Читать онлайн Пылающие души, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылающие души - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылающие души - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылающие души - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Пылающие души

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Капитан Арнхардт не сомневался, что стоящий перед ним человек кипит от негодования.
– Я готов повторить вопрос, сэр, – ровным, ледяным тоном произнес Эдсел. – Как долго эта женщина будет находиться на корабле? Узнать ответ хочу не только я, но и матросы. Вам известно, что многие из них уверены: женщина на корабле – плохая примета.
Дерек глубоко вздохнул, и мускулы его груди и плеч перекатились под кожей. Матросы шутили, что капитан, должно быть, упражняется, поднимая корабельные орудия, когда никто его не видит. Он излучал силу и мощь каждым дюймом тела.
– Гаррис, мне нет дела до вашего мнения и мнения других матросов. Вы, должно быть, забыли, что этот корабль принадлежит мне. И незачем досаждать мне суеверными бреднями. К рассвету мы будем на Бермудах и приступим к разгрузке.
Отвернувшись, он вгляделся в хмурое небо, размышляя, благоразумно ли держать по ветру в такую ночь. Вахтенные матросы высматривали огни кораблей, чтобы заранее предотвратить возможное столкновение.
– Сэр!
Дерек вскинул голову, удивленный дерзким тоном помощника.
– Я же сказал: разговор окончен. Отправляйтесь на пост. Каким бы опытным ни был наш лоцман, коралловые рифы коварны. Ваша работа – помочь лоцману провести корабль между ними. Ну, ступайте, не испытывайте мое терпение.
Побагровев, Эдсел выпалил:
– Мне наплевать на ваше терпение, капитан, потому что мое уже давно истощилось.
Дерек удивленно раскрыл глаза. Он не привык к подобному обращению, тем более со стороны своих подчиненных.
– Нам давно пора во всем разобраться, – продолжал Эдсел. – Никто не станет платить за нее выкуп, и это вам известно. Мы уже трижды причаливали в Уилмингтоне, но денег так и не дождались. – Он ударил кулаком по поручням. – Черт побери, капитан, прошло уже четыре месяца! Даже если ее родные готовы заплатить выкуп, собрать нужную сумму они не могут. Что, если ее мать уже умерла, не оставив ни гроша? – Он перевел дыхание. – По вашей вине нам приходится прорываться через блокаду с женщиной на борту. Матросы уже не скрывают возмущения. Я советую вам высадить Джулию на Бермудах и забыть о ней.
Дерек пристально смотрел на море. Соленые брызги охлаждали разгоряченное лицо. Да, он действительно спятил. Давно уже с ним не случалось ничего подобного. Он с трудом держал себя в руках. Еще в юности он научился обуздывать гнев, потому что благодаря своей чудовищной силе легко мог задушить человека голыми руками. Он научился внушать противникам страх одним взглядом, движением мощных мышц. Обычно этот прием действовал. Но на сей раз его соперник твердо решил стоять на своем. Дерек считал Эдсела не только товарищем по команде, но и другом. Он не собирался вступать в драку со своим помощником, но было бы лучше, если бы Эдсел вовремя одумался и отошел… иначе Дерек не ручался за себя.
Не оборачиваясь, Дерек процедил сквозь стиснутые зубы:
– Довольно, Гаррис.
Первый помощник хотел было продолжать, но осекся, разглядев лицо Дерека Арнхардта в тусклом свете палубных фонарей. Капитан еле сдерживал приступ бешенства.
С преувеличенно громким вздохом Эдсел удалился, с досадой качая головой. Он ничего не добился. Но по крайней мере, Арнхардт понял, что творится в душе первого помощника и остальных матросов. Эдсел надеялся, что теперь капитан всерьез задумается.
Пальцы Дерека, охватившие поручни, разжались. Он и без слов Гарриса знал настроение команды. Матросы встречали его укоризненными и мрачными взглядами. Им не нравилось пребывание Джулии на корабле, и ее положение любовницы капитана ничего не меняло. Матросов интересовало лишь то, будет ли уплачен за нее выкуп, но, похоже, надеяться на это не стоило.
Откровенно говоря, Дерек и сам не знал, как быть дальше. Втайне он уже не раз признавался себе, что выкупа ему не дождаться. С тех пор как он отправил матери Джулии письмо, прошло слишком много времени.
Сотни препятствий могли помешать миссис Маршалл связаться с ним в Уилмингтоне. Время шло, и постепенно доводы рассудка становились все менее весомыми. Случилось какое-то непредвиденное событие. Либо миссис Маршалл умерла, либо у нее нет денег. О том, что Вирджилу Оутсу ни за что не собрать требуемую сумму, Дерек знал с самого начала.
Это золото пригодилось бы Дереку – даже если бы он поделился им с Джулией, как обещал. Прорыв блокады по-прежнему оставался прибыльным делом даже после вмешательства правительства конфедератов. Раньше на судах в порты южных городов доставляли необходимые предметы роскоши, чай, кофе, сахар, шелк и атлас. Однако правительство категорически запретило ввоз некоторых товаров и обязало отводить половину места в трюме каждого судна для правительственных грузов.
Это совсем не нравилось Дереку. На ввозе предметов роскоши можно было заработать гораздо больше, но он не хотел враждовать с правительством и потому подчинялся закону.
Часть денег, полученных в качестве выкупа, он мог бы отложить, чтобы воспользоваться ими после войны, – об этом Дерек часто думал с неподдельным сожалением. Все чаше он задавал себе вопрос, по-прежнему ли привлекает его жизнь моряка. Он любил море, но время от времени испытывал необъяснимое желание оказаться на суше. И тем не менее, после загрузки в порту он приказывал поднять якорь и уплывал прочь от берега.
Джулия тоже без конца приставала к нему с расспросами, желая узнать свое будущее. Хотя все ночи, а иногда и полуденные часы они проводили вдвоем, Дерек наотрез отказывался говорить с Джулией о будущем, считая, что их связывает только влечение плоти. Возможно, завтра оно исчезнет без следа.
Дерек понимал, что стоит дать себе волю, и он влюбится в эту задумчивую красавицу. Однако он держал себя в руках. Его сердце не будет принадлежать ни одной женщине, какой бы прелестной и соблазнительной она ни была.
