Читать онлайн Любовь и война, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и война - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и война - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и война - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и война

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

День, когда «Уэйнскому добровольческому» предстояло сесть на поезд и отправиться в Виргинию, был превращен в сплошное торжество. Собралось буквально все графство, реяли флаги, женщины размахивали платками, оркестр играл «Дикси». Отряд гордо промаршировал по всей Централ-стрит до самого вокзала, откуда поезд должен был отвезти их на войну.
Китти была в восторге, увидев Натана, облаченного в парадный капитанский мундир. Серый суконный френч с черными отворотами и стоячим воротничком, темно-синие бриджи с черными бархатными лампасами, золотые эполеты, строгий черный галстук, отполированные до блеска высокие сапоги, белые перчатки, алый шелковый кушак и сабля на роскошной перевязи – все выглядело великолепно.
Она преподнесла Коллинзу боевое знамя, с такой любовью вышитое для уэйнских волонтеров, – квадратное белоснежное полотнище с гордо раскинувшим крылья орлом. Натан с чувством поцеловал ее на глазах у всех и произнес целую речь о том, как героически он со своим отрядом будет защищать это знамя и беречь его, а в противном случае они не вернутся с поля боя, предпочтя смерть такому позору. А потом и он, и его отряд покинули город…
Теперь, когда Джон ушел воевать, а Лина пребывала в постоянном запое, Китти не в силах была находиться дома. Она велела Джекобу посеять пшеницы ровно столько, сколько ему нужно, чтобы прокормить свою семью, и, попросив приглядывать за Линой, присоединилась к доку Масгрейву в его ежедневных визитах к пациентам и хлопотах по открытию военного госпиталя.
Разнесся слух, что необычайная активность граждан Северной Каролины, откликнувшихся на призыв губернатора встать в ряды добровольцев, породила острый дефицит в амуниции. Его удалось отчасти снизить, когда открыли Федеральный арсенал в Фейетвилле, где хранилось 37 000 единиц стрелкового оружия. Но к несчастью, это оказались древние кремневые ружья, отслужившие свой срок еще во времена войны за независимость и не способные тягаться с современным вооружением. Еще более тревожные слухи поползли из Виргинии – говорили, что там некоторые отряды вообще остались безоружными, другие же смогли раздобыть только пики: деревянные палки с железными наконечниками.
Положение с артиллерией выглядело еще более удручающим. Док рассказывал Китти, что на весь штат удалось раздобыть четыре ржавые пушки – их купили у военных академий в Шарлотте и Хилсборо – и оттого большинство артиллерийских частей, как и частей от инфантерии, вынуждены воевать буквально голыми руками.
Стало известно, что президент Линкольн издал указ о полной блокаде южных штатов, однако док успокоил Китти, разведав, что многие отважные моряки с легкостью прорываются сквозь блокаду и разгружают свои корабли в гавани в Уилмингтоне.
Наступило лето, по-южному солнечное и душное. Пришли новости, что в июне, в местечке под названием Биг-Бетель, что под Иорктауном, в штате Виргиния, небольшое подразделение конфедератов под командованием полковника Джона Б. Магрудера разбило наголову целую армию федералов под командованием генерала Бенджамина Ф. Батлера. Почти половину сил Магрудера составляли солдаты Первого горного полка Северной Каролины, куда входил и возглавляемый Натаном «Уэйнский добровольческий» отряд. Успех этого сражения был столь впечатляющим, что и конгресс Конфедерации, и сенат Северной Каролины объявили публичную благодарность своим смельчакам.
– Я так и знала, что мы победим, – радостно щебетала Китти однажды утром, когда они с доком хлопотали в здании, некогда принадлежавшем женскому колледжу, а теперь занятом под госпиталь. – И Натан в последнем письме пишет, что верит в скорую победу. Может, нам так и не понадобятся эти бинты. – И она выложила на стол новую охапку хлопковых полотен.
