Читать онлайн Любовь и слава, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 31 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и слава - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и слава - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и слава - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и слава

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 31

Тревис сидел в кабинете доктора Уоткинса и пил крепкий кофе, который кто-то ему принес. Черт возьми, сколько это еще будет продолжаться? Они привезли Мэрили в больницу около трех часов назад.
Он опять взглянул на часы. Еще пятнадцать минут, и он пойдет в кабинет выяснять, что там происходит.
Гостиничный портье отвел Джона к своей жене, чтобы она пока присмотрела за мальчиком. Тревис наотрез отказался взять Джона в больницу. Китти приехала сюда с Мэрили и доктором Уоткинсом, старательно избегая взглядов Тревиса.
Услышав шаги, он подскочил к двери. В кабинет вошел доктор Уоткинс. Тревис отпрянул, увидев его белый халат, забрызганный кровью. Это была кровь Мэрили!
Доктор махнул рукой, пресекая вопросы, и торопливо прошел в комнату, закрыв за собой дверь. Он сел за свой стол, жестом пригласил Тревиса сесть в кресло напротив и, глубоко вздохнув, сказал:
– Ладно, капитан Колтрейн, я не буду от вас ничего скрывать. Скажу все, что могу на данный момент. Ваша жена еще жива. Кровотечение прекратилось. Сейчас состояние ее стабилизировалось.
– А ребенок? – спросил Тревис дрогнувшим голосом.
Доктор Уоткинс покачал головой:
– Она еще даже не рожала.
– Тогда почему, черт возьми, она вся истекла кровью? – вскричал Тревис. – В чем дело?
– Похоже, произошла отслойка детского места. Это и явилось причиной кровотечения. Как я сказал, сейчас кровотечение остановлено.
– И сколько еще она будет в таком состоянии?
– Ребенок должен родиться только через шесть недель. Надеюсь, она сможет выносить его до положенного срока. Не знаю. Боюсь, Колтрейн, этот случай малоизвестен медицине. К сожалению, ничего больше не могу вам сказать. И ничего больше не могу сделать, черт возьми!
– У нее что-то болит?
– Нет-нет. Когда я уходил от нее, она спала. Вы скоро сможете ее увидеть.
Тревис потер лоб, соображая, что бы еще такое спросить у доктора.
– А если вы примете роды сейчас, – вдруг сказал он, – то с ней ничего не случится?
Карие глаза доктора потемнели.
– Могут умереть оба – и мать, и ребенок. Нам придется прибегнуть к хирургическому вмешательству, а это очень опасная операция. Было бы лучше, если бы у нее начались преждевременные роды. Она уже потеряла очень много крови, и если я буду ее оперировать, она наверняка умрет. – Он решительно покачал головой и скрестил на груди руки. – Нет, я не буду этого делать. Надо ждать. Посмотрим, что будет. – Он откашлялся и задумчиво посмотрел на Тревиса. – Почему вы сегодня утром так рвались увидеться со Стеллой, Колтрейн?
Тревис покачал головой:
– Это не важно.
– Нет важно, черт возьми! – Доктор Уоткинс хватил кулаками по столу и встал, буравя Тревиса гневным взглядом, – Я позаботился о том, чтобы девочка осуществила свою самую заветную мечту – стать настоящим врачом.
Тревис смотрел на доктора Уоткинса, боясь слушать дальше.
– Я договорился, она будет учиться в лучшем медицинском колледже Европы, – продолжал Уоткинс, – у лучших врачей. Она вернется в Америку не только высококвалифицированным врачом, но еще и хирургом.
Тревис молчал. Он боялся признаться в своих чувствах даже себе самому. Да, конечно, пусть едет. Уоткинс прав: из нее выйдет отличный врач. Хорошо, что она уезжает – так будет лучше и ей, и всем им.
– Она никогда не должна узнать ни о вас, ни о вашем сыне, – натянуто сказал доктор Уоткинс и осторожно уселся в кресло, пытаясь понять реакцию Тревиса. – Не становитесь у нее на пути. Ее ждет блестящее будущее.
– Почему вы говорите мне все это сейчас? – резко спросил Тревис. – У меня и без того хватает забот…
– Потому что мне не понравилось то, как вы вели себя сегодня утром, – парировал доктор Уоткинс, – потому что мне кажется, что вы ее все еще любите, и я не хочу, чтобы вы сломали ей жизнь.
– Док, – Тревис грустно усмехнулся, – а что будет с Китти, если она вспомнит хотя бы один день из своего прошлого? Думаете, она просто будет делать вид, что ни меня, ни ее сына не существует?
Доктор Уоткинс покачал головой:
– Возможно, она вообще никогда не вспомнит. А если вспомнит, то, надеюсь, откажется от своего прошлого. Ваше дело – уйти с дороги, не мешать ей. Дайте ей получить образование, – добавил он с угрозой в голосе, в упор глядя на Тревиса.
Тот откинулся в кресле и закрыл глаза.
– Надеюсь, она уедет скоро, – проговорил он, – чем быстрее, тем лучше – для всех нас.
– Она уезжает завтра.
Повисла долгая пауза. Наконец Тревис встал и пошел к двери.
– Отлично. Я пойду в гостиницу, скажу сыну, чтобы он молился за… свою маму. Я скоро вернусь, чтобы узнать, как она. Если понадоблюсь, вы знаете, где меня искать.