Конечно, Гаррис прав. Надо что-то предпринять, и как можно скорее. Так больше продолжаться не может. И хотя Дереку было неприятно думать об этом, он сознавал, что постоянно подвергает Джулию опасности. Прорыв блокады – рискованное занятие. Пока корабль проскальзывал мимо вражеских судов, все матросы замирали, затаив дыхание. Они понимали: если корабль заметят, им нечего надеяться на спасение.
Дерек решил, что настал час отпустить Джулию на свободу. Разумеется, ему будет недоставать ее. Отрицать это попросту нелепо. Но следует рассудить здраво: денег нет и не предвидится, рисковать жизнью Джулии он не имеет права. Стало быть, надо высадить ее на Бермудских островах и дать ей денег на билет до Англии. А если она пожелает вместо того вернуться на родину, пусть поступает, как ей заблагорассудится. Решение должна принять она сама.
Близился восход солнца. Дерек прищурился, глядя на восток. Небо уже начинало розоветь – или ему показалось?
Вскоре придет время распрощаться и расстаться навсегда. На щеке Дерека задергался мускул. Нет, попрощаться сразу и навсегда немыслимо. Он должен изменить своим правилам, дать матросам отпуск и отправить их на берег. Обычно им не хватало времени повеселиться и выпить – после погрузки корабль сразу покидал порт. Но на этот раз не стоит спешить: поставив корабль на якорь в гавани, матросы отправятся на берег, а Дерек останется вдвоем с Джулией.
Он рассмеялся, довольный своим планом. Много раз Джулия задумчиво любовалась чистыми изумрудными водами и розоватыми песчаными пляжами Бермудских островов, говоря, что здесь ей хотелось бы искупаться. Теперь ей представится такая возможность. Два чудесных дня и две ночи они будут предаваться веселью на корабле и в воде, упиваясь друг другом, в последний раз перед разлукой вкушая плоды страсти.
Внезапно словно незримая рука подняла несуществующий занавес, небо стало бледно-розовым и начало светлеть с каждой минутой. Рождался новый день.
Почти одновременно возглас «Земля!» нарушил рассветную тишину. Вдалеке показались Бермуды.
В течение последующих нескольких часов на палубе царила суматоха: матросы разгружали хлопок, вывезенный из Уилмингтона. Дерек сошел на берег, чтобы разобраться в бумагах, и с удовольствием узнал, что после загрузки боеприпасов и медикаментов, необходимых армии конфедератов, в трюме корабля еще останется полно места для чая, сахара и шелка. Это плавание наверняка принесет ему ощутимую прибыль.
К концу дня чрево корабля опустело. Эдсел доложил об этом Дереку и осведомился, следует ли начинать погрузку немедленно, не дожидаясь утра.
– Нет, – последовал краткий ответ. – Прикажите отвести корабль на расстояние мили от берега и бросить якорь.
– Что? – Эдсел вытаращил глаза. – С какой стати… Дерек ударил кулаком по столу:
– Черт побери, с каких это пор вы получили право обсуждать мои приказы? Выполняйте их немедленно и без разговоров!
– Как вам будет угодно, – проворчал Гаррис, круто развернулся и вышел из каюты.
Усмехнувшись, Дерек откинулся на спинку стула и взгромоздил ноги на стол. Вскоре они с Джулией останутся вдвоем и будут резвиться как дети, зная, что за ними никто не следит. Они насладятся полной свободой, им не придется довольствоваться узкой койкой в тесной каюте.
Все, что ему осталось, – набраться терпения. Когда корабль встал на якорь, Дерек вышел на мостик и велел созвать команду. Сдержанным тоном он сообщил матросам, что дает им отпуск и ждет их возвращения на корабль на рассвете третьего дня. Последние слова капитана потонули в шквале радостных криков, но это не имело значения. Собрать команду после отпуска – задача Гарриса и Уотсона. Несомненно, кое-кто из матросов угодит в тюрьму, а другие будут маяться с похмелья, устав от развлечений с женщинами. Погрузка наверняка займет немало времени – после отпуска матросы не смогут работать в полную силу. Но это не волновало Дерека: возможность провести несколько часов вдвоем с Джулией стоила любых затрат времени.
На мостик поднялся нахмуренный Эдсел. Его губы дергались в безмолвном приступе гнева. Он выпалил:
– Вы удивили меня, капитан. С каких это пор вы перестали посвящать в свои планы первого помощника?
Пропустив его вопрос мимо ушей, Дерек разрешил матросам спустить шлюпки, чтобы добраться до берега.
– Мы с мисс Маршалл останемся на борту.
– Так вот в чем дело! Вот зачем вы дали матросам отпуск! Вы решили устроить праздник на двоих?
Дерек пригвоздил его к месту убийственным взглядом. Усмешка сошла с лица Эдсела. Помявшись, он высказал то, о чем думал:
– Похоже, вы привязались к ней, капитан. Ради нее вы дали матросам отпуск, хотя вам известно, что некоторые из них не вернутся или попадут в беду…
– Впредь вам не придется беспокоиться о моих привязанностях. Когда мы вернемся в порт, мисс Маршалл покинет корабль.
– Слава Богу! – Эдсел испустил вздох облегчения и просиял. – Наконец-то мы отделаемся от нее и займемся настоящим делом! – Он уже собирался уйти, но помедлил, обернулся и добавил: – Я рад, капитан, искренне рад за вас. Я уже опасался, что вы нашли женщину, способную разлучить вас с морем. Сейчас, в разгар войны, совсем не время…
– Убирайтесь! – вскипел Дерек. – Мне надоело видеть, как вы всюду суете нос, Гаррис. Вы ничем не лучше сплетниц в уил-мингтонском порту.
Оттолкнув с дороги Гарриса, Дерек торопливо спустился с мостика. Пробираясь сквозь толпу возбужденных, радостно переговаривающихся матросов, он вскоре очутился у трапа, ведущего вниз. В каюту Джулии Дерек вошел, не удосужившись постучаться.
