уйму времени и денег, пытаясь вывезти из страны свой хлопок. Мы конфискуем весь груз.
– Вы не имеете права! – гневно воскликнула Джулия. – Мы – мирные граждане. Я направляюсь в Англию, к своему жениху, и вы не посмеете препятствовать!
– Еще как посмеем, мисс. Ведь вы мятежники, конфедераты, прорвавшиеся сквозь блокаду. Мы нашли груз и человека в кандалах, от которого узнали всю вашу подноготную. Вам грозят нешуточные неприятности, так что сидите тихо и помалкивайте, пока мы не связали вас.
Незнакомец не заметил, что в коридоре стоит еще один мужчина, молча вслушиваясь в его слова. Но едва убийца Даффи обернулся к двери, как злорадная ухмылка исчезла с его лица. По одежде нового гостя Джулия догадалась, что эго офицер.
Он бесстрастно осмотрел два трупа, распростертых в лужах крови, а затем с холодной учтивостью кивнул Джулии и ее матери:
– Я – капитан Бенджамин Гатри. Кажется, ненужного кровопролития избежать не удалось.
– Скажите… – начала Джулия, не в силах больше сдерживаться. – Капитан Арнхардт…
– Я же велел вам держать язык за зубами! – Капитан Гатри смерил матроса уничижительным взглядом и процедил: – Будьте любезны убрать отсюда трупы. Не пойму, откуда в вас склонность к убийствам, Маккреди?
– Он застрелил Дэвиса! – оправдывался матрос. – И целился в меня!
Озабоченно нахмурившись, капитан склонился над матерью Джулии.
– Она в обмороке? – Не дожидаясь ответа, он приказал матросу разыскать и принести нюхательную соль. – И пришлите сюда людей, чтобы убрать трупы и вытереть кровь. – Помедлив, он обратился к Джулии: – На ваш вопрос, мисс, я могу ответить лишь то, что капитан Арнхардт жив. Конечно, нам пришлось связать его, но в списке погибших он не значится.
Джулия вознесла безмолвную благодарственную молитву и признательно взглянула на офицера-янки. Его белесые волосы обрамляли мальчишеское лицо мягкими завитками, глаза были бледно-голубыми, как яйца малиновки. Несмотря на его слащавую, почти женственную миловидность, чутье подсказывало Джулии, что этому человеку не стоит доверять – и не просто потому, что он враг.
Вернулся матрос с флаконом нюхательной соли, которую Джулия тотчас же поднесла к носу матери. Миссис Маршалл подняла голову и открыла глаза.
Ее бледность внушала Джулии серьезные опасения.
– С нами путешествует горничная, – сообщила она офицеру. – Нельзя ли позвать ее сюда? Я беспокоюсь о матери. В последнее время она столько выстрадала…
Миссис Маршалл отозвалась слабым голосом: – Со мной все хорошо, дорогая. Не волнуйся.
– Разумеется, я распоряжусь привести сюда горничную. – Капитан Гатри отдал приказ матросу, затем вновь обернулся к пассажиркам и произнес: – Примите мои извинения. Несомненно, вы сознавали, какая опасность вам угрожает, согласившись покинуть родину на корабле контрабандиста.
– Мне бы хотелось знать, позволят ли нам продолжить путь, – с достоинством выговорила миссис Маршалл. – Как видите, мы – мирные пассажирки, направляемся в Англию, где моей дочери Джулии предстоит выйти замуж. Свой хлопок мы планировали продать: деньги нам необходимы, чтобы сохранить плантацию. Надеюсь, вы будете снисходительны к нашим мольбам. – Она заморгала, смахивая с ресниц слезы.
Капитан со вздохом покачал головой:
– Откровенно говоря, я не знаю, как быть с вами. Конечно, ваш хлопок придется конфисковать вместе с остальным грузом и… – Он собирался добавить что-то еще, но оглянулся на трупы и с отвращением поморщился. – По-моему, это неподходящее место для дам. Может быть, мы перейдем в офицерскую столовую? Я прикажу приготовить чай, и мы сможем спокойно поговорить.