Джон сидел в номере на втором этаже и смотрел в окно. Увидев Тревиса, он подбежал к двери его встречать. Мальчик бросился к отцу и обнял его за ноги.
– Как мама? – закричал он. – Мне можно к ней?
Тревис поднял малыша на руки.
– Не знаю, сынок, – он прижался губами к его лобику и отнес ребенка в гостиную, – доктор делает все возможное. Нам надо молиться за нее. Мне кажется, тебе пока не стоит к ней ходить. Ей нужен покой.
– Миссис Мартин убралась у нас в номере, – объяснил Джон, когда Тревис опустил его на пол, – она все вымыла. Я хотел помочь, но она мне не разрешила.
– Она хорошая женщина, – рассеянно проговорил Тревис.
Ему вдруг стало невыносимо здесь находиться. Проклятое ожидание! Лучше бы он был сейчас на ранчо или где-нибудь еще.
– И другая женщина мне тоже понравилась, – сказал Джон, подходя к окну и выглядывая на улицу. – Папа, ты знаешь, о ком я говорю? О той тете с красивыми волосами и глазами странного цвета.
– Это была… – Тревис спохватился, – доктор Масгрейв.
– Она красивая, правда? – не унимался Джон. – А какого же цвета у нее глаза? Я таких никогда не видел.
– Фиалковые, – резко ответил Тревис, слишком резко. – Прости, сынок, я не хотел на тебя кричать, – поспешно извинился он, – просто я устал и переволновался.
– Ну иди поспи, – важно предложил Джон, – я буду здесь на случай, если кто-то к тебе придет.
Тревис кивнул и пошел в спальню. Бросившись поперек свежезастеленной кровати, он крепко зажмурился. Черт возьми, лучше бы Джон никогда не видел Китти! Ему почему-то казалось, что его сын всегда будет помнить «красивую тетю» с «глазами странного цвета».
Тревис почувствовал, что его одолевает сон, и охотно расслабил усталое тело.


