Читать онлайн Любовь и ярость, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и ярость - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и ярость - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и ярость - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и ярость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Каждый раз, когда лошадь спотыкалась на неровной каменистой тропинке, по которой они медленно ехали, Колт морщился от обжигающей боли, но кое-как терпел, делая глоток за глотком из чудодейственной бутылки Бранча с крепчайшим виски. По счастью, до Голконды, где он сможет передохнуть, оставалось совсем немного. Бранч тем временем отвезет в Силвер-Бьют похищенные из банка деньги. Этот план устраивал Колта как нельзя лучше. Он совсем не спешил домой с грузом своих горьких мыслей, да и возможная встреча с отцом Шарлин пугала его.
Бранч встрепенулся, заметив, что Колт снова поднес горлышко бутылки к губам:
– Слышь, паренек, не так быстро. Ты словно грудной младенец, который не может оторваться от материнской титьки! И такой же слабый, ведь не забывай, сколько крови ты потерял!
Колт недовольно скривился.
– Мы ведь уже недалеко от Голконды! – И задумчиво пробормотал себе под нос:
– Интересно, Кэнди все еще там?
Роскошная женщина!
У Бранча глаза полезли на лоб от удивления.
– Так ты знаком с Кэнди?!
Колт поперхнулся. Надо же было ляпнуть такое, но , как бы паршиво он себя ни чувствовал, назад ходу не было.
– Ну? – продолжал допытываться Бранч.
Колт поднял на него невинные глаза:
– Ты ведь никогда не интересовался подробностями моей жизни! Так вот, в Голконде я побывал в первый раз, когда мне и четырнадцати не было.
– Да ну?! – изумился Бранч. – Бьюсь об заклад, твой папаша вряд ли догадывался об этом!
– Ах нет, боюсь, ты ошибаешься, – с самым ангельским видом возразил Колт. – Дело в том, что утаить что-то от отца просто невозможно! Но он, конечно, благородно промолчал.
Бранч понял, что Колт шутит, несмотря на сильную боль, и решил подыграть ему.
– Послушай-ка, – игриво подмигнул он, – а какая девочка Кэнди тебе больше всего по душе? Рози? Тилли? Дженни-Лу? У Кэнди полным-полно хорошеньких девчонок.
Колт с сожалением покачал головой:
– Да ведь я не был там уже с год, если не больше.
Язык у него ворочался с трудом, а голова казалась непривычно легкой и слегка кружилась, но Колт был уверен, что сможет продержаться до конца. Скоро они уже увидят крошечные домишки старателей Голконды.
– Ну, скажи же, – не отставал от него Бранч, – какая тебе все-таки больше по душе?
Теплая волна воспоминаний прокатилась по телу Колта, унося с собой усталость и боль.
– Бекки. Она сладкая, как мед, эта девочка. А посмотришь ей в глаза – и сразу вспоминаешь лесные фиалки, а ее волосы – они как лучи восходящего солнца, цвета красного золота, я никогда таких не видел!
Бранч смутился. Он хорошо знал всех девушек Кэнди, наезжая в Голконду раза четыре в год, но ни разу не встречал в этом заведении ни одной по имени Бекки.
– Ты уверен, что не перепутал, парень? Что-то я не припоминаю никакой Бекки.
Утонув в сладостных воспоминаниях, Колт даже не расслышал, что к нему обращаются. Прошло несколько секунд, прежде чем он очнулся и принялся с готовностью объяснять:
– Бекки – племянница Кэнди. Просто работает там – готовит, убирает и все прочее.
– Так ты все время просто издевался надо мной?! – рявкнул Бранч в досаде, что его так провели. – Ты что, спятил?! Кэнди только на первый взгляд безобидная кошечка, но попробуй тронь ее, и она превратится в разъяренную пантеру! И не думаю, что ей понравится, если она узнает, что ты морочишь голову ее племяннице. Ты меня слышишь? Оставь девчонку в покое!
