Читать онлайн Пылающие души, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылающие души - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылающие души - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылающие души - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Пылающие души

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Мы отправимся в путь, как только ваша мать уйдет на небеса, – сказала Сара однажды днем. – Одежда уже собрана, у нас с Лайонелом почти нет вещей. Тащить тяжкую ношу нам не придется.
– Мне тоже, – согласилась Джулия, вынимая из обитого бархатом ящичка несколько последних серебряных вещиц. Сара спрятала их в складках передника. – Как была бы рада, если бы больше мне не пришлось беспокоиться за Майлса!
– Кто здесь упомянул имя убийцы?
Джулия вздрогнула и обернулась. На пороге столовой стоял Вирджил с ехидной улыбкой на губах. Как всегда, он был щегольски одет в рубашку тонкого полотна и вышитый жилет и поигрывал золотой цепочкой, свисающей из кармана для часов.
– Может, я ослышался? – добавил он.
Джулия поспешно взяла себя в руки и взглядом приказала Саре последовать ее примеру. Посмотрев на Вирджила, она притворно-невозмутимым тоном произнесла:
– Да, мы говорили о Майлсе, надеясь, что вскоре он вернется домой и нам больше не придется беспокоиться о нем.
– Я не желаю даже слышать это имя в своем доме! – взревел Вирджил. – Он преступник…
– Неправда! – вспыхнула Джулия. – И позвольте напомнить, что этот дом принадлежит мне! Не вам решать, кому здесь жить, тем более, когда речь идет о моем брате!
Вирджил схватил ее за плечи и резко встряхнул:
– Это мой дом, неблагодарная тварь, и если Майлс сунет сюда нос, я добьюсь, чтобы его повесили. А что касается тебя, я не потерплю дерзостей, ясно?
Джулия понимала, что злить Вирджила не следует, но его нападки на Майлса возмутили ее. Собравшись с духом, она вскинула руку и хлестнула Вирджила по щеке.
– Не смейте оскорблять Майлса! Если бы мама узнала, что на самом деле вы лгун и мерзавец, она…
Вирджил стиснул ее запястье и потащил за собой.
– Зачем же ждать, дорогая? Пойдем и скажем ей об этом сию секунду. Объясни ей, в чем я провинился. Ты сказала, что этот дом не принадлежит мне, да еще осмелилась ударить меня! Что ж, твоей матери пора узнать всю правду. Идем же со мной…
– Нет! – Джулия высвободилась и попятилась к Саре. – Это убьет ее!
– Ну и что? – Вирджил с усмешкой склонил голову набок. – Я давно этого жду. Разве больная старуха способна доставить мужчине удовольствие? Так пусть поскорее уберется с моей дороги! А если ты будешь вести себя как следует и чтить меня, то станешь хозяйкой Роуз-Хилла.
–Лучше умереть! Я ненавижу тебя, Вирджил! Будь меня ружье, я застрелила бы тебя не медля ни минуты! – Кровь бросилась в голову Джулии, и она поняла, что способна убить ненавистного мерзавца, не задумываясь.
– На твоем месте я придержал бы язык, – заявил он Джулии, заламывая ей руки и пытаясь повалить на пол. – Мы тотчас поднимемся в спальню и расскажем твоей матери, что каждую ночь проводили вдвоем, предаваясь страстной, неистовой любви. Я не стану скрывать подробностей, благодаря которым наш союз был еще слаще…
Джулия отбивалась, зная, что в этот час мать не спит и наверняка слышит громкие голоса.
– Отпусти меня! – шипела она, пытаясь ударить Вирджила по ногам. – Пусти немедленно! Прекрати!
Сара прижала руки к губам, чтобы сдержать испуганный крик. Страх сделал ее беспомощной.
Вирджил вновь сбил Джулию с ног. Падая, она налетела на стул, который опрокинулся с гулким стуком. Вирджил лихорадочно обводил комнату взглядом в поисках оружия. Заметив толстый витой шнур от колокольчика, подвешенный к потолку, он сорвал его.
Сара опомнилась и бросилась наперерез Вирджилу, чтобы защитить хозяйку, совсем забыв про серебро, спрятанное под передником. Серебряные вещицы с грохотом посыпались на пол.
Вирджил подозрительно оглядел серебро и окаменевшее от ужаса лицо Сары.
– Черномазая ведьма! Воровка! Я спущу с тебя шкуру!
– Нет, она не воровка! – Джулия вскочила, а Сара выбежала из комнаты. – Она собиралась почистить серебро и уложила его в передник, чтобы не ходить из кухни к сундуку несколько раз. Она ни в чем не виновата!
Вирджил молча смотрел вслед Саре, а когда, наконец, обернулся к Джулии, в его глазах горел дьявольский огонь.
