Читать онлайн Любовь и слава, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и слава - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и слава - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и слава - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и слава

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Никакой боли Тревис не чувствовал. Неразведенное виски горело на дне его желудка. Время от времени Колтрейн поднимал голову и оглядывал салун. Видел он все чуть расплывчато, но этой ночью у него был первый выходной, который он позволил себе за долгие-долгие недели. И если ему захотелось немножко выпить, то, черт побери, это никого, кроме него самого, не касается!
Перед мысленным взором возник знакомый образ – золотисто-рыжие волосы, синие глаза. Китти! На устах ее была та особая улыбка, которая означала: «Я тебя хочу».
О Господи! А как же он сам хочет ее! Так будет вечно.
Тревис не ощущал, насколько крепко сжимает в руках бокал, и сжимал его все сильнее до тех пор, пока он не треснул. Колтрейн почувствовал, как по руке потекла кровь вперемешку с виски.
Сэм отошел от бара и сел напротив друга.
– Ну ладно! – мягко заговорил он. – Что же случилось, почему все началось снова?
– Что началось снова?
– Выпивка.
– Да катись ты к чертям собачьим, Сэм! Сегодня в первый раз за много недель взял себе выходной. Разве нельзя человеку пропустить в тишине пару стаканчиков, и чтобы при этом никто ему не мешал?
– Я бы сказал, что тебя что-то мучит. Выходной здесь ни при чем, я тебя знаю. Что-то тебя грызет. Что? Элейн?
Тревис весь напрягся.
– Принеси-ка мне лучше еще один проклятый стаканчик, Сэм, – оборвал он друга. – Я бы и сам за ним сходил, да кровь идет!
– Я вижу, что идет кровь. И никакого стаканчика я тебе не принесу. Ты и так выпил предостаточно! – Сэм вздохнул, потом, помолчав, добавил: – Ну, говори же! Утешь любопытство старика и скажи мне, что случилось. Элейн? Или снова Китти?
Тревис сердито заворчал:
– Знаешь, Сэм, а ты ублюдок и всегда таким был! Сам не знаю, чего я так долго тебя терплю?
– Все как раз наоборот, – нехотя улыбнулся Бачер. – Так! А сейчас или ты мне все расскажешь, или мы пойдем и займемся твоей рукой. Выбирай сам! Хочешь говорить или хочешь, чтобы кровь не лилась дальше?
– Ни того, ни другого!
Сэм пожал плечами:
– Тогда я буду сидеть здесь и смотреть, как ты истекаешь кровью из-за этой Элейн Барбоу. Честно говоря, я очень удивился. Я полагал, ты в этом деле можешь контролировать себя гораздо лучше. Заметь-ка, она смазливая штучка, по-настоящему смазливая. Будь я помоложе, я бы за твои же деньги вызвал тебя на спор и приударил бы за ней сам. Но поскольку я стар, то мне остается только наблюдать, каким дураком ты из-за нее становишься.
– Заткнись, Сэм! – прохрипел Тревис, прижимая к груди кровоточащую руку.
Сэм сжал губы.
– Значит, дело не в Элейн? Ты опять страдаешь из-за Китти?
Уцепившись одной рукой за край стола, Колтрейн с усилием поднялся. Он понимал, что Сэм только хочет ему помочь. Но бывают такие времена, когда помочь не может никто.
– Я, Сэм, благодарен тебе за беспокойство, но…
Он вдруг замолк, потому что совсем рядом с ним стоял Мейсон. Глаза его сверкали.
– Я бы хотел сказать вам кое-что, шериф. И скажу это прямо здесь и сейчас. Мне наплевать, что на вас эта ваша бляха! – Он заметил кровоточащую руку Тревиса. – И мне наплевать, что вы уже успели побывать в потасовке!
Сэм хотел было отвечать, но Тревис его опередил:
– Если вам надо что-то мне сказать, Мейсон, то говорите! И пусть вас не волнуют ни моя бляха, ни моя кровь.
