Читать онлайн Любовь и триумф, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и триумф - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и триумф - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и триумф - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и триумф

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Рудольф влетел в кухню, где Герда, жена Хэниша, готовила чай.
– Где Хэниш?
Герда кивнула на дверь, ведущую во внутренний двор:
– Он уезжает. Просил передать тебе, что забирает машину для какого-то срочного дела.
– Какого еще дела? – с недовольством в голосе спросил Рудольф.
– Не знаю точно. Ему позвонили по телефону, после чего он сразу стал готовиться к отъезду. Больше я ничего не знаю.
Рудольф порывисто распахнул дверь, выбежал на двор и увидел Хэниша, сидящего за рулем «фиата». Машина медленно тронулась с места. Дрожа от ярости, Рудольф окликнул Лютцштейна. Тот недовольно нахмурился, но затормозил.
– У меня нет сейчас времени на объяснения! – предвосхитил он вопрос Рудольфа. – Меня вызывают в штаб, но только не спрашивай зачем, пока я не скажу ни слова. Возвращайся к гостям, поговорим позже.
Хэниш включил мотор, но Рудольф с силой сжал его руку.
– Не торопись, мне надо сообщить тебе кое-что очень важное. Они не задержатся здесь надолго, как я предполагал. Кроме того, Джейд сопровождают телохранитель и горничная. Пришлось срочно ломать голову, как удалить их из замка. Я убедил княгиню поселить их на несколько дней в отель.
– Княгиню! – презрительно фыркнул Хэниш. – Ну что ж! Я обязательно передам твою информацию. Как только вернусь, мы поговорим с тобой подробнее. А о телохранителе не беспокойся. Мы сделаем так, что именно ему и придется доставить Колтрейнам письмо с условиями выкупа.
Вернувшись на кухню, Рудольф передал Герде свой разговор с Хэнишем.
– Меня все это мало касается, – пожала плечами Герда. – Хэниш собирается в Россию сразу после того, как большевики возьмут власть в свои руки. Все в один голос говорят, что Керенский продержится совсем недолго, – вот что меня беспокоит, а мне приходится готовить чай для твоей княгини!
Их интересы явно не совпадали, и, помолчав, Рудольф спросил со вздохом:
– Как там моя мать?
– Твоя мать! – Герда брезгливо поморщилась. – Она производит отталкивающее впечатление, товарищ! Каких трудов нам стоило уговорить ее переодеться! Голову она так и не захотела мыть. Хорошо еще, что Элеоноре удалось-таки причесать ее! Теперь твоя мамаша вне себя от того, что не может найти свой «тоник». Я обнаружила водку раньше, чем она успела допить ее до конца. Нашла и спрятала. Так она около часа рыдала в своей комнате, правда, потом затихла.
– А дальше? Что дальше? Кто-нибудь из вас догадался подняться наверх и посмотреть на нее? Готова ли она к чаю?
Терпение Герды лопнуло. По ее мнению, от вопросов Рудольфа веяло высокомерием и неблагодарностью. Вытерев руки о передник, она уставилась на молодого человека холодным, злым взглядом:
– Послушай, дружище, умерь свою прыть! Ты, кажется, забыл, что в действительности я не служанка и согласилась работать здесь только для пользы общего дела. Не для тебя. И если тебя что-то не устраивает, будь добр, иди и сделай это сам!
Рудольф сжал кулаки в приступе бессильного гнева. Он прекрасно понимал, что Герда права и спорить с ней бессмысленно. Все это могло обернуться против него же самого.
Круто развернувшись, он отправился в комнату матери, но, услышав шаги спускающихся по лестнице Элеоноры и Джейд, быстро вернулся на кухню и прошипел Герде:
– Позови Элеонору! Пусть хотя бы она узнает о состоянии матери!
Приклеив к лицу радостную улыбку, он встретил дам и проводил в зал. Богатое убранство этого помещения произвело на гостей должное впечатление – мебель, снятая на время, была действительно хороша. Джейд откровенно восхищалась венскими фарфоровыми часами, и Рудольф подумал, что если бы не он, часы уже давно были бы проданы матерью.
