Читать онлайн Любовь и слава, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и слава - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и слава - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и слава - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и слава

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

– У вашего папы уже лопнуло терпение, – заявила Роза, выливая в ванну еще одно ведро горячей воды. – Он сказал, что, если вы сейчас же не спуститесь к нему, он сам придет сюда. Ему безразлично, что вы моетесь.
Мэрили вздохнула и нырнула поглубже в мыльную пену. Как она посмотрит в глаза отцу, зная, что его в любую минуту могут арестовать? Как делать вид, что ничего не случилось, если весь их мир вот-вот рухнет?
Тут она заметила, как взволнована Роза, и резко спросила:
– Ты ничего не сказала? Про то, как меня нашла?
Роза обиженно поджала губы.
– Вы же меня знаете. Я сказала ему в точности, как вы велели – что вас сбросила лошадь во время грозы и вы заблудились. Я не стала ему говорить, что вы прятались в кустах в чем мать родила. – Служанка неодобрительно фыркнула и добавила язвительным тоном: – Но и вы мне не говорите, что потеряли одежду во время грозы!
– Это не твое дело, Роза, – Мэрили едва удержалась от крика, – забудь об этом. Да еще раз скажи работникам с плантации, которые что-то видели, – пусть тоже забудут.
– Они никому не скажут, кроме меня. Я уже знаю, что это шериф окликнул Мэтью с плантации и послал его за мной. Я предупредила Мэтью, чтоб держал язык за зубами. Никто ничего не должен знать. Особенно то, что здесь был шериф. – Она подозрительно сощурила глаза: – И все-таки чем это вы с ним занимались в голом виде, а?
– Не твое дело.
Роза засмеялась:
– Ну и проныра же этот шериф! Так и крутится возле вашей семьи. Сначала встречался с мисси Элейн, теперь с вами. А в ту ночь мисси Элейн ездила в город и…
Мэрили резко выпрямилась в ванне, выплеснув на пол пенную воду.
– В какую ночь?
Роза поджала губы и испуганно округлила глаза. Кажется, она сболтнула лишнее! Что же, выходит, у сестер есть друг от друга секреты?
– Роза, – медленно произнесла Мэрили, – советую тебе рассказать все, как есть. Не бойся, ты не выдашь Элейн. Мне известно о ее связи с шерифом. Так что там насчет города?
Облегченно вздохнув, Роза сказала:
– Раз вы знаете про их связь, то должны знать и то, что Уиллис возил ее к нему в город на свидания. Это было, кажется, пару раз. А позапрошлой ночью он сказал, что, когда вез ее обратно, она плакала всю дорогу до дома. Сев в карету, она принялась ругать шерифа на чем свет стоит, а потом разревелась. Уиллис не понял, в чем дело, а спросить не решился. Вы же знаете характер мисси Элейн.
– Это было в ту ночь, когда на них напали, – задумчиво прошептала Мэрили.
– Да, мэм. Все говорят, что шерифов избили. Мэтью хорошо рассмотрел лицо шерифа Колтрейна. Он сказал, его здорово разукрасили. Как жаль, такой красивый мужчина! Но ничего, все заживет. Уиллис видел, как шериф выходил из конюшни после свидания с мисси Элейн. Тогда он был цел. Значит, на него напали чуть позже.
– В ту же ночь, – проговорила Мэрили.
Мейсон каким-то образом узнал о том, что Тревис встречался с Элейн, и решил отомстить – избил его и Сэма. Он хотел, чтобы оба шерифа уехали из города.
Она шлепнула ладонью по воде. Проклятый ку-клукс-клан! А Элейн? Ну что она прицепилась к Тревису, прохода ему не дает? Да и он тоже хорош, давно бы послал ее куда подальше, так нет же, терпит! И отец! Ее отец – главарь банды!
– Ох, черт бы их всех побрал! – вскричала она и, выскочив из воды, потянулась за полотенцем. – Скорее бы уже все кончилось!
– Вы о чем? – испуганно спросила Роза. – И что вас так разозлило?
В этот момент раздался стук в дверь.
– Не обращай на меня внимания, – отрезала Мэрили. – Посмотри, кто там. Если отец, скажи, что я скоро приду, но сюда его не впускай.
Роза поспешно обошла парчовую ширму. Мэрили услышала, как открылась дверь, и узнала голос влетевшей в комнату Элейн.
– Где она? Мне только что сказали. Ох, слава Богу, с ней ничего не случилось!