Сэм встал:
– Тревис, на мой взгляд…
– Не вмешивайся, Сэм! Мы уже собирались идти в свою контору, Мейсон. Если хотите со мной поговорить, можете пойти с нами.
Сэм и Тревис двинулись к деревянным дверям и вышли, оставив Мейсона позади.
Оказавшись на слабо освещенной улице, Сэм покачал головой и пробормотал:
– Черт побери, из-за чего это он так взбешен?
– Да, я дьявольски взбешен, старик! – завопил Мейсон, выбежавший следом за ними из салуна. – Убирайся с моей дороги! – И одним ударом отшвырнул Сэма так, что тот растянулся на дощатом настиле.
Тревис повернулся как раз в тот миг, когда Мейсон занес над ним кулак. Раненая рука сейчас была беспомощной, и потому Колтрейн выставил вперед предплечье, чтобы заблокировать удар Мейсона. А сам ударил его в челюсть левым апперкотом.
Мейсон покачнулся. Следующий удар пришелся под ложечку. Мейсон упал на колени. Колтрейн уловил едва заметное движение противника, потянувшегося к кобуре. Его реакция была мгновенной – изо всех сил он ударил ногой в лицо Мейсона. Тот откинулся на спину, и Тревис, быстро вытащив свой пистолет, приставил к виску Мейсона холодное стальное дуло.
– Так из-за чего же весь этот чертов шум? – сквозь стиснутые зубы спросил он. Из дверей салуна стали выбегать любопытные. – Что же вас так разъярило, что вы чуть было не отправились на тот свет?
Глаза у Мейсона сверкали, а все тело тряслось от ярости, когда он словно выплюнул:
– Ты знаешь из-за чего, сукин сын! Ты знаешь, что ты сделал с Элейн! Лучше убей меня сейчас, пока у тебя есть шанс, иначе, если только я отсюда выберусь и возьму пистолет, можешь считать себя мертвецом!
– Проклятие! – взревел Тревис, убирая пистолет в кобуру. Левой рукой он толчком поднял Мейсона с земли. – Вот – мой пистолет в кобуре. – Он с вызовом посмотрел на Мейсона: – Если хочешь со мной потягаться, то давай!
Мейсон выплюнул кровь и вытер рот тыльной стороной ладони. Потом взглянул на набежавших зевак и подумал о сплетнях, которые немедленно поползут про Элейн. И еще он подумал, что момент для убийства Колтрейна неподходящий.
– Не здесь и не сейчас! – пробормотал он, свирепо глядя на Тревиса.
Тот глубоко вздохнул.
– Пойдем ко мне в контору. Поговорим там.
– Никуда я с тобой не пойду!
– Пойдешь, Мейсон, если мне придется снова вытащить пистолет. Облегчи свою участь сам.
Мейсон еще раз огляделся вокруг. Изо рта у него все еще текла кровь. Он понимал, что толпа не разойдется, если он останется здесь стоять. Все жаждали узнать, что же будет дальше. И он двинулся вперед, а Сэм и Тревис шли за ним по пятам.
Как только они оказались в шерифской конторе, Сэм кивнул Тревису на стул за его столом и резко сказал:
– Вам обоим придется подождать со своим делом, сначала я посмотрю, что с рукой.
– Ты займись рукой, а мы с ним пока поговорим.
Сэм принес воду, иголку, бинты и небольшой ножик. Потом присел возле Тревиса и стал рассматривать его руку.
– Стисни зубы, проклятый дурак! Будет здорово больно, но винить тебе некого – только себя самого.
Тревис прикусил язык. Боль он выдержит, какой бы она ни была, ни один мускул у него не дрогнет. Колтрейн видел, с каким злорадством наблюдает за ним Мейсон.
– Все в порядке! Можете говорить.
Мейсон скривил верхнюю губу:
– Ты знаешь, зачем я пришел. Это касается Элейн. – Он сел на стол Тревиса, наслаждаясь, что смотрит на шерифа сверху вниз.
Колтрейн поднял бровь:
– А в чем дело?