– Тревис, проснись, черт возьми!
Он резко вскочил.
– А, что такое? – испуганно вскричал он. – Что-то с Мэрили?
– Боюсь, что да. – Сэм подал Тревису его сапоги. – На рудник прискакал человек и рассказал мне о случившемся. Я приехал в город и сразу же пошел в больницу. Думал, ты там. В больнице я столкнулся с доком Уоткинсом, он как раз собирался послать кого-нибудь за тобой.
Тревис смотрел мимо Сэма, туда, где, прижавшись к косяку двери, стоял Джон. Его маленькое тело вздрагивало от рыданий, которые он мужественно пытался побороть.
– Джон, – ласково сказал Тревис, – иди к миссис Мартин, быстро! И не спорь!
– Да, папа. – Мальчик шмыгнул носом и исчез в дверях.
Было слышно, как засеменили по коридору его маленькие ножки.
– У Мэрили опять открылось кровотечение, – сказал Сэм, тихо выругавшись, – дело плохо. Док говорит, начались роды.
Тревис бросился к двери, Сэм за ним. Они понеслись вниз по лестнице.
– Тревис, это очень опасно? – спросил Сэм на бегу. – Она выживет?
Тревис не ответил.
Мэрили неподвижно лежала на койке, уставившись в потолок. Боль то отпускала, то опять зажимала ее в своих гигантских тисках. Она хватала ртом воздух и не дышала до тех пор, пока не проходила очередная схватка.
– Не надо сопротивляться, Мэрили, – приказывал мягкий голос рядом, – поддайся боли. Ты должна родить сейчас, чтобы у тебя и у ребенка все было хорошо.
– У ребенка все будет хорошо, – чуть слышно пробормотала Мэрили. – Я знаю, Господь не даст умереть моему малышу.
– Ты и твой ребенок будете жить, – твердо сказал голос, – просто сейчас тебе придется немножко потерпеть. Держись!
Мэрили улыбнулась, услышав этот не терпящий возражений тон.
– Ты кого хочешь, мальчика или девочку? – спросил теплый голос.
Она посмотрела на склонившуюся над ней женщину, увидела ее фиалковые глаза в обрамлении невероятно густых ресниц и волосы. Нет, эти волосы нельзя было спутать ни с чьими другими.
– Это ты, да? – спросила Мэрили, взволнованно, но не удивленно. Ее уже ничто не могло удивить.
– Я доктор Масгрейв, – сказала женщина, – я буду принимать у тебя роды.
Мэрили с трудом вздохнула и прошептала:
– Кажется, я и раньше догадывалась, но теперь… теперь я знаю точно.
– Что ты знаешь? – Китти улыбнулась и убрала со лба Мэрили мокрую прядь каштановых волос. – У тебя жар, но не бойся, это все скоро кончится, и у тебя будет здоровый ребеночек. Чуть-чуть недоношенный, но мы обеспечим ему хороший уход.
– Это ты! – воскликнула Мэрили, пытаясь привстать, чтобы получше разглядеть Китти.
– Нет-нет, тебе нельзя! – Китти уложила ее обратно в постель. – Лежи спокойно, или мне придется тебя привязать.
По телу Мэрили прокатилась очередная волна боли. Она невольно скрючилась и в первый раз закричала. Когда схватка кончилась, она повалилась на матрас и сказала, с трудом шевеля пересохшими губами:
– Это ты. Я знала. Я слышала, как он выкрикивал во сне твое имя, и поняла, что ты жива.
Китти принялась суетливо поправлять на Мэрили простыню.
– Молчи, тебе надо беречь силы для родов.
Мэрили опять ощутила болезненную потугу и закричала.
– Ребенок уже показался! – сказала Китти, стараясь перекричать ее. – Тужься, Мэрили!
Мир Мэрили сузился до размеров этой комнаты, потом до размеров кровати. Над ней нависло большое черное облако, которое грозило поглотить ее, но она держалась из последних сил. Прошел час, а может, всего несколько минут, и она услышала слабый крик.
– Девочка, Мэрили! – ликующе воскликнула Китти. – У тебя родилась девочка. Да какая красавица!
– Что я вижу? – Вошедший доктор Уоткинс выкатил глаза. – Господи, она родила!
– Да, и чудесную малышку! Погодите, сейчас я перережу пуповину. Вот так. Смотри!
Китти показала Мэрили ее ребенка. Та попыталась поднять руки, но не смогла. Китти подошла поближе, крепко прижимая к себе малышку.
– Приведите моего мужа! – вдруг крикнула Мэрили, не сводя глаз с ребенка. – Пожалуйста, мне надо с ним увидеться!
– Не сейчас, – жестко сказал доктор Уоткинс, – нам еще надо кое-что сделать.
– Нет, сейчас! – закричала она, собрав остатки сил. – Прошу вас! Пока не поздно.
Доктор Уоткинс тревожно переглянулся с Китти, та кивнула.
– Я побуду с ней, – прошептала она, – а вы пошлите за ним. Тебе нельзя говорить, – сказала она Мэрили с ласковым упреком, – отдыхай. Скоро все кончится. Сейчас у тебя родится детское место, ты еще немного потерпишь, а потом заснешь. У тебя прелестная дочурка. И муж.
Китти обернулась к сестре Каннон, которую прислал сюда доктор Уоткинс, и молча передала ей ребенка. Сестра Каннон, счастливо улыбаясь, вышла из комнаты, крепко прижимая девочку к своей могучей груди.
