Читать онлайн Любовь и война, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 41 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и война - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и война - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и война - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и война

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 41

Отряду конфедератов был дан приказ избегать по пути стычек. И не только оттого, что среди них ехала женщина, но и ради сохранности тех скудных припасов, что удалось наскрести для армии генерала Джонстона, изнемогавшей в отрогах Голубых гор, к северо-западу от Долтона. И потому небольшой обоз двигался убийственно медленно, выбирая самые глухие тропы, а то и вовсе по бездорожью.
Прошло уже две недели опасного путешествия, когда высланные вперед разведчики отловили в горах несколько дезертиров и доставили к своему командиру в качестве пленных. Китти, стоявшая рядом, стала невольной свидетельницей их отчаянной исповеди.
– Господи, что за ужас! – стонали они. – Генералы Грант и Ли сцепились не на жизнь, а на смерть. Там горят леса, и то и дело слышно, как вопят раненые, когда сгорают живьем… они не могут спастись…
– …я видал одного с оторванными руками и ногами, и он только и мог что кричать, когда на нем занялась одежда…
Командовавший отрядом майор Джек Бойкин, презрительно окинув взглядом пятерку истерзанных бродяг, буркнул:
– Ну, вы-то, ребята, целы и здоровы!
– Нам просто повезло, сэр, – отвечал один из них.
– Еще бы вам не повезло, сукины вы дети! – взорвался майор. – Хотел бы знать, сколько парней сложили голову из-за того, что вы поджали хвост и дали деру?! Тошно на вас смотреть, вот что! Закон вам известен! Вы будете расстреляны сейчас же!
Несчастные с дикими воплями попытались было бежать, но их окружило плотное кольцо солдат. Мигом срубили несколько деревьев, к которым привязали приговоренных к расстрелу. Китти не сразу нашла в себе силы обратиться к майору:
– Но вы же не можете вот так взять и расстрелять их…
– Очень даже могу! А их тела брошу на растерзание стервятникам. Проклятые дезертиры! Глаза бы мои их не видели! Я. не дам спуску ни одному сукину сыну! Да и для моих солдат будет неплохой пример. Черт побери, мы направляемся в самое пекло, и там им придется не бегать, а драться с янки!
– Но ведь вам так не хватает людей! Побеседуйте с ними. И они наверняка поклянутся, что больше не побегут. Может, они новобранцы и оттого так испугались. Позвольте им присоединиться к отряду…
Он резко обернулся к ней: измученный, усталый человек, на лице которого лежала печать пройденных жестоких сражений:
– Мисс Райт, здесь командую я, и буду это делать так, как нахожу нужным. Я не нуждаюсь в ваших советах. А теперь позвольте предложить вам небольшую прогулку, пока не закончится казнь.
– Ну уж нет, – ледяным тоном возразила Китти. – Я непременно останусь. И удостоверюсь своими глазами, насколько далеко может зайти ваша кровожадность, сэр.
– Ох, женщина, черт побери, я всего лишь выполняю приказ. Что, к примеру, вы скажете о тех, кто побежит с поля боя, подставляя под пули вашего жениха? Станете ли вы жалеть их?
– Может быть, и нет, – призналась она после минутного раздумья, чувствуя, что опять опустилась до женской слабости. Ведь идет война: жестокая, ужасная война, и у мужчин нет права на трусость. Им полагается драться честно.
Пятеро дезертиров ждали, привязанные к столбам, которые врыли в землю примерно на расстоянии фута один от другого. Глаза их были завязаны. Огневой расчет выстроился в пятидесяти футах от столбов.
– Ради Бога, не надо, пожалуйста… – взмолился один из приговоренных. Другие отвечали отчаянным плачем.
– Приготовиться! – рявкнул майор. Клацнули затворы винтовок.
– Целься! – И в грудь приговоренным уставились десять стволов.
– Огонь! – И воздух содрогнулся от выстрелов.
Привязанные к столбам обмякли. По их груди и животу заструилась кровь. Китти охнула, увидев, что кое-кто еще жив.
– Еще раз! – проревел майор Бойкин. – Приготовиться! Целься! Пли!
И когда отгремел последний выстрел, со стороны столбов не донеслось больше ни звука. Майор приказал:
– Бросьте их как есть! Пусть остальные запомнят, что ждет дезертиров!