– Хотел бы я верить в это так же, как ты, – проворчал док, тщательно отмеряя порции опиума в маленькие склянки.
– Натан говорит, что если бы мы увидели сами тот бой, то сразу поняли, что один солдат конфедератов стоит полдюжины янки. Он так гордится своим отрядом!
– А он ничего не слышал про Джона?
– Никто ничего не слышал про отца с тех пор, как он ушел, – потупив глаза, с болью в голосе ответила Китти. – Судя по тому, что нам известно, он скорее всего мертв. Однако я продолжаю молить Бога о сохранении его жизни.
– Я тоже, детка. – Старик погладил ее по плечу, с трудом подбирая подходящие слова, как вдруг дверь с грохотом распахнулась и вбежал телеграфист Бен Джамисон, с сияющим видом размахивая в воздухе клочком бумаги.
– Док, вам телеграмма от главного хирурга из Ралея. Он приказывает вам немедленно выезжать!
– А ну-ка дай сюда! – Масгрейв нетерпеливо вырвал телеграмму из рук этого глупого юнца – наверняка по дороге сюда он пересказал всем, кому мог, содержание послания доктора Джонсона.
Китти с тревогой следила, как мрачнеет лицо дока, читавшего торопливые каракули. Наконец он поднял глаза и полным скорби голосом промолвил:
– Янки атакуют форт в заливе Гаттерас. У нас множество раненых, и доктор Джонсон приказывает мне захватить помощников и как можно больше медикаментов и немедленно отправляться в Ралей. – И он добавил после минутной заминки: – Только вот вопрос… помощников-то у меня как раз нет. Пока все ограничились обещаниями помочь, если придется туго.
– Ну так сейчас этот момент настал! – воскликнула Китти. – Давайте найдем помощников, поскорее загрузим фургон всем, что у нас есть, и поедем на побережье. Дорога туда займет не больше одного дня, а то и меньше!
– Ты действительно собралась ехать, Китти? – недоверчиво посмотрел на нее док. – Ведь мы направляемся в самое пекло. И вряд ли Натану это будет по душе.
– Док, я сама решаю, что мне делать. При чем здесь Натан? – возразила она, уже начав собирать необходимые вещи. – Ведь я же вам сказала, что вы можете рассчитывать на меня, и не собираюсь отказываться от своих слов. Относитесь ко мне как к своему помощнику, а не как к женщине, вот и все. А теперь давайте собираться, времени мало!
– Китти… – только беспомощно развел руками Масгрейв.
Она обернулась с самым решительным видом:
– Док, вы что, забыли о том, как просили меня быть вашей помощницей? Или вы думаете, что я собираюсь отсиживаться за стенами этого здания и ограничить свое участие в войне приготовлением бинтов?
– Китти, ты должна знать, что доктор Джонсон разбил полевой госпиталь у самого залива Памлико, чтобы легче было доставлять раненых с поля боя. Там может быть опасно. Нам неизвестно, как долго продержатся защитники форта, сколько кораблей из флота янки выступят против конфедератов. Один удачный штурм – и мы окажемся в окружении, а может, и в плену. Я не смею подвергать такой опасности твою жизнь, ибо мне не будет прощения ни от твоего отца, ни от Натана.
– Док, но ведь это моя жизнь! А не Натана… или моего отца! Разве им пришло в голову просить у меня разрешения отправиться на войну? Я стреляю не хуже многих мужчин и не падаю в обморок при виде крови. И я могу помогать вам не хуже – если не лучше, – чем любой мужчина, которого вы смогли бы сейчас разыскать в округе!
Чертыхнувшись себе под нос, док в сердцах скомкал злополучный клочок бумаги и зашвырнул подальше в угол.
– Ладно, Китти, будь по-твоему! Я должен был раньше сообразить, на что обрекаю себя, избрав в помощницы такую упрямую особу!