Колт не ответил. Ему и так стоило черт знает каких усилий держаться прямо в седле. Нет смысла сейчас объяснять Бранчу, что между ним и Бекки совсем ничего не было. Девушка была действительно очень мила – невинна и очаровательна. Но Колт не связывался с девственницами, как и советовал отец. Хотя были такие мгновения, когда Колту хотелось, чтобы между ними все было по-другому.
Весь остаток пути до Голконды они проехали в гробовом молчании.
Голконда состояла из небольших домишек, служивших временным пристанищем старателей и бродяг, которые сегодня – здесь, а завтра – поминай как звали. Кроме известного заведения Кэнди, в Голконде постоянно работали только небольшой магазинчик да два салуна. Все они были построены еще в незапамятные времена и отчаянно нуждались в ремонте.
Поселок казался вымершим. Сухой, горячий ветер гонял по городской улице колючие кусты перекати-поля. То тут, то там попадались засохшие мескитовые деревца, раскинувшие уродливые, искривленные ветром сучья. Вокруг не было ни травы, ни деревьев, только камни и песок, да кое-где из земли торчал чудом уцелевший в этой раскаленной пустыне одинокий кактус.
Заведение Кэнди располагалось в конце единственной улицы этого удивительного поселка и радовало глаз своим видом.
Свежеокрашенный в белый цвет дом буквально сиял в ярких лучах солнца. Ставни сверкали ярко-розовой краской так же, как и кокетливая ограда вокруг небольшого участка земли, посреди которого и возвышался аккуратный двухэтажный особнячок с широкой, причудливо украшенной террасой.
Попадавшиеся навстречу жители провожали всадников ленивыми, равнодушными взглядами. Их не заинтересовало даже то, что грудь и плечо одного из них были туго обмотаны окровавленной тряпкой. Жители Голконды привыкли не совать нос в чужие дела. Нравы здесь были суровые, впрочем, их диктовала такая же суровая жизнь. Каждый старался держаться особняком, справедливо полагая, что так легче сохранить целой и невредимой свою голову.
В заведении Кэнди стояла сонная тишина, как всегда бывало рано утром, да еще в будний день. Вечерами, а особенно в праздники или в конце недели, мужчины то и дело входили и выходили из дверей, сменяя друг друга.
Всадники въехали во двор. Бранч торопливо соскочил с лошади, привязал ее к изгороди и вовремя успел обернуться, чтобы подхватить потерявшего сознание Колта. Еле удерживая тяжело повисшего на нем раненого, Бранч ощутил исходивший от него жар и понял, что у Колта началась лихорадка.
Как можно бережнее он подхватил его на руки и широкими шагами направился в дом.
Кэнди Фаро ринулась к окну, услышав встревоженный возглас служанки, и к тому времени, как Бранч со своей ношей появился на пороге, успела накинуть кокетливый розовый пеньюар и торопливо сбежать по лестнице.
– Быстрее проведи его в дом! – скомандовала она чернокожей служанке.
Бранч, все еще держа на руках Колта, прошел через слабо освещенный холл и вдруг почувствовал, что рад снова увидеть милое лицо Кэнди. И как всегда во время своих прежних визитов он не смог надивиться на восхитительный темно-красный бархат, которым были обтянуты стены, и на прекрасные вазы с пышными страусовыми перьями. Поистине это было очаровательное гнездышко.
– Куда мне его отнести? – спросил он Кэнди и, не дожидаясь ответа, повернулся к испуганной негритянке:
– А ты живо беги за доктором!
Та повернулась было к хозяйке, но Кенди только нетерпеливо кивнула, и девушка опрометью кинулась из дома.
Следуя по узкому коридору вслед за Кэнди, Бранч очутился в задней части дома. Хозяйка открыла дверь, и они оказались в маленькой гостиной. Шесть очаровательных девушек, и одетых, и полуодетых, испуганно проводили их глазами, явно ничего не понимая. Наконец они добрались до крошечной, но очень уютной комнатки, и Кэнди указала на стоящий в углу диван:
– Клади его сюда, здесь достаточно тихо, и твоего друга никто не потревожит.
