Читать онлайн Орхидеи в лунном свете, автора - Хэган Патриция, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Орхидеи в лунном свете - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.98 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Орхидеи в лунном свете - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Орхидеи в лунном свете - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Орхидеи в лунном свете

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Караван достиг Биг-Блу-Ривер точно по графику. Корд с облегчением обнаружил, что уровень воды невысок. Это давало возможность перейти ее вброд вместо того, чтобы переправляться на плотах. Таким образом они экономили время и силы. Дальше тропа вела в Небраску прямо к реке Платт. Там они повернут на запад, чтобы продвигаться по южному берегу реки. Впереди появились гряды из песчаника. Они становились все выше, а просветы между ними уже…
Обоз неуклонно продвигался все дальше и дальше на запад.
Местность вокруг заметно отличалась от такого привычного лесистого Востока. Поначалу путешественников все восхищало: и изменившийся пейзаж, и прекрасная погода, но более всего животные, которых они встречали время от времени – антилопы и койоты, степные собачки, кролики, однажды вдалеке увидели семейство черных медведей. Кому-то повезло заметить гризли, но слава Богу – не близко.
А в тот день, когда они впервые увидели бизона, Корд попросил женщин прийти после ужина на традиционную вечернюю встречу. Обычно он проводил ее только с мужчинами. Закончив разбираться с мелкими вопросами и жалобами, Корд распорядился, чтобы отныне женщины всегда имели наготове корзины, в которые будут собирать помет бизонов. Теперь те часто будут проходить невдалеке от обоза. Не успел он договорить, как из толпы возмущенно закричали.
– С какой это стати? – визжала, перекрывая всех, Вильма Тернэйдж. – Ни за что не стану возиться с этой гадостью!
– Вы уже видели прерию? – спросил Корд, повышая голос. Он видел, что почти все разделяют отвращение этой вздорной бабы. – Здесь мало деревьев, а значит, и топлива. Дальше будет хуже. Сухой навоз бизонов дает ровное жаркое пламя. Мы называем его «чипсы», – Корд позволил себе усмехнуться. – Настанет день, когда чипсы станут тем единственным, что вы сможете положить в костер, на котором придется готовить пищу. Вы будете пользоваться ими, или вы останетесь голодными.
– Все равно я не буду этого делать, – надрывалась Вильма.
Среди женщин раздался ропот. Заворчали и мужчины. Мысль о приготовлении пищи на экскрементах животных показалась им отвратительной.
Не обращая на шум внимания, Корд продолжал:
– Эта приятная весенняя погода, которой мы наслаждаемся с тех пор, как вышли из Миссури, долго не продержится. Скоро станет жарко и пойдут дожди. Ночью вас заживо съедят москиты, если вы не разожжете костер из чипсов. Это хорошо отгоняет насекомых. Так что, леди, дело ваше. Возможно, вы слишком брезгливы, чтобы последовать моему совету. Тогда сами и будете страдать от последствий. Но я настойчиво рекомендую сделать запасы чипсов. Причем именно сейчас, пока мы идем по прерии. – Корд почти кричал, заглушая недовольных. – Когда окажемся еще дальше на юго-западе, тропа пойдет значительно выше, где будет не хватать и хворосту, и чипсов. Тогда единственным топливом будут корни дикого мескита. Их поиски потребуют времени, которого у нас может и не быть. Вы все знаете, что мы должны придерживаться графика, если хотим перейти горы Сьерра-Невады до первого снега.
Корд стоял на открытом задке своего фургона, который считался и командирским, и провиантским, поскольку в нем находились основные запасы продуктов. Вильма решительно растолкала людей и выскочила вперед, уперев руки в бока.
– Вы должны были сказать нам об этом заранее, капитан Остин. Сдается мне – вы припасли для нас сюрпризы чуть не на каждый день. Вот вчера было воскресенье. А капитан Вингейт говорил, что мы не будем идти по воскресеньям! Это будет как бы праздник! Мы решили, что после молитвы будем заниматься своими делами. Женщинам надо постирать, а мужчинам позаботиться о животных. Но вы! – тут Вильма яростно завопила. – Вы заставили нас вчера проделать пятнадцать миль, как будто это был будний день! Вы… вы… – она задохнулась от злости.