Услышав шаги, Джулия подняла на него большие глаза цвета морской волны. Она сидела у стола, расчесывая волосы. Перебросив блестящие пряди через плечо, она спросила:
– Что там за шум? Что произошло?
Джулия не сразу заметила, каким взглядом смотрит на нее Дерек. На ней было атласное платье лавандового цвета, отделанное изысканным кружевом и тоненькими ленточками. Расчесывая волосы, она наклонилась вперед, демонстрируя глубокую ложбинку в вырезе платья. Заметив это, Джулия выпрямилась и отложила гребень.
– Дерек, почему ты не отвечаешь? В чем дело?
Она встала и подошла к нему. Ее макушка едва доставала Дереку до подбородка. Джулия осторожно коснулась кончиками пальцев его губ, и он застыл, а она воскликнула:
– Я же чувствую: что-то случилось! Объясни, прошу тебя.
– Ничего особенного. – Он дружески улыбнулся и посвятил Джулию в свои планы отослать команду на берег, добавив: – Теперь ты сможешь купаться, где пожелаешь, – на корабле мы останемся вдвоем.
Джулия обвила его руками, встала на цыпочки, чтобы дотянуться до губ, и, как всегда, Дерек приподнял ее над полом. Когда поцелуй завершился, Джулия рассмеялась:
– Пожалуй, мне следует заказать скамеечку и держать ее под рукой – чтобы целовать тебя каждый раз, как только пожелаю.
– Разве можно думать о мелких неудобствах, – с негромким смешком отозвался он, – когда нас ждет столько удовольствий?
И они слились в крепких, страстных объятиях.
Наконец они остались вдвоем на корабле. Выйдя на палубу, они долго любовались побережьем Бермудских островов.
Оттенок неба напомнил Джулии барвинки в садах Саванны; края облаков серебрились, они казались розоватыми, как кораллы в прозрачной толще воды.
Благоуханный тропический ветер овевал лица. Облизнув губы, Джулия произнесла:
– Я понимаю, почему ты так влюблен в море, Дерек. Со временем оно стало частицей тебя самого.
– В последние месяцы моей частицей стала и ты, – хрипло прошептал он, обнимая Джулию.
Она кокетливо склонила голову набок, ее глаза лукаво заискрились.
– Полно вам, капитан! Не уверяйте, будто вы увлеклись женщиной! Разве не вы утверждали, что женщины служат только для одной цели?
– Да, и благодаря тебе мое мнение укрепилось. АЛЛ
По лицу Джулии пробежала тень, счастливая улыбка погасла. Заметив это, Дерек обнял Джулию.
– Не грусти. Я вовсе не хотел тебя обидеть. Эти дни мы должны запомнить на всю жизнь, так давай не будем портить их серьезными разговорами. Просто станем наслаждаться друг другом.
Джулия тяжело вздохнула и перевела взгляд на море. Она давно поняла: глупо тешить себя надеждой, что этот человек дорожит ею. Он прав. Надо насладиться друг другом, как прежде. Совокупление доставит им чувственное удовольствие. А потом им останется лишь предвкушать очередную близость.
На Джулии было простое хлопчатобумажное платье ярко-желтого цвета. Лентой того же оттенка она перевязала волосы на затылке. Не сводя с нее глаз, Дерек потянулся к ленте, развязал ее и любовно начал перебирать шелковистые пряди, рассыпавшиеся по плечам.
Заведя руки за спину Джулии, он принялся расстегивать платье.
– Я хочу раздеть тебя, – таким же повелительным и непререкаемым тоном он говорил с матросами. – Пока мы здесь одни, ты должна оставаться обнаженной.
– А как же ты? – спросила Джулия.
Дерек удивленно взглянул на нее, ожидая пояснений. Джулии было неловко признаваться в этом, но ей нравилось видеть обнаженное тело Дерека. Она не уставала поражаться его физической силе и удивительной мужской красоте.
Пока он снимал с нее платье, она проворными пальцами расстегнула его рубашку и коснулась густых волос на груди. Прижавшись к ней щекой, Джулия восторженно вздохнула.
Когда оба оказались раздетыми, Дерек подвел Джулию к закрытому палубному люку, застеленному мешковиной.
– Ты станешь моей вот здесь, под открытым небом. Мы подставим тела поцелуям ветра.
Он легко поднял ее, и Джулия легла на мешковину, раскрыв объятия.
Прелюдии им не понадобилось. Раздевая друг друга, они переполнились почти лихорадочным возбуждением. Дерек встал на колени между раздвинутых ног Джулии и ворвался в нее, вызвав возглас блаженства. Каждый удар по силе превосходил предыдущий.
Охваченная страстью, Джулия вцепилась в широкую спину Дерека. Даже если он почувствовал боль, то не подал виду.
Над ними раздался крик чайки – вероятно, ее шокировал вид мужчины и женщины, совокупляющихся на палубе корабля. Хлопая крыльями, чайка взмыла в небо, опустилась и исчезла.
Открыв глаза, Джулия на миг увидела чайку. Ей казалось, будто она, подобно грациозной белой птице, взлетает все выше и выше, крича от наслаждения. Дерек поминутно ускорял ритм движений и вскоре настиг ее на пути к вершине.
Долгое время они лежали обнявшись. Оба молчали, ошеломленные великолепием момента.
Наконец Дерек отпустил Джулию и предложил ей искупаться. Как выяснилось, Джулия неплохо плавала, и они принялись резвиться в чистой прохладной воде, шаля, точно дети.
Никогда прежде Джулия не ощущала такого пронзительного ликования. До сих пор Дерек оставался для нее загадкой, а теперь завеса тайны вдруг приоткрылась. Таким, как сейчас – непринужденным и веселым, – Дерек нравился ей гораздо больше.
В тот вечер Дерек неустанно поддразнивал Джулию, делал вид, что недоволен ее стряпней, и опасался умереть от отравления прежде, чем на корабль вернется кок.
– На камбузе почти пусто, – оправдывалась Джулия. – И потом, я думала, нас ждет праздник, а ты превратил меня в рабыню.
– Ты не только рабыня, но и любовница, – возразил Дерек. – Сейчас я предпочел бы второе.
