Читать онлайн Любовь и слава, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и слава - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и слава - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и слава - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и слава

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Тревис и Сэм вскочили в седла и поскакали к руднику, выпустив облака пыли из-под копыт своих лошадей. Тревис встревоженно поглядывал на друга. Сэм выглядел неважно.
– Ты что, плохо себя чувствуешь? – спросил Колтрейн.
– Нет, хорошо, – буркнул Сэм, глядя на дорогу.
– В чем же дело? Может быть, врач сказал тебе, что с Ригби плохо?
Сэм поморщился:
– С ним все будет в порядке. Несколько переломанных ребер, множество синяков и немного царапин. Ему повезло, он легко отделался.
– Тогда что же?
– Ничего. Я переживаю по поводу новой шахты.
Тревис не отрывал глаз от Сэма. Он знал его слишком давно и видел, что друга что-то гнетет.
– Черт возьми, Сэм, что происходит? – резко спросил он. – Что-то не так, я же вижу.
Сэм пришпорил свою лошадь, она поскакала быстрее, но Тревис не отставал.
– Куда ты гонишь по такой жаре? – раздраженно крикнул он.
Сэм поехал чуть медленнее.
– У Мэрили будет ребенок.
Сэм кивнул.
Тревис резко дернул поводьями, остановив своего коня. Да что с ним такое, черт возьми? Наконец Сэм увидел, что друг отстал, и тоже остановился.
Тревис поддал коня коленями в бока, пустив его шагом.
– Может, все-таки скажешь, в чем дело, Сэм? Что-то не так, и я хочу знать что.
Сэм глубоко вздохнул. Нет, он не может ему сказать!
– Просто меня волнует авария на руднике, – солгал он, – к тому же я слышал, как ты говорил с Мэрили о разводе. Я хотел постучать, но услышал, как вы ссоритесь. Получилось, что я подслушал ваш разговор. Прости.
Тревис пожал плечами:
– Все равно рано или поздно я рассказал бы тебе об этом. Мне действительно кажется, что нам с ней лучше было бы разойтись. Наш брак был ошибкой, причем она пострадала больше, чем я. Но сейчас уже слишком поздно. Она ждет ребенка, и это все меняет. Просто мне надо будет приложить побольше усилий к тому, чтобы наладить наши отношения.
– Неужели ты совсем ее не любишь? – неожиданно взорвался Сэм. Тревис удивленно уставился на друга. – Вот уж не думал! Черт возьми, я, конечно, знал, что ты никогда не полюбишь ее так, как Китти, но такого равнодушия не ожидал. А если бы она не сказала, что ждет ребенка, ты бы вышвырнул ее, да?
– Ну зачем ты так, Сэм? – Тревис покачал головой. – Не вышвырнул бы, а отправил обратно в Кентукки. Она богата, но ей многого здесь не хватает. Я не могу допустить, чтобы она страдала. А что касается любви – нет, я ее не люблю. И никогда не полюблю. Она мне небезразлична, я ее уважаю и ценю. Это все. Когда она станет матерью моего ребенка, я, естественно, буду чувствовать нечто большее. Но любить? Нет.
Сэм сузил глаза.
– Ты рад, что у тебя будет ребенок? – спросил он.
Тревис еще не задумывался над этим всерьез. Помолчав, он медленно кивнул:
– Да, Сэм, я рад. Я никогда не считал себя семейным человеком, но Джона я люблю. И буду так же сильно любить другого ребенка. Я вот теперь думаю: может, оно и к лучшему, что так получилось? Мэрили заслуживает большего, и я постараюсь относиться к ней лучше. В одном я совершенно уверен, – продолжал Тревис с чувством, – я никогда не дам ее в обиду и сам не обижу. Что бы ни случилось.
«Что бы ни случилось», – мысленно повторил Сэм.
– Поехали, – буркнул он, – наверное, я слишком сильно переживал за вас двоих, потому и расстроился.
Тревис улыбнулся:
– Не надо переживать, все будет хорошо. Я построю дом на купленном участке, Сэм. Ладно, поехали. Надо разобраться с рудником.
Остаток пути они ехали молча. На руднике к ним подбежал рабочий, лицо его было испуганным.
– Второй обвал, Колтрейн! – крикнул он. – Только что рухнуло около десяти футов. Еще один – и накроется вся шахта.
