Читать онлайн Любовь и война, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 42 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и война - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и война - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и война - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и война

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 42

Сквозь рваные облака выглядывал полумесяц, заливавший жутковатым светом голые мрачные поля, окружавшие особняк Коллинзов. От былого величия этой усадьбы теперь оставались жалкие воспоминания. Китти вспомнила роскошные званые обеды и толпы чернокожих рабов, под заунывное пение собиравших хлопок на полях. Все в прошлом. Рабы давно разбежались, и не нашлось прежних добровольцев, которые бы отловили их и вернули на плантацию. Серебро и хрусталь распроданы за бесценок, а деньги пошли на помощь голодавшим солдатам Конфедерации. И вряд ли нынешний вид усадьбы мог свидетельствовать о достатке его хозяев.
За спиной Китти громко скрипнула дверь, выходившая на террасу.
– Китти, ты здесь? Разве ты не слышала, что матушка Коллинз приказала всем сидеть в доме? В округе полно мародеров. Китти? Ты слышишь меня?
– Да здесь я, здесь, Нэнси, – сердито откликнулась на визгливый окрик Китти. – И не твое дело следить за мной!
– Что ни говори, а упрямее тебя нет во всем свете! – возмутилась Нэнси Стоунер, подойдя ближе. – Всем известно, что поблизости бродит шайка мародеров. И если бы матушка Коллинз не цеплялась так за этот дом, мы давно могли бы укрыться от них в горах. А вот теперь сидим да дрожим от страха, что эти ужасные янки явятся сюда.
Китти вгляделась в черты молодой женщины, тяжело навалившейся на перила террасы, и постаралась припомнить те дни, когда эта особа считалась звездой высшего света в графстве Уэйн. Одетая в невообразимые лохмотья, как и остальные обитательницы особняка, она давно перестала следить за собой – на это у нее не было ни времени, ни сил.
– Нэнси, Лавиния вовсе не цепляется за свой дом из упрямства, – терпеливо, как ребенку, попыталась втолковать Китти. – Просто она очень больна. Так больна, что не вынесет переезда.
– Ах да, как это я забыла! – язвительно пропела Нэнси. – Ты же у нас такая мастерица по части медицины! Ведь ты не побоялась пойти на войну, чтобы лечить раненых конфедератов, а заодно и янки! Ты слишком хороша для того, чтобы сидеть дома с остальными женщинами и готовить бинты и шить мундиры, верно? И вот теперь сидишь с нами и вся пылаешь от негодования – ведь Натан запретил тебе совать нос в тот противный госпиталь в городе… – Ей все же удалось попасть по чувствительному месту.
– Да заткнись же, наконец, Нэнси! Вот уже полгода ты поливаешь меня помоями – может, хватит? Ведь всем и так ясно, что ты не даешь мне прохода из-за Натана! Где твоя хваленая гордость? И где, если уж на то пошло, твой муж? Предпочел остаться у чужих людей, только бы не возвращаться к тебе!
– Да как ты смеешь?! – взвизгнула Нэнси, так и подскочив на месте. – Все в графстве знают, как ты вертела хвостом направо и налево и спала со всеми янки подряд! Вот погоди, Натан еще пожалеет, что привез тебя в свой дом! И зачем только ты вообще вернулась? Теперь нам жить с тобой под одной крышей! Что может быть позорнее этого?!
Китти не удержалась от смеха. Неизвестно, как там с позором, но пользу от ее присутствия семейка извлекла немалую. Ведь ни одна из великосветских леди, собравшихся в особняке, понятия не имела о том, как готовить пищу. Без рабов они оказались абсолютно беспомощны, и Китти пришлось взять это на себя. И ее мало волновало то, что думают про нее все эти тетушки и кузины Натана. Она дала ему обещание и твердо намеревалась его выполнить. Да и к тому же куда еще было ей податься? Вернувшись в город, она узнала, что мать умерла. Каким бы горьким ни оказалось известие, оно не было неожиданным для нее. От фермы остались одни головешки, отец все еще воевал на стороне Севера. Так что Китти не оставалось ничего другого, как жить в доме Натана, дожидаясь конца войны.
– Я сейчас же пойду и скажу матушке Коллинз, что ты не желаешь возвращаться в дом!
– Нэнси, оставь меня в покое! Ты ведешь себя как злой испорченный ребенок, и мне надоело пытаться найти с тобой общий язык. Тем более что и говорить с тобой мне не о чем! А теперь, будь добра, уйди отсюда!
Китти знала, что Нэнси нарочно провоцирует ее на спор. Это была ее стихия – сплетни, споры, интриги. И не стоило обращать внимания на эту маленькую ханжу, до смерти уязвленную присутствием Китти.
