Читать онлайн Любовь и триумф, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и триумф - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и триумф - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и триумф - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и триумф

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Согласившись на приглашение Бориса, Мэрили давала себе полный отчет, что должна быть готова лечь с ним в постель – в этой ситуации она не имела выбора. Так или иначе следовало соблюдать такт и не опережать события. Сейчас самым главным было извлечь выгоду из этой близости и заставить его разговориться. В течение всего вечера Мэрили старалась делать так, чтобы Борис пил в два раза больше обычного и с трудом подавляла отвращение, терпя его пьяные ласки. Она с нетерпением ждала действия алкоголя.
– Итак, тебе нравится моя квартира? – Борис опять взялся за рюмку и залпом осушил ее. Не дожидаясь ответа Мэрили, он продолжил: – Когда я получил назначение в эту дыру, то сразу решил, что буду жить в отдельной квартире. Хватит с меня казарм!
Мэрили обвела взглядом огромную комнату. Она больше напоминала чердак с крошечными окнами, полупрогнившим деревянным полом и скудной мебелью. Дальний угол комнаты был отведен под спальню, где за муслиновыми занавесями, спускающимися от потолка до самого пола, как догадывалась Мэрили, скрывалась кровать.
– Квартира прекрасна, – ответила она.
– Прекрасна, но не так, как ты, душка. – Борис бросил на Мэрили плотоядный взгляд.
Мэрили едва не потеряла равновесие, когда огромная рука Бориса обвилась вокруг нее и скользнула под шубку, которую она так и не сняла.
– О! Борис, что ты делаешь! – воскликнула она, изображая наивный страх.
Горчаков отдернул руку.
– Прости меня… Я слишком долго ждал этого момента, Наталья. Позволь, я…
Заметив, что руки Горчакова снова тянутся к ней, Мэрили быстро вскочила с места и приподняла свою рюмку:
– За нас и нашу дружбу!
– Хороший тост! Весьма отрадно выпить за это!
Они звонко чокнулись, и Борис, опрокинув в себя очередную порцию, вырвал рюмку из рук Мэрили и вылил водку на пол.
Через мгновение Мэрили опять с отвращением почувствовала на себе его грубые руки. Она старалась уклоняться от его отвратительно-жадных губ. Сейчас он напоминал огромного борова, того и гляди готового захрюкать. В конце концов Мэрили не вытерпела. Оттолкнув Бориса, она взмолилась:
– Пожалуйста, дорогой! Не торопи меня! Я весь день провела на ногах и умираю от голода. Кстати, кто-то обещал мне икру…
– Ты тоже всю неделю обещала мне кое-что! – Борис снова потянулся к ее талии. Надменная самонадеянность Горчакова начала не на шутку злить Мэрили.
– Ничего я тебе не обещала, – прошипела она, вырываясь из его липких объятий. – Если это единственное, что тебе от меня нужно, то, боюсь, я совершила ошибку, посчитав тебя своим другом!
Она подняла соскользнувшую с плеч шубку, заранее зная, что Борис ни за что не даст ей уйти. Да, она была права. Он уже стоял позади Мэрили, сжимая ее плечи.
– Я прошу у тебя прощения, Наталья. Очень прошу. Я просто схожу с ума от твоей красоты!
Борис, стоя сзади и не выпуская ее плеч, поцеловал шею Мэрили.
– Тогда не надо торопиться! – Она повернулась к нему лицом и сверкнула глазами. – Я не животное, Борис! Я женщина и хочу нежности, а не насилия. Кроме того, – она кокетливо улыбнулась, – думаю, что, немного выпив, я тоже смогу стать более нежной.
После этих слов Борис не раздумывая разлил водку и присел рядом с ней.
– Я хочу стать для тебя больше, чем просто женщиной, с которой можно переспать, – мягко прошептала Мэрили.
Неожиданно Борис нахмурился.
– Что с тобой? Я сказала что-то не так? – Мэрили заглянула Горчакову в глаза.
– Видишь ли… – произнес он с запинкой, – я думаю, что должен сказать тебе, что не могу…
– Ничего не понимаю. – Такая перемена в настроении Бориса заинтриговала Мэрили.
– Я женат, – пробормотал он наконец, отводя глаза в сторону.
– Ты что? Ты подумал, что я хочу выйти за тебя замуж?!
– А что ты имела в виду, говоря о том, что хочешь стать для меня больше, чем просто женщиной на ночь? – В его взгляде неожиданно промелькнул слабый луч надежды.
– Послушай, как ты дослужился до должности комиссара, будучи таким наивным? Неужели ты думаешь, что ночь, проведенная с мужчиной, достаточное основание для женитьбы? Я имела в виду совсем другое. – Она нежно погладила руку Бориса. – Я хочу, чтобы мы были счастливы друг с другом.
– Тебе… тебе будет хорошо со мной, – улыбнулся Горчаков в ответ, пытаясь отставить свою рюмку в сторону, но Мэрили задержала его руку.