– Вы, надеюсь, нашли свои комнаты достаточно удобными? – спросил Рудольф.
– Просто великолепными, – ответила Джейд, и Мэрили согласилась с ее словами.
На пороге появилась Герда, держа в руках серебряный чайный сервиз, который Рудольф видел в первый раз. Она поставила его на столик перед диваном и исчезла. Через некоторое время Герда снова вернулась в зал с подносом, на котором находилось традиционное швейцарское угощение: квадратики печенья в обрамлении розовых бутонов из сливочного крема, имбирные пряники и воздушные пирожные из взбитых белков и домашний грушевый торт.
– Фройлен Элеонора сказала, что ваша матушка до недавнего времени изволила почивать, – осторожно начала Герда. – Сейчас она готовится к выходу и просит прощения за то, что немного задерживается.
Рудольф вздрогнул и втянул воздух между стиснутыми зубами. Он сразу понял то, что имела в виду Герда: без сомнения, мамаша все-таки нашла свой «тоник» и после нескольких глотков попросту завалилась спать. Оставалось только надеяться, что теперь ее сон будет достаточно продолжителен. Бросив на Герду многозначительный взгляд, Рудольф приказал:
– Скажите моей сестре, что, если матушка плохо себя чувствует, ей лучше не вставать с постели. Пусть отдыхает. – Он повернулся к Джейд и Мэрили. – Мне, право, очень жаль. Боюсь, что после смерти отчима она несколько не в себе.
– Вы очень внимательны к вашей матушке, не так ли? – спросила Джейд.
– О да! Очень! – поспешил согласиться Рудольф. – Кстати, одна из причин ее нынешнего состояния – жизнь вдали от дома. Она так влюблена в Австрию! Но вынуждена была покинуть эту страну из-за страха, что меня призовут в армию, где я навсегда испорчу свои руки! В мечтах она видит меня величайшим пианистом, ради музыки отрекшимся от всего – от семьи, друзей… Не знаю, сумею ли я оправдать ее надежды, – добавил он с улыбкой, выражавшей сыновнюю покорность.
Джейд тоже улыбнулась в ответ:
– Я уверена, что вам незачем беспокоиться на этот счет. Мэрили говорила мне, как вы удивительно музицируете… Но скажите мне, как ваша матушка относится к Мэрили? Не видит ли она в ней угрозу вашей карьере?
– Тетя Джейд, – воскликнула Мэрили, – я не думаю, что это подходящая тема для разговора!
– Ах, как ты чувствительна! Ведь у Рудольфа серьезные намерения, и мы обе знаем это! В противном случае он бы не пригласил тебя в гости. Да и ты тоже вряд ли бы приехала сюда, не испытывая к нему ответных чувств. Зачем же притворяться?
Мэрили почувствовала, что ее щеки заливаются краской. Ее не могло не задеть то, с какой легкостью тетушка обсуждает ее личные дела.
– Мы можем поговорить об этом в другое время? – отрывисто спросила девушка.
– Прости, дорогая, я не думала, что это так сильно тебя взволнует. – Джейд задумчиво взглянула на Мэрили. – Мне совсем не хотелось тебя обидеть.
Почувствовав, что в разговоре возникла пауза, Рудольф быстро заметил:
– О, вам не за что извиняться, Джейд. – Он повернулся к Мэрили: – Тем более что твоя тетя права. Я действительно хочу жениться на тебе. Разве ты не говорила своим родным о моем предложении? Ведь я его делал и раньше.
Джейд перевела взгляд с Рудольфа на Мэрили, изобразив на лице изумление.
– Нет, она мне ничего не говорила! – Конечно, Колт подробно изложил ей содержание своего разговора с Рудольфом, но Джейд хотелось услышать об этом от самой девушки.
Рудольф пожал плечами, показывая, что нисколько не удивлен.
– Она не дала мне ответа. Мне кажется, Мэрили сама еще не догадывается, что любит меня. Но она любит. – Он взглянул на Мэрили томными глазами, в которых послушно горели и любовь, и преданность. – Потому что, – его голос стал мягким и чувственным, – потому что такая сильная любовь, как моя, не может остаться безответной!