Отодвинув тарелку, он обхватил Джулию за талию и уложил ее на длинный стол, намереваясь овладеть ею немедленно.
В последний вечер Джулия долго стояла на мостике корабля, задумчиво глядя в сторону берега. На вопрос Дерека, почему она грустит, девушка пробормотала:
– Кажется, матросы возвращаются завтра?
Дерек молчал, казалось, целую вечность, и она в удивлении обернулась.
– Разве нет, Дерек?
– Им было приказано вернуться на корабль на рассвете, – сухо отозвался он. Его лицо окаменело. – Затем мы отправимся в порт за новым грузом.
– Значит, вот почему ты так задумчив? Должно быть, решаешь, как быть со мной? В последнее время мы редко говорили об этом, но мне кажется, матросы недовольны…
Дерек хранил молчание. Джулия сжала его руку:
– Дерек, так больше продолжаться не может.
Он взглянул на нее, вздохнул и вновь засмотрелся на невысокие волны.
– Да, Джулия, – наконец выговорил он, – не может.
– Что же будет со мной?! – воскликнула она, вдруг рассердившись и застеснявшись своей наготы, которая за последние два дня стала для нее привычной. Схватив лежащий поблизости мешок, она дрожащими руками закуталась в него. – Ты намерен выбросить меня за борт?
– Я высажу тебя в порту на Бермудах, – последовал бесстрастный ответ, – и дам тебе денег, чтобы ты могла отправиться куда пожелаешь: в Англию или в Саванну. Тебе решать.
Джулия не понимала, почему у нее возникло такое острое желание расплакаться. В конце концов, ей посулили долгожданную свободу, но радости это известие не принесло.
– Просто оставь меня на Бермудах. – Она старательно моргала, борясь с подступающими слезами. – И не тревожься. Я сама позабочусь о себе. Мне не грозит голодная смерть – я с легкостью найду работу в каком-нибудь публичном доме. В конце концов, я многому научилась у тебя…
– У меня? – Дерек поднял бровь. – Джулия, о чем ты говоришь? Зеленые глаза Джулии метали молнии.
– Кому еще я буду нужна после того, как ты столько времени продержал меня на корабле? Любой поймет, что ты заставил меня делить с тобой ложе…
– Заставил? – перебил Дерек. – Значит, вот как ты считаешь? Может, еще обвинишь меня в насилии? Я никогда и ни к чему не принуждал тебя, и ты знаешь об этом. Пожалуй, я просто воспользовался случаем и соблазнил тебя, но я никогда не заставлял тебя делать то, чего ты не хотела.
– Это несправедливо!
– И ты была несправедлива ко мне. Не понимаю, что тебя рассердило? Ты получила долгожданную свободу. Чего же еще ты хочешь?
– То, что ты не сможешь мне дать! То, что ты уже отнял у меня! – выкрикнула Джулия, и прядь черных волос упала ей на лицо. – Соблюдение приличий!
– Приличий? – эхом повторил озадаченный Дерек.
– Вот именно – ведь ты считаешь, что женщине они ни к чему! Она отвернулась, ненавидя себя за глупость. Почему она не сдержалась? Зачем наговорила столько ненужных слов? … Все, что ей необходимо, – свобода, а Дерек твердо пообещал отпустить ее. Ей не на что сетовать – кроме как на то, что он когда-то похитил ее.
– Ты считаешь, что я должен жениться на тебе, – ледяным тоном проговорил Дерек.
– Жениться на мне? – Джулия недоверчиво уставилась ему в лицо. – С чего ты взял, что я согласна быть твоей женой?
– А разве нет? Ты заговорила о приличиях, и я понял, что в твоем представлении единственный способ спасти репутацию – стать моей женой. Да ведь я уже говорил, Джулия: моя жена – море. Если ты хочешь, чтобы я подыскал тебе жилье на Бермудах, я готов позаботиться о тебе и…
– Позволить мне и впредь быть твоей любовницей? – Джулии казалось, что ее сердце разбилось на осколки – мелкие, как песчинки, устилающие берег. Но Дерек об этом не узнает. Самодовольный и надменный, он не стоил таких признаний. – Я не стану ни твоей женой, ни любовницей. Я хочу избавиться от тебя и забыть о тех днях, когда вела себя как обезумевшая самка. Вывалявшись в грязи, я научилась ценить респектабельность…
– Джулия, подойди сюда!
Не обращая внимания на возглас Дерека, она направилась прочь, гордо вскинув голову. Только оказавшись в своей каюте и заперев дверь, она дала волю жгучим слезам.
Как она безнадежно, бесконечно глупа! Зачем она поддалась его уговорам? Эта мысль непрестанно сверлила ее мозг. Он с самого начала ясно дал ей понять, что жаждет только плотских наслаждений… и все-таки она отдалась ему.
А теперь Дереку оставалось лишь отделаться от нее: судя по всему, выкупа ему не дождаться. По крайней мере, он мог бы сделать вид, что она ему небезразлична и пощадить ее уязвленное самолюбие. Но Дерек обошелся с ней, как с портовой шлюхой, с которой провел несколько ночей.
С самого начала Джулия знала, что ее мать ни за что не соберет требуемую сумму, но втайне надеялась, что ей поможет Вирджил. Неужели Дерек был прав, уверяя, что Вирджил – мошенник, у которого за душой нет ни гроша?
Пора самой решать, как быть дальше. Вернулась ли мать в Саванну? Этого Джулия не знала.
Она пыталась разобраться в своих мыслях, но голова раскалывалась от рыданий. Улегшись в постель, Джулия закрыла глаза и постаралась отогнать мрачные предчувствия. Если успокоиться, боль постепенно пройдет, и она сможет подумать о будущем…
Открыв глаза, Джулия удивленно вздрогнула, обнаружив, что ее окружает темнота. Сколько же она проспала? В каюте царило гнетущее безмолвие.
Джулия села и спустила босые ноги на шероховатый деревянный пол.
Где же Дерек? Должно быть, он до сих пор злится на нее, иначе он давно спустился бы в каюту и попытался загладить свою вину. А может, он вовсе не желает примирения? И вправду, зачем ему это? Завтра они увидятся друг с другом в последний раз. Им вовсе незачем расставаться друзьями.
