Читать онлайн Любовь и война, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и война - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и война - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и война - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и война

Читать онлайн

Аннотация

Китти Райт, дочь небогатого фермера, слишком независимая, чтобы вписаться в рамки поведения настоящих южных леди, считалась невестой изысканного аристократа Натана Коллинза. Но кошмар Гражданской войны швырнул несчастную девушку в грязные лапы мерзавца-дезертира. И негде было бы искать спасения, не приди оно с совершенно неожиданной стороны – в лице мужественного офицера армии северян Тревиса Колтрейна…


Следующая страница

Глава 1

Небо заволокли низкие серые тучи. Китти Райт сидела в кресле-качалке в гостиной старого бревенчатого дома и с грустью смотрела на безжизненную бурую пашню за окном. Кружева, которые без конца заставляла плести мать, лежали, забытые, на коленях. Больше всего на свете девушке хотелось оказаться сейчас на воле, подальше от этого мрачного, промозглого дома, полного безрадостных воспоминаний.
Громкий, отчаянный стук вывел ее из состояния задумчивости. По тонким скрипучим половицам Китти поспешила к двери.
Ежась под порывами ледяного ноябрьского ветра, она вопросительно взглянула в лицо стоявшего у порога старого чернокожего слуги Джекоба. Он неловко мял в руках потрепанную соломенную шляпу и, торопливо поклонившись, сказал:
– Мисс Китти, поторопитесь найти мистера Райта. Я услышал, как мычит Бетси, заглянул к ней в коровник – видно, она вот-вот отелится. А мне сроду не приходилось помогать коровам в таком деле, да и Фанни как назло ушла к Норе Браун – та попросила присмотреть за больными ребятишками.
Китти озабоченно кивнула: нельзя было потерять теленка – их и без того скудный стол отнюдь не изобиловал мясом. А отец ушел охотиться на диких индеек – соседи говорили, что целая стая прилетела кормиться на берег реки. Она и сама хотела было отправиться на охоту, но стоило ей только заикнуться об этом, как мать тут же подняла крик: не пристало юным леди соваться в мужские дела.
Лина Райт разбушевалась не на шутку, и Джону Райту пришлось пообещать дочери взять ее с собой в другой раз. И хотя Китти всегда с радостью сопровождала отца даже в самых опасных походах, на этот раз она решила уступить. И она, и Джон Райт слишком хорошо представляли, каким адом станет их жизнь в ближайшие дни, если продолжать спорить.
– Ступай в коровник и подожди меня там, – решительно проговорила Китти, обращаясь к Джекобу. – Я скоро приду, вот только накину шаль.
– Даже и думать об этом не смей! – Резкий окрик заставил Китти обернуться. За ее спиной стояла мать с искаженным от гнева лицом. – Я не позволю тебе возиться в вонючем коровнике, как простой крестьянке.
Но Китти не послушалась и поспешила в тесную кухонную пристройку, которую соорудил ее отец по настоянию Лины, изо всех сил старавшейся устроить жизнь по образцу богатых плантаторов – те имели отдельное помещение для приготовления пищи. Она никак не могла смириться с мыслью, что ее муж был всего-навсего простым фермером.
– Кэтрин, – не унималась мать, следуя за девушкой по пятам. – Ты что, не слышишь меня, дочка? Пусть Джекоб сам управляется со скотиной. Подумай, что скажут соседи? Что ты гнешь спину, как рабыня…
– Мама, – сердито глядя ей в глаза, возразила Китти, накидывая на плечи теплую шаль, – я приму роды у коровы не хуже любой крестьянки или рабыни, а то и лучше. Бетси немолода, и роды наверняка будут тяжелыми. Ты хочешь остаться зимой без молока и масла? Папа, наверное, скоро вернется, а пока его нет, мне придется самой сделать все возможное, чтобы спасти теленка.
– Пусть этим займется Джекоб! – вскричала Лина.
– Мама, Джекоб не обязан выполнять чужую работу! Он больше не раб. И остался с нами лишь потому, что сам так захотел!
– Но он был рабом, – злобно сжав кулаки, взвизгнула Лина. – Пока твой папаша не вбил себе в голову дурацкие принципы, про которые твердят проклятые федералы! И вот полюбуйся, что происходит с нашей землей, которой не хватает рабочих рук! Посмотри на себя: ты превращаешься в вонючую крестьянскую девку с мозолистыми руками и обожженным солнцем лицом!