– Ладно, с ней я разберусь позднее. А пока надо наказать тебя. Встань на колени.
Джулия не шелохнулась, и он зловеще добавил:
– Попробуй только ослушаться, и твоя мать немедленно узнает всю правду.
От пережитого испуга силы Джулии иссякли. Если ее матери и суждено умереть, то пусть она скончается не от ужаса и горя. Не видя иного выхода, Джулия повиновалась.
– Я возьму тебя здесь, на полу, как шлюху. – Тяжело дыша от предвкушения, Вирджил задрал платье Джулии и спустил до колен панталоны. Заставив ее раздвинуть ноги, он встал между ними. – А теперь получай, дорогая! – скомандовал он.
Он нанес сокрушительный, безжалостный удар, ворча от наслаждения. К счастью, все кончилось быстро. Оставив Джулию лежать на полу, Вирджил удалился.
Сара, которая наблюдала за ним из-за двери, бросилась к хозяйке, утирая слезы.
– Этот негодяй должен умереть, – всхлипывала она, обнимая Джулию. – Ему не место на земле. Скажите мистеру Майлсу, пусть отомстит за вас…
– Нет, Сара, так нельзя, – пролепетала Джулия. – Майлс и без того в опасности. Если его поймают, то казнят. Мы и сами осуществим задуманное. Ничто не изменилось.
Сара увела Джулию на кухню и помогла ей вымыться.
– А теперь ложитесь и вздремните немного, – посоветовала негритянка. – С мамой и братом вы повидаетесь, когда успокоитесь. Отдохните, а об остальном я позабочусь сама.
– Не время отдыхать. Мама наверняка слышала крики и встревожилась. Я должна пойти к ней.
– С хозяйкой посижу я и скажу, что вы оступились, упали и чуть не повредили ногу. Ступайте в постель.
Джулия была слишком слаба, чтобы протестовать. Саре пришлось почти нести ее вверх по лестнице. Достигнув площадки, они увидели, что Вирджил, стоя наверху и перегнувшись через перила, язвительно ухмыляется, наблюдая за ними.
– Что это с вами, Джулия? – с притворной озабоченностью спросил он. – Вам нездоровится? Какая жалость!
Сара застыла, а Джулия вновь испытала жгучее желание наброситься на него с кулаками. Они прошли мимо Вирджила. Очутившись в спальне, Джулия рухнула на кровать и дала волю слезам.
Вскоре ее веки отяжелели, но она боролась со сном, стараясь решить, как быть дальше. Так жить нельзя. Рано или поздно мать обо всем узнает. Джулия опасалась, что в припадке ярости она убьет Вирджила. Майлса в любую минуту могли обнаружить. С каждым днем положение становилось все более отчаянным.
«Может быть, стоит покинуть дом сейчас же, не дожидаясь смерти матери?» – внезапно подумала Джулия. Но разве она отважится на такой шаг? Что хуже – исчезнуть или ждать, каждый миг опасаясь самого страшного? Ни на один вопрос
Джулия не знала ответа.
Джулия опомнилась, почувствовав на своем плече руку Сары, и поняла, что сон все-таки сморил ее.
– Проснитесь, мисс Джулия! – торопливо шептала Сара. – Вставайте!
Посмотрев на окна, Джулия убедилась, что проспала довольно долго: небо уже потемнело, приближалась ночь.
– Как мама? – спросила она, ощущая знакомые уколы предчувствия.
– Плохо. У нее сейчас врач. Я заглянула в спальню и увидела, что он возится с серебристой штучкой на резиновых трубках.
– Это стетоскоп. Врач каждый раз пользуется им, чтобы узнать, как бьется мамино сердце. Но почему это так встревожило тебя?
– Он слушал ее и качал головой. Мистер Оутс тоже был там, смотрел на меня и усмехался, словно радовался тому, что ей хуже. – Негритянка испуганно таращила глаза. – Но я беспокоюсь не за хозяйку, а за мистера Майлса. Он велел Лайонелу передать вам, что хочет повидаться с матерью, прежде чем двинется в путь. Он видел, как помощники шерифа рыщут по лесу, и теперь опасается, что его найдут. Задерживаться здесь слишком опасно: он уезжает сегодня же, в полночь.
Джулия понимала, что Майлс поступает правильно. Мать обречена. Ее уже ничто не спасет – значит, надо подумать о себе и поскорее сбежать от Вирджила. Джулия не сомневалась в том, что если она останется дома, кто-нибудь из них непременно погибнет или будет убит.
Ее окатила волна горя. Как жаль, что нельзя поделиться бедами с матерью! Ей не хотелось покидать дом, зная, что мать она больше не увидит. А если мать решит, что Джулия бросила ее на произвол судьбы? Оставалось лишь надеяться на то, что Господь подскажет матери: на такой шаг Джулию толкнуло отчаяние.