– Ну, погоди! – шипела Нэнси, спускаясь по скрипучим ступеням. – Погоди, вот вернется Натан, и я все ему расскажу: как ты вела себя в его доме и как обращалась с его родными! Вот уж действительно отличная получилась хозяйка для особняка Коллинзов, лучше и не придумаешь! Да ты же понятия не имеешь о хороших манерах! Грязная негритянка с плантации, вот ты кто!
С этими словами разъяренная леди выбежала на дорогу.
– Нэнси, вернись сейчас же! – сердито окликнула Китти. – Если здесь действительно рыскают мародеры, нечего таскаться по дороге! Ты же знаешь правила, которые установила Лавиния: ни одна женщина не должна перешагивать порог дома с наступлением темноты…
– Да ты на себя посмотри! – раздалось из темноты. – Торчишь всю ночь на террасе да вздыхаешь по своим янки! Не смей мне приказывать!
Китти откинулась на спинку стула и мысленно послала упрямицу к черту. Пусть себе таскается хоть целую ночь. Впрочем, эта трусиха примчится что есть духу назад при малейшем шуме – стоит, к примеру, ухнуть сове.
После отъезда Натана дни тянулись мучительно медленно, наполненные грозными новостями о войне. Шерману все же удалось захватить Атланту и спалить ее дотла. Говорят, что уже на пути в Саванну ужасный генерал послал телеграмму президенту Линкольну – дескать, преподносит ему город со ста пятьюдесятью пушками и двадцатью пятью тысячами тюков хлопка в подарок к Рождеству!
Китти невольно вздрогнула. Что-то сталось с Натаном? Где он теперь? Последнее письмо они получили уже несколько недель назад, перед самой оккупацией Саванны. Коллинз писал, что они отступают под ударами Шермана, стараясь на ходу перегруппироваться для контратаки. И он надеется скоро попасть домой. Письмо явно писалось впопыхах, его едва можно было прочесть.
А где Натан воюет теперь? В такой неразберихе его могли убить, а труп остаться неопознанным. Им никогда не узнать, что с ним случилось.
«Нельзя позволять себе так убиваться!» – в тысячный раз повторяла Китти. Войне наверняка скоро конец, и, даже если Юг проиграет, они обязательно найдут друг друга и станут мужем и женой, и в один прекрасный день тревожные воспоминания превратятся в пепел, унесенный ветром.
Снова скрипнула дверь.
– Китти, ты здесь?
Китти откликнулась, узнав по голосу тетушку Натана, Сью.
– Ради Бога, деточка! – затараторила старушка. – Ты же знаешь, что Лавиния не позволяет вот так прогуливаться! Это небезопасно. Ведь в доме у нас, по крайней мере, есть несколько ружей, и мы могли бы забаррикадировать дверь и постараться защитить себя. А если будешь сидеть вот так, на террасе, любой мародер из янки сможет захватить тебя, и тогда…
– Тетя Сью, со мной ничего не случится! Лучше вы ступайте домой да присмотрите за Лавинией. Завтра утром я поеду в город, в госпиталь, и раздобуду для нее лекарство. Она совсем плоха. Боюсь, что протянет недолго!
Сью испуганно охнула, всплеснув руками:
– О, Господи, не надо говорить так о моей благословенной сестрице… Она должна дожить до конца войны! Не дай ей умереть, Китти!
– Я делаю все, что могу, – развела руками Китти. – Она и так сильно ослабла, а тут еще лихорадка. И еда плохая.
– Мы все недоедаем. – Голос Сью прервался от горя. – Когда под Геттисбергом погиб мой Лаймон, я думала, что жизнь кончена. Вот и Лавиния сломалась, когда потеряла Аарона. Порой мне даже кажется, что для всех нас было бы лучше умереть, прежде чем сюда доберутся янки…
– Мы не должны терять надежду, – попыталась утешить безудержно рыдавшую старушку Китти. – Нам надо верить, что в один прекрасный день все станет хорошо!
Однако она сама не верила в свои слова. Тетя Сью торопливо вернулась в дом. Китти со вздохом спустилась с крыльца и пошла в сторону дровяного сарая, где скрылась Нэнси. Эта себялюбивая, надменная девчонка ни о ком не думает: ведь если в доме узнают про ее отсутствие, поднимется страшный переполох. Да и Нэнси не из тех, кто способен постоять за себя. И не заметит, как заблудится.
Высоко над головой колыхались под ветром голые ветви деревьев. С трудом находя в темноте дорогу, Китти шла вперед, проклиная свое обещание оставаться с матерью Натана до его возвращения. Ей здесь не место. Она должна находиться в госпитале и делать свое дело, помогая раненым. Ради чего она торчит здесь?