– Можно сколько угодно молиться по дороге, миссис Тернэйдж, – бесстрастно ответил Корд. – Помолчите-ка вы все, – он обвел толпу повелительным взглядом, – уясните себе раз и навсегда: я не позволю никому и ничему задерживать нас. Моя работа заключается в том, чтобы довести вас до Калифорнии. И я это сделаю, будь я проклят! Стоянки у нас будут только после дождя, чтобы почистить и проветрить фургоны и высушить одежду. Все остальное время мы будем идти вперед.
Он убедился в том, что все внимательно слушали, и продолжил:
– Теперь еще один вопрос, пока здесь женщины. Я заметил, что многие из вас не приняли во внимание список вещей, который выдавали, когда вы записывались. В результате фургоны перегружены. Через неделю мы пересечем русло Саут-Платт, и равнина останется позади. Дальше нам предстоят такие крутые подъемы, что вам и не снилось. Потом двадцать миль или чуть больше через плоскогорье, и тропа начнет спускаться в долину Норт-Платт. – Корд перевел дыхание.
Он подробнейшим образом описал, как спускаются караваны с гор и холмов. Как необходимо быть особенно внимательными, когда ведешь фургоны вниз. Колеса нужно будет надежно скрепить цепью с кузовом фургона, затем медленно, затормаживая движение, придется стаскивать фургоны вниз с помощью канатов под углом почти в сорок пять градусов.
– Представьте себе эту картину. – Корд не собирался щадить ничьих чувств. – Если фургон слишком тяжелый, он оборвет канат, рухнет вниз и – уж поверьте мне – разобьется вдребезги. Чтобы этого не случилось – надеюсь, никто не хочет разбиться, – нужно как можно больше облегчить фургон. Сейчас самый подходящий момент, чтобы разобрать ваш груз и выбросить вещи, которые вам не разрешалось брать с собой.
– Например? – тут же с вызовом спросила Вильма.
– Вашу чугунную плиту, миссис Тернэйдж. Затем, вынужденный вновь закричать, чтобы перекричать ее протестующие вопли, он велел Эми Данбар отказаться от столика. Семьи Уордов и Прокторов должны были выгрузить наковальнк. Корд читал список, который составил в пути. Он недаром не раз и не два объезжал караван, замечая все лишнее. Теперь со знанием дела он называл имена и имущество: книги, ящики с фарфором, громоздкие предметы мебели и утвари.
Толпой овладело неистовство, но Корд был неумолим. Или они выгрузят указанные вещи, или рискуют потерять свой фургон. Этого он не может допустить. Значит, приказ его обсуждению не подлежит. Он хотел, чтобы все поняли – это именно приказ, и так будет и впредь до конца пути. К счастью, среди путников оказались несколько человек с опытом. Им приходилось видев то, о чем предупреждал Корд. Они понимали всю опасность перехода через горы и решили ему помочь. Но женщины бросились чуть ли не в драку, отстаивая свое добро.
Среди всего этого хаоса опять раскричалась Вильма:
– А как насчет проституток, капитан? Почему они ничего не выбрасывают? Надо же, мы до последней минуты и не знали, что эти дряни поедут с нами. Как вам только в голову такое пришло! Я бы ни за что не согласилась оказаться в компании распутниц.
Несколько женщин громко поддержали ее.
– Кто-нибудь из них беспокоит вас, миссис Тернэйдж? Или вашу семью? – деловито осведомился Корд, чувствуя, что еще немного, и его терпение лопнет.
С презрительным смешком та ответила:
– Они знают, что лучше и не пытаться. Фу-ты ну-ты – им кажется, что они слишком хороши, чтобы идти пешком. Сидят в своем фургоне и прихорашиваются целыми днями. Но если нам приходится выкидывать свои вещи, пусть и они откажутся от своих.
– У них только одежда. Они не брали мебели, – сдержанно возразил Корд.
– А зачем она им? – фыркнула Эми Данбар. – Все, что им нужно, это комната в отеле.
Толпа захохотала, хоть так выражая свое негодование. Корд видел, как стоящие сзади девицы переглядываются между собой.
До этого они изо всех сил старались избежать общения с переселенцами, справедливо полагая, что те настроены крайне враждебно. Они сидели сиднем в фургоне, не показываясь лишний раз, чтобы не вызывать даже разговоров. Но все же некоторым их присутствие в обозе не давало покоя. Сейчас девушки попятились в тень, кроме самой отчаянной, Имоджин Ньюби.