Она быстро переоделась в розовое платье из плотной ткани с высоким воротом и длинными рукавами и уложила волосы в узел на затылке. Собственная внешность давно перестала беспокоить Джулию. При ее бедственном положении было легко забыть о себе.
Джулия велела Саре передать Майлсу, что увидеть мать до отъезда невозможно.
– Объясни, что она очень слаба, что у нас нет времени подготовить ее. Пусть Майлс ждет нас у кладбища. Мы будем там в полночь.
– Хвала Господу! – Сара возвела глаза к небу и пробормотала: – Я понимаю, вам больно покидать мать, но у вас нет другого выхода.
– Да, Сара, – с трудом выговорила Джулия. – А теперь ступай. Я в последний раз навещу маму. Собери побольше еды нам в дорогу. Только следи, чтобы Вирджил ничего не заметил. Нам придется бежать отсюда со всех ног – Вирджил наверняка отправит за нами погоню.
– Сегодня он шатался по всему дому, заглядывал в шкафы и сундуки. Должно быть, и в шкатулку с драгоценностями хозяйки. А Лайонел сказал, что он долго бродил по двору, словно искал что-то.
– Да, здесь оставаться слишком опасно. Поспеши.
Сара направилась к двери, но Джулия окликнула ее и велела посвятить в планы побега других слуг, которым Сара доверяла.
– Пусть позаботятся о маме – полагаться на Вирджила нельзя.
– Слушаюсь, мисс. – Сара поспешно вышла вон. Джулия появилась в спальне матери как раз в ту минуту, когда ее покидал доктор Перкинс. При виде Джулии он нахмурился, вывел ее в коридор и прикрыл дверь.
– Часы миссис Маршалл сочтены, Джулия, – скорбным голосом произнес врач. – Сердце едва бьется. Есть и другие признаки: бледность кожи, затрудненность дыхания. Ноги и руки быстро холодеют – кровь движется все медленнее. Она стремительно угасает. Этой ночи она не переживет.
– Я побуду с ней, – с дрожью проговорила Джулия, потрясенная признанием врача. – Больше я ничем не смогу ей помочь…
Врач положил руку на плечо Джулии:
– Я бы остался с вами, но у одной из моих пациенток начинаются роды. Она уже потеряла несколько малышей. По-моему, с моей стороны будет разумнее помочь появиться на свет крошечному человечку, а не провожать в мир иной обреченную пациентку.
– Конечно, поезжайте. Я пришлю к вам посыльного, когда… – Джулия осеклась. Ей было больно говорить о смерти матери, но еще больнее – сознавать, что в эту тяжкую минуту ее не будет рядом. Подобно многим соседям, доктор Перкинс наверняка удивится, узнав, что Джулия покинула дом так внезапно, не дождавшись, когда мать испустит последний вздох, однако их мнения и догадки не волновали Джулию. Ей предстояло слишком много испытаний.
Войдя в спальню, она присела на край постели и застыла, глядя на неподвижное тело матери. Ее грудь едва заметно поднималась и опускалась. Коснувшись материнской руки, Джулия обнаружила, что она пугающе холодна. Бросившись к кедровому сундуку, стоящему в углу, она вытащила еще одно стеганое одеяло и укрыла мать.
Часы тянулись с мучительной медлительностью. Время от времени Сара проскальзывала в спальню и сообщала, как идут приготовления. Она принесла Джулии чашку бульону, которую та нехотя выпила, понимая, что предстоящее путешествие потребует от нее немалых сил. Она понятия не имела, куда направится. Майлс намеревался двинуться на запад, пробыть там до окончания войны, чтобы когда-нибудь потом вернуться и предъявить свои права на Роуз-Хилл. Но оба понимали, что этого не произойдет. Они не вернутся. Прошлое ушло навсегда.
В восемь часов в спальню вошел Вирджил, взглянул на жену и громко хмыкнул:
– Ждать осталось недолго. Я уже повидал много умирающих и знаю это наверняка. По словам доктора Перкинса, она не дотянет до утра. Какая радость!
Джулия вцепилась в подлокотники кресла, в котором сидела, и ее сердце бешено забилось от презрения и ярости.
– Убирайтесь отсюда, негодяй! – с дрожью выговорила она. – Неужели в вашем злобном сердце нет ни капли уважения? Дайте ей хотя бы умереть спокойно!
Тише, тише, дорогая. Я вовсе не намерен мешать вам провести вдвоем последние часы – я еду в город, сыграть в карты. А утром, когда я вернусь, надеюсь, на двери будет висеть венок, стрелки на часах замрут, простыни закроют зеркала – словом, в доме воцарится траур.