– Рудольф, я прошу тебя! – раздраженно воскликнула Мэрили.
Но и Рудольф, и Джейд словно сговорились не замечать настроения девушки.
– Боюсь, твое кокетство, дорогая, – шутливо заметила Джейд, – может заставить страдать молодого человека!
– Это действительно так! – подхватил Рудольф, желая подыграть тете. – Она доведет меня до безумия!
Их улыбки привели Мэрили в бешенство. Сама девушка была удивлена силой вспышки своего гнева. Она не предполагала, что может потерять контроль над своими чувствами.
– Замолчите! Оба! – закричала она, грохнув чашкой о стол и яростно сверкнув глазами. – И, ради всего святого, прекратите говорить обо мне и моих чувствах таким тоном, словно меня здесь нет. Рудольф! Сколько раз я просила тебя не торопить меня? Я нахожусь здесь всего лишь несколько часов, а ты уже успел извести меня своими разговорами о женитьбе! Если так будет продолжаться и дальше, то, клянусь, к вечеру меня здесь не будет!
Стиснув зубы, Рудольф огромным усилием воли сдержал собственную ярость. О! Придет и его день! Эта маленькая стерва, ради которой он изображает здесь томящегося от любви идиота, дорого заплатит за все.
Но Мэрили еще не закончила – теперь она смотрела на Джейд:
– Тетя Джейд! Мне приходится напоминать вам, что далеко не все проблемы можно обсуждать, сидя за обеденным столом! – С бешено колотящимся сердцем она вскочила из-за стола и уже на пороге бросила через плечо: – Прошу меня извинить, я слишком устала! Думаю, мне необходимо отдохнуть перед ужином.
Джейд ошеломленно покачала головой и задумчиво проговорила:
– Полагаю, что Мэрили не за что винить. Мы оба слишком сильно надавили на нее, вы так не считаете?
Рудольф ответил не сразу – ему еще требовалось время для того, чтобы унять бешеные толчки сердца. Наконец он успокоился и, сделав маленький глоток чая, изобразил скорбную улыбку.
– Я ничего не могу с этим поделать. Моя вина лишь в том, что я слишком сильно люблю Мэрили. Я так несчастен, Боже! Так несчастен!
– Я вижу, вы действительно страдаете. – Джейд накрыла его руку своей ладонью. – Может быть, Мэрили переживает из-за своего отца намного сильнее, чем мы думаем? Может быть, сейчас не самое подходящее время для разговоров о женитьбе?
Похоже, Джейд находилась на стороне Рудольфа, и он мысленно начал поздравлять себя с этой победой. Но в этот момент в холле раздался какой-то странный шум, и они выжидательно посмотрели на дверь. Напрасно Рудольф надеялся на то, что это возвращается Мэрили, раскаявшаяся в своей вспышке и желающая загладить резкое поведение. Надежда мгновенно сменилась отчаянием, граничащим с паникой, – на пороге стояла мать.
Ее качало, и если бы не Элеонора, которая поддерживала мать под руку, Амалия могла бы упасть. Встретившись взглядом с сестрой, Рудольф прочел в ее глазах страх и мольбу. Он понял, что она сделала все для того, чтобы мать здесь не появилась, но проиграла эту битву.
Увидев Джейд, Амалия в замешательстве застыла на месте и отстранилась от Элеоноры с негодующим криком:
– Ради всего святого, хватит поддерживать меня, как старуху! – Она гордо вскинула голову и направилась к Джейд, протягивая руку: – Добро пожаловать в мой дом!
– Благодарю вас! – тепло ответила Джейд. – Было очень любезно с вашей стороны пригласить нас сюда. Я прошу прощения за отсутствие моей племянницы, но она так устала с дороги, что решила прилечь. Она надеется встретиться с вами за ужином.
– Это хорошо, – небрежно заметила Амалия.
Похоже, ее мало заботила встреча с будущей невесткой. Она опустилась на пустующее место Мэрили. Элеонора поспешила предложить ей чашку чая, но та, отвернувшись от дочери и демонстративно игнорируя злобный взгляд сына, обратилась к Джейд:
– Скажите, что думает ваша семья об ухаживании моего сына за вашей племянницей?