Заметив, что та начала пробираться вперед, Корд поспешил объявить конец собранию в надежде избежать скандала, но было уже поздно.
Имоджин остановилась перед Вильмой Тернэйдж и гневно толкнула ее в грудь.
– Послушайте-ка, вы, уж конечно, мы с большим удовольствием шли бы пешком! Это куда лучше, чем каждый раз подскакивать в нашей бочке на любом ухабе. Но мы сидим из-за вас в фургоне – подальше от всяких неприятностей. Нам надоели гадости, которые приходится от вас выслушивать! Вы специально околачиваетесь вокруг нашего фургона, чтобы только задеть нас. Оставьте-ка нас в покое, а то скоро лопнете от злости!
Вильма не подумала сдаваться.
– А вы вообще не имеете права находить среди порядочных людей. Библия учит нас избегать искушения дьявола, а вы порождение его! Вы постоянно толкаете наших мужчин к греху!
Корд встал между ними, пытаясь оттолкнув их друг от друга:
– Хватит, прекратите сейчас же. Но Имоджин еще не все высказала. Бросив взгляд на Гарри Тернэйджа, она снова посмотрела на Вильму и процедила:
– Ну, вам-то вовсе не о чем беспокоиться леди. Никто из нас настолько не нуждается в деньгах. – Это был удар что надо!
Корд едва удержался, чтобы не расхохотаться вместе со всеми. Он оттащил Имоджин в сторону, подальше, чтобы их не слышали.
– Ты же все понимаешь. Лучше всего не обращать внимания на таких.
– Да плевала я на нее. – Имоджин дернула плечом. – Просто мне смертельно захотелось выпить, и остальным девочкам тоже. Пожалуй, нам не стоило ехать, пока в обозе нас не будет больше, чем таких, как она.
– Да, для этого лучше было бы подождать следующего года, – заметил Корд.
Рядом с ним Имоджин растеряла свой боевой запал. Она давно желала близости с ним, с тех пор, как увидела в первый раз. Она коснулась кончиками пальцев его щеки, ощутив грубоватую щетину, отросшую за день.
– Давай не будем говорить об этом, черт с ними! Какая замечательная ночь. У меня в фургоне бутылка виски. Пойдем к реке – познакомимся поближе. – Имоджин прижалась к нему грудью. – Может, я даже соглашусь бесплатно переспать с тобой.
Корд отодвинулся.
– Ты знаешь мое правило – я не смешиваю удовольствие с работой. Мы говорили об этом, когда я записывал твоих девочек. Ведь так?
– А для меня это и есть работа, – хрипло рассмеялась она.
– Я сказал, нет, вот и отстань, пока не доберемся до места, – отрезал Корд и поволок Имоджин за собой к ее фургону.
Изнывая в своем закутке, Джейми с нетерпением дожидалась возвращения подруг. Близилась ночь, время, когда она буквально оживала. Убедившись, что вокруг никого нет, девушки подавали ей знак. Наконец-то Джейми могла выбираться наружу. Она с наслаждением расхаживала в темноте, разминая затекшее тело. Иногда, если уж очень везло и вблизи оказывалась река, она купалась. Тогда радости ее не было предела. Остальное время Джейми приходилось проводить в тряском фургоне, отчего у нее ныло все тело. В дневные часы только сердобольная Элла порой предлагала Джейми немного пройтись, занимая ее место в фургоне. В таких случаях Джейми тщательно прятала волосы под капор и надевала одно из ярких платьев Эллы, которые висели на ней мешком.
Путешествие продолжалось. Изрядно уставшие люди становились все более мрачными и раздражительными. Джейми до предела сократила свои прогулки, опасаясь быть разоблаченной. Так что пока приключение ее было довольно унылым.
Наконец взволнованные Элла и Ханна забрались в фургон и стали оживленно рассказывать о бурном собрании. С тайным сочувствием Джейми выслушала, как Корду пришлось противостоять разъяренной толпе. Она наблюдала за ним только издали, когда представлялась возможность. И, надо сказать, стала уважать его, понимая, что на его долю выпал нелегкий труд. А работал он честно, не увиливал ни от чего. Говорили, что он встает первым еще до восхода солнца. А уж если что произошло, вроде поломки оси у фургона, то он не разворачивал под своим фургоном постель, пока не окончит ремонта.