Повсюду кипела работа. Тревис скинул рубашку, схватил кирку и начал работать наравне с остальными. Время тянулось ужасающе медленно. Они часто прерывались, чтобы глотнуть воды и немного отдышаться, а потом снова брались за дело.
Скоро стемнело, и они зажгли фонари. В их неверном свете грязные, потные рабочие двигались как призраки, и казалось, будто они роют огромную могилу – одну на всех. Быстро, но аккуратно они устанавливали крепежные балки и продолжали копать дальше.
Прошло несколько часов, и Тревис услышал звук приближающегося фургона. Обернувшись, он с удивлением увидел Мэрили, которая с трудом управляла упряжкой лошадей. Ее глаза блестели, как черные угли, на освещенном фонарями лице.
– Что ты здесь делаешь, черт возьми? – крикнул Колтрейн, отбросив кирку и подходя к фургону. – Я и не знал, что ты умеешь водить упряжку.
– Не сердись, Тревис, – улыбнулась Мэрили и кивнула на двух женщин, сидевших рядом с ней в повозке, – мы знали, что вы здесь все голодные, и привезли еду. Сандвичи, суп, кофе.
Он схватил ее за талию, помог слезть с фургона и на мгновение задержал в своих объятиях, поцеловав в лоб.
– Ты удивительная женщина, – усмехнулся Тревис, – но этого делать не надо было.
Она засмеялась, при этом ее бледное лицо окрасилось румянцем.
– Ты потом меня отругаешь. А сейчас вам надо достать еду и всех накормить.
Подойдя к заднему бортику фургона, Мэрили с хитрой усмешкой обернулась к Тревису:
– Подожди, Тревис Колтрейн, скоро я сделаюсь такой активисткой! Вот увидишь!
Тревис засмеялся. Может быть, подумал он, внезапно развеселившись, у них еще все наладится. Она его любит, и он относится к ней с симпатией. Черт возьми, это лучше, чем ничего!
Он с воодушевлением вернулся к своей работе.
Через полчаса Мэрили позвала его есть.
– Все остальные уже поели, – сообщила она, – еда еще осталась, но суп и кофе уже остыли. Сэм тоже еще не ел.
– Найди Сэма, – сказал Тревис, устроив себе короткую передышку, – за едой мы вместе обсудим наши успехи в работе.
Мэрили ушла, но вскоре вернулась встревоженная.
– Сэма нигде нет, Тревис. И никто не знает, куда он делся.
Тревис отбросил кирку и подошел к Гилберту Саксу, который стоя пил кофе из оловянной кружки.
– Ты не видел Бачера?
Сакс кивнул в сторону старой шахты:
– Он спускался туда, наверное, с полчаса назад. Рабочие, выставленные там на посту, пошли есть, и он сказал, что пока присмотрит за шахтой. Они уже вернулись, так что Бачер должен был подняться.
Тревис побежал к частично обвалившемуся туннелю.
– Где Бачер? – крикнул он, схватив за рубашку одного рабочего. – Он был здесь, когда вы поели и вернулись в шахту?
Мужчина округлил глаза.
– Мы его не видели! – крикнул он, качая головой. – Мы подумали, что он пошел есть.
Тревис отпустил его, схватил фонарь и заглянул в шахту.
– Эй! – окликнул его рабочий. – Не ходите туда, может случиться обвал!
Тревис не слушал. Шагнув в туннель, он почувствовал резкий, сырой запах подземелья.
– Сэм! – крикнул он. – Сэм, черт возьми, ты здесь? Отзовись!
Он приказал себе успокоиться. Если Сэм в шахте и случился еще один обвал, значит, ему грозит смертельная опасность.
Тревис поднял фонарь над головой и застыл, увидев еще один обвал – ближе к выходу, чем предыдущий. Почему же они ничего не слышали? Наверное, это случилось, когда они обедали.
И тут Тревис увидел такое, от чего сердце его остановилось.
Смятая шляпа! Старая шляпа Сэма!
Подбежав ко входу в туннель, он закричал:
– Несите кирки, опорные балки, фонари! Быстрее, здесь человек под обвалом!
Мэрили побежала к шахте, но Тревис развернул ее.
– Тебе здесь нечего делать. Оставайся рядом с фургоном. Он нам понадобится, чтобы везти Сэма в город. – Он обернулся к рабочим: – Давайте же, черт возьми, шевелитесь! Его нужно быстрее откопать, иначе он задохнется!
Появился хмурый Гилберт Сакс.
