Читать онлайн Любовь и триумф, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и триумф - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и триумф - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и триумф - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и триумф

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Элеонора нервно расхаживала по комнате в ожидании Корда. Время от времени она бросала свирепые взгляды на охранника, всем своим видом показывая, как она раздосадована его присутствием. Охранник же не обращал на это никакого внимания.
Мысль о том, что все эти недели ее Кордуэлл проводит наедине с другой женщиной, да еще красивой – а Элеонора не могла не признать, что Мэрили красива, – приводила ее в ярость.
Когда раздался звук открывающейся двери и в комнату вошел Корд, Элеонора буквально подпрыгнула на месте.
– О, мой дорогой! Как мне ужасно не хватало тебя все это время! – возбужденно воскликнула она.
Бросившись на Корда с такой страстью, что он едва удержался на ногах, Элеонора начала осыпать его лицо горячими поцелуями.
Заметив глупую ухмылку на лице охранника, Корд сердито прошептал на ухо Элеоноре, стараясь освободиться из ее объятий:
– Не сейчас, черт побери!
Как только они остались одни, Элеонора снова попыталась прижаться к Корду, но он решительно отстранился от нее.
– Что означает твой приезд? У тебя же здесь нет никаких дел.
Свое возмущение Элеонора предпочла скрыть под маской унижения, смешанного с гневом:
– Я получила разрешение на это и могу доказать!
– Не надо… Просто объясни, зачем приехала.
Отбросив последние остатки гордости, она снова попыталась обнять Корда. Тот отшатнулся, и Элеоноре пришлось кокетливо улыбнуться:
– Если ты опять оттолкнешь меня, дорогой, я не расскажу тебе то, что ты очень хотел бы знать: я привезла тебе очень важные инструкции.
– Как ты оказалась здесь? – настойчиво спросил Корд.
– Приехала парижским поездом, а в Даниберри меня довезли на машине, – беззаботно ответила она. – Что в этом такого? – Приподнявшись на цыпочки, Элеонора поцеловала Корда в кончик носа. – И вот я здесь, мы снова вместе. Ты что, не рад меня видеть?
Как Корд ненавидел сейчас их прошлые пылкие встречи! Похоже, Мэрили страшно ревновала, и он не имел ни малейшего желания поддразнивать ее такими вещами.
Корд убрал руки Элеоноры со своей шеи и, мягко удерживая ее запястья, слегка их потряс.
– Хватит играть, дорогая. Скажи мне, почему ты здесь, а поиграем мы позже. Хорошо? – Он вовсе не хотел возобновлять прежние отношения с Элеонорой – слишком много для него стала значить Мэрили, – однако Элеоноре совсем не обязательно знать об этом, по крайней мере сейчас.
– Да, конечно, – согласилась она после некоторого молчания. – Дело прежде всего.
Он выпустил руки Элеоноры, которая, усевшись на единственный в этой комнате диван, попыталась усадить Корда рядом с собой. Однако тот остался стоять.
– Корд! Ради всего святого! Что с тобой происходит? Неужели общение с маленькой жеманной девственницей сделало тебя таким скучным и нудным?
Скрестив руки на груди, он продолжал стоять несколько в стороне от дивана.
– Передай мне инструкции, Элеонора.
Выдержав паузу, она ответила:
– Хорошо, я скажу тебе. Драгомир Михайловский так и не нашелся, следовательно, выкуп не будет заплачен. Похищение закончилось неудачей, о чем, впрочем, я и предупреждала Рудольфа с самого начала.
Закончив, Элеонора торжествующе улыбнулась, и Корд вздрогнул от неприятного предчувствия. Если надежда на выкуп потеряна, то что же будет с Мэрили? Так или иначе, ему не стали давать приказа на убийство. Будь он проклят, если допустит такое!
– Так что же дальше? – Он старался говорить как можно естественнее, скрывая душевное волнение. – И какая была необходимость присылать тебя в Даниберри? Мои доклады в штаб и так регулярны.
– Потому что это я сама уговорила их послать меня сюда. – Во взгляде Элеоноры читалось страстное желание. – Мы так давно с тобой не виделись, Корд, ты не можешь себе представить, как я соскучилась по тебе!
Казалось, Корд не обратил никакого внимания на последние слова Элеоноры.
– Хорошо, но ты не можешь здесь долго оставаться. Если выяснилось, что выкупа не будет, то мое пребывание здесь бессмысленно. Отдай мне эти чертовы инструкции, Элеонора, мне нужно знать, что делать дальше.