– Она мне все рассказала. Сказала, что не выйдет за меня замуж из-за тебя. Если ты думаешь, что я позволю янки увести у меня мою женщину, то ты тогда настоящее…
– Попридержи свой язык, сукин сын! – вскочил Тревис и выставил вперед палец на левой руке. Сэм выругался, пытаясь удержать на месте правую руку Колтрейна. – Не вздумай мне указывать, что мне можно и чего нельзя! Если бы Элейн была твоя женщина, она бы не встречалась со мной. Я буду и дальше видеться с ней, пока этого буду хотеть я и будет хотеть она. А тебе лучше подумать о Боге, если ты собираешься указывать мне, что позволено, а что нет! А сейчас давай-ка проваливай отсюда, пока ты еще цел!
Мейсон и Колтрейн скрестили взгляды, стоя друг против друга почти вплотную.
Сэм посмотрел на одного, потом на другого и сказал:
– Почему бы тебе не внять его совету, Мейсон? Для одного вечера неприятностей и так было слишком много.
– Она выйдет замуж за меня, – тихо произнес Мейсон. – Элейн молодая и взбалмошная. Она всегда была такой. Барбоу совсем ее избаловал. И только я один знаю, как с ней справляться. А тебя она использует просто для того, чтобы я стал ревновать.
– Я бы сказал, ей это здорово удалось!
– Но я положу этому конец! – завопил Мейсон. – Отец сказал, что запрещает ей с тобой встречаться. А если ты и дальше будешь возле нее ошиваться, то тебя ждет смерть! Мне плевать, что ты шериф! Пусть не я – тебя убьет ее отец! Не будь у тебя сейчас порезана рука, я бы вывел тебя на улицу и мы бы сразу все там и решили! Но я не желаю, чтобы говорили, что я стрелял в человека, у которого была повреждена правая рука.
– Как ты выглядишь в белом?
Мейсон растерянно заморгал:
– Что?
Тревис улыбнулся:
– Ты похож на тех трусов, которые носят белые балахоны и капюшоны клана. Почему бы нам вместо разговора об Элейн не обсудить эту тему, а?
Мейсон изо всех сил старался себя сдержать. Выдавив слабую улыбку, он сказал:
– Не запугивай меня, шериф! Здесь я с тобой счеты сводить не стану. А что касается клана, то это не твое собачье дело! – Мейсон подвинулся и постучал по столу костяшками пальцев. – Ты, шериф, давно уже в нашем городе и должен понять, что тебе никогда ничего про клан узнать не удастся. Почему бы тебе не убраться отсюда подобру-поздорову, пока тебя самого не вздернули на дереве, как этих грязных черномазых?
Тревис взглянул на Сэма, который все еще вытаскивал из его руки кусочки стекла.
– Сэм, – абсолютно спокойно сказал он, – убери-ка его отсюда или освободи мне руку, чтобы я на месте придушил этого ублюдка!
Не поднимая глаз, Сэм прогремел:
– Давай-ка, Мейсон, убирайся к чертовой матери, или я пристрелю тебя сам! Считай за счастье, что ты еще дышишь!
Мейсон шагнул к двери. Он уже почти вышел, но на пороге повернулся и прошипел:
– Мы еще встретимся! А если вы хоть сколько-нибудь соображаете, что для вас лучше, то выметайтесь отсюда вон! Людям, живущим здесь, очень не нравится, что вы суете нос не в свое дело!
– Наше дело не дать трусам, скрывающимся под масками, убивать ни в чем не повинных людей, – по-прежнему не поднимая глаз, сказал Сэм. – И пока мы вас не остановим, Мейсон, мы никуда не уедем. Передай это своему клану.
Мейсон вызывающе захохотал:
– Да неужели вы, дураки, действительно думаете, что сможете победить клан? Да вы просто ума лишились! Вы только обречете себя на смерть, вот чего вы добьетесь! Кричите тут во все горло, как эти тупые черномазые. Вас пока еще не убили только потому, что все в клане знают: такие идиоты, как вы, ничего никогда не дознаются. Трепитесь и дальше, как сейчас, и они вами как следует займутся!