Она зашла за ширму и обняла сестру, еще мокрую после ванны, потом отступила назад и взглянула на нее блестящими от слез глазами.
– Ты не представляешь, как мы все за тебя волновались! Что ты делала на улице в такую грозу? Ты же могла погибнуть.
Мэрили с улыбкой похлопала ее по плечу.
– Успокойся, Элейн! Со мной все в порядке, – сказала она и взяла пеньюар из рук Розы.
Элейн отвернулась и вскричала, заламывая руки:
– Да что такое со всеми творится? Тебя чуть не убило грозой, папа ведет себя как-то странно, а я не могу найти Уиллиса, чтобы он отвез меня в город. Говорят, он сбежал, а мне надо к Тревису. Я слышала, его избили. – Она обернулась к сестре и схватила ее за полу розового пеньюара. – Мэрили, ты должна мне помочь! Папа тебя слушает, ведь ты такая благоразумная. Если я скажу ему, что мне надо в город, он не станет меня слушать. Но я должна ехать! Уиллиса нет, и некому меня отвезти. Поговори с папой, скажи ему, что мне очень надо увидеться с Тревисом.
Повернувшись спиной к сестре, Мэрили тихо сказала:
– Если Тревис захочет тебя видеть, Элейн, он сам к тебе приедет. Имей хоть немного гордости.
– При чем здесь гордость? – взвизгнула Элейн. – Мне надо узнать, как он. Неужели ты не понимаешь, Мэрили? Это первый мужчина, которого я полюбила по-настоящему! Я не могу жить без него. – Она закрыла лицо ладонями, потом вдруг всплеснула руками. – Да где тебе понять? И никто меня не поймет! Если б ты была на моем месте, ощутила вкус его поцелуев, сладость его объятий… вот тогда бы ты поняла, как сильно я его люблю!
– Могу себе это представить, Элейн, – сказала Мэрили ровным голосом, – но позволь тебе напомнить, что начиная с четырнадцати лет ты влюблялась по меньшей мере дюжину раз и каждый раз говорила, что это по-настоящему. Твой роман с шерифом Колтрейном ничем не отличается от остальных и продлится ничуть не дольше, вот увидишь.
– Я увижу? – Элейн стиснула кулаки. – Это ты увидишь!
– Ну хорошо, если он тебя любит, тогда почему не хочет больше с тобой встречаться?
Элейн тряхнула своими кудряшками.
– Мы с ним слегка повздорили. Ты же знаешь, у любовников это бывает. – Она прищурилась. – Хотя откуда тебе знать? Ты вышла замуж за первого же мужчину, который начал за тобой ухаживать. А других-то и не было. Что ты знаешь о любви? Твой Дональд всегда казался мне не тем мужчиной, который может разжечь в женщине огонь страсти.
Мэрили смотрела в окно, стараясь не обращать внимания на обидные выпады Элейн. Но Роза не выдержала:
– Мисси Элейн, как вы можете говорить своей сестре такие ужасные вещи? И это после того, что ей пришлось пережить этой ночью! Она заблудилась в грозу, всю ночь бродила под дождем, ища дорогу домой. Прекратите этот разговор, мисси Элейн, у вас злой язычок.
Элейн вскинула подбородок:
– Может, и злой, но правдивый. Никто не может понять моих чувств к Тревису Колтрейну.
– Ну, про это можно забыть, – поспешно заявила Роза. – Ваш папа решительно топнул ногой и сказал, что вы больше не увидите Колтрейна. Да и вы сами мне говорили, что шериф уже не хочет с вами встречаться. Так что перестаньте вести себя как ребенок! Вы без труда найдете себе другого ухажера. Не надо связываться с человеком, который не нравится вашему отцу.
Элейн гневно сверкнула глазами:
– А я-то считала тебя своей подругой, Роза.
Роза пожала плечами:
– Иногда подругам приходится говорить неприятные вещи. Я говорю, что вы не правы, потому что люблю вас и не хочу, чтобы вы мучились и мучили вашу сестру только потому, что вам наконец-то попался мужчина, которого вы не сумели заткнуть за пояс.
Элейн фыркнула:
– Как же вы мне надоели! Вот выйду замуж за Мейсона и уеду из этого проклятого дома!
Мэрили не смогла удержаться от смеха.
– Ты не настолько глупа, сестричка. Мейсон тебе абсолютно безразличен. Это отец навязал его тебе в женихи. Слушай, давай прекратим этот бессмысленный разговор. Мне надо одеться.
Элейн резко повернулась, взмахнув юбкой, и пошла к двери.