Вынув из сумочки конверт, она передала его Корду, с трудом скрывая гнев, вызванный столь холодным приемом. Он быстро пробежал глазами строчки приказа: Корду предписывалось доставить Мэрили в Петроград в качестве приманки для Драгомира. Большевики верили, что рано или поздно до него должны были дойти слухи о том, что его дочь держат в заложницах, и Драгомир, предприняв попытку ее освобождения, непременно обнаружит себя. Этот план совсем не понравился Корду: вручив Мэрили в руки незнакомых людей, он потеряет контроль над ее судьбой.
– Что-то не так? – резко спросила Элеонора, увидев его нахмурившиеся брови. – Думаю, ты должен быть доволен. Тебе не нужно больше здесь оставаться. Ты можешь отправить ее в Петроград, а потом мы вместе вернемся в Швейцарию, и…
– Где Рудольф? – оборвал Корд.
Элеонора безразлично пожала плечами:
– Опасаясь, что Колтрейны начнут разыскивать Мэрили и, пронюхав что-нибудь о его роли в этом деле, привлекут к ответственности, он решил уехать в Россию вместе с Хэнишем Лютцштейном. Он и еще несколько товарищей отправляются туда помогать большевикам, а меня с собой не берут…
– А твоя мать? Что с ней?
– Рудольф отправил ее в психиатрическую лечебницу. Мать постоянно пьет, за ней требуется постоянный присмотр. Но я не могу торчать около нее все время! – Она снова пожала плечами. – Я хочу жить своей собственной жизнью.
«Но только не со мной!» – очень хотелось добавить Корду, впрочем, без чувства вины или раскаяния. Он никогда не связывал себя никакими обещаниями и не признавался ей в любви. Да, они получали удовольствие от физической близости, но не более того. Пусть она чертовски привлекательная женщина, пусть она ведет себя в постели дикой, необузданной тигрицей, но ведь этим все и заканчивается… В ней нет ни глубины чувств и поступков, ни жизненной мудрости.
Корд быстро направился к дверям.
– Я должен навести кое-какие справки обо всем этом, – бросил он на ходу.
– Что ж, наведи, – кивнула Элеонора. – Но может быть, в первую очередь ты уделишь мне немного времени? Мы так долго не виделись, и я успела ужасно соскучиться по тебе…
– Позже, – коротко ответил Корд и повернулся к выходу, но Элеонора внезапно прыгнула, как кошка, и крепко прижалась к его спине.
– О Корд! Дорогой! Как ты можешь так со мной обходиться после столь долгой разлуки? Неужели ты забыл, как мы предавались безумной любви? Я не могу поверить в то, что ты отвернулся от меня ради Мэрили, что она смогла дать тебе больше, чем я!
Элеонора была близка к истерике. Ее крики разносились по всему дому, и не исключено, Мэрили тоже могла их слышать. Черт побери, он не мог рисковать! Нет, только не сейчас, когда ему, как никогда, требовалось доверие Мэрили.
Стараясь выглядеть спокойным, он повернулся к Элеоноре и сжал ее руки.
– Нет! – Слава Богу, он был способен быть честным. – Я совсем не забыл, что было между нами, Элеонора, но ты должна понимать, что сейчас не время. Моя голова занята сейчас более важными мыслями, чем занятия любовью с тобой или с любой другой женщиной.
– О дорогой, дорогой! – Она стояла на цыпочках и, глядя снизу вверх, улыбалась в ожидании. – Ты знаешь, я все понимаю. Мы же с тобой заодно, ты это помнишь?
– А ты помнишь, что главное в моей жизни – борьба за революцию?!
Корд выпустил ее из рук, и Элеонора, сделав шаг назад, с обидой ответила:
– Иди. Иди и делай все, что считаешь нужным. Но только потом возвращайся ко мне, чтобы убедиться, как сильно я страдала без тебя.
Она опять обняла его за шею и наградила долгим страстным поцелуем. Через несколько мгновений он понял, что хочет ответить на ее страсть – все-таки Элеонора умела быть желанной. Желанной, но не более, в отличие от Мэрили, одна только мысль о которой доводила Корда до безумства. Он почувствовал, что в нем пробуждаются чувства, и прижал к себе Элеонору, чтобы ощутить волнующую крепость ее груди. Он вспомнил, что ей всегда нравилось чувствовать в эти минуты его напряжение.
– Когда? – хрипло прошептала Элеонора. Ее язык легко пробежался по губам Корда, а рука опустилась ниже и принялась ласково гладить его напрягшуюся плоть через брюки. Теперь она уже не сомневалась в победе. – Когда мы снова будем вместе, дорогой? Когда я смогу доказать тебе, как соскучилась в одиночестве?