Китти молча сбежала по ступеням крыльца и пересекла грязный двор. Распахнув тяжелую дверь коровника, она увидела Джекоба, стоявшего на коленях возле Бетси. Китти подошла и опустилась рядом с ним.
– Не бойся, девочка, все будет хорошо, – ласково похлопала она теплый коровий бок.
Бетси все еще оставалась привязанной в стойле. Китти с помощью Джекоба вывела ее на середину коровника и, оглядев животное, сообщила негру, что без сала не обойтись.
– Сала? – недоуменно переспросил Джекоб.
– Разве ты не видишь, что ей придется помогать? – воскликнула Китти. – Неужели ты не знаешь, что при этом пользуются салом?
– Н-ну да, – пухлые губы Джекоба нерешительно раздвинулись, обнажая желтые обломанные зубы, – что-то слышал краем уха, но вот только не думал, что и вам известно об этом!
– Ох, Джекоб, ты такой же безмозглый, как моя мать! Ты думаешь, что я похожа на здешних кисейных барышень, которые то и дело падают в обморок?! Нет, я не изнежена до такой степени и знаю, что такое жизнь, не по книгам!
Внезапно ей стало стыдно за свою гневную речь. Ну какой смысл винить старика в том, что он разделял общие заблуждения относительно воспитания «истинных леди»!
Ведь даже ее отец и старый доктор Масгрейв частенько удивленно поднимали брови при известии об очередной выходке Китти, хотя всегда старались понять ее и поддержать в трудную минуту.
Не обращая внимания на мать, стоявшую на пороге с готовой порцией новых нравоучений, Китти проскользнула на кухню, чтобы набрать свежего сала.
– Ну зачем, зачем тебе это нужно, Кэтрин? Посмотри на себя: тебе исполнилось восемнадцать, но у тебя нет ни одного ухажера! Кому захочется иметь мужеподобную жену?! Я заставлю отца отправить тебя в женский колледж в Голдсборо. Надеюсь, там тебя выучат тому, чему не смогла научить я!
Продолжая следовать за дочерью, она бормотала:
– Ох, Кэтрин… я хочу для тебя лучшей доли, чем та, которая выпала мне. Ну почему ты такая непослушная?!
Китти выскочила из дома, не желая слушать уже успевшие надоесть упреки матери. Все равно у родителей не хватит денег, чтобы обеспечить ее содержание в частной школе. Да и отец не пойдет на это. Ведь он прекрасно понимает ее, Китти, знает ее взгляды на жизнь. Она часто жаловалась отцу на Лину, заставлявшую девушку проводить все свободное время за вязанием, вышивкой и другими занятиями, казавшимися Китти пустой тратой времени. Неужели то, что она родилась девочкой, должно было стать ее приговором? Разве она не наделена собственным разумом? Разве она не имеет права устроить жизнь согласно своим убеждениям? Отец отлично понимает это, и Китти бесконечно благодарна ему. Если бы не частые походы с ним на охоту и рыбалку, жизнь казалась бы девушке совершенно невыносимой.
Безусловно, Лина Райт винила мужа в том, что он воспитывает дочь как мальчишку. Очевидно, в этом сказывалось его желание иметь сына, которого она так и не родила ему. И тем не менее Лина была готова биться с супругом за девочку до последнего дыхания.
Китти уже привыкла к тому, что ей пророчили участь старой девы, и не особенно раздражалась при очередном разговоре об этом. Если ей не суждено выйти замуж по любви, то есть ли смысл в замужестве? Ее смешило, с какой многозначительностью местные девицы шептались о потенциальных женихах, как будто принадлежность к женскому полу предполагала лишь одну цель в жизни: выскочить замуж и плодить каждый год по ребенку, в промежутках проводя время за рукоделием и сплетнями и думая лишь о том, как бы получше выглядеть. Дошло до того, что леди ввели обычай обзаводиться кормилицами среди негритянок, которые кормили драгоценных младенцев, позволяя их матерям сохранить первозданную форму груди.
Китти это казалось отвратительным. Во всем графстве Уэйн не нашлось ни одного молодого человека, к которому бы Китти проявляла интерес. Разве что молодой Натан Коллинз, сын одного из самых богатых плантаторов в округе. Любая девица на выданье могла о нем только мечтать. Ходили слухи, что этим мечтам подвержены не только незамужние девицы. Где бы ни видела его Китти – по воскресеньям в церкви или на редких общественных собраниях, – всегда рядом с ним была некая надменная особа по имени Нэнси Уоррен.
