Читать онлайн Любовь и слава, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и слава - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и слава - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и слава - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и слава

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

Это был крупный, но не толстый, широкоплечий мужчина. По легкой седине на висках и нескольким морщинкам возле глаз Тревис понял, что доктору Эмброузу Уоткинсу уже за сорок.
Однако у него не было времени разглядывать этого человека. Уоткинс посмотрел поверх газеты и раздраженно нахмурился.
– Слушаю вас, – сказал он. – В чем дело?
Тревис, не дождавшись приглашения, сел и решил сразу же приступить к делу.
– Меня интересует один врач, работающий в этой больнице. Доктор Масгрейв.
Раздражение на лице Уоткинса сменилось подозрительностью.
– И что вы хотите узнать про Стеллу Масгрейв? – спросил он, недобро сверкнув глазами.
– Я хотел бы узнать, где она изучала медицину. Думаю, любой человек вправе поинтересоваться квалификацией врача.
Доктор Уоткинс отложил свою газету.
– Думаю, я тоже вправе поинтересоваться, зачем вам понадобилась эта информация, – сухо отозвался он.
– А разве это секретные сведения?
– Нет… так почему бы вам не спросить саму Масгрейв? Кто вы такой, мистер?
– Колтрейн. Тревис Колтрейн, владелец одоумского рудника.
Лицо доктора расплылось в широкой улыбке. Он вскочил, обежал свой стол и схватил Тревиса за руку.
– Невероятно! – вскричал он. – Значит, вы и есть капитан Колтрейн? Я всегда хотел с вами познакомиться, сэр. Видит Бог, я внимательно следил за вашими военными подвигами. Я и сам служил в медицинских войсках под командованием генерала Гранта. Сэр, – провозгласил доктор, глядя на Тревиса сияющими глазами, – вы гордость Америки!
– Спасибо, – пробормотал Тревис, ясно давая понять, что не желает говорить о войне.
– Ну что ж, давайте вернемся к делу, – улыбнулся доктор, – вы спрашивали про доктора Масгрейв. Теперь, когда я знаю, что вы не какой-нибудь влюбленный поклонник, буду рад рассказать вам все, что мне известно. – Он вернулся в свое кресло и беспомощно развел руками. – Вообще-то, капитан, я даже не знаю, что вам сказать. – Он вдруг подался вперед и прошептал: – Это, конечно, останется между нами?
– Конечно. – Тревис угрюмо кивнул.
Доктор со вздохом закатил свои светло-голубые глаза.
– Дело в том, что она занимается врачебной практикой без диплома, – встревоженно сказал он, – и я молю Бога, чтобы это не открылось. – Уоткинс вперил в Тревиса тяжелый взгляд. – Но уверяю вас, капитан, в этом нет никакой опасности для больных. Эта женщина знает медицину почти так же, как я или любой другой врач моей больницы. Правда, к сложным операциям я ее не допускаю. Она занимается жертвами перестрелок и ножевыми ранениями. Знаете, ночами в этом городе творятся такие дикие вещи, что нам приходится напрягать все силы, чтобы справиться с наплывом потерпевших.
– Когда она здесь появилась?
– Это длинная история, капитан.
– Я долго ждал, чтобы ее услышать.
Доктор странно взглянул на него, потом откинулся в кресле и начал:
– Ее привезли сюда в качестве пациентки почти два года назад. У нее была очень сильная лихорадка. Она была такой хрупкой и слабой, как только что вылупившийся цыпленок. Я думал, она не выживет.
– Кто ее привез? – спросил Тревис, с трудом сохраняя спокойствие.
Доктор на мгновение задумался.
– Если честно, я не знаю. Когда ей стало лучше, она не могла нам сказать, кто она такая. Она ничего о себе не помнила. Я решил, что это, наверное, следствие лихорадки и сильной слабости. Время шло, и стало очевидно, что у нее серьезный случай амнезии. Она до сих пор ничего не помнит. Я думал, что в конце концов за ней кто-нибудь придет, но никто так и не пришел. Ей надо было на что-то жить, и я разрешил ей выполнять разовые работы в больнице. Понемногу она начала ухаживать за больными, и я был поражен ее обширными познаниями в медицине. Я задавал ей много вопросов, – продолжал он, – медицину она помнила. Бог знает почему, но помнила. Хотя все остальное забыла напрочь. Она вспомнила только одно имя – док Масгрейв. Этого она тоже не могла объяснить.