Она с интересом наблюдала, как Бранч, словно заботливая нянюшка, укладывал юношу поудобнее, а потом склонилась над раненым.
– Так это же молодой Колтрейн! – изумленно воскликнула Кэнди. – Боже мой, что это с ним стряслось?!
Бранч молчал, пожирая ее жадным взглядом. Кэнди была очень привлекательна – высокая, с пышной упругой грудью, дразняще просвечивавшей через тонкую ткань пеньюара. Ярко-рыжие, умело окрашенные волосы локонами спускались на точеные плечи, а восхитительные темно-зеленые глаза влажно блестели сквозь длинные шелковистые ресницы. Уже не первой молодости, Кэнди была еще чертовски привлекательна.
Увы, она никогда не дарила Бранча своей благосклонностью, а, по слухам, берегла себя для какого-то богатого скотовода, аккуратно навещавшего ее раз в месяц.
– Ну, ты собираешься что-нибудь объяснить мне? – Кэнди решительно скрестила на груди руки, заметив похотливый блеск в его глазах. – Раз уж я позволяю тебе поместить здесь раненого, так уж, наверное, имею право знать, что все-таки произошло.
Подумав немного, Бранч подробно описал ей все их приключения, опустив только историю Шарлин Боуден. Если Колт сочтет нужным, пусть сам ее рассказывает.
Высунувшись в открытое окно, Бранч нетерпеливо огляделся по сторонам:
– Где же этот проклятый лекарь?
Кэнди равнодушно пожала плечами:
– Должно быть, напился как свинья и спит где-нибудь.
Не очень-то это здорово, но в нашем городишке разве задержится хороший доктор?! Во всяком случае, это все-таки лучше, чем ничего. Как только Лали отыщет его, тут же приведет, будь спокоен. А пока что я сама взгляну, что можно сделать.
Приоткрыв дверь, она крикнула:
– Кто-нибудь, позовите ко мне Бекки, пусть принесет горячую воду и полотняные бинты. И побольше виски. – И, обернувшись к Бранчу, коротко объяснила. – Нам понадобится все это, чтобы продезинфицировать рану, а виски немного подбодрит его.
Бранч только ухмыльнулся в ответ:
– Парень тянул виски все утро, как воду. Я думаю, поэтому и сомлел.
Пододвинув стул поближе, Кэнди устроилась у лежащего на диване Колта. Очень осторожно, стараясь не причинить лишней боли, она принялась разматывать заскорузлые от крови бинты, поморщившись, когда обнажилась уродливая, дурно пахнущая рана.
– Боже милостивый, Бранч! Что ты с ним сделал?! Пытался зажарить живьем?! Ты только взгляни на это!
– Ну, не так уж все плохо, – виновато пробурчал Бранч. – Сейчас ему нужен только покой и хороший уход.
– Это он и так получит.
Внезапно на Бранча свинцовой тяжестью навалилась усталость.
– А как насчет чашечки кофе для меня, да еще с чем-нибудь в придачу? – заискивающе намекнул он.
Кэнди кивком указала ему на дверь:
– Наверняка у Лали что-нибудь найдется для тебя. Обслужишь себя сам. Я пришлю тебе счет, когда он поправится.
Шагнув к двери, Бранч чуть было не сбил с ног входившую девушку. Он восхищенно уставился на прелестное юное личико, окруженное целой копной ослепительно золотистых вьющихся волос. Широко распахнутые огромные глаза своим цветом напоминали нежные цветы сирени. Тоненькая, прекрасно сложенная, она показалась очарованному Бранчу похожей на спелый бархатистый персик.
Увидев на постели распростертое тело Колта, девушка испуганно прижала руку к губам, и из груди ее вырвался приглушенный стон. Рванувшись к нему, она рухнула на колени возле дивана и, протянув дрожащую руку, чуть коснулась его локтя.
– Колт, – нежно прошептала она. – О, Колт, что же с тобой стряслось?
Искоса взглянув на нахмурившего брови Бранча, Кэнди объяснила:
– Это Бекки, моя племянница. Они с Колтом давние приятели – это совсем не то, что ты думаешь.