Девушка заторопилась, услышав донесшееся из коровника восклицание старого Джекоба:
– Мисс Китти, все в порядке! Я уж вижу, как идет теленок!
Китти осторожно осмотрела корову и покачала головой:
– Джекоб, он идет вперед головой. Для телят это неправильно!
Как бы в подтверждение Бетси отчаянно замычала, напрягаясь всем телом.
– Еще бы ей, бедняжке, не мучиться, – заметила Китти, закатав повыше рукава. – Придется развернуть теленка как положено…
Внезапно дверь коровника с грохотом распахнулась, однако девушка не обратила на это внимания: Джон Райт не мог вернуться так скоро, значит, это была Лина. Ну что же, долго она здесь не пробудет – выскочит прочь, как только увидит кровь.
И верно: Лина испуганно зажмурилась, заглянув внутрь коровника, и прислонилась к стене, закрыв лицо надушенным платочком.
– Кэтрин, немедленно убирайся отсюда! – заявила она прерывистым от приступов тошноты голосом.
– Мама, ступай домой! – сердито ответила Китти. – Не мешай мне, не то мы лишимся и коровы, и теленка!
– Но тебя кое-кто ждет! – почти взмолилась Лина. – Кэтрин, это Натан Коллинз! И ему вовсе ни к чему видеть тебя в таком месте! Ну же, пожалуйста, не упрямься! Ведь встреча с ним может положить начало более серьезным отношениям. Ты будешь принята в приличном обществе!
Кэтрин промолчала в ответ.
– Кэтрин, разве ты не понимаешь? Я всю жизнь желала тебе добра! Не упускай свой шанс! Он там, в доме, и ждет тебя. Пожалуйста… пожалуйста, пойдем со мной!
При имени Натана у Китти перехватило дыхание и по телу разлилась жаркая волна. Однако и речи быть не могло о том, чтобы уйти, оставив Бетси в этот критический момент.
– Ну скажи ему, что я занята. Ах, мама, лучше бы ты шла в дом и не мешала!
Дверь в коровник снова хлопнула, однако новая волна схваток, начавшихся у Бетси, целиком поглотила внимание девушки, и она не заметила вошедшего молодого мужчину.
– Кэтрин Райт, и чем же это вы занимаетесь?! – раздался удивленный возглас.
Неловко обернувшись, Китти с замиранием сердца обнаружила, что видит перед собой Натана Коллинза, такого красивого, такого неотразимого в твидовом костюме для верховой езды, с кожаным кнутом в затянутых в перчатки руках, с золотистыми густыми локонами, обрамлявшими высокий лоб. Светлые брови насмешливо приподнялись, а на губах заиграла едва заметная улыбка.
На миг Китти остолбенела. Ну почему, почему ему понадобилось явиться именно сейчас, чтобы застать ее в коровнике, стоящую на коленях на залитой кровью соломе, с руками, до самых локтей вымазанными салом?
Но тут Бетси замычала от новых схваток, напоминая, что сейчас не время для подобных мыслей.
– Понимаешь, Натан, мне надо помочь родиться этому теленку. У Бетси тяжелые роды, а мы никак не можем позволить себе потерять корову или ее малыша!
– Ну, – начал он, солидно откашлявшись, – хотя мне, как джентльмену, по-видимому, полагается помочь тебе в этом занятии, боюсь, проку будет мало, поскольку я в таких делах ничего не смыслю.
– Зато в этом смыслю я, – неловко рассмеялась Китти. – Мне много раз приходилось помогать папе возиться со скотиной. – Воспользовавшись кратким перерывом между схватками, девушка ловко ввела руку в родовой канал и пояснила, почему должна сделать это: – Теленок не может выйти сам, потому что повернут неправильно.
Лина жеманно охнула и снова принялась за свое:
– И все же я полагаю, что тебе здесь не место, Кэтрин!
– Ну почему же, мама? – Нетерпеливым движением головы Китти откинула со лба мешавшую прядь золотисто-рыжих волос и с иронией добавила: – Ведь ты же сама утверждаешь, что приличным женщинам пристало заниматься исключительно тем, чем занята сейчас наша Бетси, – то есть плодить потомство!
