Читать онлайн Любовь и ярость, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и ярость - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и ярость - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и ярость - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и ярость

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Все было тихо. Легкий ветерок налетал с той стороны, где в темноте мирно плескалось море, но Колту, застывшему в ожидании на узком скалистом выступе, неподалеку от замка, ночь показалась довольно прохладной.
Немного ниже в скалах, в полной темноте стоял Бранч, он был вооружен до зубов и готов к любым неожиданностям.
Машинально Колт пересчитал кареты, которые вереницей выстроились у парадного входа замка. Двенадцать.
Уже стало слишком темно, чтобы следить за двумя подозрительными личностями, которых Колт заметил раньше. Расхаживая взад и вперед по двору, они держали под мышкой винчестеры. Когда стали одна за другой подъезжать кареты, мужчины отступили в тень. Ломая над этим голову, Колт вновь подумал, не ждет ли его в замке засада, устроенная Элейн.
Назначенное время приближалось. Бесшумно вскарабкавшись по острым утесам, Колт пробрался к беседке, увитой виноградом, и, тихонько свистнув, застыл в ожидании.
Через пару секунд свистнул Бранч и осторожно выступил из густой тени.
– Уже пора? – хрипло прошептал он.
– Еще несколько минут, – тихо ответил Колт. – Не выпускай из виду охрану. Если они сделают хотя бы шаг в мою сторону, стреляй не раздумывая.
Бранч угрюмо кивнул:
– Начало военных действий, как я и думал. Услышав стрельбу, все войско Мейсона немедленно сбежится сюда.
– Мы не можем узнать, сколько у него всего людей, но нас-то двое, старина. Вполне достаточно, чтобы справиться с этим сбродом! – Колт презрительно усмехнулся.
Бранч следил за тем, как Колт осторожно пробрался к краю беседки, в двух шагах от которой в темноте спрятались вооруженные бандиты Мейсона. Сумерки сгустились настолько, что он уже с трудом мог различить узкую деревянную дверь, возле которой они притаились. Что это за дверь, может, там спрятано золото? Или Дани?
– Что она здесь делает, черт побери? – в тишине отчетливо прозвучал хриплый шепот Лема, одного из охранников.
Его напарник Эл не успел ответить, как перед ним появилась изящная фигура Элейн, несшей тяжелый поднос.
– Добрый вечер, джентльмены, – весело сказала она. – Я подумала, что вы, наверное, проголодались, и поскольку там, наверху, полно еды, решила принести вам кое-что вкусное. Я прихватила еще бутылочку виски, оставила ее на черной лестнице, – добавила она, протягивая Лему поднос. – Вы можете присесть там и спокойно поесть, вас никто не побеспокоит.
Она уже повернулась, чтобы уйти, но задержалась, на ходу бросив через плечо:
– Надеюсь, вам понравится.
Когда она исчезла за углом, Лем озадаченно взглянул на Эла:
– Что все это значит? Старая сука и двух слов не сказала нам с самого приезда, а тут вдруг расщедрилась!
Его приятель осторожно приподнял с подноса белую салфетку.
– Черт с ней! Смотри, сколько тут всего, а она сказала, что еще и бутылку прихватила!
Эл посмотрел в сторону черной лестницы.
– Ну так чего мы ждем?! Пошли, и не забудь прихватить поднос. Черт побери, никто и не узнает, если мы отойдем на четверть часа.
Лем не заставил себя ждать.
Через несколько минут Элейн осторожно выглянула из-за угла и, бросив украдкой взгляд в сторону беседки, поспешила к оставшейся без охраны двери.
Колт подумал, что пока ничто не указывало на предательство женщины. К тому же выбора у него не было.
Он бесшумно выступил из темноты перед Элейн, и та испуганно вздрогнула:
– О Боже, как ты напугал меня! – Она кивнула на дверь:
– Она там, поспеши! У нас не так много времени. Скоро вернется охрана. Они знают, что Гевин время от времени проверяет, где они.