Коротко кивнув, Бранч поспешно вышел, постаравшись как можно быстрее отыскать кухню. Это удалось ему без особого труда, и вскоре он увидел длинные, тянувшиеся вдоль коридора полки – здесь, подальше от мух, хранилась приготовленная заранее еда. Распахнув деревянные дверцы, Бранч с удовольствием обнаружил огромное блюдо холодных маисовых лепешек. Положив изрядное количество себе на тарелку, он отыскал на столе кувшин с пахтой и щедро полил ею лепешки.
Он как раз засовывал в рот последнюю лепешку, когда Лали привела дока Малтби. Колт все еще был без сознания.
Бранч подозрительно взглянул на дока, заметив трясущиеся руки и заплывшие, налитые кровью глаза, и порадовался про себя, что вытащил пулю до прихода врача. Подумать только, что ему пришлось бы доверить Колта пьянице!
Сдвинув чистую повязку, которую только что наложила Кэнди, док молча осмотрел раненое плечо. Он не сказал ни слова, хотя и заметил, что рану прижигали, – очевидно, сам догадался, насколько сильным было кровотечение. Кровь до сих пор сочилась.
– Рана чистая? – спросил он недовольно. – Пулю, надеюсь, вытащили?
Бранч кашлянул:
– Пришлось надрезать немного, но в конце концов я ее вытащил.
Док одобрительно кивнул:
– Нехорошая рана, но, думаю, все обойдется. Сейчас ему нужен покой. Непременно держите его в тепле. И побольше крепкого мясного бульона. Твердую пищу не давайте, пока сам не попросит. Я вам оставлю немного хинина на случай, если начнется лихорадка. И ни капли спиртного, – добавил он, копаясь в чемоданчике в поисках хинина. – Я вижу, он у вас и так уже изрядно пьян.
– Тут вам трудно ошибиться, – сладким голосом пропела Кэнди.
Он недовольно взглянул на хозяйку и вернулся к своему чемоданчику, стараясь разобраться в его содержимом. Наконец ему это удалось, и, протянув порошки Кэнди, он захлопнул свой чемодан и быстро удалился.
Как только док ушел, Бекки ворвалась в комнату, лицо ее горело, глаза были полны слез.
– Можно мне самой ухаживать за ним? – Она умоляюще посмотрела на тетку. – Ну пожалуйста! Он знает меня и…
– По-моему, тебе и без этого есть чем заняться, – коротко оборвала ее Кэнди, подозрительно разглядывая взволнованную девушку. – А о нем прекрасно может позаботиться и Лали.
Бекки отчаянно замотала головой, недовольная гримаса появилась на прелестном, юном личике.
– Нет, тетя Кэнди, оставьте его мне! Колт хорошо меня знает, мы с ним друзья. Ему будет гораздо лучше, если именно я буду ухаживать за ним. Ну, пожалуйста!
Бранч с досадой отвернулся. Он догадался, почему раньше не понял, о ком ему с таким восторгом рассказывал Колт.
Как и большинство девушек в заведении, Бекки никогда не пользовалась собственным именем. Ее здесь все называли Беллой, и когда он был у Кэнди в последний раз, мужчины чуть ли не с утра занимали очередь, чтобы попасть к ней. Белла была на редкость привлекательна – молодая, свежая, очаровательная, с ангельски невинным личиком. Мужчины толпой осаждали ее. Правда, сам он никогда не старался завоевать ее благосклонность, и сейчас был только рад этому. Он давно уже имел у Кэнди пару постоянных приятельниц и очень редко засматривался на других. О, дьявольщина, подумал он, мрачно покачав головой, и повезло же ему, что он никогда даже не пытался заигрывать с Беллой.
Бранч с жалостью посмотрел на все еще бесчувственного Колта. Он не сомневался, что парень чертовски расстроится, узнав правду о женщине, которую считал чистой и невинной, как ангел. И Бранчу захотелось быть как можно дальше отсюда, когда это случится. Внезапно он почувствовал, что ждет не дождется, когда снова окажется в Силвер-Бьют и займется делами на ранчо.
