Читать онлайн Любовь и война, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и война - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и война - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и война - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и война

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Наступило и прошло Рождество. Оно оказалось необычно мрачным: от праздничного настроения не оставалось и следа при мысли о надвигавшейся войне. От Натана не было никаких вестей, и Китти больше не выбиралась в лес, на место их свиданий. Она решила хорошенько разобраться в том хаосе чувств и мыслей, переполнявших ее последние месяцы.
В самый канун нового, 1861 года взбудораженные слухами о войне жители Уилмингтона, штат Северная Каролина, телеграфировали губернатору штата, Джону В. Эллису, требуя разрешения занять форты Касвелл и Джонстон, располагавшиеся в районе устья Кейп-Фиа-Ривер. Эту новость привез из города Джон Райт вместе с известием о том, что Аарон Коллинз со своими приспешниками остановился в Уилмингтоне в ожидании губернаторского согласия и грозился перевернуть весь штат, если этого согласия не получит. Губернатор Эллис действительно не дал согласия, мотивируя это тем, что не в его власти решать столь важные стратегические проблемы. Однако жителей Уилмингтона это нисколько не образумило. Они по-прежнему считали злополучные форты угрозой собственной безопасности и процветанию.
Джон привез с собой газету, в которой подробно описывалось, как некий мистер по имени В.В. Эш возглавил делегацию, которая добилась приема у губернатора в Ралее с целью получить разрешение на занятие фортов, но тоже потерпела неудачу.
Кипевший от негодования Аарон Коллинз со своим отрядом вынужден был вернуться домой перед самым Новым годом и тут же снова помчаться обратно, так как разнеслась весть, что в форт Касвелл направляется таможенный сторожевой катер Союза с пятьюдесятью членами экипажа и восемью пушками. Уже на следующий день добровольцы заняли оба форта. Узнав об этом, губернатор Эллис приказал немедленно освободить укрепления, считая действия ополченцев абсолютно незаконными.
– Похоже, придется Аарону сидеть дома и не совать нос куда не следует, – заключил Джон, хлопнув по «Голдсборо уикли телеграф», которую читал при свете очага. Сидевшая рядом Китти ловила каждое его слово. Он продолжал: – Губернатор связался с президентом Бьюкененом
type="note" l:href="#n_4">[4]
и изложил ему все как есть, и президент прислал официальный ответ через военного секретаря Джозефа Хилта, что в их планы не входило размещение гарнизонов в фортах Северной Каролины. Похоже, Аарон со своей кровожадной бандой слишком поторопился.
Лина театрально вздохнула, отложив в сторону шитье:
– Джон, отчего ты нападаешь на Аарона и его людей – ведь они только и хотят что защитить свой народ! То, что ты оказался безнадежным трусом, еще не дает тебе права злословить о тех, у кого хватает духу бороться. А вот ты давно утратил храбрость.
– Храбрость? – И он расхохотался, запрокинув голову. – Эх, женщина, неужели ты не понимаешь, что настоящая храбрость заключается в том, чтобы жить, а не погибать? Поверь, что храбрость требуется, чтобы отстаивать свои убеждения, а не тащиться в хвосте у Аарона Коллинза, взалкавшего чужой крови! Кстати, – продолжал он, подумав, – как по-твоему, от чего Аарон отказался вступить в военный отряд Голдсборо – тот, который назвали «Винтовки Голдсборо» и который формирует доктор Крейтон? Да потому, что такой наглый и кровожадный тип, как Аарон, не желает подчиняться ничьим приказам и все норовит повернуть по-своему!
– Ах, да как у тебя язык поворачивается обвинить в подобном такого очаровательного джентльмена?
– Очаровательного! – усмехнулся Джон. – Нет человека более жестокого и бессердечного, чем Аарон Коллинз!
– И ты согласна с этим, Кэтрин? – обратилась Лина к дочери.
– Я бы предпочла вообще об этом не рассуждать.
– И я отлично понимаю почему, – подхватила мать. – Ты такая же бесхарактерная, как и твой отец!
– Знаешь, если уж тебе хочется обозвать кого-нибудь трусом, то можешь обвинить в этом Натана Коллинза, – не выдержал Джон, с шумом сложив газету. – Это у него не хватило духу перечить своему папочке и открыто ухаживать за девушкой, которую он заверяет в своей любви.