Больше всего Джулии хотелось броситься на палубу и разыскать Дерека, но она понимала, что этого ей никто не позволит. Ей пришлось следовать за офицером-янки и матерью.
Когда они расселись за столом с расставленными на нем чашками горячего чая, капитан Гатри сообщил, что о Джулии и ее матери ему многое известно.
– Матрос, закованный в кандалы, кажется Харки, с готовностью ответил на все наши вопросы. – Он улыбнулся – эта улыбка показалась Джулии вкрадчивой и неприятной – и продолжал рассказывать о том, как флот северян гонялся за Арнхардтом: – Благодаря Харки мы теперь знаем, в каком месте Арнхардт прорывался сквозь блокаду. Это ценные сведения. Мы незамедлительно предпримем меры, чтобы укрепить линию блокады. А еще нам известно, – не унимался он, – что Арнхардт доставлял в порты конфедератов припасы – оружие, порох, медикаменты. Да-да, Харки оказался сущим кладезем сведений. Незачем упоминать, что за такую помощь ему дарована свобода. Он сразу согласился принести присягу армии северян, и в нашем распоряжении появился еще один преданный матрос.
Джулия не выдержала. Она ударила кулаками по столу так, что на нем подскочили чашки.
– Ублюдок! Какая досада, что я не потребовала убить его, когда Дерек предоставил мне решать его судьбу! Отныне в моем сердце не будет места для жалости. Каждый человек в душе предатель…
Мать понимающе погладила ее по руке:
– Мы не в силах изменить прошлое, дорогая. Несправедливо судить обо всех людях по поступку одного из них. Вспомни своего брата и отца – они были хорошими людьми.
– Майлс порядочный человек, – сдавленным голосом произнесла Джулия, не желая говорить о брате в прошедшем времени. У нее мелькнула мысль, как хорошо, что мать не подозревает, что ее муж тоже был способен на предательство – правда, иного рода.
Капитан Гатри сделал вид, что не заметил вспышку Джулии, и сообщил, что один из офицеров «Ариана» погиб.
– Его имени я не знаю. Напрасно Арнхардт оказал сопротивление. К чему проливать кровь? – Он усмехнулся, прищелкнув языком.
Вне себя от страха Джулия рискнула спросить:
– Как вы намерены поступить с капитаном Арнхардтом?
– Возможно, он вместе с помощниками будет повешен на рее…
– О Господи! – Джулия зажала рот ладонью, ее тело с головы до пят пронзила дрожь. – Прошу вас, не надо!
– …или посажен в тюрьму, – добавил Гатри, пожав плечами с таким видом, словно не считал нужным обсуждать такие пустяки. – Я еще не решил. Как я уже говорил, мы давно гоняемся за Арнхардтом. Долгое время ему удавалось ловко прорываться сквозь блокаду. Нам потребовалось немало усилий, чтобы застать его врасплох и взять в плен. – Вздохнув, он промокнул губы салфеткой. – Какая досада, что в этот момент вы, дамы, оказались на борту. Ума не приложу, как теперь быть с вами.
– Доставить нас на Бермудские острова, – с жаром подсказала мать Джулии. – Уверена, даже у войны есть свои правила и этикет. Неужели янки готовы унизиться настолько, чтобы взять в плен беспомощных женщин и отправить их в тюрьму? Или вы намерены повесить нас на рее вместе с остальными?
Джулия заметила вспышку гнева в глазах Гатри и поспешила сжать под столом руку матери, надеясь, что она все поймет и замолчит. Сердить капитана Гатри было опасно.
Сделав глубокий вздох, Джулия обратилась к капитану.
– Мы – мирные граждане, сэр, – с достоинством произнесла она. – Мы не солдаты Конфедерации и не шпионки. Насколько я понимаю, у вас нет никаких причин запретить нам продолжать свой путь.
Гатри забарабанил пальцами по столу, задумчиво оттопырив нижнюю губу, а затем изумил Джулию, неожиданно расплывшись в улыбке:
– Вы и вправду прекрасны, мисс Маршалл. А может, вы позволите называть вас Джулией? Всем нам было бы гораздо полезнее и приятнее стать друзьями.
– Друзьями? – ошеломленно переспросила Джулия. – Разве вы забыли, сэр, что мы враги?