– Элеонора, черт возьми! – Как ему хотелось заняться этим прямо сейчас же, на этом самом диване! Огонь желания терзал его плоть.
– Обещай мне, – попросила Элеонора.
– Я никогда не обещаю. – Он начал приходить в себя и, оттолкнув Элеонору в сторону, распахнул дверь.
На пороге стоял охранник.
– Отведи ее на веранду и проследи, чтобы ей были созданы все удобства. Пусть ей принесут все, что она захочет, но чтобы с веранды – ни шагу.
– Я никогда не прощу тебя, если ты не придешь ко мне этой ночью! – прошептала Элеонора. – А теперь иди и делай то, что тебе предписано инструкцией. Позже мы разработаем свой план возвращения в Цюрих, где мы будем в безопасности и… счастливы вместе.


Серж с тревогой ожидал Корда. Что произошло? Что означает столь неожиданный приезд Элеоноры?
– Все-таки она умеет вертеть людьми в своих интересах, – объявил Корд, подходя к Сержу. – Она явно уговорила кого-то из руководства, чтобы ее послали сюда с важной информацией… Кстати, где сейчас Мэрили? – Он неожиданно изменил тему.
– В своей комнате. С ней все в порядке.
Они направились на кухню, где, налив себе по чашке кофе и сев за стол, принялись обсуждать сложившуюся ситуацию. Серж, как и Корд, полагал, что Мэрили не стоило отправлять в логово большевиков.
– Так-то оно так, но что нам делать? Если ты не подчинишься приказу, они просто заберут ее силой, а мы все, можешь не сомневаться, сразу попадем под подозрение в контрреволюционной деятельности. Сам понимаешь, что это означает.
– Понимаю. Итак, у нас есть единственный выход. Сегодня ночью я свяжусь с нашими и попрошу разрешения исчезнуть. Так или иначе, придется довериться Мэрили и все ей рассказать.
Серж понимающе улыбнулся:
– Да, придется довериться и многое рассказать… Когда любишь человека, от него трудно что-то скрывать.
На лице Корда появилась смущенная улыбка.
– Это видно? – спросил он.
– Видно, – кивнул Серж.
Залпом осушив свою чашку, Корд встал из-за стола:
– Я уйду в полночь. Когда вернусь, разработаем план, как выбраться отсюда.
– У меня такое чувство, что будет не так-то просто отделаться от нее.
Корд кивнул в ответ и вышел прочь. Мэрили действительно находилась в своей комнате, она стояла у окна в глубокой задумчивости. Когда Корд вошел, Мэрили даже не обернулась. Не пошевелилась она и тогда, когда Корд обнял ее, прижавшись лицом к ее густым шелковистым локонам. Так они и стояли молча на протяжении довольно долгого времени, пока наконец Мэрили не прошептала:
– Тогда ты ждал ее, да?
Корд вздохнул. Мэрили не давала покоя его ошибка в подвале замка Рудольфа. Конечно, тогда он принял ее за Элеонору, но только на мгновение, не больше. Как только его рот прижался к нежным чувственным губам, он сразу понял, что целует незнакомку – страстную, жаждущую его любви. А потом его стали преследовать ни с чем не сравнимые воспоминания о тепле и удивительных изгибах тела девушки, зажигающих страстное пламя желания. И самое главное заключалось в том, что в незнакомке присутствовала манящая таинственная сладость непознанного, и это заставляло трепетать душу Корда.
– Да, – тихо прошептал он, еще сильнее прижимая к себе Мэрили. – Тогда я ждал Элеонору. Она попросила меня о встрече той ночью. Позже я узнал, что Рудольф запер свою сестру в комнате матери.
Она рассмеялась с оттенком горечи:
– Да, а когда он после этого напился, мне пришлось искать прибежища… Вот я и нашла.
– Это было плохо?
Мэрили повернулась лицом к Корду, обняв его за шею.
– Мне кажется, я знала тебя задолго до той ночи. – Она встряхнула головой и продолжила, еле заметно улыбаясь: – Ты не можешь себе представить, как это было прекрасно, – ты приходил ко мне во сне, и твои ласки дарили мне ни с чем не сравнимое наслаждение. Как долго я искала тебя, и вот ты очутился рядом…
Его поцелуй не дал Мэрили продолжить. Конечно, Корд знал, что и в его душе еще ни разу не просыпалась настоящая любовь. Тихо, словно ночной вор, крадущийся во мраке, Мэрили проникла в его внутренний мир, разбудив неведомые чувства. Ни с одной женщиной Корд не испытывал подобного.