В желудке у Джулии урчало от голода. Вздохнув, она решила отправиться на камбуз и разыскать что-нибудь съестное. Завтра она покинет корабль, а пока ей незачем думать об этом.
Но боль в сердце не утихала. Неужели она питает к этому человеку какие-то чувства? Встряхнув головой, Джулия упрекнула себя в глупости. Все кончено. Надо раз и навсегда вычеркнуть Дерека из памяти.
Выйдя из каюты, она повернула в сторону камбуза, но передумала, решив из вежливости пригласить Дерека поужинать. Она уверяла себя, что ей нет никакого дела до того, голоден он или нет, но это не помогало. Джулии не удавалось владеть собой, когда она думала о Дереке. На время она должна забыть о гордости и самолюбии и поскорее приготовить ужин.
А внутренний голос настойчиво втолковывал: «Нет, тебе не все равно… тебя беспокоит то, что он голоден… ты волнуешься за него…»
– Что за нелепость! – с горечью и гневом выпалила она вслух. Однако внутренний голос не умолкал.
Поднимаясь по ступеням, она запрокинула голову и увидела на лиловом фоне ночного неба россыпь сверкающих звезд.
Уже стемнело, но как только глаза Джулии привыкли к темноте, она начала различать очертания предметов на палубе и ступеней и потому ни разу не споткнулась.
На верхней ступеньке она вновь позвала Дерека.
– Дерек, где ты? – Ее голос звучал резко, обиженно – как угодно, только не дружелюбно. – Если ты не против, мы могли бы вновь заключить перемирие – на время ужина, чтобы ты помог мне растопить печь…
Ответа не последовало.
Джулию охватило дурное предчувствие. Она уверяла себя, что бояться нечего. Вероятно, Дерек заперся в своей каюте и теперь мрачно обдумывает ее язвительные замечания или колдует над картами и схемами.
А может, он умышленно не отвечает ей, желая напугать? Ладно, пусть считает, что это ему удалось. Тогда она не станет звать его, а пойдет на камбуз и поужинает всухомятку, чтобы не возиться с капризной печкой. Дереку придется сидеть голодным.
Холодный бриз касался нагой кожи. Только сейчас Джулия вспомнила о том, что она раздета. Выругавшись, она решила вернуться в каюту за платьем. Слишком уж быстро у нее появилась привычка разгуливать по кораблю нагишом.
– Мисс Маршалл!
Джулия похолодела, ужас стиснул ее горло: этот голос принадлежал отнюдь не Дереку.
Кто-то вышел из тени, падающей на палубу, но разглядеть лицо незваного гостя Джулии не удавалось. Ее ноги приросли к полу, она не могла ни пошевелиться, ни закричать. Неужели кто-то из матросов вернулся раньше назначенного срока и застал ее в чем мать родила?
После паузы, которая показалась Джулии вечностью, она, наконец, сдвинулась с места, но ноги едва слушались ее. Она метнулась вниз, а гость схватил ее за руку и удержал.
– Не бойтесь, мисс Маршалл, я не причиню вам вреда.
– Капитан Гатри!
У Джулии закружилась голова.
– Ничего не понимаю! Что вы здесь делаете? Гатри довольно усмехнулся:
– Несколько месяцев я провел у берега Бермудских островов, поджидая удобного случая. Арнхардт – глупец, если надеялся, что я не попытаюсь отомстить ему. Я поклялся, что буду разыскивать его всю жизнь. И вот теперь я его нашел… – Внезапно он ахнул: – Господи, да на вас нет ни единой нитки!
Джулия открыла рот, но что она могла сказать? Капитан Гатри щелкнул пальцами, приказывая кому-то принести одеяло, затем грубая материя окутала ее плечи, и Джулия вцепилась в нее обеими руками.
– Вот так! Может, теперь вы объясните, как очутились здесь? Конечно, я знал, что вы на корабле – вдвоем с Арнхардтом. Мы следили за вами издалека в подзорную трубу. Но почему вы не остались на Бермудах? Где ваша мать?
Джулия могла бы задать капитану Гатри столько же вопросов. Не зная, с чего начать, она с запинкой выговорила:
– Меня… взяли в заложницы, требуя у моих родных выкуп. – Нельзя допустить, чтобы капитан Гатри решил, будто с Дереком она осталась по собственному желанию. Джулия рассказала о выкупе и о том, что он так и не был уплачен.
– Дикарь! – громогласно возмутился капитан Гатри, сочувственным жестом похлопав Джулию по плечу. – Ах вы, бедняжка! Подумать только, что вы вынесли, оказавшись во власти этого… варвара! Но вам больше нечего бояться. Я лично позабочусь о том, чтобы вас доставили, куда вы пожелаете.
Он вскользь заметил, что капитан Арнхардт надежно связан в собственной каюте.
– Мы застали его врасплох. Дождавшись темноты, мы подплыли к кораблю и поднялись на палубу. Арнхардт сидел голышом на палубе. Это удивило меня, но теперь я понял, как порочен этот человек. – Прокашлявшись, капитан Гатри продолжал: – Довольно об этом! Должно быть, вспоминать о случившемся вам неприятно. Мы решили, что будет лучше дождаться, когда вы сами подниметесь на палубу, чем разыскивать вас. Вы могли испугаться.
– Что же будет дальше? – в страхе спросила Джулия.
– Вы, случайно, не знаете, когда вернутся матросы? Арнхардт наотрез отказался отвечать на наши вопросы.
Джулия насторожилась.
– Вряд ли я смогу вам чем-нибудь помочь. Ведь вы – враг, янки…
– Лично вам я не враг, – возразил Гатри. – По правде сказать, мисс Маршалл, я ждал от вас благодарности – как-никак я спас вас.
– Завтра он собирался отпустить меня… – сообразив, что сказала лишнее, Джулия осеклась, а Гатри воскликнул:
– Значит, экипаж возвращается завтра. Ну что ж, корабля он не найдет.