Китти занялась упаковкой медикаментов, тогда как док отправился в город на поиски дополнительных рабочих рук. Девушка поспешно укладывала инструменты, шовный материал, хлороформ, морфин, жгуты, бандажи, корпию, шины и виски. Она почти управилась, когда вернулся док в сопровождении двух парней, которых звали Сайлас Кенби и Пол Грей.
Оба были друг другу под стать – неуклюжие дремучие верзилы, за всю свою жизнь не державшие в руках инструмента сложнее мотыги. Док сказал в их защиту:
– Спасибо и на том, что хоть эти согласились. Нам выбирать не приходится. Хотя они и не знакомы с медициной, в такой спешке вряд ли удастся найти кого-то более стоящего.
– Ничего страшного, док, – торопливо откликнулась Китти, глядя, как Сайлас и Пол неловко переминаются в углу, явно не понимая, о чем идет речь. – В любом случае раненому человеку больше приходится уповать на помощь Господа, чем на опытность врача…
Торопливо загрузив фургон, они выехали на восточный тракт по направлению к Кингстону. На горизонте клубились черные грозовые тучи, предвестницы жестокого шторма. То и дело сверкали молнии, и земля под колесами фургона содрогалась от раскатов грома. Запряженные лошади испуганно ржали и били копытами, и Сайласу приходилось что было силы натягивать вожжи, чтобы удерживать взбудораженных животных.
В сумерках они подъехали к Кингстону и повернули на северо-восток, к небольшому городишку, до которого надеялись добраться к рассвету. Неожиданно разразился сильный ливень и моментально размыл дорогу. Лошади с трудом тащились, утопая в липкой грязи. Колеса постоянно вязли по ступицы, и людям приходилось вылезать из фургона и помогать животным преодолеть особенно трудные места.
Так незаметно миновала ночь, и чернильный мрак сменился серым, тоскливым рассветом без малейшего намека на солнечный свет. Все промокли до нитки, однако упрямо двигались вперед. В небольшом городке сделали остановку, чтобы переодеться в сухое, и натянули новый полотняный верх фургона. Медикаменты оставались сухими, так как их заранее спрятали под брезентом.
Наскоро перекусив, путники снова отправились в дорогу, углубившись в болотистую низину, тянувшуюся до самого залива Памлико. Китти засмотрелась на подступавшие к самой дороге величественные деревья, обросшие мхом, отражавшиеся в темных неподвижных водах. Края дороги поросли можжевельником, пасленом и прочими вьющимися и цепляющимися разновидностями густого подлеска, готовыми в любой момент закрыть узкие грязные колеи, словно их не было и в помине. Болотистая низменность по обе стороны дороги была покрыта гниющим валежником, переплетенным толстыми лианами, неотличимыми от узловатых корней деревьев, тянувших вверх поросшие лишайниками стволы к недосягаемому солнечному свету. В целом картина создавалась весьма мрачная и даже зловещая.
Док был прав: здешняя местность совсем не походила на земли графства Уэйн. Тот край она знала как свои пять пальцев. Там она родилась и выросла. А этот незнакомый ландшафт таил в себе неясную угрозу, так что Китти то и дело вздрагивала – и не только от промозглой сырости.
Теперь лошадьми правил Пол, а Китти с доком и Сайласом зябко съежились под тяжело провисшим тентом.
– Док, долго нам еще до лагеря? – устало поинтересовался Сайлас.
– Честно говоря, я и сам не знаю, – признался Масгрейв. – Все, что мне известно, – он должен быть где-то поблизости от дороги. Человек в Вашингтоне рассказывал, что уже успели привезти первых раненых с того берега залива Гаттерас.
Китти обратила внимание на то, что Масгрейв ведет себя непривычно тихо с момента отъезда из Вашингтона. Тронув его за плечо, девушка участливо спросила:
– Док, что случилось? Он рассказал еще что-то, о чем вы не говорите нам?
– Китти, – тяжело вздохнув, на мгновение зажмурился док, – никому не нравится говорить о поражении. В городе я слышал, что у защитников форта Кларк кончились боеприпасы и их вынудили сложить оружие, покинуть крепость и отступить в Гаттерас. И только шторм пока не дает кораблям янки войти в залив, чтобы атаковать форт.