Приоткрыв узкую дверь, Колт протиснулся в темный проход.
– Я не могла рисковать и принести с собой свечу, – прошептала за спиной Элейн. – Придется идти на ощупь. Не бойся, ступай за мной.
Зная, что из кустов за ним наблюдает вооруженный Бранч, Колт спокойно шагнул в темноту.
– Осторожно, – боязливо шепнула Элейн, – ступеньки скользкие и кое-где осыпались. Обопрись рукой о стену и ступай аккуратно. Если что-то зашуршит, не пугайся, тут полно мышей.
Шаг за шагом они медленно спускались вниз. Задержавшись перед последним пролетом, Колт заметил впереди полоску света. За спиной раздался саркастический смешок Элейн.
– Время от времени Гевин посылает проверить, горит ли фонарь. Думаю, он не хочет слишком сильно злить ее, может, рассчитывает, что позже она станет его любовницей.
Колту пришло в голову, что они тут все помешались. Ему было наплевать на терзания Элейн по поводу измены Гевина, но все эти родственные интриги могли пролить свет на мошенничество, жертвами которого пали он и его семья.
Элейн шагнула в коридор, и Колт последовал за ней. Наконец они остановились перед дверью. Колт с силой рванул ее на себя и оказался в небольшом помещении. На грязном соломенном тюфяке лежала Бриана, ее щиколотки были туго стянуты, а руки закинуты за голову и крепко связаны веревкой. Нижняя часть лица была туго обмотана шарфом, чтобы девушка молчала. Колт увидел широко распахнутые от удивления глаза, которые впились в него, пока он, склонившись, торопливо снимал с нее шарф.
– Какого дьявола, что за безумие тут творится?! Ты в порядке?
Колт разрезал веревки, и Бриана принялась массировать онемевшие запястья. Слезы ручьем струились у нее по лицу, застилая глаза и не давая убедиться, что перед ней действительно Колт.
– Не сейчас, – покачав головой, прошептала Бриана. – Мы должны как можно скорее уйти отсюда!..
С помощью Колта Бриана неловко встала. Она так долго пролежала связанной, что едва чувствовала под собой затекшие ноги.
– Поверь… – сказала она, заглянув в глаза Колту. – Я все расскажу тебе, как только мы выберемся отсюда.
Он коротко кивнул:
– Пошли.
– Подожди. – Бриана с трудом шагнула к Элейн. – Я хочу забрать с собой брата. Где он? Вы отвезли его в коттедж?
– Нет, – нетерпеливо буркнула Элейн, – давай поторапливайся, пока Гевин не хватился тебя.
– Куда вы дели Шарля? – встревожилась Бриана.
– Только у меня и забот, чтобы возиться с калекой, – не скрывая презрительной ухмылки, фыркнула графиня. – Я отвезла его в сиротский приют неподалеку от Парижа. Там и ищи его.
Бриана ринулась к ней, как раненая тигрица, но Колт остановил ее:
– Нашла время, черт возьми!
Отодвинув в сторону горько плакавшую Бриану, он схватил Элейн и швырнул ее на пол, где еще несколько минут назад лежала связанная девушка. Скрутив веревкой ее запястья, он закинул ее руки и привязал графиню точь-в-точь, как была привязана Бриана.
– Что ты задумал? – в ужасе завопила Элейн.
Но Колт, подхватив с пола плотный шарф, уже завязывал ей рот.
– Прости, но я вынужден так поступить на случай, если ты передумаешь на обратном пути. Я не могу рисковать.
В любом случае, – он замолчал и взглянул ей в глаза, – теперь Гевин не догадается, что это ты предала его. Он решит, что я силой заставил тебя освободить Дани, а затем связал и бросил здесь. Ты видишь, я просто хочу тебе помочь. Пошли! – скомандовал он Бриане.
Но девушка кивнула на темный угол за бочонками:
– Посмотри туда! Там золото, которое выручил Гевин, продав твое ранчо. Оно все лежит здесь. Я сама видела, как его люди вносили сюда ящики.