Джулия медленно покачала головой, чувствуя нарастающий страх:
– Не понимаю вас… Гатри терпеливо растолковал:
– Матросы не найдут корабль, потому что мы уничтожим его. А теперь, – продолжал он, подталкивая Джулию к ступенькам, – ступайте одеваться. Я приглашаю вас выпить чаю. Должно быть, вы проголодались? Я прикажу кому-нибудь из матросов приготовить ужин на двоих.
В растерянности Джулия поспешно натянула платье, не удосужившись надеть нижние юбки. Что же задумали янки? Неужели они убьют Дерека?
Эта мысль была подобна удару ножа. Да, Джулия не питала к Дереку нежных чувств, но вместе они пережили немало счастливых минут – когда не спорили и не ссорились. Конечно, Дерек чересчур самодоволен и смел, его так легко возненавидеть… однако в его объятиях Джулия обо всем забывала. Она злилась на Дерека, но это еще не значило, что она желала ему смерти.
Вероятно, его еще можно спасти, в панике размышляла она. Джулия не знала, что предпринять, но, по крайней мере, она могла прокрасться к нему в каюту и поговорить, узнать, что произошло. А если капитан Гатри не отпустит ее? Что, если на карту поставлена и ее собственная жизнь? Янки нельзя доверять – никогда, ни при каких обстоятельствах!
Она распахнула дверь и обнаружила, что узкий коридор залит светом. Кто-то зажег все фонари, висящие под потолком.
Словно из-под земли перед Джулией вырос мужчина в темно-синем кителе. Он усмехался, будто прочел ее мысли.
– Мисс Маршалл, я провожу вас к капитану Гатри. Чай остывает. – Он слегка поклонился, и этот жест показался Джулии оскорбительным.
Незнакомец крепко взял ее за руку и быстро повел по коридору. Ждущий в офицерской столовой Бенджамин Гатри вежливо встал при появлении Джулии.
На столе стояла кружка с дымящимся чаем. Гатри учтиво помог Джулии сесть.
– Поговорим о том, как быть с вами, – начал он, когда оба устроились за столом.
Глядя на янтарную жидкость, колышущуюся в кружке, Джулия пробормотала, что у нее нет никаких планов.
– Я понятия не имею, где мама.
– Узнать о том, вернулась ли она в Саванну, не составит труда, – отозвался Гатри. – Думаю, вы уже слышали, что форт Пуласки пал. Саванна отрезана от моря. Полагаю, ваша мать добралась до Уилмингтона на каком-нибудь судне, принадлежащем контрабандисту, а затем продолжила путь по суше.
– Мы купили билеты на судно, отплывающее в Англию, а потом меня похитили. Я не знаю, как поступила мама, услышав, что стало со мной.
– Логично предположить, что она продолжила путешествие в надежде, что ваш жених… как его фамилия – Оутс? Да, Оутс. Вероятно, ваша мать разыскала его и попросила о помощи. – Гатри покровительственным жестом похлопал Джулию по руке. – Не волнуйтесь, дорогая. Вы слишком красивы, чтобы отчаиваться понапрасну. Допивайте чай, и я прикажу своим матросам переправить вас на наш корабль. Вскоре мы возьмем курс на север. Я должен явиться в Вашингтон и доложить, что с Арнхардтом покончено. Вы будете сопровождать меня.
Джулия с грохотом отодвинула свой стул и воскликнула:
– Но я не собираюсь туда! Я хочу домой!
– Чепуха! – Он взмахнул рукой, словно без колебаний отметая эту нелепую мысль. – Теперь вы в руках джентльмена, и если вы успокоитесь и предоставите мне принимать решения, я буду исходить из ваших интересов.
Не прикоснувшись к чаю, Джулия поднялась, и Гатри последовал ее примеру, но вдруг удивил ее, поцеловав руку, и со странным выражением лица пробормотал:
– Мне никак не удавалось забыть вашу красоту. Воспоминания о ней преследовали меня много месяцев подряд. Я так рад вашему обществу…
Джулия в ужасе отпрянула, однако Гатри поспешил заверить ее, что не замышляет ничего дурного.
– Я – порядочный человек, дорогая, но должен предупредить, что я намерен завладеть вашим сердцем…
– О чем вы говорите? – недоуменно переспросила Джулия. Гатри заморгал.
– Повторяю, я попытаюсь завладеть вашим сердцем. Неужели вам так трудно в это поверить? Я холост и, следовательно, вправе добиваться вашего расположения.
– А, по-моему, вы излишне самоуверенны, как и все янки, – сухо отозвалась Джулия.
– Что, простите?
На этот раз Джулия язвительно улыбнулась:
– Подобно своим соотечественникам, янки, вы уверены, что вам ничего не стоит пленить южанку. Это нелепость. Мое сердце никогда не будет принадлежать вам.
Гатри сдержанно поклонился:
– Я принимаю вызов.
– Никакой это не вызов, – раздраженно перебила Джулия. – Как вы не понимаете…
Она замолчала на полуслове, услышав за спиной скрип приоткрывшейся двери. Обернувшись, она увидела матроса с морщинистым лицом и возбужденно поблескивающими глазами.
– Сэр, все готово. Мы вывели Арнхардта на палубу.
– Отлично. Сейчас выйду.
Матрос отсалютовал капитану и быстро вышел. Капитан Гатри последовал было за ним, но Джулия порывисто ухватила его за руку.
– О чем он говорил? – спросила она.
– Вам и без того хватает неприятностей. Допивайте чай, а потом кто-нибудь переправит вас на наш корабль.
– Никуда я не пойду! – Схватив кружку, Джулия швырнула ее об стену с яростью, изумившей ее саму. – Я хочу знать, что творится на палубе. Разве я не вправе выяснить, какую дьявольскую, варварскую пытку вы уготовили Дереку?
– Дереку? – Гатри прищурился. – Кажется, я поспешил выразить вам сочувствие, мисс Маршалл. Похоже, вы неравнодушны к нашему пленнику. Ну что же, вам будет полезно узнать, как я расправляюсь с врагами. Прошу вас.
Он пропустил Джулию в дверь и попытался помочь ей подняться по трапу, но Джулия с негодованием отвергла его помощь. Прикосновения янки вызывали в ней отвращение. В войнах и политике она не разбиралась, но одно знала наверняка: новую войну затеяли янки, стремясь навязать Югу свою волю, и она не желала иметь с ними дела.