– Док Масгрейв научил ее медицине, – ровным голосом сказал Тревис, – она ходила за ним по пятам, когда была еще маленькой девочкой. Во время войны она работала в госпиталях, лечила раненых с той и с другой стороны. Поручите ей как-нибудь сделать ампутацию. Вы будете поражены.
– Так вы… вы ее знали? – вскричал удивленный доктор. – Господи, что же вы молчали? Она действительно врач?
– Боюсь, что нет. Но она знает не меньше любого врача, а может, и больше. Наверное, она вспомнила имя дока Масгрейва, потому что он сыграл очень большую роль в ее жизни. Она всегда хотела быть врачом. Но почему вы называете ее Стеллой?
– У меня была дочь Стелла, она умерла, – тихо ответил доктор Уоткинс, – эта девушка стала мне как дочь. Мы с женой взяли ее в свой дом, она член нашей семьи.
Тревис помолчал, пытаясь переварить все это.
– И вы не видите в ней никаких перемен? – спросил он. – Как вы думаете, она когда-нибудь вспомнит свое прошлое?
Доктор беспомощно развел руками:
– Если бы я мог это сказать, капитан! Амнезия протекает по-разному. К сожалению, нам очень мало известно о деятельности мозга. – Он задумчиво взглянул на Тревиса. – Вы были с ней знакомы. Она вас видела? Узнала?
– Нет. Она вела себя так, как будто видела меня впервые.
– А насколько вы были близки с ней? – осторожно спросил доктор.
Тревис не видел смысла хитрить.
– Я ее муж.
Доктор медленно развернул свое кресло и сел лицом к стене. Наконец он опять повернулся к Тревису и посмотрел на него с сочувствием.
– Как я понял, капитан, сейчас у вас другая жена. Она моя пациентка, и через несколько месяцев у нее будет ребенок. Что случилось? Вы думали, что Стелла умерла?
Тревис рассказал ему все. Закончив, он в отчаянии покачал головой:
– Я все еще люблю ее. Но ничего не могу сделать.
– Китти Райт Колтрейн, – задумчиво проговорил доктор, – похищенная жестоким негодяем, который подверг ее таким жутким мучениям, что ее мозг не выдержал и отключился.
В голове у доктора Уоткинса разрозненные кусочки начали выстраиваться в целую картину.
– Этот Тейт, – поспешно продолжал он, – наверное, думал, что она сошла с ума. Он решил замести следы на случай, если ее будут искать. Вот почему он привел вас на ее могилу.
– Я убил его на этой могиле, – процедил Тревис сквозь зубы, – убил не моргнув глазом.
– Что ж, не бойтесь, я вас не выдам. Я бы и сам, наверное, убил его.
– Вчера ночью, выйдя отсюда, я пошел на ту могилу, – сказал Тревис, – и разрыл ее. Там не было ничего – ни гроба, ни костей – ничего.
Доктор потянулся над столом и дотронулся до сложенных рук Тревиса.
– И что вы будете делать, капитан? – спросил он.
– А что я могу сделать? Она должна узнать меня, узнать своего сына. Это не может так продолжаться.
– Послушайте, капитан, – заговорил доктор так резко, что Тревис вздрогнул, – ваша жена моя пациентка. У нее будет ребенок. Мне нелегко говорить вам об этом сейчас, когда у вас и без того хватает тревог, но у миссис Колтрейн слабое здоровье. Она меня беспокоит. Что бы вы ни решили предпринять в отношении вашей первой жены, пожалуйста, не делайте этого сейчас! Подождите, пока ваша теперешняя жена будет чувствовать себя лучше. А что касается Стеллы, – он замолчал и тряхнул головой, – или Китти, все равно, то она ничего не помнит о своем прошлом, не знает, кто она и кто вы. Пусть все так и останется. Я понимаю, как вам нелегко. Вы испытали жуткое потрясение, но ради теперешней миссис Колтрейн не надо ничего делать, оставьте пока все как есть.
Тревис встал:
– Конечно. Я ничего не буду делать. Подождем, посмотрим, что будет.
– Вряд ли что-то изменится, капитан, – печально сказал доктор. – Стелла может остаться такой до конца жизни. А вы… вы будете жить по-прежнему. Теперь у вас другая семья.
– Не надо мне об этом напоминать, доктор, – устало сказал Тревис, направляясь к двери. Вдруг он остановился. Ему надо было задать один, последний вопрос. – Она… с кем-нибудь встречается? У нее есть мужчина?
Доктор с улыбкой покачал головой:
– Нет. В этой больнице вся ее жизнь. У нее никого нет, капитан. Конечно, желающих поухаживать хватает, в этом можете не сомневаться, просто она не интересуется мужчинами.