Рудольф тихо застонал и беспокойно посмотрел на Элеонору, незаметно делая ей знаки, чтобы она забрала отсюда Амалию. Сестра пожала плечами – она была бессильна что-либо предпринять.
– Мама, – поспешно вмешался Рудольф, – тебе не кажется, что ты задаешь необдуманные вопросы? Лучше выпей немного чаю.
– Я терпеть не могу чай, и ты знаешь это! – злобно огрызнулась Амалия, рассматривая сладости, разложенные на подносе. – Это что, все работа нового повара? Должна сказать, что Ульда всегда была отвратительным кондитером… – Она испытующе посмотрела на Джейд. – Где вы живете? Впрочем, Рудольф говорил мне, что в Испании. Вы знаете, он тайно сбежал на эту умопомрачительную свадьбу. – Амалия свирепо посмотрела на сына и махнула рукой, словно подчеркивая ничтожность его поступка. – Он только и делает, что подталкивает меня к могиле…
Потянувшись за куском пирога, Амалия покачнулась. Рудольф смотрел на нее, прекрасно понимая, что она не просто пьяна, а мертвецки пьяна. Ситуация принимала крайне неприятный оборот, грозящий гибелью всему предприятию. Однако, посмотрев в сторону Джейд, он понял, что еще не все потеряно – на Амалию она посматривала с жалостью и состраданием и была явно смущена всем происходящим. Решив, что дальнейшее притворство просто неуместно, он встал и, взяв мать за плечи, резко сказал:
– Ты не в состоянии присоединиться к нашим гостям, мама! Немедленно отправляйся в свою комнату и ложись в постель! Элеонора побудет с тобой до самого ужина, чтобы убедиться, что ты действительно отдохнула. И никакого тоника! – многозначительно добавил он для Элеоноры и жалостно покачал головой – это уже для Джейд, – как бы призывая ее к снисходительности.
Реакция гостьи оказалась такой, как и ожидал Рудольф – она кивнула головой в знак того, что все понимает. Слава Богу, ему удалось сохранить расположение Джейд.
– Что ты делаешь? Я в полном порядке, я… – запротестовала Амалия, когда Рудольф силой поднял ее на ноги. Пирог выпал из ее руки, оставив жирное пятно на дорогом вераминском ковре, позаимствованном в том же магазине, где и мебель.
– Посмотри, что я из-за тебя наделала! – взвизгнула она.
– Мы все уберем. Иди, мама, ты очень устала. – Рудольф тащил мать из комнаты, одновременно поддерживая ее, чтобы она не упала. Элеонора шла следом.
Когда Рудольф вернулся в зал, там уже никого не было. В нем снова закипела злость, он выругался, но внезапно понял, какие преимущества получил после появления за столом его матери. Рудольф улыбнулся в пустоту зала. Джейд, несомненно, расскажет Мэрили, что его мать – алкоголичка, и в них проснется жалость. Возможно даже, это заставит Мэрили быть более сговорчивой.
Донесшийся рокот автомобиля подсказал Рудольфу, что вернулся Хэниш. Выбежав во двор, он увидел въезжавший в гараж «фиат».
– Это просто замечательно, что нам придется действовать быстрее, чем мы предполагали, – бросил на ходу Хэниш.
– Не понимаю…
– В штабе сказали, что теперь нам всем придется действовать быстрее!
И Хэниш сообщил Рудольфу волнующую новость: царь и его семья отправлены в Тобольск.
– Там такое начинается! Керенский и Временное правительство доживают последние дни! Ленин готов к следующему, решающему шагу… – Товарищ! – Хэниш выдержал паузу, его всегда суровое лицо сейчас сияло радостным возбуждением. – Революция, которую мы так ждали, вот-вот начнется, и я отправляюсь в Россию, чтобы внести и свою лепту в великое дело!
– Какие будут приказы? – с тревогой спросил Рудольф. Ему совершенно не хотелось принимать непосредственное участие в операции.