– Послушай, тебе хорошо заплатят за каждый день, что он проведет тут, – направляясь к выходу, пообещал Бранч Кэнди. – Ты только получше заботься о нем.
Кэнди рассеянно пробормотала, чтобы он не беспокоился, а сама глаз не сводила с озабоченной племянницы. Вдруг, притянув Бекки к себе и заботливо обняв за плечи, она тихо прошептала ей на ухо:
– Дорогая, нам надо поговорить об этом молодом человеке, но только не здесь, а то мы разбудим его.
Бекки послушно поднялась с колен и последовала за Кэнди наверх, в ее комнату. Войдя, Кэнди плотно прикрыла дверь и уселась за прелестный столик в стиле Людовика IV. Достав хрустальный графинчик, она наполнила коньяком два небольших бокала и, протянув один Бекки, опять удобно устроилась в кресле, обитом бархатом чудесного голубого цвета.
– А теперь, – сказала она, чуть пригубив дивный ароматный напиток, – давай немного пооткровенничаем. Я вижу, ты влюблена в молодого Колтрейна и намерена и дальше крутиться возле него, растравляя душу. Но я уверена, тебе было бы гораздо лучше держаться подальше от него, а ему – от тебя. Пускай за ним присмотрит Лали. А для тебя это добром не кончится.
– Нет! – решительно возразила Бекки. – Я должна сама ухаживать за ним.
– А когда он узнает всю правду о тебе? Что тогда будет?
Или ты об этом не подумала? – Кэнди подняла брови. – Я помню, что было, когда он приезжал последний раз. Помню, как ты рыдала, когда Колт провел ночь с другой женщиной. И это я удержала тебя, не дала броситься за ним. Ты сама понимаешь, милая, что из этого ничего не выйдет, и, значит, так тому и быть. У тебя в этом городке большое будущее, да и, по-моему, ты уже не раз слышала от других девочек, что нет ничего глупее, чем влюбиться. Во всех мужчинах есть только одна прелесть – их деньги. Ничего больше. Крепко запомни это.
Тогда ты никогда не будешь страдать из-за разбитого сердца.
Жизненные принципы тетушки давно не были тайной для Бекки. И такая откровенность отнюдь не шокировала ее. Она даже в чем-то была согласна с Кэнди, но только до того момента, когда речь заходила о Колте. Бекки вдруг ошеломляюще отчетливо вспомнила те волшебные дни, когда они с Колтом познакомились, а потом, ближе узнав друг друга, стали настоящими друзьями. Это было восхитительное время, и действительно она плакала навзрыд, узнав, что Колт провел ночь с одной из девушек Кэнди. Единственное, что ее немного утешило, это мысль, что она сама разожгла в нем жгучее желание, толкнувшее юношу в постель другой. Тогда она была девственна, и он не хотел лишать ее этого сокровища. Она полюбила его за эту деликатность и доброту.
– Бекки!
Вздрогнув, она вскинула глаза на тетку и удивилась неприятному выражению ее лица.
– Вспомни, когда ты впервые увидела Колтрейна, ты ведь еще не была шлюхой. Ты была девочкой с невинными, кроткими глазами, которая приехала ко мне, лишившись матери.
Ведь твой отец и понятия не имел, что я – мадам, содержательница борделя, черт тебя побери! Как и все мои прежние знакомые, он был совершенно уверен, что я преподаю в христианской школе для индейских ребятишек. Мне не следовало брать тебя к себе, теперь-то я отлично это понимаю, но, Бог свидетель, я и не думала, что ты тоже займешься этим ремеслом. Ты же знаешь, все произошло случайно.
Жалобно всхлипнув, Бекки протестующе протянула руку, из глаз ее закапали горькие слезы. Не было необходимости напоминать ей об этом самом тяжелом событии в ее коротенькой жизни, но Кэнди решила, что разумная жестокость пойдет ей на пользу.