У Китти по спине побежали мурашки. Если янки захватят форт Гаттерас, они получат плацдарм для вторжения с моря на территорию Северной Каролины. Слишком быстро прогнозы дока становились реальностью. Если так пойдет и дальше, их могут схватить… или даже убить!
– Китти, – нерешительно проговорил док, не сводя с девушки обеспокоенного взгляда, – я мог бы отослать тебя обратно на одной из лошадей из нашей упряжки…
– Нет!!! – воскликнула она. – Я ни за что не побегу, док! Я твердо решила быть там, где смогу быть полезной, и прошу лишь об одном: перестаньте думать обо мне как о женщине!
– Но ведь я принимал роды у вашей матери, или вы забыли об этом, юная леди? Стало быть, ваш пол мне был известен раньше, нежели вам самой…
Она едва не рассмеялась – и, наверное, так бы и поступила, – уж очень задиристо блестели серые глаза старого доктора, но в этот миг Сайлас, не спускавший с нее глаз с самого Голдсборо, внезапно рявкнул:
– Ты, случайно, ничего не слышала о своем папаше с тех пор, как он удрал из наших мест и присоединился к проклятым янки?
– Нет, ничего, – ошеломленно пробормотала Китти, чувствуя на себе его неприязненный взгляд. – Молю Бога, чтобы он был жив.
– Даже если этот предатель воюет на стороне янки и стреляет в наших парней?! А если он подстрелит твоего дружка, Натана Коллинза?
– Сайлас… – Док слегка толкнул его ногой. – Лучше не будем об этом говорить. Нам и без того есть о чем тревожиться.
– Ну уж нет, пусть говорит, док! – вспылила Китти. – Может, он интересуется моим отцом, потому что ему известны имена тех трусов, которые, прикрывшись капюшонами ку-клукс-клана, искалечили его и забили до смерти трех других?
– Очень даже может быть. – На лице Сайласа появилась злорадная ухмылка. – И я подтвержу, что все ублюдки получили по заслугам. Стоит лишь припомнить, скольким поганым неграм твой папаша помог скрыться от законных хозяев. Одно мне непонятно: отчего ты не последовала за ним, когда он решил сбежать? Это, видно, оттого, что тебе очень нравилось бегать на свидания к красавчику Натану Коллинзу!
– А ну-ка попридержи язык! – не выдержал док, грозя Сайласу узловатым пальцем. – Я согласился взять тебя с собой, потому что не нашлось никого более подходящего, но это не значит, что я позволю безнаказанно оскорблять эту юную женщину!
– А знаете ли вы, – проговорил медленно Сайлас, – что Люк Тейт верховодит ребятами из «Буффало»!
– Ну и что это, скажи на милость, за «Буффало»? – недоуменно спросил док.
– Одни говорят, что «Буффало» – за конфедератов, а другие – за янки. Никто не знает толком. А я думаю, что они воюют за тех, у кого больше силы.
– И после этого ты называешь моего отца предателем? – возмутилась Китти. – О нем по крайней мере твердо можно сказать, за кого он воюет!
– А про «Буффало» твердо можно сказать, что это ребята не промах, – упрямо проговорил Сайлас. Он не спеша достал из кармана табак, отломил кусок и принялся неторопливо жевать, все так же мрачно уставившись на Китти. – Им не придется опасаться за свою шкуру, кто бы ни вышел в этой войне победителем, верно?
– Сайлас, я тебя не понимаю, – озадаченно покачал головой док. – Мне показалось, что ты искренне переживаешь за исход боя на побережье. Ты сам сказал, что готов поехать со мной и помочь чем сможешь. А теперь начинаешь расписывать подвиги людей, у которых нет ни принципов, ни убеждений?
– И лить грязь на моего отца, – вставила Китти.