Тревис засмеялся:
– Это так ты будешь приказывать им, Мейсон, когда в очередной раз нацепишь белый капюшон?
– Ты не можешь доказать, что у меня какие-то связи с кланом, – прошипел Мейсон. – Я могу знать о том, что там делается, потому что мне известно вообще обо всем, что происходит у нас в городе. А вы мне ничего незаконного пришить не сможете.
Тревис вздохнул:
– Ты мне надоел, Мейсон! И я больше не собираюсь тебе напоминать, чтобы ты убирался отсюда ко всем чертям.
Несколько секунд Мейсон нервно кусал губы, а потом с треском захлопнул за собой дверь.
Сэм тихо и протяжно свистнул.
– Ну, друг, ты сам нарываешься на беду! Тебе было очень нужно затевать интригу с женщиной этого ку-клукс-клановского главаря, да? Ничего более идиотского ты еще никогда не делал!
– Она сама ко мне пришла, Сэм. Я ее не добивался.
– Что-то не могу припомнить, чтобы ты кого-либо добивался. Хотя могу точно сказать, что нескольким ты дал от ворот поворот. Почему же ты и с ней не поступил так же, а? А теперь ты влип в неприятную историю, парень!
– Ни во что я не влип! – резко оборвал друга Колтрейн. – Все не так, как ты думаешь.
– Тогда почему же я вытаскиваю у тебя из руки эти стекляшки?
– Я вспомнил Китти.
Сэм смутился:
– Мне надо было бы самому сообразить. – Он на миг замолчал, а потом сказал: – Так дальше продолжаться не может, Тревис. Ее ты этим не вернешь.
– О Китти я говорить не хочу, – коротко произнес Тревис.
– Хорошо, не будем. Поговорим об Элейн. Как, черт побери, получилось, что ты спутался с ней? Мы же точно знаем, что Мейсон – главарь местного клана. Ведь это осложняет дело!
– Ничуть! Мы выступим против Мейсона и его сообщников, когда наступит подходящий момент. Хотя я пока еще не уверен, что главарь у них именно он.
Сэм поднял брови:
– Какие у тебя для этого основания?
– Все очень просто, – пожал плечами Тревис. – Он недостаточно хитер. Для этого нужен кто-то другой, да такой, у кого хватило бы ума вдохновлять погромы, а вместе с тем самому всегда оставаться в тени, чтобы лично его ни в чем нельзя было бы обвинить.
– Ты сказал, что видел, как Мейсон вставал перед всеми куклуксклановцами на том их ночном сборище, когда ты переоделся в их одежду и незаметно прокрался к ним.
– Так оно и было. Но это вовсе не означает, что Мейсон говорил от своего собственного имени. Я считаю, что кто-то отдал ему такие приказания.
– И кто же, по-твоему, этот кто-то?
– Джордан Барбоу.
– Проклятие! – закричал Сэм. – Ты уверен?
Тревис кивнул:
– Я не нахожу другой причины, по которой бы Мэрили стала шпионить за кланом.
– Так, одну минутку! – Сэм воздел к небу руки. В одной он держал нож, в другой иглу. – Объясни-ка мне, чтобы я понял.
И Тревис объяснил. Сэм снова наклонился над рукой друга, качая от удивления головой.
– Я все узнал от Израэля. Более того, – на секунду Тревис сжал от боли зубы, когда Сэм стал извлекать из раны глубоко засевший осколок, – несколько ночей назад я сам поехал за ней вслед.
– Вот так история! – присвистнул Сэм. – По-твоему, Мэрили делает все, что может, чтобы помочь неграм, но пойти к властям и рассказать им правду об отце не может?
– В этом и кроется одна из главных причин ее поведения. Я считаю, можно твердо сказать, что за всеми делами клана стоит Барбоу. А Мейсон просто его марионетка.
Сэм подержал руку Колтрейна над ведром и вылил ему на рану остатки виски. Тревис выругался и резко отдернул руку.
– Все, надо перевязать, – сказал Сэм.
– Ни к чему! Больше крови не будет.