Колт решил проверить. Сняв с крюка лампу, он направился в угол, где грудой были сложены деревянные ящики. Ему хватило и минуты, чтобы убедиться, что они действительно полны золотых слитков, – это было все состояние их семьи. , '«
Он повернулся к Бриане:
– Значит, Мейсон обманул и тебя, сам завладев всем золотом?! Ну что ж, у меня накопилось чертовски много вопросов, на которые тебе придется ответить, и как можно быстрее! – Он подтолкнул ее к лестнице. – Пошли отсюда!
Бриана не сказала ни слова, пока они, прихватив с собой лампу и оставив в Полной темноте связанную Элейн, спускались по лестнице. Ее сдавленные вопли преследовали их до самого выхода.
Внезапно Колт потушил лампу и приказал Бриане остановиться. Осторожно приоткрыв тяжелую дверь, он медленно высунул наружу голову и огляделся. Охранников нигде не было видно. Сжав руку девушки, он потянул ее за собой.
Они бесшумно шмыгнули в тень увитой виноградом беседки. Опавшие листья слегка зашуршали у них под ногами.
Они обогнули беседку и двинулись дальше. Колт продолжал крепко сжимать тонкое запястье Брианы. Внезапно девушка остановилась и попыталась выдернуть руку. Колт круто обернулся и удивленно уставился на нее.
– Мне нужно кое-что сказать тебе, – тихо прошептала она, – сейчас.
Колт холодно взглянул на нее.
– Похоже, что так, дорогая сестричка! – произнес он голосом, от которого ледяная дрожь пробежала у нее по спине. – Думаю, нам есть о чем поговорить. Завтра же я вернусь в замок вместе с тобой и представителем местных властей и заберу половину своего золота. А потом вы вместе с Мейсоном и этим Шарлем, не знаю, кто он тебе, можете забирать остальные деньги и убираться хоть к черту на рога!
– Шарль – мой брат.
Пальцы Колта неожиданно разжались, и он отпустил ее.
– Я сказала, Шарль – мой брат, – повторила Бриана.
Колт растерянно присвистнул:
– Может, ты объяснишь мне все по порядку?
«Боже милостивый, – взмолилась она, – помоги мне!»
Бриана глубоко вздохнула и, не в силах поднять на него глаза, проговорила:
– Я не твоя сестра! – Увидев, что он пристально смотрит на нее, ожидая объяснений, торопливо продолжила:
– Твоя сестра. Дани, сейчас в монастыре, в горах. Она стала монахиней. А я… – Судорогой сжало горло, и она замолчала.
Колт на мгновение прикрыл глаза.
– Насколько я понимаю, – прозвучал его ледяной голос, от которого Бриане стало дурно, – тебе еще многое предстоит объяснить мне. И очень скоро я вытяну из тебя все до последнего словечка…
Колт с силой толкнул ее вперед, и они снова продолжили свой путь.


Гевину наконец удалось освободиться от невзрачной толстухи, которая последние полчаса не отходила от него ни на шаг. Господи, как же он ненавидел таких женщин, жирных, обрюзгших, но старательно молодившихся, невзирая на возраст. К сожалению, ему пришлось быть с ней как можно любезнее, ведь он хотел произвести наилучшее впечатление на местное общество.
По этой же причине он приказал Делии не высовывать носа из своей комнаты. Она, конечно, пришла в дикую ярость, но он уже научился укрощать ее необузданный нрав. Тут он вспомнил о своем последнем разговоре с Элейн. А кстати, где она? На ее месте он бы дважды подумал, прежде чем напиться в такой день. При этой мысли Гевин поморщился и, незаметно покинув гостиную, спустился по лестнице на кухню, где суетились три поварихи, специально нанятые для этого приема. Женщины хлопотали вокруг длинного деревянного стола, над очагом в большом котле что-то булькало, распространяя в воздухе восхитительный аромат.