– Нельзя посылать туда людей, Колтрейн! – крикнул он. – Если вы начнете копать, там наверняка случится еще один обвал. На этот раз рухнет вся шахта.
– Не указывай мне, – рявкнул Тревис, – и не мешай! Я вытащу Сэма, даже если мне придется рыть землю голыми руками.
Грубо оттолкнув Гилберта, Тревис опять вошел в туннель. Бросившись на колени, он принялся копать.
– Ты меня слышишь? – кричал он. – Я найду тебя, Сэм! Богом клянусь, я тебя вытащу!
Тревиса душили рыдания. Копать, черт возьми, копать! Каждое мгновение может стоить жизни человеку, который был для него больше, чем отец, и больше, чем брат. Копать!
Послышался тихий зловещий грохот. Услышав его, четверо рабочих, вошедших в шахту следом за Тревисом, поспешили выйти.
На голову Колтрейна посыпалась пыль.
– Не делай этого! – крикнул ему один рабочий.
– Уходи оттуда, Колтрейн! – орал Гилберт Сакс, заглядывая в шахту. – Может обвалиться в любой момент. Уноси ноги, парень, пока не поздно!
Тревис не обращал внимания на их крики. Смахнув рукой залепившую глаза грязь, он опять принялся копать землю. Черт бы побрал этих трусов!
– Колтрейн! – опять крикнул Сакс. – Он, наверное, погиб. Ты зря рискуешь жизнью. Уходи оттуда!
Тревис что-то нащупал, и в душе его вспыхнул слабый огонек надежды. Пятка Сэма! Он нашел его пятку! Тревис энергичнее заработал руками.
– Ты меня слышишь, Сэм? – крикнул он. – Господи, ну пожалуйста, отзовись!
Сэм шевельнулся. Это было едва заметное движение, но все же движение! Собрав все силы, Тревис продолжал копать. Дюйм за дюймом он отрывал тело Сэма.
– Господи, помоги мне, – бормотал он, – меня никогда не интересовало, есть ты или нет. Но если ты есть, помоги этому бедолаге, и тогда я в тебя поверю!
Наконец он откинулся назад, вытянув Сэма из-под завала.
У Тревиса не было времени проверять дыхание Сэма и возносить хвалу Богу, ибо в этот момент стена туннеля поехала и ему на ноги посыпалась земля.
– Держись, Сэм! – крикнул он и, собрав все силы, пополз на животе к выходу, таща Сэма за собой. – Мы прорвемся, дружище! – прохрипел он, откашливаясь.
Гилберт Сакс на коленях заполз в туннель, схватил Сэма за плечи и вытащил его наружу, потом протянул руку Тревису.
В тот момент когда все трое выбрались из шахты, под землей раздался сильный грохот и туннель рухнул, взметнув в воздух тучу пыли.
Опустившись рядом с Сэмом на колени, Тревис, быстро нагнувшись, прижал ухо к груди.
– Он еще дышит! – радостно крикнул он. – Подавайте сюда фургон! Надо отвезти его к врачу.
Мэрили принесла одеяло и беспомощно встала рядом, глядя, как Колтрейн с Гилбертом осторожно укладывают Сэма в повозку. Потом Тревис повернулся к ней. Он был весь в грязи, на черном лице выделялись белки глаз. Схватив ее за плечи, он прошептал:
– Останься с женщинами здесь, милая. Я пришлю за тобой фургон, а может, приеду сам. Сейчас нам придется гнать очень быстро. Я не хочу, чтобы тебя трясло.
– Не волнуйся за меня, Тревис, я хорошо себя чувствую, – ее тронуло его внимание, – я хочу ехать с вами.
– Нет, Мэрили! – отрезал он, проводя рукой по грязному лицу. – И не спорь, черт возьми! Ты можешь потерять ребенка, и я не хочу рисковать. Жди здесь, я приеду.
– Да. Да, конечно. Ты прав.
Она смущенно отошла. Тревис так громко говорил, что его могли услышать остальные.
Гилберт Сакс запрыгнул в фургон и взялся за поводья. Тревис забрался в повозку сзади и сел рядом с Сэмом. Взмахнув хлыстом, Гилберт повернул к дороге. Вскоре фургон исчез в ночной тьме.
Мэрили стояла и смотрела вслед уехавшему мужу. Господи, как же она его любит! В этом мужчине было все, о чем только могла мечтать женщина, и даже больше.
Но он ее не любит.