– Папа, пожалуйста, – в смятении вскочила Китти, вовсе не желавшая обсуждать эти вещи, – давай поговорим о чем-нибудь еще!
– Натан почитает своего отца, как положено сыну, – возразила Лина, – и я не могу его в этом винить, хотя, конечно, была бы не прочь выдать Кэтрин за члена столь почтенного семейства. И я понимаю, отчего Аарон запретил своему сыну встречаться с Кэтрин – еще бы, после такого скандала, который она устроила во время приема.
Однако ни Джон, ни Китти уже не слушали ее, встревоженные звуком торопливых шагов по скрипучим доскам крыльца. Отец подошел к камину и взял ружье.
В дверь громко забарабанили. Подняв ружье, Джон хрипло прошептал:
– Посмотри осторожно в окно, кто это.
На крыльце стоял Джекоб, вид у него был явно испуганный. Поклонившись Китти и Лине, он устремил взгляд туда, где стоял Джон, уже опустивший ружье.
– Масса, вы бы вышли лучше сами…
Ни слова не говоря, Джон направился в спальню и вскоре вернулся, на ходу застегивая пальто. Взяв ружье, он заспешил следом за старым негром, не обращая внимания на испуганные расспросы Китти.
Дверь заперли на засов, и Лина снова занялась шитьем.
– Ох, пусть идут куда угодно! Кому какое дело, куда их понесло? Мне уже давно это безразлично!
Уже не в первый раз Джекоб вот так же неожиданно уводил куда-то Джона. Бывало, что Китти просыпалась по ночам от странных звуков – это Джон осторожно, чтобы не разбудить жену, выходил из дома. Однако в этот вечер слишком уж перепуганный вид Джекоба внушил девушке неясную тревогу.
– Пожалуй, я пойду спать, – сказала она, направляясь в свою комнату. – День выдался тяжелый. – Поплотнее закрыв дверь, Китти бесшумно скинула домашнее муслиновое платье и переоделась в рубаху, штаны и куртку. Затем подняла раму – к счастью, на этот раз она подалась без скрипа – и вылезла через окно. Вздрогнув от резкого холодного порыва январского ветра, девушка легко спрыгнула на землю и прикрыла за собой окно.
Сквозь непроглядную ночную тьму она поспешила к коровнику. Если отец с Джекобом направились туда, они зажгут лампу. И действительно, она заметила неяркий свет, но только он исходил совсем из другого места – с лесной опушки, где густой подлесок подходил вплотную к болоту. Китти обычно не ходила в ту сторону, опасаясь увязнуть в трясине. Но именно там среди кустов сейчас мелькал неяркий свет. С какой стати Джекоб потащил туда Джона среди ночи? Чувствуя, как от холода и тревоги кожа покрылась пупырышками, Китти заспешила следом.
Ей пришлось бежать, то и дело спотыкаясь о кочки и корни, чтобы не упустить из виду огонек. И хотя вся ее душа противилась попытке шпионить, напряженная атмосфера последних дней заставляла девушку упорно двигаться вперед, чтобы выяснить, чем занимается ее отец. Несмотря на ту необычную дружбу, которая связывала ее с Джоном, Китти не покидало чувство, что она далеко не все знает об отце. И теперь, судя по всему, она получила тому подтверждение.
Девушка уже достигла края болота, погруженного в полную тьму. Наступив на что-то холодное и скользкое, она едва не закричала от страха. Слава Богу, Джекоб с Джоном тоже замедлили шаг, вынужденные выбирать путь среди трясины.
При звуке голосов Китти стала красться еще осторожнее. Она прислушалась, стараясь различить неясные звуки. До ее ушей донесся мягкий женский голос и приглушенный плач младенца. Надо было подобраться поближе. Китти двигалась совершенно бесшумно.
– …Ты не потрудился предупредить меня, Вилли, – судя по тону, Джон был не на шутку расстроен, – и я не мог ни с кем условиться…
– Но ведь вы же помогали другим, которые бежали без предупреждения, масса Райт… Вы должны помочь и нам с Дженни! Масса Коллинз пообещал завтра отвезти меня на рынок и продать, а я хочу остаться с Дженни и малышом! Если меня продадут, мы уже больше никогда не увидимся! Разве это справедливо! Мы все равно сбежим, даже если вы нам не поможете…
– Ну, хватит! – оборвал его Джон. – Я ведь еще не сказал, что не буду вам помогать, верно? Дай мне хотя бы минуту подумать. Если бы мне удалось доставить вас в Ралей, то я нашел бы там людей, которые согласились бы позаботиться о вас и переправить на Север. Вот только есть ли у нас время? Джекоб, как долго они здесь находятся? Их уже успели хватиться или нет?