Он подошел к Джулии и склонился, чтобы поцеловать ее в щеку. Джулия содрогнулась от отвращения.
Злорадно засмеявшись, Вирджил пробормотал:
– Разве так невеста принимает ласки будущего мужа? Вскинув голову, Джулия ошеломленно уставилась на него.
– Что вы сказали? – недоверчиво вымолвила она.
– Только не надо делать вид, что вы удивлены. Вы станете моей женой и хозяйкой Роуз-Хилла.
– Да вы и впрямь спятили! – выпалила Джулия во весь голос. – Скорее я умру, чем позволю вам еще раз прикоснуться ко мне! Запомните, Вирджил: если вы попытаетесь дотронуться до меня, клянусь, я убью вас!
Улыбка на его губах погасла, а глаза, которые еще минуту назад торжествующе поблескивали, холодно заблестели.
– В таком случае, может быть, разбудим вашу мать и сообщим ей о своих планах? А в качестве прощального подарка расскажем, как мы пожинали плоды своей страсти, пока она лежала на смертном одре?
Склонившись над матерью Джулии, он грубо потряс ее за плечи. Хрупкое тело приподнялось над кроватью, как будто тряпичная кукла. Но мать так и не открыла глаз, ее голова свесилась набок. Рот вдруг приоткрылся, словно в безмолвном крике.
– Оставьте ее в покое, негодяй! – Вскочив, Джулия оттолкнула Вирджила и заслонила собой мать. – Убирайтесь отсюда, Вирджил, или я пошлю за шерифом Франклином. Я не позволю вам мучить мою мать! Вы – воплощение зла, слуга дьявола!
– Вот как? Такое оскорбление нельзя оставить безнаказанным. Жена обязана почитать своего мужа. Я непременно преподам вам урок послушания.
Джулия уперлась руками в грудь Вирджила и оттолкнула его с такой силой, что он с трудом удержался на ногах. Схватив первое, что попалось ей под руку – фарфоровый кувшин, стоявший на столике у кровати, – Джулия угрожающе занесла его над головой.
– Уходите по-хорошему, Вирджил! Убирайтесь из спальни и из этого дома!
Он смахнул с сюртука воображаемую пылинку:– Будь по-твоему, Джулия. Дочь обязана проводить мать в мир иной – даже если придется на время забыть о страсти. Этого требуют правила приличия. Но помни, ты будешь сурово наказана! Джулия потрясла кувшином:
– Вон! Немедленно покиньте комнату, грязный развратник! Он с улыбкой попятился к двери:
– Хорошо, я ухожу. Но не забывай: Роуз-Хилл теперь принадлежит мне, и на твоем месте я придержал бы язык. Я вправе вышвырнуть тебя отсюда в любую минуту…
Больше всего Джулии хотелось ответить, что она ждет не дождется счастливого часа, когда навсегда избавится от общества Вирджила. Вместо этого она повернулась к Вирджилу спиной, глядя на мать. Вскоре послышался скрип двери – Вирджил ушел. Джулия вздохнула с облегчением.
Мать по-прежнему крепко спала, ее дыхание становилось все более затрудненным. Вошла Сара, вместе с Джулией они приподняли голову умирающей, чтобы поправить подушки. Это помогло: она задышала свободнее, но не открыла глаз. С каждой минутой ее сон становился все глубже.
Сара сообщила, что Лайонел и Майлс готовы двинуться в путь. Они раздобыли повозку и двух мулов. Все припасы были уже погружены, Сара ухитрилась даже собрать в сундучок вещи Джулии.
– А еще я положила туда все оставшееся серебро, – с гордостью призналась негритянка. – Надо забрать и драгоценности. Мы будем ждать вас на кладбище, мисс, и как только вы придете, мы отправимся в путь. Хвала Господу, злодей уехал в город, – добавила она.
Джулия пробормотала:
– Да, я скоро приду, Сара. Мне больно оставлять ее одну. Как жаль… – Она сглотнула, подавила всхлип и нежно коснулась пальцами лица матери. – Как жаль, что она не умерла до моего отъезда! Мне невыносимо думать, что она останется здесь с Вирджилом совсем одна. Боюсь, она не поймет, почему я бросила ее.
– Она ни о чем не узнает, – печально покачала головой Сара. – Мисс Джулия, я повидала немало умирающих, я знаю, как приходит смерть. Она будет лежать неподвижно до тех пор, пока ангелы не заберут ее душу на небеса. Вы уже ничем ей не поможете. А если бы она знала правду, она сама посоветовала бы вам бежать – уж я-то знаю!
Помолчав, Джулия прошептала:
– Ты права, Сара, но прошу тебя, дай мне побыть с ней еще немного.
Сара со вздохом вышла из комнаты.