– Ах, Кэтрин! – снова заохала она. – И как только у тебя повернулся язык, да еще в присутствии Натана…
Лина не выдержала и выскочила вон из коровника. Джекоб с Китти обменялись понимающими улыбками и занялись своим делом. Китти была настолько поглощена появлением на свет малыша, что совершенно забыла о присутствии Натана Коллинза. Сейчас от нее требовалась полная сосредоточенность – одно неверное движение, и все пропало.
– Вам бы доктором быть, мисс Китти, – благоговейно прошептал Джекоб, не сводя с девушки уважительного взгляда. – Не всякий мужчина смог бы сделать то, что сделали сейчас вы!
– Ну, Джекоб, если от этого зависит благополучие твоей семьи, вряд ли ты станешь работать спустя рукава. К тому же я столько раз видела, как это делает отец, да и доктору Масгрейву помогала.
Натан следил за ней в немом изумлении. Ведь Кэтрин Райт по праву могла считаться первой красавицей в графстве Уэйн. Молодые люди не уставали восхищаться и роскошными золотисто-рыжими шелковистыми локонами, и ярко-синими огромными глазами. Кое-кто называл их фиалковыми – фиалковыми озерами, на дне которых частенько танцуют дьявольские огоньки, когда хозяйка сердится.
Юноша наслаждался видом стройной фигуры, женственной и грациозной, с пышной грудью, четко проступавшей под плотной тканью скромного платья. Талия Китти от природы была на удивление тонкой – так что не требовалось безжалостно затягивать себя в жесткие корсеты, чтобы казаться изящной, как поступали в те времена большинство леди.
Натан не мог не заметить, что даже в столь неприглядной обстановке красота Китти не меркнет. Во взгляде юноши светилось откровенное восхищение. Как часто он подолгу лежал ночами без сна, сгорая от желания испробовать вкус этих милых губок, прижать к себе это стройное тело, насладиться его живым теплом. И пусть отец яростно сопротивляется стремлению сына приударить за дочкой приспешника федералов. Его это не остановит.
Тем временем стоявшая на коленях Китти резко откинулась назад, а теленок выскочил из материнского лона. Все с облегчением рассмеялись, глядя, как влажный неуклюжий малыш пытается встать на непослушные тонкие ножки, а мать ласково вылизывает его шершавым языком.
Джекоб восторженно прыгал по коровнику и вопил:
– Ох, мисс, скорее бы вернулся ваш отец! Вот кто будет гордиться тем, как вы тут управились! Пойду-ка разыщу Фанни и расскажу ей обо всем! – И он опрометью выскочил из коровника.
Внезапно Китти подумала, как, должно быть, ужасно она сейчас выглядит, руки в крови и сале, платье грязное, лицо в поту, да и пахнет от нее наверняка соответственно… Девушка смущенно взглянула на Натана, пробормотав:
– Извини за мой вид. Но это необходимо было сделать…
– Понимаю, – улыбаясь, кивнул тот, и в уголках его глаз появились удивительно милые морщинки. – Я слышал, что твой отец еще в прошлом году отпустил на свободу всех рабов, а ведь без них не так-то легко управиться с целой фермой.
– Да их у нас не так уж много и было! – торопливо заметила Китти, вытирая руки ветошью. – Отцу всегда претило рабство. Если он и имел когда-то рабов, так только ради мамы. Для нее это было вопросом престижа. И все же, в конце концов, отец отпустил их всех до одного. А Джекоб и Фанни остались по собственной воле – они очень привязаны к отцу.
Прислонившись к столбу, юноша задумчиво следил, как Китти ополаскивает лицо и руки в кадке со свежей водой.
– Я вспоминаю, как мы ходили в приходскую школу, – произнес он. – Однажды Джеймс Фримен явился с мальчишкой-негром, который нес его книжки. Раб споткнулся и уронил учебники в лужу, а Джеймс решил, что тот сделал это нарочно, и принялся изо всех сил лупить беднягу. А ты налетела на Джеймса и его самого опрокинула в ту же лужу. Я никогда прежде не видел, чтобы девчонки так дрались. Ты же ему наставила фонарей под обоими глазами!
– Да, вряд ли я тогда выглядела как настоящая леди, – смущенно покраснела Китти. – Мама выпорола меня после того случая. Но ведь не могла же я просто стоять и смотреть, как Джеймс лупит ни в чем не повинного малыша!
– Я запомнил тот день на всю жизнь, – улыбнулся Натан.