– Вряд ли. Они появились здесь совсем недавно.
Опять заплакал младенец. Китти подошла совсем близко, так что смогла различить в тусклом свете лампы лицо Дженни, той самой молоденькой рабыни, у которой недавно приняла роды. Высвободив полную молока темную грудь, Дженни вложила сосок в жадный маленький ротик. Малыш громко зачмокал и успокоился.
Стало быть, это правда, лихорадочно пронеслось у Китти в мозгу. Обвинения в адрес отца имели под собой почву. Он действительно помогает укрываться беглым рабам. Он действительно связан с подпольем. Стиснув до боли кулаки, Китти подумала: неужели отец не представляет, насколько это опасно? Не дай Бог пронюхает Аарон со своими подручными, особенно сейчас, когда из-за приближающейся войны люди возбуждены и озлоблены…
– Хорошо, – проговорил тем временем Джон. – Я сделаю, что смогу. Это болото тянется примерно миль на десять до Нес-Ривер, а там у меня припрятана плоскодонка. Мы с Джекобом проведем вас туда, а потом Джекоб довезет вас до Ралея. Передвигаться будете по ночам, а днем – скрываться. Джекоб знает, к кому надо обратиться в Ралее. Если повезет и доберетесь до города, то можете считать себя в безопасности.
– Ох, благослови вас Господь, благослови Господь… – зарыдала Дженни.
– Сейчас не время для благодарностей, – грубо прервал ее Джон. – Джекоб, сбегай к себе в хижину, прихвати мешок кукурузных лепешек да флягу с водой. Дженни надо будет подкрепляться, чтобы кормить младенца. А пока вы доберетесь до Ралея, пройдет две, а то и три ночи.
Джекоб опрометью кинулся назад и проскочил буквально в нескольких футах от дерева, за которым пряталась Китти.
– Как только он вернется, отправимся в дорогу, – помолчав, добавил Джон.
Китти не знала, что же ей теперь делать. Конечно, отец не обрадуется, если узнает, что она шпионит за ним, поэтому не стоило выдавать своего присутствия. Если просто попытаться сейчас же вернуться домой, ее могут заметить. Стало быть, ничего не оставалось как продолжать прятаться в лесу, дожидаясь, пока они уйдут первыми.
Внезапно раздался знакомый лай. Киллер! Видимо, Джон прихватил с собой старого гончака, и Китти в панике решила, что пес учуял ее след и теперь поднял тревогу. Но уже в следующий миг с еще большим страхом девушка поняла, что злобный отрывистый лай собаки относится к кому-то чужому.
– Прячьтесь! – крикнул отец.
Китти затрепетала от ужаса, когда непроглядную ночную тьму прорезали яркие факелы. И в их свете появились люди в белых клобуках, кто верхом, а кто пеший. Они выступали из леса, потрясая ружьями и дубинками, и плотным кольцом окружили ее отца и рабов.
Ку-клукс-клан! Боже милостивый, только не это, только не кровожадные убийцы из ку-клукс-клана!
Не в силах шевельнуться от страха, Китти услышала гневный голос:
– Ну, изворотливый сукин сын, мы наконец-то застали тебя с поличным! Слишком долго ты водил нас за нос…
Джон выстрелил – и Китти раскрыла рот, чтобы закричать, но в тот же миг на ее лицо легла сильная потная ладонь. Вцепившись в нее обеими руками, Китти в ужасе увидела, как фигуры в клобуках надвинулись на отца и повалили наземь, не давая возможности перезарядить старенькую винтовку, как из рук Дженни вырвали младенца и жестоким ударом по голове сбили с ног Вилли, бросившегося им на помощь.
– Привяжите их к мулам и везите назад, – гремел все тот же голос. – Ребенка привяжите сверху. Этот наглый раб завтра же будет продан, а у рабыни отнимут ее отродье. Это научит их покорности!
Китти, все еще продолжая бороться, извернулась и ахнула, увидев перед собой залитое слезами лицо Джекоба.
– Мы уже ничем им не поможем, – зашептал негр. – Иначе и нам несдобровать. Молите Бога, чтобы нас не заметили.