Часы на каминной полке неумолимо приближали миг расставания. Джулии хотелось поговорить с матерью, о многом рассказать ей, но она не могла найти слов. Что сказать человеку, с которым прощаешься навсегда? Как примириться со смертью матери?
Часы пробили двенадцать, звуки боя повторило эхо в тишине спальни. Джулия сидела в кресле, придвинутом вплотную к постели. Присмотревшись, она увидела, что грудь матери продолжает подниматься и опадать. Со слезами на глазах Джулия прижалась губами к холодной, застывшей щеке.
Она встала и обнаружила, что ее ноги дрожат, как молодые сосны на ветру. Укрыв мать стеганым одеялом, Джулия бросилась вон, не оглядываясь. Все кончено. Больше у нее нет матери. Надо сделать рывок в будущее – так, как Дерек рухнул в морские воды, кишащие акулами. Завтра будет новый день. Джулия просила только об одном – о чем, должно быть,
молился Дерек в краткую долю секунды между жизнью и смертью: дать ей шанс – всего лишь один шанс – победить страх перед неизвестностью.
В коридоре тускло горели фонари. Джулия не позволяла себе в последний раз оглядывать дом, в котором родилась и выросла.
За стенами дома бушевал декабрьский ветер, пронизывающий до костей. Рождество наступило и прошло почти незамеченным. Несколько соседей заехали навестить Джулию, поделиться домашними лакомствами и попрощаться с ее матерью, которая уже никого не узнавала. Возможно, в следующем году Рождество будет совсем другим, с надеждой думала Джулия, шагая в темноту. Ее близкие соберутся за столом, будут петь и смеяться, не вспоминая о недавних горестях…
Она миновала амбар и хлев и по узкой тропе направилась к кладбищу. Ночь была безлунной, поэтому Джулия шла наугад, полагаясь на память. По этой тропе она ходила бесчисленное множество раз, и все-таки то и дело оступалась, натыкалась на колючие кусты, теряя драгоценное время.
Внезапно она услышала жалобный крик козодоя. Майлс! Такой сигнал они подавали друг другу еще в детстве, когда Майлс прятался в лесу, чтобы избежать наказания за какой-нибудь проступок. Тем же криком Джулия подзывала брата к себе, сообщая, что вокруг никого нет. Вот и сейчас она ответила на призыв, и тут же из-за ближайшего дерева выступила темная фигура. Майлс схватил ее за руку и прошептал:
– Все хорошо, Джулия. Мы готовы.
– Майлс… – прошептала она, чувствуя, как сердце обливается кровью от жалости к брату.
Майлс за руку повел ее за собой, но через несколько шагов остановился и с досадой сказал:
– Прошу тебя, ничего не говори. Знаю, ты сочувствуешь мне, потому что я не смог повидаться с мамой, но тут уж ничего не поделаешь. Я и без того рисковал, задержавшись в этих местах. Это промедление могло стоить мне жизни.
На кладбище надгробные камни отчетливо белели в темноте, словно стража на могилах.
– Повозка где-то здесь, – произнес Майлс еле слышно. – Я насилу уговорил Сару и Лайонела дождаться нас – ты же знаешь, негры боятся бывать на кладбище, особенно по ночам. Они чересчур суеверны… – Он остановился и растерянно огляделся по сторонам.
Джулия испугалась.
– Майлс, в чем дело? – воскликнула она.
– Ничего не понимаю. Я оставил их здесь, у чугунной ограды могилы дедушки Маршалла, и велел им не сходить с места. Выведя мулов с кладбища, мы должны были забраться в повозку и как можно быстрее двинуться прочь отсюда. Я еще поддразнивал Сару и Лайонела, уверяя, что они не дождутся нас, а теперь мне что-то не по себе…
Майлс позвал сначала Лайонела, затем Сару.
– Проклятие! – выругался он. – Я простоял за деревом около часа, ожидая тебя, но не слышал ни звука. Черт возьми, куда они подевались? – Он переминался с ноги на ногу, всем видом выражая отчаяние и гнев.
Джулия с трудом сглотнула. Страх сдавил ее горло, началась дрожь. Слуги не могли бросить хозяев. Сара и Лайонел преданы как собаки. Случилось что-то другое… ужасное. Чутье ее не обманывало.
Коснувшись руки Майлса, она робко произнесла:
– Может быть, тебе вернуться в убежище? А я побуду с мамой. Напрасно я бросила ее одну. Жить ей осталось совсем недолго. Мы встретимся с тобой попозже.
– Нет! – яростно перебил Майлс. – Я не пущу тебя к Вирджилу Оутсу. В доме что-то происходит – я не знаю, что именно, просто у меня нехорошее предчувствие. – Слегка смягчившись, он добавил: – Джулия, я понимаю: тебе больно оставлять маму умирать в одиночестве, но Сара сказала, что она ничего не узнает и, вероятно, не переживет эту ночь.