– Зачем же нам враждовать? – Гатри склонил голову набок, насмешливо поблескивая глазами. – Вы совершенно напрасно опасаетесь меня. Понимаю, сейчас вы расстроены, потому что лишились своего хлопка, но вы должны были предвидеть и такой исход, покидая Саванну. Мало того – при прорыве блокады вы могли погибнуть под обстрелом! – Он поднялся, всем видом показывая, что чаепитие закончено. – Простите, дела. Думаю, вы меня поймете. Вам же я советую успокоиться. Уладив кое-какие вопросы, я решу, как быть с вами.
Джулия с матерью вернулись каждая в свою каюту. Едва закрыв дверь, Джулия бросилась на постель, содрогаясь от досады и страха – не только за себя, но и за Дерека. Несмотря на помолвку с другим мужчиной, она не могла утверждать, что равнодушна к Дереку. Их близость и страсть окутывали ее точно теплым плащом, и когда он исчез, Джулия задрожала от леденящего предчувствия.
Внезапно вспомнив о трагедии, разыгравшейся в каюте совсем недавно, она приподнялась и повернула голову, задыхаясь от ужаса.
Она сразу увидела, что трупы исчезли, а кровавые пятна на полу остались. Неужели ей придется провести несколько часов, глядя на них? Ее передернуло.
День клонился к вечеру. В желудке у Джулии урчало от голода, однако чтобы приглушить его, ей было достаточно бросить мимолетный взгляд на темнеющие багровые пятна. Она уже подумывала перейти в каюту матери, но отказалась от этой мысли, должно быть, миссис Маршалл спала, и Джулии не хотелось тревожить ее.
При мысли о Дереке ее сердце обливалось кровью. Что, если его уже повесили? Спросить о нем было не у кого.
Выглянув в иллюминатор, Джулия обнаружила, что над океаном сгущаются сумерки. Возможно, в темноте ей удастся ускользнуть из каюты незамеченной и выяснить, что происходит на палубе. Но что будет с ней, если ее поймают? Оставалось лишь надеяться на обещание капитана Гатри, что Джулии и ее матери не причинят вреда.
Когда небо наконец затянула мгла, Джулия пришла к выводу, что слиться с тенью на палубе ей поможет темная одежда. Сейчас на ней было надето бледно-лимонное платье. Поразмыслив, она переоделась в темно-зеленый муслин, закрывающий руки и шею.
Она уже заканчивала переодеваться, как голос с северным акцентом за дверью каюты заставил ее вздрогнуть:
– Капитан приглашает вас поужинать вместе с ним.
– Передайте капитану мою благодарность за приглашение, – с преувеличенной учтивостью отозвалась Джулия, – но я не голодна.
– Как вам угодно, – бесстрастно произнес голос. Прижавшись ухом к двери, Джулия услышала, как тот же голос повторил приглашение, подойдя к каюте ее матери, и она приняла его. Вот и хорошо. Она на время отвлечет капитана. Если же мать осталась бы в каюте и обнаружила, что Джулия исчезла, она подняла бы тревогу. А если заранее рассказать матери о задуманном, она наверняка попробует отговорить ее, утверждая, что это слишком опасно.
Дождавшись, когда мать уйдет в столовую, Джулия уже приготовилась выскользнуть за дверь, но тут в каюту постучали – робко, почти виновато. Досадуя на неожиданную помеху, она выпалила:
– Повторяю, я не голодна!
– Это я, мисс Маршалл. Доктор Дженкинс. Меня прислали вымыть пол.
В изумлении Джулия распахнула дверь и увидела стоящего в коридоре врача со шваброй и ведром. Он шагнул внутрь, а Джулия, убедившись, что в коридоре больше никого нет, тщательно заперла дверь и с нетерпением повернулась к врачу:
– Расскажите мне, что происходит. Я изнываю от неизвестности. Где капитан Арнхардт? Сколько матросов погибло?
Дженкинс с печальным видом окунул швабру в ведро и принялся оттирать кровавые пятна.
– Офицер Джастис и четверо матросов погибли. У нас нет ни единого шанса на спасение. Среди матросов ходят слухи, что в случившемся во многом виноват Харки.