– Ну ничего, ты еще увидишь! – проговорила она дрожащим голосом. – Вы еще обе увидите!
Она вышла из комнаты, хлопнув дверью.
Мэрили взяла кремовое платье из тафты и надела его. Через несколько минут она была готова к встрече с отцом.
Он ждал у себя в кабинете, мрачно поджав губы. Быстро обняв дочь, он уселся в кожаное кресло с высокой спинкой и зажег сигару.
– Ну, рассказывай, что ты делала в грозу ночью. Я хочу услышать все, от начала и до конца.
Мэрили смотрела на него, пытаясь успокоиться. Сердце бешено стучало в груди. Господи, ну зачем он связался с ку-клукс-кланом?
Барбоу с силой ударил кулаком по столу, заставив ее вздрогнуть.
– Мне надоело, черт возьми, что мои дочери шляются по ночам где попало!
Мэрили повторила свой рассказ – о том, как ей захотелось подышать воздухом перед сном, как она попала в грозу и лошадь понесла от страха.
– Эта черномазая дура, Роза, – сердито бросил отец, – не могла раньше сказать, что тебя нет! Она разбудила меня только в три часа ночи. Говорит, заснула. Не понимаю, как можно было спать, зная, что ты где-то там, под грозой?
Мэрили закрыла глаза. Роза думала, что она опять ушла шпионить за куклуксклановцами. Ей было велено до последнего момента молчать об отлучках Мэрили. Наверное, Роза решила, что три часа ночи и есть тот самый последний момент.
– И так уже болтают на всех углах, – отец повысил голос, – что Элейн по ночам ездит тайком на свидания к этому проклятому шерифу. Дрянная девчонка! Чем, интересно, он ее так приворожил? Надо бы натравить на него куклуксклановцев, они научат его уму-разуму. Пусть не думает, что… – Он замолчал, увидев лицо дочери. – Что с тобой? Почему ты на меня так смотришь?
Мэрили сложила руки на коленях.
– Неужели ты на это способен, папа? – спросила она, опуская глаза. – Неужели ты мог бы натравить на кого-нибудь куклуксклановцев?
– Конечно, мог бы, – ответил он, брызжа слюной – У меня есть связи.
– Вот это меня и пугает. Твои связи.
«Черт возьми! – мысленно выругалась Мэрили. – И что у меня язык не держится за зубами?»
Отец резко откинулся на спинку кресла.
– Ты о чем это, а? Что тебя пугает?
Мэрили сделала глубокий вдох, лихорадочно подыскивая слова, и выпалила:
– Меня пугает то, что у тебя слишком много связей, папа. Я не хочу, чтобы ты попал в беду.
– Погоди, погоди! – Он быстро встал и, обойдя стол, угрожающе навис над Мэрили, которая не поднимала глаз от своих сцепленных рук. – Я не знаю, что ты имеешь в виду, но не собираюсь терпеть твои намеки. Да, у меня есть связи. У меня есть связи со всеми организациями графства, а может, и штата, черт возьми! Но это не значит, что я принимаю непосредственное участие в их деятельности или несу за нее ответственность. Ты меня поняла?
Мэрили крепко зажмурилась. Она знала, что этот разговор ни к чему не приведет. С отцом бесполезно спорить. Она прошептала:
– Если власти когда-нибудь разгромят ку-клукс-клан и окажется, что ты имеешь к этой банде хоть какое-то отношение, тебя посадят в тюрьму.
Он усмехнулся:
– Ты думаешь, я дурак, дочка? Будь я идиотом, я никогда бы не сделался одним из самых богатых и могущественных людей в штате Кентукки. Не знаю, откуда взялись твои опасения, но советую…
В этот момент раздался громкий стук в дверь, и в кабинет, не дожидаясь ответа, ворвался Мейсон.
– Я слышал, что вы ее нашли! – крикнул он и тут увидел Мэрили.
Лицо его побелело. Несколько мгновений он молча шевелил губами, потом выдавил придушенным голосом:
– Привет… как дела?
Вопрос прозвучал нелепо, но Мэрили держалась спокойно, не выказывая своего презрения к Мейсону.
– Все хорошо, Мейсон, спасибо.
На него было страшно смотреть. Мэрили, едва сдерживая улыбку, повторила историю, которую только что рассказала отцу.
– Как видишь, – весело закончила она, – вчерашний вечер у меня не сложился. Но слава Богу, все обошлось.