Она никогда и никому не призналась бы в этом, но у нее было серьезное намерение уехать от него, оставить его свободным и вернуться домой в Кентукки… пока она не узнала о ребенке.
Теперь на время придется смириться с такой жизнью. В ней зреет ребенок, и ни о каком отъезде не может быть и речи. Пусть в сердце Тревиса нет для нее уголка, надо благодарить Господа хотя бы за то, что он позволил ей жить с ним.


Яркие огни Виргиния-Сити пронзили окутывавшую их фиолетовую пелену ночи. Гилберт крикнул через плечо, что они почти приехали.
– Он наполовину очнулся, – отозвался Тревис, – что-то бормочет, а что – я не могу разобрать. Боюсь, у него внутренние повреждения. Из носа течет кровь.
В фургон долетал городской шум: звуки пианино, громкое пение, взрывы смеха, ругань. В Виргиния-Сити было больше сотни салунов, и по ночам город гудел.
Гилберт остановил лошадей перед двухэтажным деревянным зданием, над входом в которое висела табличка «Больница Виргиния-Сити», с обеих сторон освещенная газовыми фонарями.
– Я пойду позову кого-нибудь на помощь и возьму носилки, – крикнул Гилберт, спрыгнув с фургона, и помчался вверх по лестнице, перемахивая через ступеньку.
– Bee будет хорошо, старина, – Тревис нежно похлопал Сэма по плечу, – только держись! Ты бывал и не в таких переделках.
Сэм застонал, уронив голову набок.
Мимо фургона, пошатываясь, прошли двое пьяных. С другой стороны улицы их начала нахально зазывать женщина в красном блестящем платье. Пьяные пошарили по карманам и, довольно расхохотавшись, поспешили к ней.
Гилберт вернулся с двумя санитарами и носилками.
– Осторожнее, – сказал Тревис, когда они забрались в повозку, – кажется, у него сильные боли. Я не знаю, насколько серьезно он ранен.
– Что случилось? – спросил санитар, поднимая Сэма за ноги, в то время как его помощник ухватился за плечи. – Перестрелка?
– На него обрушилась шахта. Я достал его из-под завала. Он пытается говорить, но у него из носа течет кровь.
Они уложили его на носилки и осторожно вынесли из фургона.
– Побыстрее, пожалуйста! – нетерпеливо крикнула стоявшая в дверях женщина. – У меня еще огнестрельное ранение, и я хочу осмотреть этого больного до начала операции.
Тревис поднял голову и увидел ее силуэт в дверном проеме, в ореоле мягкого света. На женщине был белый халат. Двое санитаров внесли Сэма по лестнице и исчезли в глубине больницы, за ними ушла и женщина в белом. Тревис успел заметить мелькнувшие золотисто-рыжие волосы.
– Что за чертовщина! – крикнул он Гилберту. – Женщина-врач?
– Я не знаю, Тревис, – устало отозвался Гилберт. Привалившись к фургону, он вытянул из кармана фляжку, изрядно хлебнул и протянул виски Тревису. – Наверное, она врач. Ты же слышал, что она сказала.
– Женщина-врач! – Тревис презрительно выплюнул эти слова. – Я не хочу, чтобы Сэма лечила женщина-врач.
Он сделал глоток виски и вернул фляжку.
Гилберт засмеялся:
– Скажи спасибо, старик, что здесь вообще есть врач!
– Здесь всегда есть врач, – сердито сказал Тревис, – в таком беспокойном городе, где не кончаются перестрелки и поножовщина, его не может не быть. И здесь полагается быть мужчине-доктору. Я хочу, чтобы Сэма лечил мужчина.
Он взбежал по лестнице, толкнул двери и увидел перед собой длинный пустой коридор, по обеим сторонам которого тянулись двери. Черт возьми, в какую же из них унесли Сэма? Тревис открыл первую дверь налево и наткнулся на медсестру с хмурым лицом и крупным мужским телосложением. Она пошла прямо на Тревиса и вытолкала его обратно в коридор.
– Что вы себе позволяете? – прошипела она. – Здесь больница, а не салун! Выйдите на улицу и ждите своей очереди.
– Куда понесли мужчину, пострадавшего в шахте? – спросил Тревис, который не сопротивлялся только потому, что она была женщиной.
– Не знаю, – резко сказала она, – у нас в больнице полно больных. Подождите на улице, вас позовут.
Медсестра отвернулась и опять пошла в кабинет, но Тревис окликнул:
– Подождите, ответьте только на один вопрос. У вас здесь работают женщины-врачи?