– Где графиня? – обратился к ним Гевин по-французски.
Две женщины помоложе повернули головы к третьей, которая, очевидно, была за старшую. Она равнодушно пожала плечами:
– Понятия не имею. Она заходила на кухню, но это было больше часа назад и с тех пор я ее не видела.
– Ну, – нерешительно протянул он, – а она не давала каких-нибудь распоряжений, когда, например, подавать ужин?..
– Нет, она только прихватила большой поднос с едой и бутылку виски и предупредила, что распорядится насчет ужина, когда вернется.
С каждой минутой Гевин злился все больше.
– Что это значит, черт побери?! Кому она понесла еду? – раздраженно воскликнул он.
Повариха недоуменно покачала головой:
– Мсье, я не знаю, кому она несла поднос.
Гевин, махнув рукой, отправился через черный ход на крыльцо. Здесь, на каменных ступеньках лестницы, ведущих во внутренний дворик, он увидел поднос с грязными тарелками и пустой бутылкой из-под виски.
Что за дьявольщина?! Он не приказывал кормить кого бы то ни было, а уж Элейн не та женщина, которая будет делать это из одного добросердечия.
Задыхаясь от охватившего его бешенства, Гевин ринулся в сторону погреба. Здесь, в слабом свете лампы, он увидел обоих охранников, которые мирно что-то обсуждали, прислонившись к деревянному косяку. Эл ковырял в зубах кончиком ножа.
– Олухи несчастные! – рявкнул взбешенный Гевин. – Как вы думаете, для чего вас сюда поставили – для болтовни?!
Где графиня?!
Испуганные охранники, обменявшись растерянными взглядами, вытянулись в струнку. Они уже достаточно наслушались рассказов об отвратительном норове хозяина и не имели ни малейшего желания убедиться в этом на собственном опыте.
Эл первый решился заговорить:
– Мы ни о чем не просили, поверьте! Она сама принесла нам поднос с едой и сказала, что мы можем отлучиться поесть.
– Ведь ничего же не случилось, – поддержал его Лем, – нас и не было всего-то минут пятнадцать, не больше.
Гевин чуть не лопнул от бешенства. Что еще задумала Элейн?! Он знал, что в последнее время она частенько злилась на него – и из-за Делии, и из-за того, что он решил отправиться в Грецию без нее. Он пытался кое-как успокоить ее, даже промолчал, когда она, никого не спросив, отослала Шарля в сиротский приют.
Он пристально посмотрел на узкую деревянную дверь, ведущую в погреб. Бриана! Элейн ненавидела ее почти так же сильно, как Делию.
– Открывайте! – рявкнул он, и охранники кинулись к двери.
Гевину совсем не улыбалось спускаться вниз по ветхой лестнице, да еще в кромешной тьме, но фонаря не было под рукой, а идти за ним не хотелось. Вскоре он наткнулся на что-то твердое. Наклонившись и пошарив на полу, он поднял лампу, но, к сожалению, она не горела. Отшвырнув в сторону эту теперь бесполезную вещь, Гевин вдруг почему-то почувствовал странную тревогу и бросился вперед.
– Поторопитесь, – крикнул он через плечо Лему и Элу.
Они стали быстро спускаться по ступенькам, и Гевин услышал в темноте приглушенные крики и стоны.
Ощупью найдя на полу беспомощно извивающееся женское тело, он дотронулся до ее лица, нащупал шарф, которым был завязан рот и, еще не сняв его, понял, что перед ним охваченная бешенством Элейн.
Она закашлялась и с трудом прохрипела:
– Колт! Он увел Бриану!
Дикий вопль Гевина гулко раскатился в кромешной тьме погреба, словно вой тысячи демонов ночи.
Он вихрем побежал к лестнице.
– Не оставляй меня! – завизжала Элейн. – Не бросай меня одну, Гевин, пожалуйста!
Но Гевин уже не слышал ее криков, он карабкался вверх по выщербленным ступенькам, а за ним следовали его охранники.