Собираясь продолжить путь, Китти тоскливо размышляла, наступит ли конец этому ужасу?.. Притупится ли боль, затянутся ли раны? Или война бесконечна, и нет места счастливой мирной жизни на этой грешной земле? Только война. Только смерть.
Вскоре стало известно, что армия Джонстона двинулась в глубину штата Джорджия, и Китти вместе с отрядом направилась по ее следам. Говорили, что на склонах гор Кеннесоу был бой и армия Шермана получила отпор.
– Скоро мы и вовсе прогоним их, – уверял майор Бойкин. – Это лишь вопрос времени. Они все движутся к Атланте, и скоро мы попадем в самую гущу боя. И мне совершенно непонятно, мисс Райт, как вы собираетесь разыскивать там своего майора Коллинза, да и вообще я сильно сомневаюсь в разумности вашей затеи.
Китти посоветовала ему не беспокоиться на этот счет.
– Я пойду работать в полевой госпиталь. Единственное, о чем я прошу, – сообщить в штаб генерала Джонстона о моем прибытии. И я уверена, что Натан сразу же разыщет меня.
Итак, они двигались в сторону Атланты, по красноватым глинистым холмам, покрытым густым пороховым дымом, то и дело останавливаясь из-за возникавшей на пути перестрелки. И вот, еще не совсем осознав, что пересекла границу боевых действий, Китти угодила в самый их центр. Майор Бойскин дал ей сопровождающего, чтобы помочь добраться до госпитальных палаток.
Вскоре они оказались в густом лесу, заполненном сотнями несчастных, страдавших от ран. Здесь расположился полевой госпиталь.
– Вот женщина, которая умеет ухаживать за ранеными, – сообщил провожатый в ближайшей палатке. – Она полностью в вашем распоряжении. – И он поспешил унести ноги из этой юдоли страданий и вернуться к бравому майору Бойкину.
– Черт, приступайте к работе немедленно! У нас катастрофически не хватает рук, и любая помощь окажется кстати! – услышала она строгий голос…
Воздух сотрясали звуки разрушения и смерти. Вдалеке рвались снаряды. Рявкали пушки. Оглушительно орали солдаты, идущие в атаку. Война продолжалась. И Китти снова была вовлечена в эту войну и тяжело трудилась, стараясь помочь увечным, утешить обреченных, уменьшить боль от ран – словом, заботилась только о других и не думала о себе.
День сменился ночью, и наступил рассвет – Китти потеряла счет времени. Воздух все время оставался одинаково влажным и душным от вони и дыма. Ее платье была перепачкано кровью, волосы свисали на лицо, и она то и дело пыталась откинуть с глаз мешавшие пряди. В краткий миг затишья помогавший перекладывать раненых солдат протянул ей тоненькую шелковую ленточку.
– Вы бы подвязали волосы хоть этим, мэм, – почтительно промолвил он. – Я же вижу, как они вам мешают.
Устало улыбнувшись, она взяла розовую ленту и спросила:
– Зачем вам на войне эта розовая ленточка, солдат?
Тот закусил дрожавшую губу. На вид мальчишке было лет шестнадцать-семнадцать, а веснушки на переносице и щеках до боли напоминали лицо погибшего Энди.
– Моя девушка, – еле слышно отвечал он. – Это она мне прислала. Да только сейчас вам она нужнее, чем мне.
– Не беспокойтесь, я обязательно вам ее верну, – заверила Китти. – А не то она может обидеться, что вы дали ее ленточку другой. – И она лукаво подмигнула в надежде хотя бы на миг развеять ужас и мрак окружавшего их мира.
Однако мальчик лишь вздрогнул, и на глазах у него выступили слезы:
– Вряд ли она об этом узнает. Она погибла. Янки убили ее, когда налетели на нашу деревню в северной Джорджии.
– О, как мне жаль… – только и смогла растерянно пробормотать Китти.
Когда от усталости она еле держалась на ногах, врач приказал отвести ее палатку, отведенную для отдыха медицинского персонала. Едва превозмогая боль в натруженных ногах, Китти опустилась на койку. Стоило прикрыть глаза, и перед нею поплыли изувеченные, окровавленные тела, оторванные руки и ноги, горы трупов, покрытые ненасытными мухами… Казалось, само душное июльское небо покраснело и стало липким от крови, как жирная глина под ногами. Куда ни кинь взгляд – смерть, страдание, горе. Неужели кошмару не будет конца?!