Она смерила его хмурым взглядом:
– Да, есть одна. А в чем дело?
Тревис понимал, что нарывается на неприятности, но не мог не спросить:
– Она хорошо лечит?
– Да, хорошо! – Медсестра вызывающе сложила руки на груди. – Что еще вы хотите узнать? – раздраженно спросила она. – Мне надо идти к пациенту.
– Как ее зовут? Она лечит моего друга.
– Доктор Масгрейв. Ваш друг в хороших руках. Спросите любого, кто у нее лечился – у мужчины или у женщины. – Она опять отвернулась, но задержалась и сверкнула на него надменным взглядом. – Мне не нравится ваша позиция, мистер. Если вы когда-нибудь придете в эту больницу в качестве пациента, молите Бога, чтобы вам назначили другую медсестру.
– Не волнуйтесь, – пробормотал он, уходя.
Что за больница такая? Подумать только: женщина-врач и медсестра с замашками мужика!
Подошел Гилберт и, посмеиваясь, стал наблюдать за ним.
– Что ты смеешься? – вспылил Тревис, готовый выместить свое раздражение на первом, кто подвернется под руку.
– Вы с этой женщиной два сапога пара, Тревис. – Он кивнул на закрытую дверь. – Это мисс Каннон, или, как нежно называют ее пациенты, мисс Каннибал. Известная мегера!
Тревис махнул рукой, заставив его замолчать.
– Мне плевать на нее, Сакс. Я волнуюсь за Сэма. Надо, чтобы ему обеспечили самый лучший уход.
Он сузил глаза и задумчиво посмотрел на зеленый деревянный пол. Что-то здесь было не так.
– Я еще выпью, если не возражаешь, – сказал он, протягивая руку за фляжкой.
Они сели на деревянные скамейки, стоявшие вдоль стен, и молча допили виски. Говорить было не о чем. Тревис уперся локтями в колени, опустив лицо в ладони, и уставился в пол. Он рассеянно вспомнил про Мэрили, которая ждала его на руднике.
Ладно, кто-нибудь другой довезет ее до дома. Выглядела она совсем плохо. Ее беременность была некстати для всех. Похоже, она не вполне здорова, чтобы носить ребенка.
Тревис говорил себе, что дело не в его безразличии к ней. Нет, она ему небезразлична, и все-таки зря он на ней женился. Ну что ж, теперь слишком поздно что-то менять. Он устало вздохнул.
Услышав приближающийся стук каблучков, Тревис резко вскинул голову. По коридору шла женщина в белом. Гилберт тихо похрапывал, откинувшись на скамейке.
– Это вы привезли мужчину, пострадавшего в шахте? – озабоченно спросила она, подходя к Тревису.
У него перехватило дыхание. Он смотрел на нее с остановившимся сердцем, не в силах вымолвить ни слова. Внезапно он почувствовал головокружение, в ушах зазвенело.
– Сэр, – раздраженно позвала она, прорвав окутавшую его серую пелену, – сэр, это вы привезли мужчину, который пострадал в шахте?
– Да, да, – выдохнул он, пытаясь подняться.
– У него сломано несколько ребер, – сказала она, странно глядя на Тревиса, – мы будем его наблюдать, чтобы выявить другие возможные повреждения. Вы можете пройти к нему на несколько минут, а потом ему надо будет отдохнуть.
Она хотела уйти, но Тревис невольно схватил ее за руку.
– Кто вы? – вдруг выкрикнул он, не в силах совладать со своим голосом. – Кто вы, черт возьми?
– Пустите меня! – Женщина сердито отдернула руку. – Что с вами? Вы пьяны?
Он ухватил ее крепче.
– Я хочу знать, кто вы! – потребовал он, приблизив к ней лицо. – Скажите мне, кто вы?
Гилберт проснулся и вскочил со скамейки.
– Тревис, что ты делаешь? Отпусти!
Он потянул Колтрейна за руку, но тот только сильнее вцепился в рукав женщины, глядя на нее в упор.
Из открывшихся дверей начали выбегать люди. Первой появилась мисс Каннон. Она набросилась на Тревиса и принялась колотить его своими могучими руками. Наконец он потерял равновесие и отпустил перепуганную женщину.
– Не обращайте на него внимания, док, – прорычала она, – просто он не любит женщин-врачей.