– Я хочу, чтобы мы узнали друг друга ближе. Я пришла сюда не для того, чтобы переспать с тобой, – для этого можно найти и простого солдата. Ты должен быть нежен, нетороплив… И самое главное – ты должен любить меня.
Глаза Горчакова потемнели. Ему не совсем нравилась игра, затеянная этой девицей, но мысль о том, что он проведет с ней в постели не одну ночь, заставила его уступить.
– Хорошо, – пробурчал он, – а что, собственно, тебе нужно? Что я должен сделать для этого?
Мэрили уютно устроилась напротив Бориса и попросила:
– Сначала расскажи мне о себе.
Заметив в ее глазах искренний интерес, Борис начал рассказывать о своем прошлом, о том, как попал в Красную армию, о революционной деятельности… Он даже поведал Мэрили о своей жене, оставшейся в Петрограде с двумя маленькими дочерьми.
– А чем ты занимаешься сейчас?
– Это совсем не интересно, – пожал плечами Борис. – По крайней мере мне совсем не нравится крутиться в губернаторском доме вокруг императорской семьи. Я слишком сильно ненавижу и их самих, и то, что они олицетворяют. Большую часть времени я провожу в тюрьме, где содержатся политические заключенные.
– Об этом даже слышать страшно. – Мэрили изобразила, что дрожит от ужаса. – Там же, наверное, самые настоящие дьяволы!
– Теперь белые не представляют опасности. Они тихи и безобидны, как кролики, боятся сказать лишнее слово, только и делают, что плачутся на горькую судьбу.
– Неужели все? И много их у тебя?
На протяжении всего рассказа Борис почти непрерывно пил, его язык заплетался все сильнее, и теперь Мэрили понимала, что он не продержится долго.
– Немного. Меньше дюжины…
– И что, все они малодушные трусы? – продолжала допытываться Мэрили. – Тогда зачем ты вообще там нужен? Если ты такой смелый и отважный, как говоришь, то почему твои таланты не используют в боевых действиях?
Она полагала, что последнее замечание разъярит Горчакова, однако он выпил уже так много, что только глупо захихикал.
– Нет, не все… Есть там несколько действительно серьезных противников. Именно поэтому сам Ленин лично приказал мне присматривать за ними. – Борис ударил себя кулаком в грудь.
Мэрили отвернулась от Горчакова, чтобы тот не заметил в ее глазах явной заинтересованности, и спросила безразличным голосом:
– Неужели? Значит, здесь содержатся даже важные преступники?
– Конечно, – подтвердил Борис. – Даже небезызвестный Драгомир Михайловский, человек с самой дурной репутацией, который…
Сердце Мэрили бешено заколотилось. Великий Боже! Отец находится совсем рядом! Мэрили изо всех сил старалась не показать охватившего ее волнения.
– Прости, Борис… – проговорила она ровным голосом. – У меня закружилась от выпитого голова. Кажется, я устала несколько больше, чем думала. Так о чем ты начал рассказывать?
Вопрос повис в воздухе: Борис окончательно отключился, его голова свесилась набок, а рука медленно сползала вниз.
Мэрили необходимо было время, чтобы прийти в себя, – слишком уж много потрясений она испытала за последние несколько часов: и подтверждение того, что отец находится в Тобольске, и неожиданное появление Корда. Она хотела обдумать все и решить, что делать дальше.
Быстро надев шубку, она направилась к двери. Борис не будет слишком расстроен, проснувшись один, – в конце концов пусть считает, что она обиделась на его явный перебор. Это он должен перед ней извиняться! Помедлив секунду, она вернулась и укрыла Горчакова одеялом и после этого торопливо выбежала в холодную ночь. Добравшись до дома, она устало опустилась на кровать и мгновенно погрузилась в глубокий сон.


Ее разбудил настойчивый стук в дверь. С трудом открыв глаза, Мэрили посмотрела в окно – сквозь занавески уже пробивался бледно-лиловый свет наступающего утра.
Стук снова повторился.
– Кто там? – сонным голосом спросила Мэрили, думая, что это, должно быть, пришел за подмогой старый уборщик ресторана. Обычно, когда у него было слишком много работы, Мэрили помогала ему.
Ответа не последовало. Откинув одеяло, Мэрили ступила босыми ногами на холодный пол.
Подойдя к двери, она открыла ее и в ужасе отпрянула: в комнату вошел Корд и плотно прикрыл за собой дверь.
– Какого черта ты здесь делаешь? – прошептал он, подхватывая Мэрили на руки. – Я не мог поверить собственным глазам, увидев тебя вчера вечером! Черт побери, Мэрили, ты что, смерти ищешь?
Потрясение быстро сменилось злобой. Задрожав от ярости и вырвавшись из рук Корда, Мэрили горячо воскликнула:
– А что здесь ты делаешь, шпион? Разыгрываешь из себя белого, хотя на самом деле грязный большевик?
Он потащил отчаянно сопротивляющуюся Мэрили к кровати, зажимая рукой ее рот. Насильно усадив ее рядом и не давая произнести ни слова, Корд прошипел:
– Ты хочешь разбудить весь город? Слушай меня, черт побери! Говорить сейчас буду я, твое дело – слушать.