Кто-то смущенно кашлянул. Китти выпрямилась и увидела солдата с фляжкой, наполовину полной янтарной жидкости.
– Мисс Китти, я знаю, что леди не пьют, но сейчас это могло бы поддержать ваши силы.
– Возможно, – криво улыбнулась она в тусклом свете масляной лампы, едва рассеивавшей душный мрак. – Но лучше приберечь его для раненых! Похоже, хлороформ у нас на исходе!
– У нас есть немного горячего кофе из жареных орехов. Конечно, не очень-то вкусно, но все же лучше, чем ничего.
В этот момент кто-то кашлянул за ее спиной. Резко обернувшись, Китти увидела Натана, прижимавшего к лицу надушенный платок.
Ее губы задрожали и беззвучно шевельнулись, прошептав его имя.
– Кэтрин, ради всего святого, скорее прочь отсюда! – И он поволок ее за руку вон из палатки.
– Эй, куда же вы?! – окликнули ее изнутри. – Мисс Китти, вы нам нужны…
– Ну, уж нет, черт побери! Она идет со мной! – рявкнул Натан. Обессиленная, покорная, она следовала за Коллинзом, пока каким-то чудом им не удалось найти клочок земли, не занятый ранеными.
Сильные руки сжали ее в объятиях. Еще в палатке Китти успела заметить, что Натан почти не изменился. Его мундир по-прежнему сиял чистотой. Майор, как всегда, являлся образчиком бравого офицера и джентльмена.
– Я столько дней искал тебя, Кэтрин, – зашептал он, касаясь губами ее щеки. – Господи Боже, как ты здесь оказалась?! Что ты здесь делаешь?!
– Я тоже искала тебя, Натан. Мое место рядом с тобой, – просто сказала она.
– Слава Богу, ты цела! – торопливо поцеловал ее Коллинз. – Но тебе не следует здесь оставаться. Я получил личное разрешение от генерала Джонстона самому препроводить тебя до дома, где ты и будешь ждать меня!
– Нет, Натан, – возразила она. – Я здесь нужнее!
– Черт побери, я знаю это без тебя! – воскликнул он. – Но женщине не место на поле боя! Кэтрин, ты что, не видишь, как здесь опасно?!
– Ох, Натан! – прошептала Китти сквозь слезы. – Я так хочу помочь Конфедерации! Сидеть дома сложа руки не по мне!
– Скажи мне честно, – легонько встряхнул ее Натан, – ты меня любишь?
– Я… не знаю, – вырвалось у нее. О, она знала, что хотела бы его любить, любить всем сердцем, чтобы забыть Тревиса Колтрейна, чтобы возвратить те дивные надежды и мечты, что делила с ним в мирное время. Возможно ли это? Она не знала, она могла лишь надеяться.
– Кэтрин, если ты меня любишь, то сделаешь так, как я скажу. Я сейчас же увезу тебя отсюда, вытащу из этого кошмара. С нами отправится небольшой отряд из моих людей. Мы сможем обернуться дня за три. Ты могла бы пожить с моей матерью. Она пишет, что в нашем доме собираются женщины со всей округи, чтобы щипать корпию, готовить бинты и все такое. Ты бы могла помогать им, чтобы не сидеть без дела. Но если ты сейчас откажешься, то, как бы я сильно ни любил тебя, мне придется просто повернуться и уйти – раз и навсегда!
И она понимала, что так он и сделает.
– Хорошо. Я поеду домой… – слетело с ее губ.
– Я знал, что это неизбежно, дорогая, – с пылом зашептал Натан, покрывая горячими поцелуями ее лицо. – Ох, если бы ты покорилась мне пораньше и не работала в госпитале в Голдсборо! Тогда тебя бы не похитили во второй раз! Боже мой, представляю, что за ужасы пришлось тебе пережить!
– Натан, все это в прошлом. Если мы не хотим потерять надежду на будущее, мы должны не оглядываться в прошлое. Помнишь, именно твое нежелание расстаться с прошлым поссорило нас тогда, в Ричмонде!