Неожиданно она увидела в темноте неясные фигуры, а затем услышала отчаянный вопль Нэнси. С бешено бьющимся сердцем Китти ринулась вперед, выкрикивая:
– Что вы с ней делаете?! Остановитесь, вы слышите? Остановитесь!
Фигуры повернулись к ней, и Китти увидела алчные, злобные лица трех солдат, облаченных в остатки голубых мундиров. Мародеры! Пресловутые мародеры-янки, которые грабят, жгут и насилуют всех, кто попадается!
Нэнси попыталась было отползти, но грубый рывок за волосы заставил ее опрокинуться наземь с диким визгом. Китти поняла, что вряд ли ей удастся вернуться в дом за винтовкой. Впрочем, может быть, она еще успеет добежать. И она повернула было назад, но грубый рывок опрокинул и ее на землю. Кто-то навалился сверху и закричал:
– Ого, братцы, да нам сегодня повезло! Ставлю на что угодно, эта мятежная шлюха просто пальчики оближешь!
Ночная тьма содрогнулась от грубого, злобного хохота.
– Мы и вторую прихватим с собой! Устроим вечеринку по всем правилам!
– Ну да, позабавимся с ними, а уж потом нагрянем в дом, пошарим, что там припрятали поганые Ребы!
– Может, там и выпивка найдется?
– Ох, парни, давайте поскорее займемся ими! Не помню, когда занимался любовью в последний раз!
Китти не могла кричать – липкие пальцы больно сжали рот. Она видела, как кто-то выпихнул вперед Нэнси. Та почему-то перестала вырываться и стояла, покорно понурившись и рыдая в три ручья.
– А ну заголите-ка их! Да разведите костер. Я желаю полюбоваться на обеих красоток!
– Нет, огня не надо. А то еще прибегут их дружки с ружьями. Огонь зажжем позже, когда обшарим весь дом и подпалим его!
– Пожалуйста, не надо! – хрипло взмолилась Нэнси. – Не трогайте меня! Я… я только что родила. И у меня еще… еще кровь идет… – Последние слова она прошептала едва слышно.
– Тьфу, черт. – И один из мерзавцев брезгливо отпихнул ее подальше, обратившись к Китти: – Это правда? Она только что родила? Похоже, тебе одной придется нас всех позабавить!
– О, она отлично сумеет это сделать! – кудахтала Нэнси, потихоньку пятясь к дому. – Ей не привыкать быть в плену у дезертиров. Она… она все про это знает! Пожалуйста, пожалейте меня!
Китти побелела от ярости. Да как Нэнси посмела так с ней обойтись? Как у нее повернулся язык для такой лжи – ведь совершенно ясно, что теперь ублюдки-янки изнасилуют ее до смерти. На какую низость способна эта предательница!
– Только дернись – и мы распорем тебе глотку, ясно? – хрипел потный бородатый мужик, жадно лапая Китти. – Ну, а теперь скинем эти чертовы шмотки…
Одним ударом ножа он располосовал платье и рванул его вниз. И тут же охнул при виде пышной груди:
– Парни, да вы только взгляните! Будь я проклят!
Негодяи дружно столпились вокруг. Китти вырывалась и только собралась закричать, как в рот запихали вонючую тряпку. Она оказалась совершенно беспомощна.
– Эй, Барт, давай пошевеливайся! Я тоже хочу ее, мочи нет!
– Вот-вот, Барт, вечно ты лезешь первым!
– Не бойтесь, ребята, всем достанется! – пыхтел негодяй, залезая к Китти под юбку. – Такая конфетка слишком хороша, чтобы не поделиться с друзьями.
– Эй! – вдруг всполошился кто-то. – А ну держи вторую гадину! Она побежала к дому!
Китти краем глаза видела, как Нэнси сбили с ног.
– Свяжите ее, – велел тот, что возился с Китти. – Нам не нужна больная, но и шум, который она поднимет, ни к чему. Еще примчится кто-нибудь с ружьем. А теперь лучше мне не мешайте!
Китти больно завели руки за спину, а малый по имени Барт, встав на колени, мигом спустил брюки.
– Лаймон, а ну поди сюда и подержи ей руки над головой.
Тот послушно выполнил его приказ, а Барт захватил в горсть густые волосы у нее на лобке и рванул так, что Китти застонала. Мерзавец злорадно захихикал, обдавая ее зловонным дыханием, и захрипел:
– Погоди, я сейчас сделаю тебе еще лучше! Так хорошо, как тебе и не снилось!
И он принялся ласкать ее между ног, грубо, болезненно. Предательское тело ответило на эти ласки, несмотря на всю ненависть, которую она испытывала к мерзавцу. Против воли она почувствовала, как размягчаются мышцы живота… «Нет! – мысленно кричала она. – Не смей! Не смей ему подчиняться!»