Мейсон склонил голову набок, как будто ждал, что сейчас она начнет говорить правду. Было видно, что его распирает от любопытства. Как она убежала из пещеры? Где Том Хиггинз? Почему она лжет? И самое главное, знает ли она о его причастности к банде?
Мэрили обратилась к отцу:
– Насколько я знаю, Уиллис пропал. Ты не думаешь, что в его исчезновении виноват ку-клукс-клан?
Отец зло скривил губы.
– Черномазые не твоя забота! – рявкнул он. – И не суй свой нос в дела ку-клукс-клана. А теперь убирайся, нам с Мейсоном надо поговорить.
Она медленно встала, обиженно моргая. Ее сильно задела вспышка отца. Теперь он раздраженно перебирал бумаги на столе, не обращая на нее внимания. Мейсон же, напротив, следил за каждым ее движением. Увидев, что ничего другого не остается, Мэрили поспешно вышла из кабинета.
Но вместо того чтобы уйти к себе наверх, она быстро повернула к кладовке, решив во что бы то ни стало подслушать разговор этих двоих.
Оказавшись в тесном потайном коридорчике, она заставила себя двигаться медленно и осторожно, понимая, что ее может выдать малейший шорох. Из-за стены долетал приглушенный голос отца. Он и не догадывался, что она стоит здесь и слышит каждое слово.
– …пора остановить его раз и навсегда! – говорил он. – Ну, избили вы его, и что толку? Он только еще больше ожесточился. А теперь ты говоришь, что этой ночью пропал Уиллис. Как раз тогда, когда ку-клукс-клан собирался учинить ему самосуд за то, что он возил Элейн в город на свидания с этим сукиным сыном. Ох, не нравится мне это, совсем не нравится! За нами шпионят, и я подозреваю, что за всем этим стоит Колтрейн. У меня слишком многое поставлено на карту, Мейсон. Да и у тебя тоже.
– Да, черт возьми, – резко ответил Мейсон, – он вскружил Элейн голову, увел ее у меня.
– Дурак, он не уводил ее! – презрительно сказал отец. – Может быть, слегка вскружил ей голову, но не уводил! И не собирается уводить. Мне надоело терпеть, как он вмешивается в мои дела, лезет в мою семью. Он должен умереть, Мейсон!
Мэрили не удержалась и тихо охнула от ужаса.
– Что это было? – встревожился отец.
– Я ничего не слышал. – Мейсон пожал плечами. – Черт возьми, я уже давно пытаюсь вам внушить, что надо убить и его, и Бачера. Трудно сказать, как много они знают. Как я говорил, Колтрейна видели здесь ночью, но я думал, он приходил к Элейн.
– Наверное, так и было. Вряд ли он много знает, иначе он не сидел бы до сих пор сложа руки. Но черномазые пропадают один за другим, и мне это не нравится. Боюсь, Колтрейн знает больше, чем кажется. Вернее всего будет убить его и покончить с этим.
Мэрили прижала ладонь к дрожащим губам и привалилась к стене, зацепив паутину и содрогнувшись от отвращения, когда по руке пробежался паук. Сейчас не время по-женски голосить от глупого страха, решила она. Надо предупредить Тревиса об опасности, а для этого необходимо услышать их план.
К горлу Мэрили подкатывал горький комок. Неужели этот холодный, суровый человек – ее отец? Как же, оказывается, он жесток! Встряхнувшись, она заставила себя вновь прислушаться к разговору.
– Надо, чтобы все выглядело как несчастный случай, – говорил отец. – Нельзя, чтобы подозрение пало на ку-клукс-клан, иначе у нас опять будут неприятности с властями. Одно дело – убивать черномазых, и совсем другое – убить шерифа.
– А что, если его убьют негры? – торжествующе сказал Мейсон.
Последовала пауза, потом вопрос:
– И как ты предлагаешь это устроить?
– Легко. Кажется, мы вышли на след этого смутьяна Мунроу. Теперь все знают, какой он отпетый негодяй. Мы убьем Колтрейна с Бачером и спихнем убийства на Мунроу. Скажем, что они хотели арестовать Мунроу, вот он и застрелил их. Тут появились случайные прохожие, добропорядочные граждане, черномазый пытался бежать, и добропорядочные граждане застрелили его при попытке к бегству. Расследовать происшествие придут другие представители закона, и им останется только выразить нам сочувствие: нелегко иметь дело с этими наглыми забияками-неграми. Таким образом, мы избавимся от Колтрейна и Бачера, а сами останемся чистыми и хорошими.
