Читать онлайн Любовь и триумф, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и триумф - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и триумф - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и триумф - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и триумф

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

Освобожденные жмурились от яркого дневного света. Сейчас их волновало только одно – как можно дальше уйти от монастыря, пока их побег не будет обнаружен.
Мэрили и Ирина вели Драгомира под руки. Остальные мужчины шли сзади, не отставая ни на шаг. Как много Мэрили хотела рассказать отцу, сколько вопросов вертелось на языке! Однако пока у них было слишком мало времени для этого. С трудом продвигаясь вперед по глубокому снегу, они уходили все дальше и дальше…
Наконец стемнело. Эту ночь им предстояло провести на хуторе, принадлежавшем человеку, который не разделял идей большевиков, поэтому здесь был не только кров, но и еда. Дымящееся мясо, жидкая овсяная каша и чай показались Мэрили деликатесами. Оставалось лишь только удивляться, как за такой короткий срок удалось так четко организовать побег, вплоть до мельчайших подробностей.
Драгомир словно угадал ее мысли:
– В конечном счете мы победим большевиков именно потому, что организованы значительно лучше, чем они думают. У нас достаточно преданных людей. – Он кивнул на Ирину и трех ее помощников. – Ну и, конечно, таких, как Корд Брандт.
– Теперь это для тебя не так уж и важно! После войны мы поселимся в Даниберри, а пока найдем себе место, где сможем жить все вместе в мире и любви!
Драгомир молчал. Тогда она удивленно взглянула на Ирину, но та отвела глаза. Все это очень не понравилось Мэрили.
– Что все это значит? – воскликнула она в тревоге. – Почему вы все так странно себя ведете? Не собираетесь же вы остаться в России? В этой стране льда, снега и крови? – Она схватила Драгомира за руку. – Отец, ты уже и так сделал здесь достаточно много. Столько времени мы были разлучены, и теперь, когда мы наконец вместе и можем строить планы на будущее… – Голос ее сорвался.
Мэрили уткнулась в плечо Драгомира и тихо заплакала. Не замечая тревожного взгляда Ирины, Драгомир прижал к себе дочь.
– Ты права, Мэрили. Мы должны начать новую жизнь… Вместе. – Он оглянулся на Ирину, словно ища ее поддержки, но она не проронила ни единого слова.
– Обещай мне! – отчаянно крикнула Мэрили. – Обещай, что ты уедешь отсюда вместе со мной!
Драгомир опустил голову и прикрыл глаза. Это была его единственная и любимая дочь.
– Обещаю, – произнес он дрожащим голосом.
Корд взглянул на Ирину, которая поднялась и тихо вышла из комнаты. Драгомир не сразу заметил ее отсутствие. Когда Корд сообщил ему, что Ирина покинула хутор, он долго молчал, а затем, вздохнув, проговорил:
– Мэрили – моя дочь, и я обязан обеспечить ей нормальную жизнь… Возможно, Ирине трудно это понять. В ее сердце горит жажда мщения большевикам.
– Каждый из нас идет своим путем, – со вздохом произнес Корд.
– Ты ее любишь? – внезапно спросил Драгомир, кивая в сторону заснувшей Мэрили. Он в упор посмотрел на Корда.
– Да, – с улыбкой ответил Корд. – Думаю, что полюбил ее еще до того, как с ней познакомился.
– Не понимаю…
– А я и не сомневаюсь в этом… – Корд замолчал. Не мог же он рассказать Драгомиру о той незабываемой ночи в подвале цюрихского замка. Казалось, все это было очень, очень давно.
Прямой ответ Корда удовлетворил Драгомира. Он выглядел вполне довольным.
– Тогда будем выбираться отсюда вместе. Думаю, лучше всего уехать в Испанию. У Колтрейнов огромное ранчо, на котором мы сможем остаться до конца войны. Вот только Николай Романов и его семья… Не могу отделаться от чувства, что я предаю их…
– Вы сделали все, что могли! – возразил Корд. – Михайловский, пришло время подумать и о собственном будущем. Бог свидетель, вы и так уже достаточно сделали для России.
– Достаточно ли, Брандт? – едва слышно отозвался Драгомир. – Кто может судить об этом?
Он лег на приготовленную постель. Больше всего Драгомиру сейчас хотелось остаться наедине с собственными мыслями и терзающими сомнениями…
Утром его разбудила Мэрили. На ее лице застыло страдание.
– Я знаю… – пробормотал он, поняв дочь без лишних слов. – Ирина ушла… Это должно было случиться, Мэрили, она не согласилась бы покинуть Россию… Может быть, в один прекрасный день она изменит свое решение…
– Ушла не только Ирина, – ответила Мэрили убитым голосом. – Корд тоже исчез, мы остались одни, папа!
Они долго смотрели друг другу в глаза, не скрывая горечи отчаяния.
– Мне казалось, что Корд Брандт любит меня так же страстно, как люблю его я… Но оказалось, он любит свое дело еще сильнее.
Драгомир молча кивнул Мэрили. Такой тоски в душе он еще не ощущал со дня смерти Дани.