Тревис вышел из кабинета, закрыл за собой дверь и направился в палату Сэма.
Его друг сидел в постели с забинтованной грудью, опершись на подушки, и спорил с молоденькой медсестрой, требуя себе виски и сигару. Увидев Тревиса, он замолчал.
Как только медсестра вышла из палаты, Сэм взволнованно спросил:
– Ты с ней разговаривал? Сегодня утром я ее видел и пытался кое о чем расспросить – откуда она и все такое. Она вела себя так, как будто и не слышала моих вопросов.
– Больше ни о чем ее не спрашивай, Сэм, – отрезал Тревис.
Пододвинув стул, он сел и, нагнувшись, чтобы никто не услышал, пересказал Сэму свой разговор с доктором Уоткинсом.
– О Господи! – вскричал Сэм. – И что ты теперь будешь делать, парень? Наверное, было бы лучше, если бы она в самом деле умерла.
– Не говори так! – крикнул Тревис, потом понизил голос: – Она счастлива. Она занимается любимым делом. У нее своя жизнь, у меня своя. Пусть все останется как есть.
– Ты не можешь здесь жить, в одном с ней городе. Ты не выдержишь.
– Придется выдержать, Сэм. Мне надо думать о Мэрили. Она же ни в чем не виновата, и у нее будет мой ребенок. Если она узнает, могут быть большие неприятности. Доктор Уоткинс сказал, что у нее неважное здоровье. Этого я и боялся. Она ужасно выглядит.
– А что, если к Китти вернется память? Что, если она тебя узнает?
– Вот когда это случится, тогда и буду думать. Черт возьми, Сэм, – вскричал он, сжав кулаки, – я не знаю даже, смогу ли опять посмотреть Китти в лицо!
Взгляд Сэма переместился ему за спину, губы сжались, и он мрачно прошептал:
– Что ж, сейчас мы это увидим.
Она вошла в палату. Распущенные золотисто-рыжие волосы обрамляли лицо, струившийся из окон яркий дневной свет играл на блестящих локонах. На ней было уже другое белое платье, свежее и накрахмаленное. Лиф туго обтягивал большую грудь. Шурша юбкой, она шла между рядами кроватей, останавливаясь и разговаривая с больными. Улыбка озаряла ее блестящие синие глаза, всегда приводившие Тревиса в восхищение. Память вдруг перенесла его в далекое прошлое. Он вспомнил их первую встречу. Вспомнил ее длинные шелковистые волосы, которые так хотелось потрогать, бездонные глаза, полыхавшие темным пламенем, которые могли поглотить человека целиком, нежную кожу, длинные красивые ноги с тонкими изящными щиколотками, упругие бедра и дразняще округлые ягодицы.
Боже мой, эта женщина – прекраснейшая из всех женщин на свете!
Неожиданно Тревис поймал себя на том, что опять неотрывно смотрит в эти глубокие синие глаза, мечтая в них утонуть. Но в ее взгляде не было желания, в нем был вызов.
– А, это тот мужчина, который не любит женщин-врачей! – холодно поприветствовала она Тревиса. – Скажите, сэр, вы были сильно удивлены, когда увидели, что ваш друг еще жив?
Она смотрела в больничную карту и, не услышав от него ответа, подняла глаза.
– Что, сэр, так удивились, что даже дар речи потеряли? – спросила она.
Тревис усмехнулся. Она все такая же! Неустрашимая, гордая Китти!
– Да, наверное, – согласился он, все еще усмехаясь, – но я бы на его месте тоже продержался, лишь бы еще раз увидеть такую красавицу, как вы.
Китти вздернула подбородок. Этот знакомый жест означал, что она сердится.
– Сэр, – резко сказала она, окинув его неприязненным взглядом, – я сюда не на свидания хожу, я работаю – лечу больных, и, как правило, успешно.
Сэм, внимательно следивший за их разговором, не удержался от искушения.
– Это Тревис Колтрейн, доктор, – выпалил он, – во время войны он был отличным кавалеристом, капитаном. Вы когда-нибудь слышали про «Всадников Колтрейна»?
Тревис метнул на него сердитый взгляд.
Лицо Китти не изменилось.