– Поздравляю, Мейсон, – с явной гордостью заявил отец, – похоже, это твоя лучшая идея. Ты растешь на глазах. Как знать? Может, когда-нибудь ты станешь достаточно умен и сможешь сам вести дела.
– Все считают, что я уже достаточно умен для этого, – сказал Мейсон, и в голосе его появилась горечь.
– Но мы-то с тобой знаем, что это не так, верно? – усмехнулся отец. – Как по-твоему, когда вы сможете разыскать этого Мунроу? Мне хотелось бы как можно быстрее убрать их с дороги. Когда это будет сделано, я вздохну свободнее. И мне больше не придется беспокоиться о том, что про Элейн распускают грязные слухи.
– Я хочу этого не меньше, чем вы! – рявкнул Мейсон. – К полудню я буду знать, пойман ли Мунроу. Одно плохо – у Бачера сломана нога, и он не встает. Мне не хотелось бы устраивать перестрелку в городе. Это рискованно. Но только так мы сможем расправиться с ними обоими.
– Нет, идиот! Так можно навлечь большие неприятности. Устрой все подальше от города, в том месте, где найдете Мунроу. Пошли к Колтрейну нашего человека, которого он не знает, пусть скажет ему, что куклуксклановцы хотят повесить негра. Он сразу же прибежит. Тут вы его и прихлопнете, а заодно и черномазого. А с шерифом Бачером мы поступим так, – продолжал он ровным голосом. – Как только Колтрейн уедет из города, надо потихоньку выманить его в горы и там пристрелить. Убивать его в городе было бы слишком рискованно. Конечно, все это надо делать, когда совсем стемнеет.
Господи, думала Мэрили, как он может так методично и безжалостно обсуждать убийства? Она услышала звук открывающейся дверцы буфета и звяканье рюмок. Они пьют. Мэрили хотела прямо сейчас бежать к Тревису, предупредить его об опасности, но решила, что должна дослушать все до конца.
– Сделай так, чтобы наши главари были сегодня ночью в людных местах, – давал указания ее отец, – надо отвести подозрение от ку-клукс-клана. Убийства придется поручить «шестеркам». Это значит, что ты тоже должен быть чист. Отирайся в салуне, играй в карты.
– Босс, так не пойдет. Если я заберу всех лидеров и спихну работу на рядовых куклуксклановцев, то наверняка будут промашки. К тому же придется привлечь к этому делу много новых людей. Чем больше народу будет знать, тем больше вероятность того, что секрет откроется. Наверняка найдутся и такие придурки, которые начнут хвастать о том, что участвовали в убийстве шерифов. Мы не можем так рисковать.
Тишина. Вздох отца.
– Ну ладно. Делай это сам. Сегодня ночью я запрусь здесь, в кабинете. Как только все будет сделано, сообщи мне. Я оставлю боковую дверь открытой, чтобы ты мог незаметно войти в дом. Если что-то случится, я поклянусь, что ты весь вечер был у меня.
– Не волнуйтесь, – засмеялся Мейсон, – промашки не будет. Я слишком долго ждал этого дня.
– Отлично. Скоро у нас останется только одна забота: выяснить, есть ли в ку-клукс-клане шпион. Мне не хочется думать, что у нас под боком предатели.
Мэрили затаила дыхание. Интересно, о чем сейчас думает Мейсон?
– Мы это проверим, босс, можете не сомневаться, – услышала она его ответ, – а сейчас давайте готовиться к ночным событиям.
Послышался легкий стук в дверь. Оба мужчины вздрогнули от неожиданности.
– Кто там? – раздраженно спросил Джордан. – Я просил, чтобы меня не беспокоили.
– Простите, мистер Барбоу, – прозвучал кроткий голосок Розы, – но там у черного хода мужчина, он хочет немедленно видеть мистера Мейсона.
Мэрили пришлось напрячь слух, чтобы расслышать слова Мейсона:
– Это, наверное, Лонни Брюс. Я посылал его узнать, нашли ли Мунроу.
– Ладно, – крикнул Джордан, – веди его сюда! – И, опять понизив голос, сказал: – Я на несколько минут оставлю вас двоих. Вчерашним поездом прибыли вещи, которые я покупал прошлой весной в Париже. Я послал в город человека с фургоном, он должен был их привезти. Пойду посмотрю.
– Конечно, босс, идите. А я здесь поговорю с Лонни Брюсом.