– Нет! – крикнула Мэрили. – Это ты слушай меня! – Она старалась говорить тише: чего доброго, действительно кто-нибудь услышит. – Я хочу одного – спасти своего отца и прошу тебя не мешать мне! Если ты попытаешься выдать меня большевикам, я немедленно сделаю то же самое: вчера я видела тебя в компании с белым офицером, значит, ты тоже выдаешь себя за другого! Убирайся отсюда ко всем чертям и забудь, что видел меня.
Корд иронично посмотрел на Мэрили и неожиданно расхохотался, закинув голову.
– Я сказала что-то смешное? – зло спросила Мэрили.
Он покачал головой, смех не давал ему говорить.
– Самое забавное, – наконец выговорил он, – что каждый из нас притворяется красным, не являясь в действительности таковым!
– Ты о чем? – озадаченно спросила Мэрили.
– Постараюсь объяснить еще раз… Я на твоей стороне. И всегда был на ней. Ты сбежала как раз в тот вечер, когда я собирался тебе все рассказать. Рассказать о том, что я не работаю на большевиков. Моим заданием было присматривать за тобой и защищать, если понадобится.
– Ты хочешь заставить поверить меня в очередную ложь? – Мэрили не сдержалась и снова закричала: – Ты все еще принимаешь меня за наивную девочку? Сначала ты похищаешь меня по ошибке, но затем решаешь, что и я обладаю кое-какой ценностью благодаря деньгам моего отца. Потом ты стараешься убедить меня в том, что испытываешь ко мне чувство любви. После этого я застаю тебя в постели с Элеонорой, в то время как немногим раньше ты пытался склонить меня к тому же!
Корд ошеломленно смотрел на Мэрили. Кажется, теперь он понял истинную причину ее побега.
– Я очень сожалею, – пролепетал Корд. Его вид был жалок. – Сожалею, что ты это видела… Что это случилось. Но… Но я сделал это. – Он попытался взять Мэрили за руку, но она быстро отскочила в сторону. – Да, ты права, – продолжил Корд. – Но я полюбил тебя, больше того, и сейчас люблю. Поэтому ты должна доверять мне. Я прошу тебя, пойдем отсюда, Борис Горчаков очень опасен, с ним нельзя играть. Поедем в Тюмень, там ты будешь находиться в безопасности. Освобождение твоего отца – моя задача, и я выполню ее. Но при одном условии: я не должен беспокоиться о тебе.
– Убирайся ко всем чертям, Корд Брандт! – Мэрили дрожала от ярости. – Я не верю тебе! Клянусь, если ты выдашь меня, я сумею доказать, что ты работаешь на два фронта и нас повесят на одном суку.
– Ты ничего не поняла! – с отчаянием в голосе сказал Корд. – Пойдем сегодня в наш штаб. Дубовицкий подтвердит тебе, кем я являюсь на самом деле.
– Я уже сказала – нет! – Она показала Корду на дверь. – Убирайся отсюда! Забудь, что ты меня видел и что знаком со мной.
Брандт понял, что Мэрили не шутит, но времени на дальнейшие убеждения у него уже не оставалось.
– Я снова повторяю, что очень сожалею. – Он беспомощно пожал плечами. – Сейчас я уйду, ты должна успокоиться прежде всего. Но обещаю, я найду способ заставить тебя поверить.
Их взгляды пересеклись, но не успела Мэрили и рта открыть, чтобы еще раз потребовать от Корда немедленно покинуть комнату, как раздался тихий стук и извиняющийся голос Горчакова произнес:
– Наталья, ты еще спишь, моя дорогая? Я хочу сказать, что пришел просить твоего прощения.
Мэрили застыла в ужасе: если Горчаков обнаружит здесь Корда, все пропало. Приложив палец к губам, она кивнула на окно. Корд понял без лишних слов. Окно с шумом открылось, и Борис, топчущийся перед дверью, встревоженно спросил:
– Наталья? С тобой все в порядке? Что у тебя там за шум? – Он начал дергать за дверную ручку.
Господи, как Мэрили была счастлива, что Корд запер дверь, как только зашел в комнату.
– Подожди минутку, Борис, – сонно отозвалась она. – Ты так испугал меня!
– Я очень сожалею, – ответил Горчаков, – и прошу прощения.
Он нервно прохаживался перед дверью ее комнаты. Тем временем Корд выпрыгнул из окна и исчез в сумерках морозного утра. Закрыв окно, Мэрили облегченно вздохнула и пошла открывать дверь.
Корд тихо пересек двор ресторана и вышел на улицу. Оглядевшись, он сощурился от первого луча восходящего солнца и торопливо пошел прочь.
На другой стороне аллеи, прячась за бочками, стоял радостно оскалившийся Рудольф. Он был уверен в одном: если он нашел Корда Брандта, то теперь найдет и Мэрили.
Его товарищи позаботятся о вероломном немце! А уж он сам позаботится о беглянке.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и триумф - Хэган Патриция


Комментарии к роману "Любовь и триумф - Хэган Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100