– А ты думал, я просто так поехал с вами? – Он снова усмехнулся, не спеша наклонился и сплюнул через борт фургона табачную жижу. – Люк – мой дальний родственник, и то, как с ним обошлись на плантации Коллинзов, мне очень не нравится. А все из-за тебя! – Его глаза злобно сверкнули в сторону Китти.
Масгрейв открыл было рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент раздался голос сидевшего на козлах Пола Грея:
– Эй, док, похоже, мы заблудились! Дороги не видно, куда нас только занесла нелегкая!
– А ведь это ты уговорил меня повернуть на развилке именно в эту сторону! – набросился док на Сайласа. – Ведь уже час назад мы должны были доехать до лагеря!
– Вы бы и доехали туда, – расхохотался Сайлас, – если бы взяли от развилки в другую сторону!
– Так какого же черта…
Док не договорил: улыбка на физиономии Сайласа мигом сменилась зловещей гримасой, а в руке, как по волшебству, появился револьвер, направленный ему в грудь.
– А ну не дергайся! С минуты на минуту здесь будет старина Люк со своими парнями. Все сыграло нам на руку – даже чертова погода! Это он отправил тебе ту телеграмму, а я прикинулся наивным добровольцем, которому больше нечего делать как возиться с ранеными дурачками на поле боя. И теперь Люку достанутся все эти припасы, которые нужны его ребятам позарез, ну а кроме того, и кое-что сладенькое в виде сюрприза. – И он многозначительно ухмыльнулся, бросив взгляд в сторону Китти.
Но девушка не испугалась. Сознание того, что их обвели вокруг пальца, вызвало в ней приступ ярости. Подумать только: они торчат здесь в лесу, под дулом негодяя, в тот самый миг, когда раненые конфедераты умирают, не дождавшись их помощи! Ведь даже если телеграмма оказалась ложной, грандиозное сражение, разыгравшееся на побережье, было настоящим.
– Ты, грязный подонок! – Китти задыхалась от гнева. – Сейчас наши солдаты умирают, потому что из-за тебя не могут получить ни медикаментов, ни нашей помощи, – и ты еще посмел обвинять в чем-то моего отца? Какой же ты мерзавец, Сайлас!
Он засмеялся, прищурив глаза, в которых пылала ненависть.
– Да, я не поленился помочь тогда ку-клукс-клану и отлупил вместе с ними твоего драгоценного отца!
Больше он ничего не успел сказать. Убедившись, что перед ней один из тех, кто в ту ночь издевался над отцом, Китти, не замечая револьвера, бросилась вперед и вцепилась в Сайласа. Тот на миг растерялся, ошеломленный столь решительной атакой со стороны юной девицы. Этого было достаточно, чтобы они с доком выбили из его рук оружие и повалили негодяя на пол, изо всех сил молотя его кулаками.
– Эй, что у вас там происходит? – вырвалось у Пола, разинув рот наблюдавшего за троицей, катавшейся посреди коробок с бинтами.
Тем временем появившиеся со стороны болот люди окружили фургон, и кое-кто спешился, чтобы заглянуть под тент. Китти почувствовала, как чьи-то сильные руки оттащили ее в сторону.
Краем глаза она видела, как Масгрейв пытается дотянуться до отлетевшего в угол оружия. Но в этот момент раздался выстрел. Масгрейв вскрикнул и замер. Обезумевшим взором Китти смотрела на сочившуюся из-под тела старого дока кровь – от выстрела в упор на его спине образовалась зиявшая рваными краями ужасная кровавая рана.
Человек, сделавший этот выстрел, поднял еще дымившееся ружье и расхохотался. Китти медленно подняла глаза и встретила злорадный взгляд Люка Тейта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и война - Хэган Патриция



гадоооооооооооооооооооооооооость 1бал
Любовь и война - Хэган Патрицияlika
16.03.2013, 11.02





Прелесть 10 баллов
Любовь и война - Хэган ПатрицияMari
21.03.2016, 7.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100