Джулия вздохнула и пробормотала:
– Ты прав, но нельзя просто стоять здесь и ждать. Прошу тебя, спрячься, а я попытаюсь узнать, что случилось с Сарой и Лайонелом. Может быть, они испугались и отъехали подальше от кладбища.
Майлс не шелохнулся, и Джулия ободряюще обняла его.
– Майлс, другого выхода нет. Не волнуйся за меня. Вирджил вернется из города только утром. Завтра мы предпримем еще одну попытку…
Он недовольно вздохнул, признавая правоту сестры:
– Ну хорошо. А ты найдешь дорогу к дому? Джулия закивала.
– Завтра я пришлю тебе весточку. Я сегодня же разыщу Сару, если она осталась дома, и узнаю, что напугало ее.
Майлс наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку, и в этот миг ночную тишину разорвал треск сломанной ветки. Майлс мгновенно заслонил собой Джулию и обернулся в ту сторону, откуда донесся звук.
– Не шевелись, – прошептал он так тихо, что Джулия с трудом разобрала слова. Их заглушал громкий стук сердца.
Из-за деревьев выступили темные фигуры и стали приближаться, окружая Майлса и Джулию со всех сторон. Вспыхнули фонари. Кладбище озарил неземной свет, придающий неизвестным сходство с призраками из сказок, которыми в детстве Лайонел пугал Джулию.
Джулия вскрикнула и уткнулась лицом в спину Майлса. Ей хотелось броситься прочь, но они очутились в ловушке. Повернув голову, она увидела, что к Майлсу направляется шериф Франклин. Огромный живот шерифа трясся от ходьбы, ружье он наставлял в грудь Майлсу.
Майлс вздрогнул, однако его голос прозвучал совершенно спокойно:
– Ваша взяла, шериф. Я не стану сопротивляться…
– И правильно сделаешь! – выкрикнул кто-то, и Джулия услышала глухой удар. Майлс пошатнулся, и вместе с Джулией рухнул на землю возле могилы отца.
Мясистая ручища сжала плечо Джулии и рывком поставила ее на ноги, оторвав от Майлса, за которого она отчаянно цеплялась.
– А ну, успокойтесь, леди, – приказал шериф Франклин. – Я же предупреждал: рано или поздно мы выследим его. Правда, я не думал, что ловить его придется так долго. Он убийца и по закону должен понести наказание.
– И это вы называете законом? – Джулия изо всех сил ударила шерифа по голени, но он увернулся, одновременно пытаясь удержать ее. Наконец, заломив руки Джулии за спину, шериф поставил ее на колени.
В этот момент из тени вышел Вирджил.
– О Джулия! – в притворной тревоге воскликнул он. – А я так верил, что это неправда, что мои подозрения не подтвердятся!
Джулия надеялась, что даже в темноте он увидит ненависть в ее глазах.
– Грязный ублюдок! Это ты все подстроил! Ты узнал, что Майлс вернулся и что я задумала бежать. Ты позвал сюда шерифа!
В глазах Вирджила заплясали зловещие огоньки, но на лице по-прежнему было скорбное, участливое выражение.
– Джулия, мне известно, что ты преклоняешься перед этимчеловеком только потому, что он твой брат, но я надеялся, что ты не бросишь умирающую мать…
– Прекрати ломать комедию! – выкрикнула Джулия. В отчаянии она обернулась к шерифу: – Прошу вас, поверьте: этот человек неоднократно подвергал меня насилию. Вот почему я решила бежать вместе с Майлсом. Майлс ничего не знал, иначе он убил бы Вирджила. Вы должны отпустить нас. Майлс больше никому не причинит вреда. Мы просто хотим уехать отсюда…
– Джулия, вы меня удивляете! – перебил ее шериф. – Как вам не стыдно оскорблять вашего отчима, порядочного человека! Неужели вы ждете, что я отпущу вашего брата? Он должен предстать перед судом. Таков закон. А теперь успокойтесь. Отчим отведет вас домой. Если ваша мать и вправду умирает, вам следовало бы стыдиться того, что вы бросили ее в такую минуту. Возвращайтесь домой и постарайтесь облегчить ее муки.
Он хотел было помочь Джулии встать, но она увернулась, с плачем метнувшись к Майлсу.
– Отпустите ее, шериф, – с напускным сочувствием произнес Вирджил. – Этот парень никуда не денется. Он в ваших руках. А Джулия скоро успокоится.
Шериф отпустил ее, и Джулия на четвереньках подползла к Майлсу, умоляя его сказать хоть слово. Но Майлс хранил молчание.