На палубе ярко горели фонари. Человек двадцать в темно-синей форме столпились на носу корабля. На доске, положенной поперек борта и нависающей над водой, стоял обнаженный Дерек со связанными за спиной руками.
Когда Джулия подошла ближе, Дерек быстро взглянул на нее, а затем вновь устремил взгляд вдаль. Казалось, он ничего не боится. Суета на палубе лишь раздражала его.
– Арнхардт! – насмешливо крикнул ему капитан Гатри. – Вы ничего не хотите сказать, прежде чем вас скормят акулам?
Джулия пошатнулась, в ужасе осознав, как намерен поступить янки.
Здешние воды и впрямь кишели акулами. Сегодня днем Дерек видел их и потому отменил очередное купание. Акулы в мгновение ока расправились с Шедом Харки и его приятелями-мятежниками…
А теперь Дерека ждала та же участь.
Джулия не могла этого допустить. Она убеждала себя, что ею руководит только жалость к Дереку, и не более того. Они были всего-навсего любовниками, а не влюбленными…
Не обращая внимания на Джулию, матросы отпускали издевательские замечания в адрес Дерека и хохотали. Джулия огляделась в поисках хоть какого-нибудь оружия.
Она оступилась на скользком пятне и уловила неприятный запах. Здесь, на этом месте, Дерек чистил рыбу, пойманную на завтрак. Он не успел вымыть палубу, и теперь она испускала зловоние.
Внезапно Джулию осенила догадка. Ругая себя за то, что не подумала об этом раньше, она быстро нагнулась, пошарила руками в темноте и нащупала нож, которым Дерек разделывал рыбу. Стремительно спрятав нож в складках юбки, Джулия выпрямилась.
Холодно взглянув на Гатри, Дерек осведомился:
– Что будет с ней? – И кивнул в сторону Джулии.
– Не беспокойтесь, она отправится в Вашингтон вместе со мной, – любезно объяснил Гатри. – Вы сделали эту девушку несчастной, а сейчас она в надежных руках. – Он нетерпеливо переступил с ноги на ногу. – У вас есть еще вопросы?
– А мой корабль?
Гатри злорадно ухмыльнулся. Матросы загоготали.
– Вы когда-нибудь слышали о новом чуде – динамите? Его изобрел шведский химик Альфред Нобель. Смешав нитроглицерин с пористым впитывающим материалом, Нобель создал твердое вещество, которое взрывается под воздействием тепла или ударов. Впрочем, – капитан пренебрежительно взмахнул рукой, – откуда знать об этом вам, заурядному моряку? Динамит разнесет ваш корабль в пыль, Арнхардт. Больше «Ариану» не суждено прорывать блокаду.
Запрокинув голову, Дерек язвительно расхохотался:
– Вам нет ровным счетом никакого дела до того, будет он прорывать блокаду или нет! Напыщенный ублюдок! Вы стремитесь только отомстить мне, потому что я выставил вас на посмешище!
– Будьте любезны придержать язык – здесь дама! – вспыхнул Гатри. – Благодарите Бога, что я не приказал пристрелить вас. Я великодушен: вы получите шанс на спасение – только потому, что вы не вышвырнули меня и матросов за борт, а отдали нам шлюпки. К счастью, нас вскоре подобрал проходящий мимо корабль.
Дерек усмехнулся:
– И это вы называете шансом на спасение? Вы считаете, что человек со связанными руками, брошенный в воду,
способен выжить? Янки – безмозглые болваны!
– Столкните его в воду! – рявкнул Гатри.
Джулия не выдержала. Бросившись вперед, она отчаянно закричала:
– Подождите! Прошу вас, позвольте попрощаться с ним! Гатри с упреком покачал головой:
– Похоже, я ошибался насчет вас, мисс Маршалл. Теперь мне трудно поверить, что на этом корабле вы были беспомощной заложницей. Должно быть, вы радовались…
– Верьте чему пожелаете! Но неужели я прошу невозможного? – взмолилась она.
Лицо Гатри в свете фонарей исказила дьявольская гримаса.
– Вероятно, прощание будет впечатляющим, – злорадно произнес он. – Кстати, мы бросили в море большой кусок мяса с кровью, чтобы подманить акул. Уверен, они уже давно ждут главного блюда. – Он рассмеялся. – Так уж и быть, попрощайтесь. Вместе с целомудрием вы утратили гордость.
Пропустив оскорбление мимо ушей, Джулия пробралась сквозь толпу хмыкающих и посвистывающих матросов и встала на доску перед Дереком.
– Уходи, Джулия, – велел он, раздраженно хмурясь. – Если ты упадешь…
Джулия порывисто обняла его и вложила нож в связанные руки.
– Возьми! – прошептала она. – Скорее!
От прикосновения холодной стали глаза Дерека на миг расширились, но он не растерялся и ловко обхватил нож пальцами. Словно лаская Джулию взглядом, он пробормотал:
– Когда-нибудь, завершив борьбу с ветрами и волнами, я приеду за тобой, Джулия, и завоюю твою любовь.
Она приподнялась на цыпочки, пытаясь дотянуться до его губ. По щекам Джулии струились слезы.
– Жаль, что у меня под рукой нет скамейки, Дерек. Видишь, я никак не могу дотянуться до тебя…
– А я ничем не могу помочь, – от низкого хрипловатого голоса Дерека по телу Джулии побежали мурашки. – Но мы еще встретимся.
Она прильнула к нему, потрясенная бурей, бушующей в собственной душе. Почему ей так больно? Почему отчаяние неотступно терзает ее? Ведь она не любит Дерека. Это невозможно…
– Довольно! – нетерпеливо прикрикнул капитан Гатри. – Стащите ее на палубу! Нам надо спешить. Кто-то потащил Джулию прочь, она принялась отбиваться. Гатри вытащил из ножен саблю и подступил ближе к Дереку.
– Нет! – вырвалось у Джулии. Пытаясь вырваться из рук матросов, она кричала: – Проклятые янки! Не смейте!