– Нет. Я стараюсь не думать о войне, мистер Бачер. Размышления о прошлом только омрачают будущее. – Она подошла поближе к кровати Сэма. – Как вы себя чувствуете? Здесь еще болит? – Она легко дотронулась до его груди. Сэм поморщился. Кивнув, она сделала пометку в карте. – Вам придется еще немного полежать. Да, кстати, – она нахмурилась, – я слышала, вы приставали к медсестре, требуя виски и сигары. Здесь вы этого не получите, ясно? – Она резко обернулась к Тревису, глаза ее блестели. – Вас тоже это касается, сэр. Не вздумайте ничего проносить тайком, иначе мы запретим вам посещения. Вы производите впечатление человека, которому доставляет удовольствие нарушать правила.
– Слушаюсь, принцесса, – улыбнулся Тревис.
Она направилась к следующей кровати, больше не обращая на него внимания.
Тревис растерянно следил за каждым ее движением.
– Как в первую нашу встречу, – грустно прошептал он Сэму, – мы с ней тогда поссорились.
– Держись-ка от нее подальше. Я чувствую, как между вами проскакивают искры. Это до добра не доведет!
– Я сейчас ухожу, – Тревис отошел от кровати, – я еще не был в гостинице. Всю ночь на ногах. Даже не знаю, как там Мэрили, нормально ли добралась с рудника. Я зайду к тебе попозже.
Тревис торопливо вышел из палаты, не догадываясь, что Китти смотрит ему вслед.
При всей своей нахальной самоуверенности он был, бесспорно, очень привлекателен. Он дразнил ее своими улыбками, как будто знал, что нравится ей. Вдруг она представила его чувственные губы на своих губах и мысленно одернула себя. Конечно, он был неотразим: мужественный подбородок, волосы цвета воронова крыла, серые глаза. Красивый мужчина, но опасный. Она сразу это почувствовала. Высокий, крепкий и наверняка с волосатой грудью. Она представляла его раздетым до пояса и видела густые завитки, дорожкой спускавшиеся к… Она почувствовала, что краснеет. Эту часть его тела она тоже представляла себе очень отчетливо.
Он назвал ее принцессой. В этом было что-то смутно знакомое, как будто ее уже так когда-то называли.
Ерунда, подумала она, встряхнувшись. Да что это с ней происходит?


Вернувшись в гостиницу, Тревис застал Мэрили стоящей у окна. Когда она обернулась, лицо у нее было еще более бледное и изможденное, чем раньше.
Какое-то время он молча смотрел на нее, не в силах говорить. Что же он чувствовал? Жалость?
– Тревис, что-то случилось? – тоскливо спросила она. – Ты так и не приехал за мной на рудник. В конце концов муж Марты Троби прислал мне фургон. Мистер Сакс вернулся из города и сказал, что у Сэма все обойдется, и все-таки тебя всю ночь не было дома.
Он прошел в спальню и бросился поперек кровати. Мэрили села рядом и ласково убрала у него со лба густые непослушные волосы, прикоснувшись к нему холодными пальцами.
– Что случилось, Тревис? – очень нежно спросила она. – Пожалуйста, скажи мне.
– Мэрили, – хрипло прошептал он, – прошу тебя, оставь меня сейчас одного. Мне надо подумать.
– Но ты не жалеешь, что у нас будет ребенок? – не успокаивалась Мэрили. – Мне кажется, ты все-таки не хочешь, чтобы я от тебя уехала, Тревис. Знаешь, я зря не соглашалась переезжать на ранчо.
– Мы не поедем на ранчо. Пока.
Она испуганно отдернула руку:
– Не поняла.
– Мы останемся в городе до тех пор, пока не родится ребенок, а потом уедем.
Она опять дотронулась до него, и в голосе ее послышалось облегчение.
– Ты переживаешь за меня, Тревис? Ты остаешься в городе, чтобы я была поближе к доктору. Ты такой заботливый, Тревис! Я люблю тебя.
Он вдруг повернулся и притянул ее к себе. Да, она его любит, он знал это. Она его жена. Ничего не изменилось. И никогда не изменится.
Он уложил ее рядом с собой и начал нежно ласкать ее грудь рукой.
Все то время, пока они занимались любовью, он думал о фиалковых глазах, золотисто-рыжих волосах и той любви, которая теперь была не для него.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и слава - Хэган Патриция



Можно почитать, если интересует Гражданская война вСША...
Любовь и слава - Хэган ПатрицияТатьяна
5.01.2016, 16.00





Очень понравилась эта сага: 1. Любовь и война. 2. Горячие сердца. 3. Любовь и слава. Читайте. Действие происходит в США во время и после Гражданской войны.
Любовь и слава - Хэган ПатрицияНадежда
24.05.2016, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100