Джулия недоверчиво уставилась на него:
– Харки? Интересно знать почему? Он ведь был в кандалах…
– Да, но среди матросов у него есть несколько приятелей, отъявленных негодяев, – с сардонической усмешкой добавил врач. – Они надеялись, что нам повстречается корабль янки – Харки пообещал им попытать удачу, если янки возьмут нас на абордаж. Жаль, что его не успели повесить. Сторонники Харки устроили саботаж. Как я уже сказал, – пробормотал он, грустно качая головой, – у нас нет ни единого шанса.
Он рассказал о том, как капитан Арнхардт сделал вид, будто хочет сдаться, понимая, что «Ариану» не выстоять против натиска корабля янки. Но когда янки поднялись на борт, он приказал матросам открыть огонь.
– …К сожалению, численный перевес был на стороне янки. Они налетели на нас как воронье – только Богу известно, сколько их на корабле! Странно, что они не перерезали всех нас.
– Что же с нами будет?! – в страхе воскликнула Джулия. – Как поступают янки с захваченными судами?
В голосе Дженкинса засквозило отчаяние:
– Мисс, эти янки не имеют никакого отношения к флоту северян. Это экипаж капера. Они просто выдают себя за служащих действующей армии.
– Капер? Что это такое? – Джулия удивленно заморгала, услышав незнакомое слово.
Продолжая усердно оттирать кровь, глубоко въевшуюся в доски пола, Дженкинс объяснил:
– Капер – частный боевой корабль, вооруженный за счет его владельца. Но я что-то сомневаюсь, что он принадлежит Гатри. Так или иначе, правительство северян поручило ему захватывать в открытом море корабли и грузы – принадлежащие не только врагам, но и странам, не участвующим в войне. Захваченный груз считается контрабандным, и команда капера распоряжается им по своему усмотрению.
– Значит, они ничем не лучше пиратов! – возмутилась Джулия.
Дженкинс согласно кивнул:
– Капер отличается от пиратского судна лишь тем, что на стороне первого закон. Ему поручено делать то, чем он занимается, а у пиратов нет на это никаких прав. – Дженкинс вновь окунул швабру в ведро и принялся тереть пол, тяжело вздыхая. – Политика нейтральных стран признавать законность действий каперов и считать их боевыми кораблями продиктована интересами гуманизма. Это делается для того, чтобы предотвратить пиратство. Если бы каперы не получали признания нейтральных стран, они становились бы пиратскими судами и вместо того чтобы брать в плен команды захваченных кораблей, убивали бы их, конфисковывали груз и топили суда. Однако, – продолжал он, – получив официальное признание, каперы попадают под надзор правительства, дающего им поручения, а также под надзор правительств всех нейтральных стран. Поэтому их команда обязана отчитываться за свои действия.
Дженкинс объяснил Джулии, что иметь в своем подчинении каперские суда весьма выгодно для правительства – ведь их вооружение не стоит ему ни гроша, поскольку каперы принадлежат частным владельцам.
– И вместе с тем каперы являются источником дохода, поскольку их капитаны обязаны отдавать часть захваченных грузов своему правительству в обмен на разрешение заниматься подобным промыслом.
– Значит, они и вправду ничем не лучше пиратов, только защищены законом!
– Вот именно. Можете не сомневаться: ваш хлопок продадут, и часть полученной прибыли поступит в казну правительства северян.
– А что будет с вами и остальными? – допытывалась Джулия, чувствуя, как вновь дыхание перехватило от страха.
Некоторое время Дженкинс ожесточенно скреб пол.
– Вероятно, мы разделим участь своих товарищей по несчастью. С нами поступят как с преступниками – проведут в кандалах по улицам какого-нибудь северного города, на виду у толпы зевак, а затем бросят в Могилу – так прозвали нью-йоркскую тюрьму. – Его слегка передернуло. – Я слышал, что камеры в ней невероятно грязны и кишат паразитами, а узников подвергают невыносимым унижениям и сажают вместе с отпетыми убийцами.
– А Харки?! – в ярости воскликнула Джулия – Как же он Должно быть, янки считают его героем!
Дженкинс фыркнул:
– Разумеется!