Она и сама не заметила, как обмякла. Тот, кто держал ее за руки, ослабил хватку и отступил назад. А Барт в тот же миг вошел в нее со страшной силой. Китти охватил ужас.
Ее пальцы судорожно вцепились в землю. И вдруг она почувствовала под рукой рукоятку ножа. Насильник так ошалел от животной похоти, что сам не заметил, как уронил нож! Китти мгновенно схватила оружие, и не успел Барт моргнуть и глазом, как острое лезвие распороло ему глотку. В лицо ей брызнула горячая кровь.
– Какого черта!.. – взревел второй бандит, наклоняясь над ними. Но Китти стремительно отпихнула в сторону Барта и вскочила на ноги, не выпуская из рук ножа. И когда подручный склонился над телом своего главаря, вонзила ему в спину грозный клинок.
Китти резко развернулась, готовая дать отпор третьему бандиту. Однако он различил лезвие ножа, тускло блеснувшее от свежей крови, и испуганно попятился. Китти как следует прицелилась и со свистом метнула нож ему в спину. Воя от боли в плече, куда клинок вошел по самую рукоятку, негодяй скрылся во тьме.
Китти ошеломленно смотрела на два трупа, казавшихся еще более отвратительными в неверном свете луны. Кровь поблескивала, словно алые звезды. Вражеская кровь. Кровь негодяя, покусившегося на ее тело только потому, что она рождена женщиной. Теперь никто не посмеет насиловать ни ее тело, ни ее душу!
Кое-как натянув на себя разорванное платье, Китти побрела назад, к дому. Вдруг она вздрогнула, услышав отчаянные рыдания. Неподалеку под деревом скорчилась Нэнси Уоррен Стоунер. Китти направилась к ней.
– Прости меня, Китти, – сквозь слезы проговорила Нэнси. – Я не могла не соврать. Я не могла им позволить сделать такое с собой. Я… я к такому не привыкла…
– А я, по-твоему, привыкла?! – вскричала Китти.
– Ну, ты… ты уже прошла через это… – забормотала Нэнси. – И я… подумала, что ты перенесешь это легче, чем я…
Рука Китти как бы сама по себе взметнулась в воздухе, залепив звонкую пощечину. Нэнси охнула и замерла, а Китти била и била ее снова и снова, пока та не рухнула на колени, заслоняясь руками и умоляя больше не трогать ее.
– А ведь ты хотела, чтобы меня изнасиловали, Нэнси, – яростно прошипела Китти. – Скорее всего, они все равно сделали бы это, без твоей подсказки, но ты не могла не порадоваться моему позору. Как тебе удается жить с такой ненавистью в душе?!
Она резко отвернулась и пошла прочь, гордо подняв голову. С порывами ветра долетали истерические вопли Нэнси, но ей было все равно. Она не собиралась больше оглядываться ни на эту подлую бессердечную женщину, ни на окровавленные трупы двух бандитов.
– Я должна идти только вперед, – шептала она, глядя на качавшиеся на ветру деревья и мрачные небеса. – Я должна идти только вперед, и мне незачем оглядываться. Прочь, прочь от ужасного прошлого, от долгих лет страданий. Только вперед, все дальше и дальше, и ни в коем случае не оглядываться!
А там, впереди, ждет Натан. Война кончится. Наступит мир. И счастье. И радость. Все это ждет впереди, в будущем: оно неизбежно, как новый день, а прошлое канет в Лету. Пусть все болезненные воспоминания развеются с наступлением нового дня и останутся лишь радостные, счастливые моменты, отражения которых, только еще больше украсят счастливое будущее. Именно так, и никак иначе намерена теперь жить Китти.
Поднявшись на крыльцо, она столкнулась с перепуганной до смерти тетушкой Сью.
– Не бойтесь, тетя Сью, – невозмутимо промолвила Китти, небрежно кивнув в сторону. – Кто-то должен пойти и притащить Нэнси обратно в дом. Вы ведь знаете, как беспомощны бывают роженицы!
– Роженицы?.. – ошарашенно захлопала ресницами тетушка Сью. – Милочка, что-то я недопоняла. Ты уверена, что не заболела? Ну, в смысле…
– О нет, я отлично себя чувствую! Кстати, позовите с собой еще кого-нибудь и прихватите лопату. Надеюсь, вам хватит сил выкопать достаточно глубокую яму для парочки янки. Я их только что убила.
Тетушка Сью с легким стоном упала в обморок. Китти и не подумала остановиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и война - Хэган Патриция



гадоооооооооооооооооооооооооость 1бал
Любовь и война - Хэган Патрицияlika
16.03.2013, 11.02





Прелесть 10 баллов
Любовь и война - Хэган ПатрицияMari
21.03.2016, 7.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100