Спустя мгновение в комнату ворвался Тревис. Он поспешно нагнулся над Мэрили и заглянул в ее белое лицо.
– Все будет хорошо, милая, ты поправишься, – сказал он срывающимся голосом, – теперь у нас есть маленькая дочка, и у вас с ней все будет хорошо.
– Нет, – спокойно отозвалась Мэрили, лицо ее постепенно становилось безмятежно-неземным, как у мадонны, – все будет хорошо у тебя и у Китти.
– У Китти? – Тревис отпрянул как будто громом пораженный.
– Ты все знаешь, Тревис. И она тоже знает, любимый. – Она взглянула на Китти, которая, уже не таясь, плакала. – Она знает, кто она… и кто ты… А я… – Она охнула, почувствовав, как внутри поднимается волна невыносимой боли. – Я поняла, как только ее увидела. Поняла, что мне надо родить ребенка и… уйти.
Тревис в отчаянии смотрел на Мэрили. Она хотела уйти с дороги, чтобы он и Китти могли быть вместе.
– Какое безумие! – воскликнул он. Ему хотелось схватить умирающую за плечи, встряхнуть ее. – Молчи, Мэрили, лежи отдыхай! Ты не знаешь, что говоришь.
Она подняла слабую руку и дотронулась до щеки любимого.
– Помнишь, что я тебе говорила, милый? – Боль все росла, она охватила все тело, сдавила грудь. Мэрили стало трудно дышать. Собрав последние силы, она продолжала: – Вспомни, я сказала тебе: мгновения проходят, ничто не длится вечно. А ты, – она сглотнула, – ты сказал: надо сделать так, чтобы этих мгновений было много. Так сделай, любимый… сделай, чтобы их было много у тебя и у той единственной женщины, которую ты действительно любишь…
Боль поглотила Мэрили. Кровь хлынула мощным потоком. На этот раз ее нельзя было остановить. Тревис дрогнул при виде страшной картины. Сердце его мучительно сжалось, он отвернулся, чтобы не видеть остановившихся глаз жены, во взгляде которых навеки застыла смерть.
Дальше все было как в тумане. Он бился головой и кулаками о стену, крича:
– Нет, нет, нет!
На лбу и костяшках пальцев выступила кровь. Наконец чьи-то сильные руки схватили его и потащили в коридор, потом затолкали в другую комнату и поднесли к губам бутылку виски. Он выпил глоток, еще и увидел сквозь пелену заплаканное лицо Сэма, склонившегося над ним. Друг смотрел на него с состраданием.
Но тут Сэм отошел, и Тревис, поморгав, увидел перед собой белую юбку, забрызганную кровью. Он не сразу осмелился поднять глаза. Спутанные золотистые волосы обрамляли самое красивое лицо на свете. Когда-то он думал, что больше уже не увидит этого лица.
– Она умерла ради нас, – прошептала Китти, опускаясь перед ним на колени. – Эмброуз велел ей лежать, но она не послушалась и встала нарочно. Она хотела умереть, Тревис. Умереть, чтобы мы с тобой были вместе.
Он нежно коснулся ее лица, как будто боялся, что перед ним призрак, который вот-вот исчезнет.
– Я почувствовала в тебе что-то, – тихо говорила она, – а что, и сама точно не знала. Ты злил меня и в то же время волновал. И это волнение казалось мне знакомым. А потом ты назвал меня принцессой, и я понемногу все вспомнила.
Она положила голову ему на грудь, и он заключил ее в свои объятия.
– Я не случайно пришла к тебе вчера ночью, – продолжала Китти, – я хотела еще раз убедиться в твоей любви, перед тем как уехать.
– И ты уехала бы?
– Да, уехала бы. У тебя была жена, которая должна была родить тебе ребенка. А у меня была своя жизнь, я уже не принадлежала тебе. Но она как-то догадалась, а потом, когда окончательно убедилась, просто взяла и умерла. – Китти подняла голову и в упор посмотрела на Тревиса. – Она подарила нам частицу себя, Тревис, вашу дочь – твою и ее. И я буду ее растить, чтобы рассказать, какой замечательной женщиной была ее мать. У меня такое чувство, – прошептала она, – как будто ангел коснулся меня своим крылом.
– Знаю, – кивнул Тревис, нежно поцеловал Китти и посмотрел на нее. В этом взгляде была вся та любовь, которая копилась в нем годами. – У меня тоже такое чувство, как будто Господь вернул мне тебя. И на этот раз я тебя не отпущу.
Губы их опять встретились.
У них еще будет время оплакать женщину, которая умерла ради их любви.
У них еще будет время подумать о будущем… об их общем будущем.
А это мгновение будет длиться вечно.

загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и слава - Хэган Патриция



Можно почитать, если интересует Гражданская война вСША...
Любовь и слава - Хэган ПатрицияТатьяна
5.01.2016, 16.00





Очень понравилась эта сага: 1. Любовь и война. 2. Горячие сердца. 3. Любовь и слава. Читайте. Действие происходит в США во время и после Гражданской войны.
Любовь и слава - Хэган ПатрицияНадежда
24.05.2016, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100