– Уверяю вас, сэр, – доктор выпрямилась, пригладила юбку и поправила покосившийся пучок золотисто-рыжих волос, – я компетентный врач. Но если вы решительно настроены против того, чтобы я лечила вашего друга, – пожалуйста, я передам его врачу-мужчине.
С этими словами она отвернулась и пошла по коридору. Тревис бросился за ней, но медсестра и Гилберт удержали его.
– Только скажите, кто вы! – крикнул он ей вдогонку. – Я просто хочу знать ваше имя.
Она медленно обернулась к нему. Ее синие глаза потемнели. Тревис застонал. Эти глаза! На всем свете только у одной женщины были глаза такого ярко-синего цвета!
– Я доктор Масгрейв, – тихо проговорила она и зашагала прочь.
У Тревиса вдруг подкосились ноги. Еле доковыляв до скамейки, он сел.
Медсестра Каннон покачала головой.
– Надо бы вышвырнуть вас отсюда, – прошипела она. – Еще один такой скандал и вас больше не будут пускать в больницу, а может быть, даже арестуют за хулиганство.
– Забудьте об этом! – бросил Тревис, быстро поднявшись. – Прежде чем я уйду, мне надо повидаться с Сэмом. Доктор мне разрешила.
Медсестра повела их к Сэму. По дороге Гилберт со вздохом пробормотал:
– И что на тебя нашло? Я никогда не видел, чтобы ты так себя вел.
Тревис решил ничего не объяснять. Это все равно бесполезно. Как можно объяснить что-то про эти золотисто-рыжие волосы и синие глаза?
Медсестра провела их по лестнице на второй этаж, в заставленную койками палату. В комнате было тихо и почти совсем темно.
– Он на третьей койке слева, у окна, – прошептала она. – Если вы будете шуметь и разбудите больных, отправитесь в тюрьму, ясно?
С этими словами мисс Каннон вышла из палаты.
Тревис попросил Гилберта подождать в коридоре.
– Я хочу побыть с ним наедине, – сказал он.
Подойдя к койке, он увидел, что Сэм лежит на спине с закрытыми глазами. Тревис присел на корточки перед кроватью и нежно дотронулся до его плеча.
– Сэм, – прошептал он, – Сэм, ты меня слышишь?
Сэм, поморгав, открыл глаза, и Тревис увидел, что в них блестят слезы. Какое-то время беззвучно пошевелив губами, его друг мучительно простонал:
– Я видел ее, Тревис. Я собирался сегодня сказать тебе об этом, но услышал, как вы с Мэрили говорите о ребенке… – Отдышавшись, он продолжил срывающимся голосом: – И не смог. Было бы лучше, если бы ты ничего не знал, но ты ее видел, я знаю. Вижу по твоему лицу.
Тревис безжизненно опустил голову:
– Не может быть, Сэм. Это не она! Просто похожа на нее. Она меня совсем не узнала.
Сэм попытался сесть, но опять упал на матрас.
– Она и меня не узнала, но это она, Тревис. Я ничего не понимаю, но эта женщина – Китти!
Между ними повисло молчание. Наконец Тревис посмотрел на друга.
– Да, это Китти, – согласился он. – Господь сотворил только одну женщину такой красоты. – Голос его сорвался.
Они еще немного помолчали, потом Сэм задал неизбежный вопрос:
– И что ты теперь будешь делать, парень?
Тревис сказал, обращаясь скорее к себе самому:
– Выясню, почему она нас не узнает и как сюда попала. Но прежде всего мне надо узнать, кто же на самом деле похоронен в той могиле. Мне придется действовать осторожно. Никто не должен знать об этом, а особенно Джон и Мэрили.
Сэм дотронулся до его руки.
– А потом? – мягко спросил он. – Что ты будешь делать потом? Как поступишь с Китти?
Тревис сделал глубокий вдох, задержал в себе воздух и медленно выдохнул. Поднявшись, он посмотрел на друга с печальной улыбкой.
– А что я могу сделать, Сэм? – тихо отозвался он. – Ничего.
Он отвернулся и вышел из палаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и слава - Хэган Патриция



Можно почитать, если интересует Гражданская война вСША...
Любовь и слава - Хэган ПатрицияТатьяна
5.01.2016, 16.00





Очень понравилась эта сага: 1. Любовь и война. 2. Горячие сердца. 3. Любовь и слава. Читайте. Действие происходит в США во время и после Гражданской войны.
Любовь и слава - Хэган ПатрицияНадежда
24.05.2016, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100