Джулия хлопнула себя по лбу ладонью.
– Это я во всем виновата! Если бы не я, Дерек давно приказал бы повесить его и с нами ничего бы не случилось. По крайней мере, у нас был бы шанс на спасение. И надо же мне было посочувствовать этому подонку!
В бешенстве она вскочила, пнула стул, ушибла палец и вскрикнула от боли. Пока она ковыляла к койке и усаживалась, Дженкинс с любопытством наблюдал за ней, а затем пробормотал:
– Знаете, капитана, Гарриса и Уотсона держат в карцере закованными в кандалы. Всем остальным матросам дали понять, что если мы хотя бы попытаемся освободить их, нас перестреляют всех до единого. Ручаюсь, капитан от бешенства грызет цепи. Будь он на свободе, он нашел бы способ отвоевать корабль – я точно знаю. Капитан Арнхардт – настоящий боец, – гордо продолжал врач. – Мне довелось повидать, каков он в схватке, и клянусь вам, чтобы совладать с ним, понадобится не меньше полудюжины человек. Он силен как бык. Он вовсе не похож на других капитанов, которые день-деньской сидят за столом с пером в руках.
– Так почему бы вам и остальным не попытаться освободить его? – вскричала Джулия, взмахнув рукой. – Почему вы торчите здесь, размазывая по полу кровь и рассказывая о том, как умеет сражаться капитан? Неужели вы не можете проскользнуть в карцер и выпустить его?
Дженкинс раздумчиво покачал головой. Джулия не могла понять, к чему относится этот жест – к пятнам на полу или бедственному положению команды. Наконец Дженкинс заговорил:
– Мисс Маршалл, никому из нас не хочется умирать. Уж лучше попытать удачу в Могиле. Нет, рисковать жизнью мы не собираемся, так что извините.
Она вновь вскочила, охваченная решимостью и бешенством, опьяняющим и призывающим действовать.
– А я не боюсь! Янки не станут стрелять в женщину. Объясните, где заперт Дерек, и, клянусь Богом, я попытаюсь освободить его. Я не буду сидеть сложа руки и дрожать за свою жизнь'
Дженкинс устало вытер ладонью лоб. Обвинение в трусости больно задело его
– Да, в вас вряд ли станут стрелять – ведь вы женщина, леди, – но на вашем месте я сидел бы тихо, как мышка. Для васмогут придумать наказание и пострашнее. Вы понимаете, что я имею в виду?
Джулия все поняла, и ее щеки ярко вспыхнули. Врач продолжал:
– Должен предупредить вас: я слышал, как Харки спорил скапитаном-янки, требуя отдать ему вас как трофей. Харки уверял капитана, что вы чуть было не соблазнили его, а затем закатили скандал, и что по вашей вине его заковали в кандалы и едва не повесили. Харки жаждет мести. Если вы попадетесь, пытаясь освободить Арнхардта, Гатри отдаст вас на потеху всей своей команде. Клянусь вам, такой участи любая женщина предпочтет смерть. – Дженкинс выразительно посмотрел на Джулию, словно пытаясь придать вес своим словам.
Не выказывая и тени страха, Джулия потребовала объяснить, где находится Дерек.
– Остальное предоставьте мне.
Дженкинс задумчиво уставился на нее, и вдруг его лицо расплылось в улыбке. Джулии стало неловко. Неужели он издевается над ней, считая беспомощной и глупой?
А Дженкинс между тем разразился смехом:
– Ну и отчаянная же вы девчонка! Впервые вижу такую. – Подумав, он пообещал посоветоваться с остальными и хоть чем-нибудь помочь Джулии. – Если вы готовы рискнуть жизнью, среди нас наверняка найдется несколько человек, способных последовать вашему примеру. Кто же из матросов допустит, чтобы женщина перещеголяла его отвагой? – Он подмигнул, пытаясь развеять опасения Джулии.
Впервые за весь день ей удалось улыбнуться.
Дженкинс ушел, пообещав пробраться в каюту Джулии, как только на корабле утихнет дневная суета. После его ухода Джулия принялась нервно вышагивать по каюте, убежденная, что она просто обязана придумать способ освободить Дерека. Он
то знает, как быть дальше. Он спасет их – в этом Джулия не сомневалась.