– Послушайте меня, шериф, – бесстрастно заговорил Вирджил. – В деле всплыли новые обстоятельства. Идет война, мать этого парня при смерти, и он явился домой только затем, чтобы впоследний раз повидаться с ней. Он действительно совершил преступление, но если вы отвезете его вСаванну, толпа возьмет тюрьму приступом и к утру его повесят. Для горожан он не просто приспешник северян, стрелявший в своих друзей и соседей, а еще и беглец, дезертир…
– Это ложь! – встрепенулась Джулия. – Он покинул дом, чтобы избежать суда Линча, но никогда не сражался в армии янки! Майлс сам говорил мне, а он никогда не лжет!
– Замолчи, Джулия, – прервал ее Вирджил. – Я пытаюсь помочь твоему брату, – обернувшись к шерифу, он продолжал: – Надеюсь, собравшиеся здесь люди, и вы в том числе, с уважением относятся к моему положению в обществе. От имени моей жены, которая вскоре уйдет в иной мир – да упокоит Господь ее душу! – я прошу вас не увозить Майлса в Саванну.
Шериф поднял брови: </emphasis>
Что за чертовшину вы несете? Вы же сами явились ко мне и сообщили, где скрывается преступник!
– Верно, но мои планы изменились, и теперь, думаю, они устроят всех. Отправьте Майлса в армию конфедератов – как преступника, который предал своих соотечественников, сражаясь на стороне врагов. В сущности, он – враг Конфедерации и заслуживает суровой кары. Несомненно, его увезут в Ричмонд и посадят в тюрьму Либби.
Кто-то хмыкнул:
– Об этой Либби, или «Черной дыре», я слышал такое, что этот парень еще не раз пожалеет, что его не повесили сразу!
– Ну что же… – Шериф задумчиво потер подбородок. – Не знаю, что и сказать… Мне следовало бы увезти его в город, но если вы считаете, что смертной казни слишком мало за его преступления… Правда, говорят, что пленных обменивают, однако если он дезертир, северянам он ни к чему. Скорее они выкупят из плена храброго солдата-северянина, чем этого предателя. А я слышал, что попасть в тюрьму Либби – хуже, чем умереть.
Вирджил улыбнулся:
– Я рад, что вы поняли меня. Шериф, в Роуз-Хилле вы всегда желанный гость.
Шериф щелкнул пальцами, и двое мужчин вышли вперед.
– Уведите преступника!
– Нет! – Джулия крепко обняла Майлса. – Не трогайте его! Я не позволю…
Но ее оторвали от Майлса и бросили в руки Вирджила, а тот потащил ее к дому.
– Уймись, несносная девчонка, – прошипел он на ухо Джулии. – Уймись, говорю, иначе тебе несдобровать!
Джулия продолжала отбиваться, и он повалил ее на землю и позвал шерифа:
– Постойте, я передумал. Пожалуй, лучше будет отвести его в город и отдать разъяренной толпе…
Джулия обхватила ногу Вирджила.
– Не надо! – в отчаянии взмолилась она. – Вирджил, прошу вас, не надо – его убьют…
– Немедленно вставай, ступай к дому и не доставляй мне лишних хлопот, – приказал он, склонившись и обдавая горячим дыханием ее заплаканное лицо. – Мне достаточно пошевелить пальцем, и твоего драгоценного братца не станет. А ты скоро поймешь, кто твой хозяин, и тебе и в голову не придет спорить со мной! Ну, так что же? – Он пнул Джулию ногой, и она упала лицом в грязь. – Вставай живее! Нас ждут.
Джулия раскрошила пальцами комья красноватой земли, жалея, что это не сердце Вирджила, которое она с радостью вырвала бы из его груди. Вернуться домой означало навсегда покориться ему. Смерть стала бы для нее желанным избавлением. Но попытаться сбежать можно и в другой раз. А пока следовало любой ценой спасти Майлса.
– Хорошо, – наконец выговорила она с ледяным смирением. Она встала, с вызовом вскинув подбородок, и в упор взглянула на человека, которого ненавидела всей душой. – Ладно, Вирджил. Пусть Майлса увезут в Ричмонд, а я пойду с вами.
– Наконец-то! – усмехнулся он. В свете фонарей его лицо казалось мертвенно-бледным. Обернувшись, он отдал приказ, а затем обнял Джулию за талию и повел ее к дому. По пути он больно мял ее грудь, но Джулия сдерживала слезы.
«Будь ты проклят, – думала она, стиснув зубы, – будь про – клят! Больше ты никогда не увидишь моих слез!»
Когда помощники шерифа скрылись из виду, Вирджил запустил руки под платье Джулии. Она стояла неподвижно, точно мраморная статуя в холле Роуз-Хилла.