– Кэтрин, ты права лишь отчасти. Ведь последним ударом стало имя Тревиса Колтрейна, которое прозвучало, когда я любил тебя! Никогда в жизни мне не было так больно и обидно!
– Но ты же был пьян, Натан, – сердито возразила Китти, – и ты как вор прокрался в мою спальню и захотел… изнасиловать меня во сне! – И она попыталась оттолкнуть его, но не смогла.
– Кэтрин, дорогая моя, я очень виноват! Но сейчас не время обсуждать это! Давай будем вспоминать только то хорошее, что было между нами: я чувствую отныне только любовь к тебе, ту самую любовь, которую мы, едва обретя, потеряли.
В этот момент где-то рядом раздался пронзительный вопль. Война. От нее никуда не скрыться.
– Натан, наши дела плохи, верно? Солдаты гибнут тысячами, их ранят и разрывают на куски снаряды. За все эти годы ничего не изменилось. Дождемся ли мы конца войны?
– Он непременно настанет в один прекрасный день, Кэтрин, и вот тогда для нас с тобой начнется настоящая, замечательная жизнь! Не вешай носа, все не так уж плохо, как кажется. Президент Дэвис отстранил от командования генерала Джонстона и назначил на его место генерала Джона Белла Худа. Я узнал об этом во время личной аудиенции, когда просил разрешение на отпуск.
– Генерала Худа? Но я слышала, что в деле под Чикамогой он потерял ногу.
– Верно. Но это не уменьшило его доблести и отваги. Он еще был ранен под Геттисбергом, но по-прежнему не сдается. Он командовал корпусом в войсках у Джонстона и постоянно вступал с ним в спор. Тактика отступления ему не по душе, и он рвется в бой. Только что стало известно, что Шерман переправляется через реку Чаттахучи и марширует к Атланте. Вот Худ и собрался предупредить его атаку.
– Генерал Худ будет атаковать? – Китти отстранилась, чтобы повнимательнее заглянуть ему в глаза. – Но как же ты тогда собрался везти меня домой, Натан? Ты, как никогда, будешь нужен здесь, да и я тоже! Потом, когда Шермана разобьют…
– Нет!!! – Его лицо исказилось от ярости. – Нет! Мы отправляемся завтра! Я уже отдал приказ…
– Натан, но я могла бы воспользоваться поездом. Насколько я знаю, еще сохранилось сообщение между Атлантой, Огастой и Южной Каролиной – до самого Уилмингтона. Ты же офицер. Ты будешь нужен в бою!
– Я же сказал, что получил у генерала Джонстона разрешение сопровождать тебя лично, и не собираюсь отказываться. И непременно доставлю тебя прямо на крыльцо к матери, да в придачу возьму с тебя обещание не покидать моего дома. Ясно?
Нет, Китти не было ясно. С какой стати Натан упорно желает сам везти ее в Северную Каролину, да еще с эскортом, вместо того чтобы просто посадить на поезд? Как ему хватает совести бросить армию сейчас, когда планируется рейд против превосходящих числом сил Шермана? Такое не укладывалось у нее в голове.
А он еще сильнее сжал ее в объятиях и, горячо дыша в лицо, наклонился, чтобы поцеловать в губы. Она закрыла глаза в ожидании… и все очарование растаяло от видения лукавой улыбки и смеющихся стальных глаз! Неужели ей суждено так мучиться всегда?! Неужели, если даже она выйдет замуж за Натана, в ее памяти никогда не сотрется образ Тревиса?
– Я люблю тебя, Кэтрин, и всегда буду любить! – шептал Натан, не разжимая объятий. – Завтра я отвезу тебя домой, где ты сможешь всякий раз, когда прошлое будет мучить тебя, отдаваться мечтам о нашем будущем и вот об этом. – И он снова крепко поцеловал ее.
И Китти снова закрыла глаза – и опять лукавая улыбка и стальные глаза возникли перед ее мысленным взором. По всему телу прокатилась горячая волна. Было ясно, что она по-прежнему остается во власти колдовских чар Тревиса Колтрейна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и война - Хэган Патриция



гадоооооооооооооооооооооооооость 1бал
Любовь и война - Хэган Патрицияlika
16.03.2013, 11.02





Прелесть 10 баллов
Любовь и война - Хэган ПатрицияMari
21.03.2016, 7.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100