В коридоре послышались легкие шаги миссис Маршалл, возвращающейся из столовой. Она принужденно беседовала с кем-то, ее тон свидетельствовал о том, что она с трудом сдерживает гнев. Приложив ухо к двери, Джулия узнала голос капитана Гатри:
– Я искренне сочувствую вам, мадам, но вы должны понять корабль попал в плен и теперь его судьба зависит от меня. С вашей стороны нелепо даже надеяться, что я позволю вам и вашей дочери продолжать путь вместе с грузом.
– И как же вы намерены поступить с нами? – Голос миссис Маршалл дрогнул, и Джулия поняла, что она едва удерживается от вспышки гнева или безутешных рыданий. Она знала, что мать способна и на то, и на другое.
– Об этом вы узнаете завтра. – Судя по голосу капитана Гатри, этот разговор ему наскучил. – А теперь прошу меня простить. Я очень устал и намерен вернуться на свой корабль, чтобы как следует выспаться. Пока я не могу сказать, каким будет мое решение, но склоняюсь к мысли, что вас с дочерью следует отправить обратно в Джорджию и передать в руки федеральных властей.
Джулия услышала скрип открывшейся и вновь закрывшейся двери соседней каюты. Отлично! Миссис Маршалл все-таки сдержалась и не дала негодяю повода для злорадства.
Через несколько мгновений Гатри зашагал обратно по коридору. Джулия застыла, боясь, как бы он не вздумал заглянуть к ней. К счастью, этого не произошло.
Возвращения доктора Дженкинса Джулия ждала с нарастающим нетерпением. Наконец, совсем отчаявшись, она задумалась о том, удастся ли ей осуществить свой план в одиночку. И когда она была уже совсем готова к решительному шагу, дверь каюты тихо скрипнула.
– Мисс Маршалл, вы спите? – послышался тревожный шепот Дженкинса.
– Разве я в состоянии заснуть? – прошипела она. – Где вы пропадали? Я уже решила не ждать вас. Надо действовать немедленно.
– Так я и думал! Я боялся, что вы не дождетесь меня и совершите ошибку. Мне понадобилось немало времени, чтобы столковаться с надежными людьми, которым хватит смелости на самую рискованную выходку.
Дженкинс объяснил, как он разыскал троих матросов, согласившихся помочь, и обсудил с ними положение. Путем несложной разведки они выяснили, что у двери карцера стоит всего один часовой. Еще несколько вооруженных стражников расставлено по всему кораблю. Остальные вернулись на крейсер, уверенные, что добыча никуда не денется. Сам Харки расхаживал по всему кораблю, чуть не лопаясь от гордости, – капитан Гатри временно поручил командование ему.
– Я вовсе не пытаюсь запугать вас, – обеспокоено добавил Дженкинс, – но я подслушал разговор Харки и капитана Гатри. Харки желал незамедлительно заполучить вас, а Гатри отказал ему. Он велел своим стражникам присматривать за Харки – на всякий случай.
– И, слава Богу! Как, по-вашему, мне удастся пробраться к Дереку? Может быть, вы справитесь без меня? Мне бы не хотелось в темноте наткнуться на Харки.
– Нет, нам без вас не обойтись! – решительно возразил Дженкинс и объяснил, что Джулии придется воспользоваться всеми женскими уловками, чтобы застать врасплох часового, поставленного у двери карцера. Главное – заставить его забыть об обязанностях. – Постарайтесь вскружить ему голову, а мы сделаем остальное. И помните: вам ни в коем случае нельзя показать, что вы нервничаете, иначе часовой заподозрит неладное. – Прищурившись, Дженкинс окинул Джулию беглым взглядом. – Вы уверены в успехе? Если в вас есть хотя бы тень сомнения, лучше забыть об этом плане и попытаться придумать другой. Если сегодня нас поймают, второго шанса нам не представится. Любая оплошность может стоить нам жизни.
При свете свечи, зажженной Джулией, Дженкинс продолжал испытующе вглядываться в ее глаза. Она уставилась на него в упор, решительно вздернув подбородок.