– Интересно, долго еще? – задумчиво спросила Элла.
Ханна, сторожившая момент, чтобы Джейми могла выйти на прогулку, откликнулась:
– Понятия не имею. Я не знаю, куда делся Остин. Я потеряла его из виду, когда собрание закончилось. По-моему, он увел Имоджин прочь, пока она не вцепилась Вильме в волосы.
– Да я не об этом, – сказала Элла. – Я думала, как долго еще Джейми прятаться.
– Ну, до форта Ларами и думать нечего. Он прекрасно может оставить Джейми там. Откровенно говоря, – вздохнула она, – иногда мне хочется, чтобы Остин оставил там меня.
– Шутишь?! – воскликнула Джейми.
– Нет, серьезно, – призналась Ханна. – Конечно, я понимаю, – прежде, ну, в самом начале золотой лихорадки, путникам приходилось еще тяжелее. Но и нам нелегко. Я здорово устала. Ей Богу, встреться мне по пути какой-нибудь мужчина, который взял бы меня замуж, я бы не отказалась. Как представишь, что вот так тащиться до самой Калифорнии, жутко делается.
– Мне тоже, – вставила Элла, грустно вздохнув.
По выражению их лиц, освещенных лунным светом, Джейми поняла, что обе действительно остались бы где угодно. Что ж, если бы у нее были те же причины, чтобы покинуть Канзас, наверное, она чувствовала бы то же самое. Сейчас ей оставалось только надеяться, что им никто не подвернется. И они не отстанут от обоза, бросив ее.
Девушки посторонились, чтобы впустить Руфь, которая ходила купаться.
– Все еще ждете, когда капитан Остин закончит с Имоджин? – поинтересовалась она, устраивая себе постель.
– Они еще не возвращались к обозу, – ответила Ханна, – а мы не можем выпустить Джейми, пока не узнаем, где Корд.
– Вот дурочка, он прямо сзади вас, – наш смешливо сообщила Руфь. – Когда я шла купаться, я видела, как он вместе с Имоджин вошел в их фургон. Просто удивительно – ничего вокруг не видите, а беретесь оберегать Джейми.
– Ох, какая наглость! – воскликнула ошеломленная Элла. – Я, конечно, терпеть не могу когда Вильма говорит про них всякие гадости, это просто непристойно. Начальник обоза обязан соблюдать приличия.
– О, здесь я с тобой полностью согласна, – кивнула Ханна. – В конце концов, он так много себе воображает, а сам проводит время в фургоне полном проституток! Наплевать нам на него! Иди Джейми, можешь погулять. Уверена, он проведет там всю ночь.
Джейми поспешно скрылась в темноте. Отойдя подальше, она стала расхаживать взад и вперед, устроив ногам долгожданную разминку. Движения ее становились все быстрее и быстрее по мере того, как она с растущим возмущением думала о Корде и этих девицах. Он сильно упал в ее глазах, такое, право, бесстыдство. Разумеется, ее изумило, как это можно до такой степени пренебрегать своим авторитетом. Ну а с кем именно он там проводит свое время, ей было совершенно безразлично. Совершенно!
Вернувшись, Джейми молча протиснулась в свой уголок. Кругом царила тишина. Наверное, Корд тоже спит. Она злорадно пожелала, чтобы он проснулся попозже. Пусть все увидят, откуда он выходит по утрам. Может, люди так возмутятся, что потребуют от него отказа от должности, когда они дойдут до форта Ларами. При новом начальнике обоза она сможет ехать открыто, а Корд Остин пусть катится ко всем чертям!
Наконец она заснула беспокойным сном. Ее мучили мысли о мести. Они путались в голове. Наконец все побеждало неудержимое влечение к человеку, которого она изо всех сил хотела презирать. Во сне она стонала и металась.
Ровно в четыре утра часовой выстрелил из ружья. Люди сразу стали выбираться из фургонов и палаток. То тут, то там начали подыматься дымки от медленно разгоравшихся костров. Приготовили и съели завтрак, свернули палатки, загрузили фургоны и запрягли быков и мулов.
На все про все им давалось три часа. К семи все должны были выстроиться в цепочку. Тем, кто не успевал приготовиться к сигналу отправления, приходилось потом в одиночестве катить по прерии, нагоняя обоз. А это никому не улыбалось.