– Похищение состоится сразу по твоему сигналу. Наши агенты ждут твоих указаний. Как только я уеду, мои обязанности станет выполнять Корд Брандт.
– И когда же ты уезжаешь?
– Не знаю точно, но скоро! – Он победно расправил плечи. – Хватит с меня пустых мечтаний о грядущей революции! Теперь я отправляюсь в Россию, чтобы своими руками ускорить ее пришествие!
– Значит, Брандт возьмет на себя и организацию получения выкупа за нашу княгиню? – тихо уточнил Рудольф.
– Да! У Корда есть инструкции на этот счет – он знает, что нужно будет делать.
Рудольф почувствовал обиду: идея похищения и выкупа принадлежала лично ему, а теперь его отталкивают в сторону. Едва сдерживая горечь, он спросил:
– А что я должен делать дальше? Что требуется лично от меня?
– Продолжай добиваться руки Мэрили Михайловской, а когда женишься на ней, держи ее в своем замке. Она не должна покинуть Швейцарию.
– Легко сказать! – усмехнулся Рудольф. – Похоже, молодая леди не собирается выходить за меня замуж. По крайней мере сейчас. Но так или иначе у меня есть один план…
– Так реализовывай свой план, черт тебя побери! – рявкнул Хэниш, вцепившись в ворот рубашки Рудольфа. Казалось, его сузившиеся глаза метали молнии. – И не надейся, что я оставлю тебя в покое! Ходят слухи, что Драгомиру Михайловскому удалось скрыться со значительной частью личной царской сокровищницы, эти богатства он получил от двоюродной сестры Николая. Говорят, она влюблена в Драгомира. Она арестована, но где находится сам Михайловский, узнать не удалось. Точно известно только одно: эти деньги он постарается использовать для освобождения царской семьи.
Михайловского, как сообщил один из наших информаторов, видели в Пскове, в царском поезде, где было подписано официальное отречение государя от престола. Когда поезд выехал в Могилев, Драгомира в нем уже не было. С тех пор о нем ничего не известно, но естественно предположить, что рано или поздно он будет искать встречи со своей дочерью. Именно поэтому тебе необходимо жениться на ней и задержать в Швейцарии – здесь она будет под постоянным наблюдением. Ну а когда Драгомир объявится, наши люди будут готовы к тому, чтобы схватить его. И его, и золото.
– Очень хороший план. – Неожиданно раздавшийся голос заставил их вздрогнуть. – Если, конечно, он сработает.
В одно мгновение в руке Хэниша сверкнула холодная сталь ножа. Он метнулся в сторону незваного гостя.
Из темноты выступил Корд Брандт:
– Прежде чем выбалтывать секреты, ты должен увериться, что рядом нет посторонних, товарищ!
Хэниш злобно посмотрел на Корда, но в следующую минуту уже смеялся, признавая свою ошибку.
– Я был уверен, что мы одни! Какое дело привело тебя сюда? – Лютцштейн убрал нож на место так же ловко и быстро, как и выхватил.
– Пришел взглянуть на место. Мне необходимо знать все ходы и выходы в замке, все дороги в округе, чтобы не споткнуться в темноте. – Корд обернулся к Рудольфу. – У тебя есть план замка?
– Да, специально для этого приготовлен.
– Хорошо. Я начну осматривать замок.
– Время от времени он меня раздражает, – позволил себе заметить Рудольф, глядя вслед Корду.
– Почему? Потому что он немец? – усмехнулся Хэниш. – Здесь нечто совсем обратное – немцы на стороне большевиков, им можно доверять, Рудольф. Они знают, что революция вместе с поражением Керенского и Временного правительства приведет к скорейшему заключению мира с Россией. Может быть, Брандт и является немецким агентом. Я даже склонен думать, что так оно и есть, ну и что из этого? Он на нашей стороне, он спас мне жизнь… Не беспокойся на этот счет. У тебя сейчас сложная задача – во что бы то ни стало жениться на дочке Михайловского!
Да, Хэниш был прав: задача действительно очень сложная… И может быть, этой ночью все решится…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и триумф - Хэган Патриция


Комментарии к роману "Любовь и триумф - Хэган Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100