Мэрили слышала, как открылась и снова закрылась дверь кабинета. Скоро она сможет предупредить Тревиса, но сейчас было бы слишком рискованно уходить из дома. И потом, ей хотелось узнать, что с Мунроу. Тревису понадобятся эти сведения.
Минуты шли томительно медленно, Мэрили вся извелась в ожидании. Лонни Брюс и Мейсон пили и болтали о пустяках. Сидя в затхлом темном закутке, она обдумывала свои дальнейшие шаги. Сначала она все расскажет Розе. Потом… Тут Мэрили услышала звук коготков, скребущих по дереву. Кто-то полз прямо у нее над головой. Мышь? Крыса? Господи милосердный, она же ничего не может сделать… если она издаст хоть звук, ее услышат, отец вспомнит про этот потайной ход, откроет дверь и увидит ее!
Невидимый зверек подбирался все ближе. Вдруг что-то коснулось ее волос и свесилось на лоб. Крысиный хвост! У нее на голове крыса! Села и сидит не двигаясь.
Мэрили замерла. Если она поднимет руку и сгонит крысу, получится шум, он привлечет внимание отца. А если крыса ее укусит? Она же может не сдержаться и закричать.
Не думать о крысе! Она заставила себя собрать свои бешено скачущие мысли и сосредоточиться на чем-то другом.
Тревис. Она увидела его лицо, серебристо-серые глаза, блестящие черные волосы. Он улыбался. О, эта его улыбка! Порой самоуверенная, порой дразнящая…
Крыса пошевелилась.
Сосредоточиться! Думать о другом!
«Почему Тревис мне небезразличен? – мысленно спросила Мэрили свое сердце. – Что в нем такого? Почему у меня никак не получается относиться к нему с неприязнью?»
Он такой величественный, такой благородный! Он не боится никого и ничего. И он научил ее самой великой тайне – как быть женщиной.
Крыса опять махнула хвостом по лбу Мэрили, на этот раз пощекотав ей кончик носа.
Стихи! Надо декламировать стихи. Постепенно Мэрили вспомнила стихотворение сэра Ричарда Стила, которое читала в луисвилльском колледже. Слова этого стихотворения отложились где-то в глубинах памяти, а теперь с мыслями о Тревисе вдруг выплыли на поверхность.
«Из всех страстей человеческих, – шептало ее сердце, – самой сильной является жажда славы».
Жажда славы… любовь к величию и благородству. Тревис был для нее воплощением славы, величия и благородства. И она не позволит этой чертовой крысе погубить его! Нет, она будет молчать. Ее крик может стоить Тревису жизни. «Из всех страстей…» – повторяла Мэрили как заклинание.
За стеной слышались мужские голоса. Но Мэрили, сидя в темноте, уже ничего не понимала, только снова и снова читала стихи, вспоминая страсть и наслаждение. Память унесла ее в спасительную даль…


Роза толкнула дверь кладовки и шагнула в сторону, пропуская двух слуг, которые несли большой ящик.
– Думаю, надо поставить его сюда, – сказала негритянка, оглядывая тесную комнатку. – Мистер Барбоу велел пока убрать его подальше. Когда у него будет время, он проследит за тем, чтобы ящик распаковали как надо. Кстати, что там такое?
Слуга, стоявший ближе к ней, тихо выругался.
– В декларации написано, что там небольшие мраморные статуэтки, но ящик такой тяжелый, что кажется, там не статуэтки, а мраморные надгробия. Женщина, ты скажешь нам, куда его ставить? Сколько можно держать?
Роза задумчиво приложила палец к губам. Она знала, что сюда иногда заходит мисси Мэрили, и не хотела, чтобы у нее на проходе стоял такой большой ящик. Кто знает, когда еще мистер Барбоу вздумает его распаковать?
– Скорее, женщина! – простонал второй, пошатываясь под тяжестью ящика. – Говори, куда ставить, а не то я брошу его прямо здесь!
Роза вдруг прищелкнула пальцами.
– Туда! – скомандовала она. – Там он не будет никому мешать. И не важно, когда мистер Барбоу придет его распаковывать.
И она указала на пол прямо перед зеркальной дверью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и слава - Хэган Патриция



Можно почитать, если интересует Гражданская война вСША...
Любовь и слава - Хэган ПатрицияТатьяна
5.01.2016, 16.00





Очень понравилась эта сага: 1. Любовь и война. 2. Горячие сердца. 3. Любовь и слава. Читайте. Действие происходит в США во время и после Гражданской войны.
Любовь и слава - Хэган ПатрицияНадежда
24.05.2016, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100