– Промедление смерти подобно. Действовать надо сегодня. За меня не беспокойтесь. Я справлюсь со своей задачей.
Дженкинс похлопал ее по плечу:
– Умница! Я верю в вас. Блеск в ваших глазах меня не обманывает.
– Спасибо. – Голос Джулии прозвучал твердо и уверенно. Дженкинс объяснил ей, где находится карцер и как пробраться туда, держась в тени, чтобы остаться незамеченной. На корабле все стихло – если не считать гогота Харки и двоих стражников, обнаруживших в капитанской каюте запасы рома. Видимо, они нисколько не сомневались в покорности команды «Ариана», и не без причины. Команда Арнхардта была обезоружена, капитан и его помощники оказались в кандалах, матросы остались без вожака. Кто бы мог подумать, что Джулия не согласится покорно ждать своей участи и не примирится с ней?
Дженкинс велел Джулии повременить полчаса, а затем отправиться к карцеру. К тому времени он и остальные его сторонники должны были занять свои места. Как только Дерек и его помощники окажутся на свободе, они найдут способ справиться с охранниками и завладеть оружием.
Дженкинс вновь смерил Джулию проницательным взглядом.
– Мне известно, что прежде всего вы беспокоитесь о матери и вашем хлопке. Должно быть, вам не терпится добраться до Бермудских островов и отправиться в Лондон, к жениху. Но сдается мне, мисс Маршалл, вы неравнодушны к нашему капитану, даже если сами этого пока не понимаете.
Джулия изумленно уставилась на врача, поражаясь его догадливости. Внезапно ее лицо осветила лукавая улыбка.
– Скажем так: мне не верится, что у него железное сердце. По-моему, я знаю капитана лучше, чем остальные члены команды.
Дженкинс кивнул и быстро удалился.
Джулия задумалась. Кажется, после трагических событий сегодняшнего дня она навсегда изменилась. Ей впервые пришла в голову мысль, что она слишком плохо знает саму себя.
У Джулии возникло пугающее предчувствие. Должно быть, еще до рассвета ей предстоит поближе познакомиться с самой собой и узнать, что уготовано ей судьбой… конечно, если она останется в живых.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылающие души - Хэган Патриция



Динамичный на столько, что невозможно оторваться!
Пылающие души - Хэган ПатрицияМаша
21.09.2012, 5.11





роман хороший, но Джулия полная дура
Пылающие души - Хэган Патрициямаша
25.11.2012, 18.54





Полнейшая чушь.....Муть,читала и думала чем этот бред закончится....
Пылающие души - Хэган ПатрицияНаталья
10.02.2013, 17.14





Не понимаю как у этого романа такая высокая оценка? Роман просто чушь полная, события бессвязны, главная героиня - дура полнейшая, а главный герой - полный неудачник! Удовольствия от чтения никакого!
Пылающие души - Хэган ПатрицияЛюдмила
14.04.2014, 20.27





Перед нами роман о главной мужской проблеме: спать с девушкой хочется, а жениться - нет! Причина смехотворная: море - моя жена. Роман переполнен приключениями и действующими лицами, действие - стремительное. Главная героиня молода и глупа и цены себе не знает. Она сразу попала под сексуальную привязку капитана Дерека. Кроме секса она от него ничего не получала. Даже когда она единственный раз попросила его помощи в освобождении брата из тюрьмы - он пообещал и исчез, оставив ее в борделе у мадам, с которой спал.В итоге Джулия освободила брата сама, чуть живого, еще день-два, и он бы умер. Могла бы дать Джулии совет бежать от такого типа подальше, тем более, что ее полюбил такой чудесный мужчина Лестер, но этот совет не для ума главной героини.
Пылающие души - Хэган ПатрицияВ.З.,66л.
29.09.2014, 10.02





Глупый роман! Согласна с предыдущими комментариями!
Пылающие души - Хэган ПатрицияЭля
22.03.2015, 10.44





Героиня ДУРА. Как она бесила весь роман!
Пылающие души - Хэган Патрициялуиза
17.08.2015, 21.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100