Стиснув зубы, Кэнди яростно прошипела:
– Убила бы этого подонка, Джейка Вингейта. Войди он в эту дверь, ни минуты не колеблясь, взяла бы винтовку и отстрелила ту поганую штуковину, которой он так гордится!
Ничего бы не произошло в ту ночь, будь я тогда тут, в этой комнате. Я никогда не пускаю к себе мужчину, если он пьян как свинья. Тебе это прекрасно известно. Он вломился сюда в мое отсутствие и изнасиловал невинную девушку, и рядом не было никого, кто бы пришел ей на помощь!
– Тетя Кэнди, не надо! – жалобно простонала Бекки, в отчаянии закрыв лицо руками. – Я не могу слышать это! Пожалуйста, не надо вспоминать об этом! Уже все равно ничего не изменишь, так что не стоит мучить меня и себя понапрасну.
– Но даже тогда еще можно было бы найти какой-то выход, – тяжело вздохнула Кэнди. – Я могла бы отослать тебя, и, наверное, это было бы лучше всего. Но ведь ты сама заявила, что знаешь, как тебе быть, и я решила не вмешиваться в твою жизнь. И до сегодняшнего дня, дорогая, я действительно считала, что поступила правильно, оставив тебя, ведь ты так естественно вела себя. – Она помедлила, не сводя зоркого взгляда с расстроенной Бекки, и сделала еще один глоток. – Это ангельски невинное лицо и пышная грудь, тонкая талия и прелестные локоны – да от подобного сочетания мужчины просто теряли голову! Ведь ты зарабатывала больше, чем все!
– Замолчите! – воскликнула Бекки. Она прекрасно понимала, к чему клонила Кэнди. – Я не хочу больше слышать об этом. Теперь я понимаю, почему вы затеяли этот разговор – хотели напомнить, кем я стала?! Но ведь все, чего я хочу, – это в последний раз побыть с Колтом. Он не должен узнать правду обо мне. – Ее голос сорвался и девушка всхлипнула:
– Я люблю его, тетя. Я знаю, что никогда не буду с ним, и все-таки люблю его. Я даже не думала, что это так серьезно, пока не увидела его, раненного, без чувств. Просто позвольте мне ухаживать за ним, пока он не встанет на ноги, а там я и слова о нем не скажу, вот увидите!
Кэнди прекрасно поняла глубину той муки, которая сейчас терзала несчастную девушку, она пыталась лишь уберечь ее от лишней боли. Ее глаза наполнились горькими слезами, и она крепко прижала к груди рыдающую племянницу.
– Девочка моя, я ведь совсем не собиралась сказать «нет»! – взволнованно проговорила она. – Я просто хотела предостеречь тебя, напомнить, кем ты стала, чтобы уберечь от ненужных мучений. Не стоит забивать себе голову напрасными надеждами.
Все было бы по-другому, будь он просто мужчиной, одним из многих, которому ты подарила бы наслаждение и в которого сама влюбилась. Тогда у тебя была бы надежда. А ведь ты совсем не та, за которую он тебя принимает! И как ты думаешь, что будет, когда он узнает, кто ты есть на самом деле?! Проклятие, неужели ты не понимаешь?! Может, будет лучше просто держаться подальше от него, тогда у тебя хотя бы останутся прекрасные воспоминания. Послушай меня, не подходи к нему, так будет лучше!
Но Бекки как будто лишилась рассудка.
– Только посмейте запретить мне, – пригрозила она, – я все равно сделаю по-своему. Поэтому лучше не тратьте время зря, а постарайтесь предупредить моих постоянных клиентов.
Я буду с Колтом, пока он сам не сможет позаботиться о себе.
– Хорошо, – тяжело вздохнула Кэнди, – предупрежу остальных девушек, чтобы оставили в покое вас обоих и держали языки на привязи. А твоим приятелям объясню, что ты на время уехала из города. Но как только он выздоровеет, будь любезна, не удерживай его ни на минуту. Мне это совсем не нравится.