С удвоенной силой она била ногами по коленям человека, державшего ее. Гатри придвинулся к Дереку, нацелив острие сабли ему в живот. Толпа на палубе зашевелилась, Джулия похолодела. Перестав вырываться, она уставилась на Дерека, который медленно шел к концу доски, не поворачиваясь спиной к янки, чтобы они не заметили зажатый в руках нож.
В последний раз он взглянул на Джулию, и свет фонарей, бьющий ему в лицо, образовал вокруг головы подобие нимба, который придал Дереку внушительный вид. Но что это? Неужели он улыбнулся? Джулия напрягла зрение и ахнула, осознав, что в эту страшную минуту на лице Дерека и впрямь играла улыбка! Она пошатнулась, скользя взглядом по его сильному мускулистому телу. Если он сумеет разрезать веревки, тогда у него появится шанс спастись. Дерек – опытный пловец, он вполне способен добраться до берега. Но пока он не перережет веревки, ему придется пробыть под водой в неудобной позе, с руками за спиной, среди акул…
Дерек встречал смерть с такой надменной и дерзкой улыбкой, что Джулия невольно прониклась уважением к этому человеку, которого ей следовало бы презирать.
Он сошел с доски. На палубе все затаили дыхание, над кораблем повисло безмолвие.
Тишину разорвал гулкий всплеск, эхо разнесло его над ночным морем. Отталкивая друг друга, матросы бросились к борту. Они возбужденно перекрикивались.
На миг оказавшись забытой, Джулия упала на колени и разрыдалась.
– Черт! Его нигде не видно, – крикнул кто-то. Ему отозвался второй голос:
– Он не всплыл ни разу.
Они поднимали фонари повыше, перевешивались через поручни.
– Света слишком мало. Ни черта не видно.
Джулия не выдержала. В этот миг смерть стала бы для нее желанным избавлением. Что ждало ее в руках капитана Гатри? Слезы хлынули из ее глаз неудержимым потоком, да она и не пыталась их сдерживать.
Густой туман окутал ее. Джулия смутно сознавала, что поблизости кто-то говорит о ней.
– Вы думаете, она… малость того, капитан? Так рыдают и вопят только сумасшедшие.
– Возможно, – послышался холодный и презрительный голос капитана Гатри. – Бедняжка! Ее нельзя не пожалеть. Впрочем, ей нравилось быть корабельной шлюхой… А я-то собирался приударить за ней. – Он с отвращением фыркнул. – Вот пример того, как красавица может превратить мужчину в болвана!
– И что же теперь? Может, пусть себе лежит здесь и плачет? – спросил матрос.
– Нет. Перенесите ее на наш корабль. Надо как можно скорее покинуть эти воды. Как только «Ариан» взлетит на воздух, взрыв услышат с берега. Владельцы других судов из порта наверняка попытаются отомстить нам, так что придется удирать на всех парах.
Джулия почувствовала, как чьи-то руки бесцеремонно обняли ее за плечи. Она хотела было запротестовать, но очередные слова капитана удержали ее от этого шага – в них таился ключ к спасению.
– Мы увезем ее с собой на Север, а там отправим в больницу. Должно быть, она все-таки сошла с ума. Наверное, она с самого начала была неуравновешенной натурой, иначе не позволила бы себе поступиться правилами приличия.
Больница! Оттуда ее сразу отпустят, и она вернется домой. Господи, вот оно, спасение, с радостью поняла Джулия. Продолжать судорожно всхлипывать было нелегко – в этот миг ей хотелось залиться ликующим смехом. Но притворяться, что она действительно лишилась рассудка, было необходимо, иначе неизвестно, какая участь ее ждет.
Она не сопротивлялась, когда матросы-янки подняли ее на руки. Пока ее несли, Джулия стонала, вскрикивала и дико мотала головой из стороны в сторону.
– Что это с ней стряслось? – спросил один матрос другого.
– Капитан говорит, что она рехнулась, – деловито отозвался второй матрос. – Надо отнести ее на наш корабль и запереть в каюте. Пока она безобидна, но кто знает, что она способна натворить? Боюсь я этих помешанных.
Джулия отвернулась, чтобы скрыть невольную улыбку. Да, с радостью думала она, вот и спасение – пусть ее считают сумасшедшей!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылающие души - Хэган Патриция



Динамичный на столько, что невозможно оторваться!
Пылающие души - Хэган ПатрицияМаша
21.09.2012, 5.11





роман хороший, но Джулия полная дура
Пылающие души - Хэган Патрициямаша
25.11.2012, 18.54





Полнейшая чушь.....Муть,читала и думала чем этот бред закончится....
Пылающие души - Хэган ПатрицияНаталья
10.02.2013, 17.14





Не понимаю как у этого романа такая высокая оценка? Роман просто чушь полная, события бессвязны, главная героиня - дура полнейшая, а главный герой - полный неудачник! Удовольствия от чтения никакого!
Пылающие души - Хэган ПатрицияЛюдмила
14.04.2014, 20.27





Перед нами роман о главной мужской проблеме: спать с девушкой хочется, а жениться - нет! Причина смехотворная: море - моя жена. Роман переполнен приключениями и действующими лицами, действие - стремительное. Главная героиня молода и глупа и цены себе не знает. Она сразу попала под сексуальную привязку капитана Дерека. Кроме секса она от него ничего не получала. Даже когда она единственный раз попросила его помощи в освобождении брата из тюрьмы - он пообещал и исчез, оставив ее в борделе у мадам, с которой спал.В итоге Джулия освободила брата сама, чуть живого, еще день-два, и он бы умер. Могла бы дать Джулии совет бежать от такого типа подальше, тем более, что ее полюбил такой чудесный мужчина Лестер, но этот совет не для ума главной героини.
Пылающие души - Хэган ПатрицияВ.З.,66л.
29.09.2014, 10.02





Глупый роман! Согласна с предыдущими комментариями!
Пылающие души - Хэган ПатрицияЭля
22.03.2015, 10.44





Героиня ДУРА. Как она бесила весь роман!
Пылающие души - Хэган Патрициялуиза
17.08.2015, 21.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100