– Рабство всегда казалось мне отвратительным, – сердито заметила девушка.
– Ты бы наверняка думала иначе, владей твой отец большой плантацией, для которой необходимо множество рабочих рук. Я даже слышал краем уха, что твой отец дошел до того, что платил своим рабам за работу!
Их глаза встретились, и Китти стоило немалого труда заставить себя не думать о привлекательности Натана.
– Нет, Натан, – упрямо заявила она, – я никогда не соглашусь с тем, что один человек имеет право заковать другого в цепи и распоряжаться его жизнью. По-моему, это отвратительно – продавать и покупать людей, как бессловесную скотину. И поэтому моя точка зрения никогда не совпадет с твоей, да и не только твоей – большинства населения в графстве Уэйн.
Натан шутливо отсалютовал ей, причем в уголках глаз снова заиграли смешливые морщинки.
– Какая приятная неожиданность – повстречать молодую особу, наделенную собственной точкой зрения! Наверное, оттого ты и запала мне в душу… что так не похожа на остальных девиц, с которыми я знаком!
– Ну, если это можно считать комплиментом, то спасибо.
– Вообще-то я заглянул сюда, чтобы пригласить тебя на званый обед, – продолжал молодой человек. – Вот только боюсь, что ты не примешь приглашения, когда узнаешь, в честь кого он будет устроен.
– Натан, я сгораю от любопытства и желаю знать все про этот обед!
Набрав в грудь побольше воздуха, Коллинз спросил:
– Ты знаешь, кто такой Уэлдон Эдвардс?
– Да кто же его не знает?! Это самый настоящий радикал. И мне известно, зачем он явился в наши края. Отец рассказывал, что Уэлдон Эдвардс пытается организовать поддержку собранию сепаратистов, которое скоро состоится в Ралее.
type="note" l:href="#n_1">[1]
– Он оказал честь моему отцу, остановившись у нас в доме, и в воскресенье в одиннадцать часов мы собираем гостей на барбекю. Я бы хотел, чтобы среди них была и ты.
– Это мне-то сидеть за одним столом с самым отъявленным радикалом?! – воскликнула Китти и тут же заметила, с какой обидной насмешливостью смотрит на нее Натан. Ей всегда претила самоуверенность, с которой мужчины твердили, что не дело женщины интересоваться политикой, да к тому же иметь собственную точку зрения.
И теперь, чувствуя раздражение от его взгляда, она взорвалась:
– И нечего на меня так смотреть, Натан! Мне вовсе не до шуток! Я знаю, о чем говорю. Этот человек хочет развязать войну…
– Полагаю, следующим утверждением будет то, что ты отлично разбираешься в политике и считаешь, что выход из Союза – и тем паче война – будет губителен для нашей Северной Каролины.
Девушка горячо кивнула, сердито сверкнув глазами.
Состроив ироническую гримасу, Натан покачал головой, сокрушенно вздыхая, и хотел было похлопать Китти по плечу, но та увернулась.
– Кэтрин, выход из Союза, а следом и война совершенно неизбежны. Это всего лишь вопрос времени. И хочешь ты того или нет, тебе придется оставаться верной своему штату, как и остальному Югу.
– Мне отвратительны радикалы и все прочие, кто желает развязать войну, – бушевала Китти. – Так же думает и мой отец!
– Кэтрин, но ведь он же не сможет пойти против своего штата! – На сей раз Натан решился погладить ее по щеке, и девушка не стала сопротивляться. – Те, кто борется плечом к плечу за общее дело, не очень-то жалуют отщепенцев. Впрочем, зачем ссориться нам двоим? Если бы ты знала, как давно я мечтал пригласить тебя к себе в гости! Правда, у меня не было уверенности, что мое приглашение будет принято. Я отлично знаю, как ты поступаешь с мужчинами, добивающимися твоей благосклонности!
– Так почему же осмелился явиться и пригласить меня на обед в честь гостя, чьи убеждения мне заведомо противны? – поинтересовалась Китти, лукаво глянув на него из-под полуопущенных ресниц.
– Потому что больше не в силах ждать, – твердо промолвил юноша, обнимая ее за талию. – В прошлое воскресенье в церкви мне посчастливилось поймать взгляд этих милых глаз и уловить в них проблеск интереса. Это внушило мне надежду на успех. Итак, ты приедешь к нам на обед? И к черту Уэлдона Эдвардса! Мы сможем провести время вдвоем – это главное!