Киллер, сунувшийся на выручку хозяину, тоже был оглушен ударом дубинки и лежал неподвижно у ног хозяина. Не было слышно и голоса Джона, которого взвалили на спину мула и повезли куда-то в ночь, в глубину болот.
Китти с упорством отчаяния пыталась вырваться из железных рук старого негра, что было силы прижимавшего девушку к себе. Она не могла не помочь отцу! Ведь его сейчас убьют! А что будет с ребенком Дженни? Что сделают с ним? Надо скорее бежать за помощью! Нельзя же молча смотреть, как творятся столь ужасные вещи!
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем хватка Джекоба ослабла и Китти смогла наброситься на него с плачем:
– Да как ты смел, старый дурень? Как ты смел стоять в стороне и даже не попытаться помочь ему – после всего, что он сделал для твоего народа?! Неужели не ясно, что эти ненасытные головорезы его убьют. Ведь они поймали его с поличным, помогающего беглым рабам! Ты не можешь не знать, что его за это убьют!
– Так ведь они и нас бы убили, мисси! И я бы непременно помог ему, если бы не увидел вас! Страшно подумать, что могут сделать эти люди с белой женщиной, которая сунет нос в их дела. И ваш отец наверняка велел бы мне сделать все, чтобы только они вас не заметили. Ну а теперь надо пойти поглядеть, жив ли Киллер, да отнести его домой, а потом поспешить за помощью для массы Джона.
Впадая то в отчаяние, то в ярость, Китти еле дождалась, пока Джекоб отыщет Киллера. Он принес пса на руках – бесчувственного, но еще живого. Не тратя времени даром, негр двинулся в путь, отлично ориентируясь в кромешной тьме. Как только они подошли к дому, Китти помчалась к сараю и, перешагнув его порог, на ощупь прошла в стойло, где находилась отцовская лошадь. Эта кобыла была более резвой, чем та, на которой обычно ездила Китти, а от скорости сейчас зависело очень многое. Когда к сараю подошел Джекоб с Киллером на руках, девушка уже сидела в седле.
– Джекоб, ты останешься здесь, – решительно проговорила она, придя в себя и обретя способность ориентироваться в ситуации. – Вовсе ни к чему, чтобы ты тоже оказался замешанным.
– …Да вы-то куда собрались, мисс Китти? – не сводил с нее Джекоб испуганных, заплаканных глаз.
– За доком Масгрейвом. Он поможет мне.
И она с места пустила лошадь галопом. Пронзительный январский ветер безжалостно трепал распущенные волосы и обжигал лицо, однако девушка не обращала ни на что внимания – сейчас главное было поскорее организовать помощь отцу. Ку-клукс-клан шутить не любит. Это опасная, кровожадная банда, для которой убить человека ничего не стоит. Недаром их боится вся округа.
Три мили показались Китти бесконечными. Наконец она подъехала к дому Масгрейва и спешилась. На крыльце показался док с зажженной лампой в руках.
Не замечая холодного ветра, в одной ночной рубахе, он испуганно всматривался в лицо Китти, слушая ее историю, и теребил нервными пальцами то бороду, то усы. Седой док отличался живостью ума и подвижностью, и, как только понял, в чем дело, резко кивнул, сверкнув серыми глазами, и вернулся в дом. Буквально через минуту он снова вышел – уже полностью одетый, со своим неразлучным черным кожаным саквояжем.
– Скорее всего, его повезли на негритянское кладбище – то, что в излучине ручья, – пробормотал доктор, вскакивая на лошадь, сзади села Китти. – Чаще всего именно там находили их жертв.
Но почему-то Масгрейв направил лошадь в другую сторону, и Китти воскликнула, цепляясь за его плечо:
– Вы не туда едете! Кладбище по дороге к моему дому…
– Нам понадобится помощь! – выкрикнул он в ответ, поднимая лошадь в галоп. – На случай, если с ним еще не покончили. Я собираюсь позвать Дэвида Стоунера с отцом!
– Но ведь Дэвид в отряде Аарона Коллинза. – Китти с трудом удавалось кричать против ветра. – А почти все уверены, что верховодит ку-клукс-кланом именно он! Мне отец рассказывал!
– Можешь быть уверена, что у Дэвида нет ничего общего с ку-клукс-кланом!