Проснувшись, Джейми тотчас заняла наблюдательный пост у заднего полога. Она видела, как высыпали из своего фургона Имоджин с подружками и, поежившись от утренней прохлады, дружно побежали в кустики. Корд не показывался, но Джейми-то знала, что он просто слишком хитер. Так он и позволит застать себя в таком месте.
Имоджин заметила Джейми и весело помахала ей рукой, крикнув на бегу:
– Доброе утро!
Джейми сдержанно кивнула и отодвинулась вовнутрь. Проститутки узнали о ней несколько недель назад и клятвенно обещали сохранить в тайне ее присутствие. Джейми находила Имоджин приятной и дружелюбной, но сейчас не могла подавить в себе вспышку ревности. Хотя и не признавалась себе в этом. Поцелуй Корда Остина все еще жег ее. Джейми было невыносимо видеть женщину которая, наверное, тоже познала это наслаждение.
– Я покончу с этим, – пробормотала она с трудом переводя дыхание.
– Ну, конечно, – успокоила ее Элла, ободряюще потрепав ее по плечу, – скоро мы будем достаточно далеко, и тогда ты покажешь нос капитану Остину. Он уже ничего не сможет сделать. Вот будет здорово, правда?
Не дожидаясь ответа, она спрыгнула и побежала вместе со всеми к речке.
Джейми нечего было сказать. Она с покорным вздохом уселась на полу, готовая прожить в укрытии еще один, такой долгий, день.
Вскоре точно по графику обоз достиг крутого спуска, о котором предупреждал Корд. Здесь под жалобы и причитания женщин, которых заставили-таки расстаться с вещами, хранившимися в семьях из поколения в поколение, один за другим фургоны начали осторожно спускаться вниз.
Джейми решила воспользоваться тем, что Корд был слишком занят. Она надела капор с широкими полями, выбралась из фургона и смешалась с другими женщинами.
Земля вдоль дороги перед спуском была усеяна разбросанными вещами. Их оставили прошедшие ранее караваны. Здесь валялись испорченные непогодой столы и шкафы, ржавые железные печки, кухонная утварь и даже предметы роскоши: богато украшенные часы, прекрасный фарфор и столовое серебро, фисгармония и толстые книги. Переселенцы с сожалением поглядывали на это богатство. Им хотелось подхватить с земли хоть что-нибудь. Ведь пропадает – жаль глядеть! Но Корд и его добровольные помощники глядели зорко – и никто не осмеливался. А внизу, в долине, они наткнулись на остовы разбившихся фургонов. Выходит – Корд говорил чистую правду. И, надо заметить, ропот в караване значительно приутих. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
Впереди лежала прохладная лесистая долина, где Корд объявил остановку на день. Теперь люди спокойно смогли собрать имущество, спущенное на отдельных канатах, и загрузить фургоны.
Следующие пятьдесят миль обоз медленно, но неуклонно поднимался вверх. Стояла последняя неделя июня. Чем выше они поднимались, тем холоднее становились ночи. Вдали на горизонте уже виднелись покрытые снегом горы Ларами. Они образовывали естественные каменные ступени к суровым вершинам Скалистых гор.
Зрелище причудливо изрезанных скал вызвало восхищенные восклицания путешественников. А Джейми с тоской припоминала, не по этой тропе пробиралась ее семья, когда ей было всея два года. Детская память сохранила только смутные картины возвращения в Канзас-Сити, но само путешествие Джейми совершенно забыла.
Странствие продолжалось. Неделя за неделей протекали в трудах и лишениях. Наступил июль с его невыносимой жарой и духотой. Люди изнурились окончательно и становились все менее снисходительными друг к другу. Они преодолели свыше шестисот миль. Животные были полностью истощены, запасы продовольствия оскудели. Силы переселенцев были на исходе, и в обозе все чаще возникали драки между мужчинами или ожесточенные перепалки среди женщин.
Когда ситуация грозила выйти из-под контроля, вмешивался Корд. В результате недовольство обращалось на него. По мере того как караван приближался к пограничному посту форта Ларами, враждебное отношение путников достигло своего пика.
Бывалые мужчины рассказывали о том, что за фортом Ларами тропа становится все труднее и опаснее. Это отнюдь не способствовало улучшению настроения людей. В тот вечер, когда Корд услышал, как Гарри Тернэйдж рассказывает историю партии Доннера, он взорвался.