С трудом переводят дыхание, он бросил им:
– Разыщите всех остальных и скажите, чтобы как можно быстрее собирались в конюшне и ждали Холлистера. Он скажет, что делать дальше.
– Хозяин, – робко напомнил Эл, – Холлистер не вылезает из своей берлоги – с тех самых пор, как его ободрала эта дикая кошка!
– Не ваше дело! – взревел Гевин. – Поторапливайтесь!
Он бегом кинулся к маленькому коттеджу, где раньше жила Бриана. Сейчас его занимал Холлистер. Но на полдороге Гевин передумал и свернул к замку. Сначала надо было позаботиться о том, чтобы потихоньку спровадить ничего не подозревавших гостей. Как он сейчас жалел, что пришлось устроить этот злосчастный прием, а ведь когда-то казалось, что это единственный способ дать понять, что их дела наконец поправились и семья выбралась из нищеты.
Гевин подозвал Эла и потихоньку велел ему вернуться в погреб и, освободив Элейн, как можно быстрее проводить ее на кухню.
Через пару минут он уже вернулся к гостям и обворожительно улыбался, сетуя на нелепую случайность, из-за которой задерживался ужин. Слава Богу, к этому времени все уже достаточно выпили, чтобы обращать внимание на такие мелочи, как запаздывающий ужин или внезапное исчезновение хозяев, поэтому Гевин снова заглянул на кухню и с радостью обнаружил там Элейн. Схватив за плечи перепуганную графиню, Гевин затащил ее в пустую комнату. Она была в таком состоянии, что ему ничего не стоило вытянуть из нее всю историю освобождения Брианы. Элейн захлебывалась рыданиями, каялась в том, что завлекла в ловушку охранников, просила прощения, уверяла, что во всем виноват Колтрейн. Это он схватил ее и, угрожая перерезать горло, если она попытается позвать на помощь, заставил показать, где находится Бриана. В погребе он сбил ее с ног и связал по рукам и ногам, чтобы она не могла раньше времени поднять тревогу.
Прекратив наконец рыдать, Элейн бросилась Гевину на шею:
– Умоляю, не сердись на меня! Он силой заставил меня сделать это!
Гевин безропотно стерпел и слезы, и нелепые объяснения. К чему было понапрасну ссориться?
– Он уже знает, что Бриана не Дани? – сердито спросил он.
Элейн покачала головой:
– Нет. По крайней мере при мне об этом не было речи. А впрочем, какая разница, ведь не станет же она молчать теперь, когда он помог ей бежать?!
– Это уж точно, – угрюмо буркнул Гевин, скривив тонкие губы. Теперь у него не было выхода, и он отчетливо это понимал.
Мейсон принялся быстро отдавать приказы, а Элейн только молча кивала, стоя рядом. Гостей нужно было пригласить к столу, накормить, а потом незаметно выпроводить из замка.
Его отсутствие можно объяснить как угодно, ну хотя бы внезапным известием о болезни близкого друга.
Когда все распоряжения были отданы, Гевин отправился в коттедж. Войдя туда, он был потрясен: в сгустившихся сумерках перед пустым, холодным камином, опустив на руки туго забинтованную, похожую на белый кокон голову, сидел Холлистер. Вся его поза говорила о безысходном отчаянии. В углу тускло горела одинокая свеча.
Подтащив к себе стул, Гевин устроился напротив, но Дирк, похоже, даже не заметил этого. Он неотрывно смотрел на серую золу в очаге.
Прошло несколько минут. Гевин наконец не выдержал и тронул его за плечо:
– Холлистер?
Но тот молчал. Дьявольщина, что это с ним? Может, он тронулся?! С тех пор как с Холлистером стряслась беда, Гевину все было недосуг навестить его. Может быть, с ним все гораздо хуже, чем ему казалось?!
Вдруг Дирк словно очнулся.
– Оставь меня в покое! – буркнул он, не оборачиваясь.