Один из трех мужчин, принимавших участие в освобождении Драгомира, сопроводил их до самого Петрограда, выполняя последнее указание Ирины.
– Ну, и куда мы направляемся теперь? – спросил Драгомир у провожатого, уверенный, что тот получил на этот счет четкие инструкции.
– Во дворец Кшесинской, – коротко ответил тот.
– Ты что, с ума сошел? Там же расположились Центральный и Петроградский Комитеты партии большевиков! Или это опять очередная хитрость? – Драгомир обнял дочь за плечи, словно стараясь взять ее под дополнительную защиту. Больше всего ему сейчас хотелось иметь револьвер за пазухой. Что происходит? Может быть, его опять предали?
– Не беспокойтесь, – произнес провожатый. – Вас здесь ждет официальный представитель правительства Соединенных Штатов. Вы обладаете политической неприкосновенностью. Я говорю правду, поверьте.
Они вошли в город и, пройдя несколько пустынных улиц, остановились перед дворцом балерины Кшесинской, бывшей любовницы царя Николая.
– А теперь что? – спросила Мэрили.
Драгомир сжал ее руку и двинулся вперед.
– Покоримся судьбе, дочка. У нас нет выбора.
Не успели они сделать и двух шагов по парадной лестнице, как тут же были окружены целой толпой охранников. Мэрили прижалась к отцу, уверенная, что сейчас начнется стрельба. Боже, ну почему же Корд оставил их той ночью? Может быть, он тоже был частью этого коварного замысла? А Ирина? Нет, это немыслимо! А если это правда? Если это действительно так, то остается только надеяться на быстрый конец с привкусом горечи от предательства близких людей…
Драгомира и Мэрили препроводили в огромное помещение, когда-то служившее бальным залом. Теперь оно больше напоминало зал ожидания. Толкнув их в угол грубым толчком, охранники обменялись презрительными взглядами. Смахнув слезы, Мэрили, как и ее отец, с гордым спокойствием встретила ненавидящий взгляд охранников.
– Скоты! – прошипел Драгомир. – Большевистские ублюдки!
– Не испытывайте судьбу, – проговорил один из охранников. – А то я потеряю терпение и всажу тебе в брюхо нож раньше времени.
Позолоченная дверь отворилась, и им показалось, что в зал ворвался ослепительный сноп солнечного света. Затем прозвучало ее имя, произнесенное с любовью и нежностью. Мэрили затрепетала: перед ней стояли Курт и Корд, за ними – улыбающийся Тревис. Мэрили бросилась к ним навстречу и упала в чьи-то распростертые объятия, ничего не видя из-за хлынувших слез счастья.
Драгомир был любезно приглашен в соседнюю комнату, туда же последовали и все остальные, где официальный представитель Соединенных Штатов объявил им о предоставлении политического убежища. Все еще не пришедшая в себя от потрясения, Мэрили никак не могла понять, что этим представителем был не кто иной, как дядя Колт.
– Мы отправляемся обратно, в Испанию, – добавил он уже совсем другим тоном.
– Я не могу поверить в нашу встречу, – повторяла она снова и снова, – я уже давно оставила надежду на то, что когда-нибудь увижу вас.
– Эй! – улыбнулся Тревис. – Ты действительно думаешь, что от нас так просто отделаться? Колтрейны всегда остаются Колтрейнами, Мэрили. Никогда не забывай об этом.
– Как можно? – рассмеялась Мэрили сквозь слезы. Она повернулась к дяде: – Как мне только могло прийти в голову, что я не принадлежу к вашей семье?
– Это наша вина, – серьезно ответил Колт, – но, слава Богу, у нас есть время, чтобы ее загладить. Поторопитесь, нам пора в путь! – И добавил с многозначительной усмешкой: – Ведь мы не хотим обременять наших гостеприимных хозяев своим назойливым присутствием.
Охранник ледяным взглядом проводил их до двери, и Мэрили облегченно вздохнула, увидев неподалеку ожидающих солдат в форме американской армии. Внезапно Драгомир тихо окликнул ее. В его голосе послышалось такое страдание, что Мэрили, почуяв неладное, в страхе обернулась. Он взволнованно смотрел на дочь.
– Прости меня, моя дорогая, но я… Я не смогу поехать с тобой… – сказал он с отчаянием в голосе.
Мэрили все поняла. Она не стала задавать вопросов, не считая себя вправе спорить с отцом. Она знала, что Драгомир Михайловский принял твердое решение, и никто не в силах изменить его.
– Помоги мне, Господи, – прошептал Драгомир с легкой дрожью в голосе. – Когда-нибудь мы встретимся, Мэрили. Здесь… или там… Там, где ждет меня твоя мать.
И отец быстро пошел прочь. Прежде чем открывшие рот охранники сообразили, в чем дело, он уже исчез за ближайшим углом. Драгомир шел навстречу Ирине, навстречу своей судьбе… Как любил он говорить, у него просто не было выбора.
Мэрили почувствовала, как Корд сжал ее ладонь, и поняла: пора ехать…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и триумф - Хэган Патриция


Комментарии к роману "Любовь и триумф - Хэган Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100