Это и в самом деле была ужасная история. Запертые снегами в горах Сьерры, пионеры, чтобы не погибнуть от голода, вынуждены были прибегнуть к каннибализму.
– Какого черта вы тут попусту треплете языком! Какое дело, что было двадцать лет назад?! – возмущенно сказал Корд. – Да, действительно страшно, но ведь они сами решили пойти по сокращенному пути, которого никто из них не знал. Вот за это они и поплатились. С нами этого не случится. Мы твердо держимся графика, идем по тысячу раз хоженой тропе и не дадим снегу застать нас в горах. Что вы вздумали зря волновать людей?
Гарри нагло сплюнул табачную жижу прямо под ноги Корду.
– Черт возьми! Пожалуй, для вас и вправду лучше, чтобы этого с нами не произошло, капитан Остин. Потому что, если вы позволите снегу поймать нас в западню и мы окажемся без еды – мы точно будем знать, кто виноват! Обещаю, вы будете первым, кого сунем в котел с кипятком.
Вокруг засмеялись, но Корд чувствовал плохо скрываемую злобу. У всех накопились претензии к нему, а Гарри так и пылал ненавистью. Поборов желание ударить кулаком по его самодовольной роже, Корд сказал:
– Еще один подобный разговор, Тернэйдж, и вы останетесь в форте Ларами. Мне не нужны негодяи, которые поднимают панику.
Гарри злорадно фыркнул:
– Что ж, может, вам будет интересно узнать, что мы с женой подумываем покинуть обоз. Кстати, и многие другие тоже. Мы решили, что можем пересидеть здесь зиму, а весной тронуться дальше. Я думаю, и караван, и начальник будут получше. Моей хозяйке что-то не нравится путешествовать вместе с проститутками.
Корд молча развернулся и пошел прочь, прекрасно понимая, что тут ничего не поделаешь. И не из-за проституток они надумали остаться в форте. Они устали, выдохлись, потому что они типичные новички, которым не хватает духа осилить тропу. Пусть себе остаются, он не нанимался с ними нянчиться.
Вот только обоз сократится. Это плохо. В таком дальнем пути надежнее иметь как можно больше людей.
Час был поздний. Корд хотел выпить, но не собирался расстроенным идти к Имоджин, как делал иногда. Девочки могут подумать, что это из-за новых нападок на них, и тоже огорчатся. И это совсем ни к чему. Однако спать ему совсем хотелось. Пожалуй, можно было пойти поплавать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Орхидеи в лунном свете - Хэган Патриция

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425Эпилог

Ваши комментарии
к роману Орхидеи в лунном свете - Хэган Патриция



хороший роман, 9 баллов
Орхидеи в лунном свете - Хэган Патрициятатьяна
2.01.2012, 10.12





Неплохой роман , упёртый в своих взглядах на жизнь и любовь , герой , и нежная , но целеустремлённая героиня .8 баллов
Орхидеи в лунном свете - Хэган ПатрицияВикушка
20.06.2013, 15.58





Роман явно недооценен читателями и значительно превышает рейтинг. Интересно читать о путях переселенцев. Есть и элементы юмора. Захватывает. Главная героиня - весьма симпатичная особа.
Орхидеи в лунном свете - Хэган ПатрицияВ.З.,65л.
11.11.2013, 9.25





Очень интересный роман, захватил с первых строк, легко и быстро читается, насыщен событиями.
Орхидеи в лунном свете - Хэган ПатрицияТаня Д
28.06.2015, 1.03





Интересный, динамичный роман - 9 баллов. "Все мы бабы - дуры" прощаем мужчинам даже, то что прощать нельзя, сами находим для них тысячу оправданий, лишь бы не чувствовать одиночества.
Орхидеи в лунном свете - Хэган ПатрицияНюша
28.06.2015, 21.44





НЮША, полностью с Вами согласна. Особенно после слов, которые сказал Корд -"Позаботься о себе сама", пропал весь интерес к гл.герою. Нравятся романы о переселенцах, но этот не впечатлил. ИМХО
Орхидеи в лунном свете - Хэган ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
14.01.2016, 21.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100