Подхватив Мэрили на руки, Корд понес ее к постели и, положив, вытянулся рядом. Его руки медленно скользили по ее телу, и она все сильнее прижималась к Корду, тая в горячем пламени его любви…
Неожиданно Мэрили оттолкнула его ласкающую руку и резко отпрянула в сторону:
– Нет, Корд, я так не могу… – Она успела заметить недоуменно-вопрошающий взгляд Корда. – Я должна знать, зачем пришла Элеонора, если у тебя, как ты говоришь, ничего с ней больше нет?
Корд чертыхнулся и со злостью откатился от Мэрили, недовольно уставившись в потолок. Что ж, этого следовало ожидать – она потребует объяснений.
– Знаю, что ты мне не веришь, но Элеонора действительно ничего для меня не значит. Она, безусловно, привлекательна, и не более того.
– И я должна верить, что являюсь чем-то большим? – Мэрили встала с постели и отошла к окну.
Корд не пытался ее остановить, он лежал неподвижно, в отчаянии сжав голову руками.
– Да, – наконец сказал он, – должна. Потому что ты – мой жребий, ты – моя судьба, Мэрили.
– Ты хочешь, чтобы я верила в это после всего того, что было между тобой и Элеонорой? – В вопросе Мэрили присутствовал явный сарказм.
– Я повторяю, что между нами ничего и не начиналось.
– Тогда почему она здесь? – настойчиво переспросила она.
Корд сел на кровати, пытаясь объяснить:
– Она революционерка. Так же как и я. Мы повстречались в кафе Вольфа в Цюрихе. А здесь она только для того, чтобы передать приказ из штаба большевиков, касающийся тебя.
Ее глаза оживились.
– Отец! – с надеждой воскликнула Мэрили. – Его нашли? Он заплатил деньги и… – Мэрили осеклась, заметив унылый вид Корда.
– Боюсь, что нет. – Корд очень не хотел сообщать Мэрили эту новость, но другого выхода не было. – Они решили, что вся операция с твоим похищением провалилась. Теперь тебя хотят отправить в Россию, это должно заставить твоего отца выйти из подполья.
Сердце Мэрили радостно заколотилось. Отправиться в Россию, туда, где находится ее отец! Драгомир был очень находчивым и решительным человеком, он и его товарищи обязательно нашли бы способ освободить ее, поэтому Мэрили с радостью отправилась бы в Россию. Не прозябать же в Даниберри! Оставался только один вопрос: что ей делать со своим сердцем? Мэрили не могла отрицать, что с каждым днем все сильнее привязывается к Корду.
Она прижалась к его груди и подняла на него глаза, полные счастливых слез. Корд сжал ее лицо своими ладонями.
– Ты поедешь со мной в Россию, да? За это время мы сможем узнать друг друга еще лучше, стать более близкими… Может быть, ты даже станешь разделять убеждения моего отца, и…
– Мэрили, прекрати! – Корд не мог больше слушать всего этого. Пришло время сказать всю правду. Глаза Мэрили с тревогой были обращены на него. – Мне нужно тебе кое-что объяснить… – Корд с трудом перевел дыхание.
– Подумать только, как сентиментально! – раздался за их спиной насмешливый голос. Они обернулись – на пороге стояла Элеонора.
– Какого черта ты здесь делаешь? – возмутился Корд. – Я же приказывал тебе не выходить!
Глаза Элеоноры сузились. В них читалась такая ненависть, что Мэрили с ужасом подумала: как она могла еще дружить с этой девушкой?
– Значит, вот что означают разговоры в штабе о твоей нерешительности! То-то там ходят слухи, что тебя совсем свела с ума эта холодная девственница! Каким, интересно знать, способом она сумела превратить тебя в идиота, Корд? Что она может сделать такого, чего бы у меня не получилось лучше?
Он схватил Элеонору за руку и бесцеремонно выпроводил вон.
– Я ничего не собираюсь тебе объяснять, – услышала Мэрили голос Корда уже за дверью. Их шаги стихли, и Мэрили несколько мгновений стояла неподвижно. Мысль о том, что Корд – ее враг, отошла на второй план. Она любила его, и это было сейчас главным.
И уж совсем не имело значения, каким образом она не допустит того, чтобы Корд остался с Элеонорой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и триумф - Хэган Патриция


Комментарии к роману "Любовь и триумф - Хэган Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100