Выскочив из комнаты, Бекки вихрем понеслась вниз по лестнице туда, где лежал Колт. Слова Кэнди не давали ей покоя. Она тоже не ждала впереди ничего хорошего. Но ведь она сама выбрала эту жизнь, которая была не так уж и плоха, если вдуматься. Она зарабатывала кучу денег. В один прекрасный день, быть может, и у нее все сложится, как у других: она выйдет замуж, будет иметь свой дом, детей, семью. Она не была «ночной бабочкой» по своей природе и ненавидела такую жизнь, а еще больше ненавидела и презирала мужчин, плативших за то, чтобы пыхтеть и корчиться в судорогах экстаза над ее бедным телом. Только грубое надругательство Джейка Вингейта толкнуло ее на этот позорный путь. И она всегда вспоминала об этом, продавая по минутам свое тело.
Но та безграничная власть над мужчинами, которую она получила, была жестокой местью за ее позор. Она мстила всем за то, что сделал один из них.
Всем, но не Колту. Он был исключением, такой нежный, мягкий, добрый, единственный мужчина, которого она была способна полюбить всей душой. Она уже думала, что никогда больше не увидит его.
И вот он снова здесь. Раненый! Она будет ухаживать за ним и, Бог свидетель, будет наслаждаться каждой минутой, проведенной рядом с ним.
А потом, когда он уедет, она снова вернется к своей жизни. И к работе. Крепко сжав губы, Бекки изо всех сил старалась снова не расплакаться. Все, на что она смела надеяться, это хоть как-то дать ему почувствовать свою любовь.
Бесшумно проскользнув в крошечную комнатку, она нашла Колта спящим, а Лали – бдительно охраняющей его сон.
Устроившись в кресле возле дивана, где лежал раненый, она отпустила Лали и склонилась над Колтом. Док Малтби наложил свежую повязку на его плечо и обложил валиками из скатанных одеял.
Бекки принялась осторожно обтирать мокрой салфеткой пылающий лоб Колта, чтобы хоть немного ослабить жар. Он то и дело жалобно стонал и метался под ее ласковыми руками, но не приходил в себя.
Незаметно наступил вечер. Пришла Лали, чтобы зажечь лампу, и комната наполнилась ярким веселым светом.
Держа в руке слабые пальцы Колта, Бекки позволила себе немного расслабиться. Ее сердце пело от счастья. Скоро безжалостная судьба снова разлучит их, и на этот раз навсегда, но пока она наслаждалась драгоценными мгновениями.
Она задремала, не выпуская его руки. Но всего на несколько минут – ей показалось, что она слышит его голос. Низко наклонившись над ним, Бекки расслышала, как Колт хрипло шепнул:
«Шарлин». Кто эта девушка? Неужели он любит другую?!
Он снова застонал, но уже тише. С пронзительной радостью Бекки увидела, как дрогнули густые ресницы и его темный взор остановился на ее лице.
– Я вижу ангела, – чуть слышно пробормотал он.
– Да нет же, – с облегчением рассмеялась она. – Это всего лишь я – Бекки.
Глаза снова закрылись, и Колт сонно кивнул:
– Да, конечно, ты настоящий ангел!
Он мгновенно уснул, а Бекки еще долго сидела склонившись над ним, и слезы капали ему на лицо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и ярость - Хэган Патриция



Хороший роман
Любовь и ярость - Хэган Патрицияташа
15.02.2015, 13.46





Интересное описание изощренного ограбления в особо крупном размере. Главного героя развели как последнего лоха. Главная героиня, пусть ради брата, совершила такое преступление, что 20 лет каторги ей обеспечено. Но вместо этого получила и любовь ГГ. и млн. долларов. Как говорится, хороший секс все спишет.
Любовь и ярость - Хэган ПатрицияВ.З.,67л.
3.07.2015, 13.31





В.З.,67л....смешные у вас коменты....любовные романы определенно не ваш жанр..))))почти все читательницы....а иногда читатели осознают ,что это красивы сказки для взрослых...так что дышите глубже))))
Любовь и ярость - Хэган ПатрицияЕва
15.12.2015, 23.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100