Внезапно лошадь споткнулась, и на какой-то миг им показалось, Что падение неизбежно. Но животному удалось выровнять бег, хотя и пришлось потерять в скорости. Док предпочел не погонять, опасаясь, что следующее препятствие может оказаться роковым в такой тьме. Но вдруг он резко натянул поводья, и Китти, не успев спросить о причине задержки, тут же услышала приближающийся топот копыт.
– Кто там? – выкрикнул в темноту док.
– Аллен Стоунер и его сын Дэвид, – при звуках знакомого голоса Китти облегченно перевела дух. Всадники встретились, с трудом сдерживая разгоряченных лошадей. – Мы за вами, док! Дэвид только что признался, что ку-клукс-клан этой ночью будет охотиться на Джона Райта. Они устроили ловушку, чтобы застать его тогда, когда он будет помогать беглым рабам.
– Значит, это и правда была ловушка! – выкрикнула Китти, и только тут Стоунеры заметили ее за спиной у Масгрейва.
– Китти, мне так жаль!.. – горячо заговорил Дэвид, подъезжая вплотную. – Если бы я только смог, я бы обязательно предупредил тебя!
– Я видела, как его поволокли куда-то в глубь болот, – горестно проговорила Китти. – И я готова была броситься на них, но Джекоб не дал и заставил спрятаться. А потом я поспешила за помощью…
– Джекоб достоин всяческого уважения за то, что спрятал тебя, – веско вмешался Аллен Стоунер. – А теперь давайте поспешим на кладбище и посмотрим, не удастся ли положить конец этому безумию.
Развернув лошадей, они помчались вперед.
– У нас нет света, – с отчаянием воскликнул док, – разве тут найдешь кого-нибудь, когда ни зги не видно!
– Но если мы отложим поиски до утра, ему вообще может не понадобиться наша помощь, – невозмутимо возразил Аллен Стоунер.
– Хоть бы плохонький факел…
– Тс-с-с! Я что-то слышу!
Они резко остановили лошадей. И тогда стало слышно всем: низкий, стонущий звук, от которого у Китти все внутри похолодело. Она мигом соскочила на землю, едва не столкнув с седла дока.
– Вон там! – воскликнул кто-то. – О Господи, да помогите же его снять!
Мужчины кинулись бегом к стонавшему, задыхавшемуся сгустку тьмы, висевшему в воздухе. Вот раздался свист ножа, рассекающего веревку… мягкое падение тела, попавшего в подставленные руки… и булькающий кашель человека, жадно глотавшего воздух.
– Он жив?
– Да, жив. Разве не слышишь, как он дышит?
– Жив, да не очень.
– Док, сделайте что-нибудь…
Китти кусала нижнюю губу до тех пор, пока рот не наполнился горячей солоноватой кровью. Охваченная внезапной нерешительностью, на негнущихся от страха ногах она приблизилась к неясным фигурам мужчин, хлопотавших возле отца.
– Надо поскорее доставить его домой, чтобы я как следует осмотрел его и решил, что делать, – говорил Масгрейв. – А теперь потихоньку… вот так, поднимите его на лошадь. Накиньте одеяло. Эти грязные трусы били по голому телу!
Каждое движение лошади заставляло Джона стонать от боли. Голос его становился все слабее и слабее. Китти ехала позади Дэвида, обхватив его за пояс. Она спрятала лицо у него на спине и горько рыдала, моля Бога, чтобы отец выжил.
Супруга Масгрейва, Кейт, ждала их возвращения. Мужчины внесли Джона и положили на деревянный стол в передней комнате, ярко освещенной множеством ламп, – Масгрейв именовал ее своим кабинетом.
От одного вида растерзанной, истекающей кровью плоти Китти стало дурно. Дэвид выскочил за ней на крыльцо и обнял едва державшуюся на ногах девушку.
Джон был раздет донага и избит с головы до пят. Судя по всему, сыромятные бичи и завязанные узлами веревки раз за разом вонзались в тело, превращая его в невообразимое месиво из клочков кожи, мышц и сухожилий. Каждый дюйм его тела стал объектом бесноватой ярости куклуксклановцев.
– Китти, он плох, очень плох, – мрачно обратился к ней Масгрейв, как только девушка нашла в себе силы вернуться в комнату. – Он потерял много крови, да еще такое множество открытых ран… наверняка начнется лихорадка. Я воспользовался своим собственным бальзамом и наложил столько мази, сколько он сейчас в состоянии вытерпеть. Теперь остается только ждать до утра и надеяться на лучшее. – И он мягко добавил: – Мне очень жаль…
Кто-то поднес к губам Джона стакан с виски, и после нескольких глотков несчастный провалился в благословенное забытье. Это дало доку возможность наложить новую порцию бальзама.