Сердце Китти радостно забилось. Никто еще не вызывал в ней подобного чувства. Она смущенно отвернулась к окну, с преувеличенным вниманием вглядываясь в пустые мертвые акры земли. Девушка не знала, что ответить. Она подумала, что для отца эта земля казалась самой прекрасной – да и для нее тоже, ведь она выросла на ней. Тогда как таким, как Натан, владевшим бескрайними угодьями, которые обрабатывали сотни рабов, их участок наверняка представлялся бедным и запущенным. Словом, было очевидно, что они живут в совершенно разных, далеких друг от друга мирах – так с какой же стати понадобилось Натану приглашать ее к себе домой на званый обед?
И тут же в памяти всплыла Нэнси Уоррен, постоянно крутившаяся возле Коллинза. Резко вскинув голову, Китти открыто спросила:
– А как же Нэнси Уоррен? Неужели она покинула тебя и ты срочно ищешь ей замену?
– Ну почему ты так любишь упрямиться? – Он легонько встряхнул девушку за плечи. – Неужели ты до сих пор не поняла, что только о тебе я мечтал все эти годы? Меня останавливало лишь одно – страх оказаться отвергнутым. Кэтрин, поверь наконец, что ни к одной девушке я еще не испытывал таких чувств!
Она нерешительно высвободилась из его рук и подошла к окну. Натан последовал за ней. Во дворе расхаживало несколько цыплят, негромко перекликавшихся между собой.
– А твоя семья? – спросила Китти. – Разве они позволят тебе ухаживать за мною, Натан?
Он резко развернул ее лицом к себе, так что она ощутила на щеках его разгоряченное дыхание.
– Ты так прекрасна… я так давно мечтал об этом…
И он припал к ее губам – сначала нежно и нерешительно, а потом все более страстно и требовательно. Его руки невольно обвились вокруг ее талии, и они замерли, тесно прижавшись друг к другу. Китти затрепетала от проснувшегося желания. Когда-то в детстве ей приходилось целоваться украдкой со знакомыми мальчишками, но это не шло ни в какое сравнение с тем, что испытывала она сейчас, – каждая клетка ее тела ожила, переполненная незнакомыми, но восхитительными ощущениями.
Неожиданно тишину нарушил чей-то смешок. Молодые люди отпрянули друг от друга. Китти обернулась и поняла, в чем дело, – один из ребятишек Джекоба спрыгнул с сеновала под крышей коровника и поспешно скрылся в глубине двора.
Они снова остались вдвоем. Натан потянулся было к Китти, но она отстранилась, прошептав:
– Мы не должны…
– Неправда, очень даже должны, – возразил молодой человек, прижимая ее к себе. – О, Кэтрин, как долго я желал этого! Признайся, дорогая, что ты сейчас испытываешь те же чувства. Я ведь помню, как ты смотрела на меня в церкви. Скажи скорее, что ты придешь к нам на барбекю! Разве теперь, когда в нас проснулись эти чувства, мы можем разлучаться?
– Хорошо, я поговорю с отцом, – пробормотала наконец Китти.
– И необязательно упоминать про то, что там будет мистер Эдвардс.
– Скорее всего, отец уже об этом знает. Он в курсе всех событий в штате.
– И он запретит тебе принять приглашение?
– Нет, мне предоставлено право самой принимать решения, – покачала она головой.
Натан с облегчением перевел дух и почтительно спросил:
– А ты очень дружна с отцом, верно?
– Да. Я люблю его, Натан. Понимаешь, мы с мамой… – она нерешительно замялась, прежде чем продолжить, – на многие вещи смотрим по-разному и оттого частенько ссоримся. А она винит в этом отца, утверждая, что он неправильно воспитал меня. Но это неправда! Я сама считаю, что имею право высказывать собственное мнение и жить так, как хочется мне самой… а не по чужой указке.
В его сияющих глазах отразилось удовольствие – похоже, ему нравились крамольные речи, исходившие из уст юной леди.
– Кэтрин Райт, на свете нет второй такой девушки, как ты! Такой независимой и свободолюбивой. Наверное, оттого ты и кажешься столь очаровательной! И я был бы рад стать тем мужчиной, которому выпадет честь укротить твой непокорный дух.
– Полагаешь, меня можно укротить? – поддразнила Китти.