– Рад бы, но не могу, – быстро сказал Гевин. – У нас проблемы и довольно-таки серьезные. Мне нужна…
– Проблемы! – Гевин даже вздрогнул, услышав искаженный от ярости голос Дирка. – Это у тебя проблемы?! Ну, так я сейчас кое-что покажу тебе!
Прежде чем Гевин успел помешать ему, Дирк в мгновение ока сорвал с себя бинты и повернулся к нему, так что его лицо оказалось на свету.
– Вот, полюбуйся! – с рыданиями в голосе воскликнул Дирк. – Это уже не проблемы, а самая настоящая беда! Посмотри, что со мной сделали! И теперь я до конца дней обречен на это уродство. Люди будут шарахаться от меня, увидев такую… такое…
Гевин вряд ли мог припомнить, жалел ли он кого-нибудь в своей жизни, но тут даже у него перехватило дыхание, и он искренне посочувствовал Дирку Холлистеру. Нестерпимо было думать, что этот довольно-таки привлекательный молодой человек превратился в омерзительное чудовище.
Больше всего несчастный Дирк напоминал сейчас подгоревший с одной стороны ломтик ветчины. Одна половина лица у него полностью обгорела, кожа в заживших рубцах осталась багровой, сморщенной, и доктора только разводили руками, бормоча, что медицина тут пока бессильна. Жизнь повернулась к нему своей уродливой стороной.
– Постарайся, чтобы эта сука больше никогда не попадалась мне на глаза! – прохрипел Дирк, и Гевин с содроганием увидел красные веки без ресниц и воспаленные глаза. – Иначе я сотру ее с лица земли, и никто не сможет остановить меня!
– Никто и не будет пытаться, – тихо сказал Гевин.
– Что ты имеешь в виду? – спросил явно сбитый с толку Дирк.
В двух словах Гевин объяснил ему, что произошло. И казалось, с каждым услышанным словом к этому сломленному человеку возвращались силы.
– Твои люди ждут тебя, – тихо сказал Гевин, – а мне пора искать корабль, который переправил бы нас в Грецию.
Как только станет возможно, погрузим золото – и только нас и видели!
Я хочу, чтобы ты нашел Колтрейна и убил его, – продолжал Гевин, дружески обняв Дирка за плечи, – а девчонку привез ко мне и…
– Ну нет! – взревел Дирк. – Она моя! И я сделаю так, что она еще будет умолять меня о смерти, как о величайшей милости! – Его сильное тело сотрясала крупная дрожь.
– Привезешь ее ко мне, а до этого не вздумай ее и пальцем тронуть, – коротко приказал Гевин. – Когда она надоест мне – ну что ж, тогда она твоя, можешь делать с ней что хочешь. Выполни что я говорю, – повелительно добавил он, – и я позабочусь о том, чтобы ты покинул Францию богатым человеком, так что тебе уже до конца твоих дней не придется заботиться о куске хлеба. – Он помолчал и взглянул на Дирка:
– Ну что, договорились?
Дирк, не колеблясь, протянул ему руку, и Гевин крепко сжал ее. Договор был заключен.
Торопливо покинув коттедж, они растворились в ночи.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и ярость - Хэган Патриция



Хороший роман
Любовь и ярость - Хэган Патрицияташа
15.02.2015, 13.46





Интересное описание изощренного ограбления в особо крупном размере. Главного героя развели как последнего лоха. Главная героиня, пусть ради брата, совершила такое преступление, что 20 лет каторги ей обеспечено. Но вместо этого получила и любовь ГГ. и млн. долларов. Как говорится, хороший секс все спишет.
Любовь и ярость - Хэган ПатрицияВ.З.,67л.
3.07.2015, 13.31





В.З.,67л....смешные у вас коменты....любовные романы определенно не ваш жанр..))))почти все читательницы....а иногда читатели осознают ,что это красивы сказки для взрослых...так что дышите глубже))))
Любовь и ярость - Хэган ПатрицияЕва
15.12.2015, 23.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100