– Ты еще будешь рыдать, стонать и умолять меня, – хрипло пообещал он, и Джулия ощутила, как он трясется от нетерпения. – Как только мы окажемся дома, я уведу тебя в спальню и овладею тобой по-новому. Конечно, сначала тебе будет больно, а потом понравится, уж поверь мне.
Они приближались к дому. В окне флигеля для слуг Джулия заметила тусклый свет.
– Сара… – проговорила она бесстрастным тоном. – Что вы сделали с ней и с Лайонелом?
– Не бойся, с ними ничего не случилось. Когда они поняли, что их выследили, то с радостью вернулись домой. Саре я велел присмотреть за твоей матерью. – Он хмыкнул. – Иначе что подумали бы люди? Как можно оставить в одиночестве умирающую женщину?
– Вы заботитесь о том, что подумают люди? Странно. Если бы они знали, какое чудовище вы на самом деле, если бы поняли, что вы не останавливаетесь ни перед чем!
– Вот именно, – усмехнулся он. – И тебе, дорогая, еще предстоит выяснить, каким жестоким я способен быть. Сегодня ночью, после того как я покончу с тобой, ты уползешь к себе в спальню и больше никогда не осмелишься перечить мне. И я советую тебе всерьез задуматься о моем предложении: выгонять тебя отсюда я не намерен. А если ты попытаешься сбежать, я приложу все старания, чтобы твоего брата убили. Едва они вошли на веранду, двери дома распахнулись, и на пороге возникла грузная фигура Сары. Ее глаза были широко открыты, полные руки дрожали.
– Что с тобой, Сара? – поморщился Вирджил. – Ступай в дом и успокойся, иначе я накажу тебя за сегодняшнюю выходку…
Сара хватанула ртом воздух, и ее глаза наполнились слезами. Заметив вопросительное выражение на лице Джулии, она всхлипнула:
– Умерла… Ваша мама умерла…
Джулия не расплакалась. Высоко подняв голову, она прошла мимо посторонившейся Сары, быстро и уверенно взбежала по ступеням изогнутой лестницы. Она слышала, как Вирджил резко приказал Саре перестать трястись и заняться подготовкой к похоронам.
На втором этаже Джулия направилась прямиком в спальню матери. Дверь была приоткрыта.
Мать лежала неподвижно, как прежде, но ее широко открытые глаза невидяще смотрели в пространство. У Джулии зазвенело в ушах, на сердце легла тяжесть. Надо бы закрыть матери глаза, но как? Ее терзал этот неподвижный взгляд. Преодолевая дрожь, Джулия осторожно потянула вверх одеяло и накрыла им лицо матери.
Она по-прежнему не плакала. Плачут скорбящие, а разве она могла сожалеть о том, что ее мать наконец-то вырвалась из цепких лап Вирджила Оутса? Безжизненному телу под одеялом Джулия могла позавидовать.
Ибо ее собственные беды только начинались.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылающие души - Хэган Патриция



Динамичный на столько, что невозможно оторваться!
Пылающие души - Хэган ПатрицияМаша
21.09.2012, 5.11





роман хороший, но Джулия полная дура
Пылающие души - Хэган Патрициямаша
25.11.2012, 18.54





Полнейшая чушь.....Муть,читала и думала чем этот бред закончится....
Пылающие души - Хэган ПатрицияНаталья
10.02.2013, 17.14





Не понимаю как у этого романа такая высокая оценка? Роман просто чушь полная, события бессвязны, главная героиня - дура полнейшая, а главный герой - полный неудачник! Удовольствия от чтения никакого!
Пылающие души - Хэган ПатрицияЛюдмила
14.04.2014, 20.27





Перед нами роман о главной мужской проблеме: спать с девушкой хочется, а жениться - нет! Причина смехотворная: море - моя жена. Роман переполнен приключениями и действующими лицами, действие - стремительное. Главная героиня молода и глупа и цены себе не знает. Она сразу попала под сексуальную привязку капитана Дерека. Кроме секса она от него ничего не получала. Даже когда она единственный раз попросила его помощи в освобождении брата из тюрьмы - он пообещал и исчез, оставив ее в борделе у мадам, с которой спал.В итоге Джулия освободила брата сама, чуть живого, еще день-два, и он бы умер. Могла бы дать Джулии совет бежать от такого типа подальше, тем более, что ее полюбил такой чудесный мужчина Лестер, но этот совет не для ума главной героини.
Пылающие души - Хэган ПатрицияВ.З.,66л.
29.09.2014, 10.02





Глупый роман! Согласна с предыдущими комментариями!
Пылающие души - Хэган ПатрицияЭля
22.03.2015, 10.44





Героиня ДУРА. Как она бесила весь роман!
Пылающие души - Хэган Патрициялуиза
17.08.2015, 21.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100