– Этот вопрос мучает меня с того самого дня, когда ты посадила в лужу Джеймса Фримена. Так ты придешь или нет на барбекю? – напомнил о своем приглашении Натан.
Повинуясь велению сердца, она чуть было не сказала «да», но вовремя вспомнила, что ей нечего надеть.
– Натан, твое приглашение очень обрадовало меня, и принять его я сочла бы за честь, вот только у меня нет подходящего к случаю наряда!
У Китти было лишь голубое муслиновое платье, в котором она ходила по воскресеньям в церковь. Остальной гардероб состоял из старых отцовских рубашек и штанов, которые девушка перешила на свой рост.
– Прости, – смахнув невольные слезы, прошептала она. – Но это правда.
– Это не имеет никакого значения. Хотя я знаю, что девушки думают иначе. Послушай-ка, моя сестра Аделия сейчас находится в частной школе, а ее гардероб набит бальными платьями, половину из которых она так и не надевала.
Китти польстила такая забота, однако она подумала, как будет оскорблен отец, если узнает, что она пошла в гости в чужом платье. Кроме того, девушка была уверена, что мать расшибется в лепешку, чтобы раздобыть дочери подходящий наряд, узнав, что дочь приглашена на обед к самим Коллинзам.
– Натан, через несколько дней я дам тебе окончательный ответ.
Однако она всей душой желала, чтобы отец согласился. Ведь от одной мысли о Натане и возможности быть с ним вдвоем ее бросало в жар. Вот только Джон Райт никогда не жаловал господ сепаратистов, и он мог запросто попросить ее остаться дома. Если он действительно так сделает… впрочем, об этом Китти предпочитала пока не думать. Отец должен был сказать, что все в порядке. Должен!
На опушке показался высокий сутулый мужчина, шагавший к дому через пашню. Он нес кремневую винтовку, доставшуюся ему от деда. На нем были надеты потрепанная толстая куртка и видавшие виды кавалерийские шаровары. На голове красовалась соломенная шляпа собственного плетения. Рядом лениво трусил старый гончий пес по кличке Киллер. На деле это было совершенно безобидное существо, заслуживавшее звания охотника точно так же, как его хозяин – титула богатого плантатора. Однако они были неразлучны, и Китти всерьез полагала, что охотник и собака общаются на каком-то своем, им одним ведомом, языке.
Мужчина казался усталым, и Китти с теплым чувством наблюдала, как он продирается сквозь высокие заросли сорняков. Их отношения были необычно близкими даже для отца и дочери, и отчасти этому способствовала сама Лина. Китти всегда казалась ей слишком шумным и шаловливым ребенком и была только рада, когда отец брал девочку с собой на прогулки. За это время Джон обучил Китти ездить верхом по лесам, обращаться с ружьем и многим другим премудростям. Когда Лина спохватилась, было уже слишком поздно.
Джон старался с юмором относиться к причитаниям жены по поводу того, что он воспитал из дочери сына, впервые в жизни мать сподобилась посвятить свое время Китти, обучая девушку необходимым для юной леди искусствам: вязанию, шитью и прочим подобным занятиям, от которых Китти становилось тошно.
Он снова поцеловал ее, и снова все ее существо охватило пламя, а его трепетная рука потянулась к нежной груди – но нет, этого он еще не смел себе позволить. На сей раз никто не хихикал, наблюдая за парочкой исподтишка, и они долго стояли, чувствуя, как бьются в унисон горячие, жаждущие любви сердца и все сильнее разгорается вспыхнувшая в них страсть.
– Я приеду на днях, Кэтрин, – проговорил он, неохотно отстраняясь от нее, – и буду молиться, чтобы ты сказала «да».
Счастливая, она сжимала его руку, провожая к лошади. Он вскочил в седло и, помахав на прощание, исчез в облаке дорожной пыли.
Китти, обхватив себя за плечи, поспешила к дому, путаясь в подоле юбки. Натан Коллинз целовался с ней и пригласил ее на обед, попросив разрешения быть ее кавалером!
В тот миг ей казалось, что жизнь – чудесная штука и что она за все свои восемнадцать лет не была так счастлива, как в этот промозглый ноябрьский день 1860 года.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и война - Хэган Патриция



гадоооооооооооооооооооооооооость 1бал
Любовь и война - Хэган Патрицияlika
16.03.2013, 11.02





Прелесть 10 баллов
Любовь и война - Хэган ПатрицияMari
21.03.2016, 7.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100