– Он может не выдержать этой процедуры. Черт бы побрал проклятых убийц!
– Нет, я не думаю, что они хотели его убить, – возразил Дэвид, по-прежнему поддерживая за талию Китти. – Если бы это было так, Джона давно бы повесили – и дело с концом. Им выгоднее было оставить его полуживым как назидание рабам, а заодно остальным, имеющим неосторожность иметь собственное мнение.
– Пожалуй, – не мог не согласиться док. – Я слышал краем уха, что в связи с надвигающейся войной волнения среди рабов усилились и грозят превратиться в серьезную проблему. И уж они постарались показать, на что способны куклуксклановцы, эти никчемные сукины дети!
Китти внезапно всполошилась, словно вспомнила нечто важное, и набросилась с кулаками на Дэвида:
– Дэвид, а ведь ты знал! Ты знал, что они собрались сделать с отцом, и молчал, пока не стало слишком поздно! Ты такая же дрянь, как и остальные!
– Да нет же, Китти, до меня дошли лишь неясные слухи, – пытался оправдаться бледный Дэвид. – И я сразу сказал об этом отцу, и он решил, что надо это проверить.
Он протянул было к Китти руку, но девушка оттолкнула ее, а потом подскочила ближе и изо всех сил ударила его по щеке.
– Ты виновен не меньше, чем остальные! И я готова поспорить, что Натан тоже принимал в этом участие!
– Нет, я ничего об этом не знал… – Все растерянно обернулись к стоявшему на пороге Натану с мрачно пылавшими глазами и гневно сжатыми губами. – Я ничего не знал, пока тот вой, что подняли рабы, не всполошил весь дом.
Он нерешительно подошел к столу, на котором распластался бесчувственный Джон. Тихонько чертыхнувшись, Коллинз машинально запустил нервно дрожавшие пальцы в светлую шевелюру. А потом, потрясенно глядя на Китти, развел беспомощно руки:
– Пока я успел одеться и добежать до бараков, ку-клукс-клан покончил с Вилли – повесил его. И Дженни они избили так, что, говорят, она не доживет до рассвета. И никто не знает, что сделали с ребенком.
У Китти подогнулись колени, и Дэвид снова заботливо подхватил ее. При виде этого Натан помрачнел еще больше.
– Я услышал, как рабы шептались про какого-то белого, которого повесили за помощь Дженни и Вилли, – продолжала он, – и без труда догадался, о ком идет речь. По дороге к дому Джона я заметил, что у дока светятся окна и лошади привязаны во дворе…
Не в силах больше сдерживаться, он ринулся туда, где стояли Китти с Дэвидом. Вырвав девушку из рук Стоунера, он прижал ее к себе и промолвил:
– Китти, милая, мне так жаль! Я ничего не знал. Ты должна мне верить. Если бы я только знал, то обязательно предупредил бы твоего отца. Но меня нарочно держали в неведении, потому что именно этого и боялись!
Словно услышав эти слова, Джон дернулся и застонал, обратив на себя внимание присутствовавших. Несчастный смог лишь неимоверным усилием на миг приоткрыть глаза. Китти закричала.
– Ничего, ничего, – успокоил ее док, торопливо нащупывая пульс. – Он не умер. Он просто снова потерял сознание. Оно и к лучшему. Пусть отдохнет. Так он меньше страдает от боли.
С тревогой заглянув Китти в глаза, Масгрейв добавил:
– Детка, ему пришлось очень туго. И вряд ли он выживет. Кто-то должен предупредить твою мать.
– Я… я сама, – после минутного молчания пробормотала Китти, которую била сильная дрожь. – Лучше уж я, чем кто-то другой.
– Я поеду с тобой, – быстро вставил Натан. – Моя лошадь здесь, у крыльца. Она довезет нас до вашего дома, и мы сможем воспользоваться фургоном, чтобы доставить сюда твою мать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и война - Хэган Патриция



гадоооооооооооооооооооооооооость 1бал
Любовь и война - Хэган Патрицияlika
16.03.2013, 11.02





Прелесть 10 баллов
Любовь и война - Хэган ПатрицияMari
21.03.2016, 7.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100