Сэм пожал плечами:
– Да рука-то не моя, а твоя. Там еще остались кусочки, но я их вытащить не могу.
– Заживет рано или поздно. Черт, после твоей возни и вправду стало еще больнее!
– Ну и что же ты собираешься предпринять в отношении Мэрили? – поинтересовался Сэм. – Она чертовски рискует. Пусть она даже и дочь Барбоу, но если ее раскроют, это ее не спасет.
– Все именно так, – мрачно согласился Колтрейн. – Вот почему я хочу взорвать всю эту подлую банду публично и как можно скорее! Я хочу, чтобы она в этой заварухе больше не участвовала.
Сэм призадумался, молча наблюдая, как Колтрейн ходит взад-вперед. А потом произнес:
– Сколько, по-твоему, это все еще продлится?
– Нам надо действовать не спеша, осторожно.
– Это я знаю. Как знаю и то, что нам пора уезжать отсюда, Тревис. У тебя в Северной Каролине сынишка, которому нужен отец. У тебя в Неваде серебряные прииски, которые, возможно, сделают тебя богатым. Черт побери, ведь ты там ни разу еще даже не был и ничего не видел! Тебе надо заняться и сыном, и приисками. А оставаться здесь – значит навлечь на себя одни неприятности. Особенно теперь, когда ты связался с этой женщиной. Впрочем, я твой выбор не одобряю, парень: она тебе не пара.
Тревис с удивлением уставился на Сэма и засмеялся:
– Я не могу относиться серьезно к таким женщинам, как Элейн. Так что ни о какой паре и речи быть не может.
Сэм решил высказать все до конца:
– Я тебя, Тревис, знаю очень, очень давно. И был свидетелем многих твоих любовных похождений. И лишь один раз – всего один-единственный, я подчеркиваю, – видел на твоем лице такое выражение. Это было тогда, когда ты полюбил Китти. Ну вот. Я был первый, кто сказал, что Китти создана для тебя. А сейчас я буду первым, кто скажет тебе, что Элейн Барбоу совсем не то, что тебе нужно. Ты слишком много о ней думаешь, Тревис, куда больше, чем она заслуживает. Возможно, ты даже и не осознаешь этого.
Нет! Только теперь Колтрейн сообразил, что за минуту до того, как разбился бокал, лицо Китти в его сознании исчезло и его сменило лицо Мэрили.
Мэрили, но не Элейн.
Колтрейн закрыл глаза. Сильная духом. Смелая. Тогда именно эти два качества так привлекли его в Китти. У Мэрили не было воздушного очарования Китти, но твердостью характера она ей не уступала.
– Это не Элейн, – произнес Тревис как нечто окончательное.
Сэм, все это время внимательно за ним наблюдавший, поразился, как не догадался об этом раньше.
– Мэрили?
Тревис кивнул.
– Да-а. Она женщина особенная.
Сэм глубоко вздохнул и медленно выдохнул.
– Мне кажется, друг мой, что на сей раз ты превзошел сам себя. Связаться сразу с двумя женщинами! И обе – дочери главаря ку-клукс-клана! А одна вдобавок еще и невеста куклуксклановца. Ты попадешь в переплет, если мы не поторопимся закончить здесь наши дела и не уберемся отсюда к чертовой матери!
Тревис бросил на Сэма быстрый взгляд:
– Ты когда-нибудь видел, чтобы я не разобрался в своих делах с женщинами?
– Видел, – мрачно ответил Сэм. – С Китти. Тогда ты по уши влюбился.
– Больше такого не будет никогда. – Тревис сел за стол. – С этим я справлюсь! В данный момент меня волнуют куда более важные дела.
Сэм пододвинул стул, и они стали обсуждать, что надо предпринять в борьбе с кланом, какую разработать стратегию. За разговором они не заметили, как в дверь тихонько постучали.
– Кто там еще? – пробурчал Тревис и подошел к двери.
На пороге стоял Уиллис. Он крутил в руках свою соломенную шляпу, а лицо его выражало тревогу.
– Что случилось? – втягивая парня в комнату, спросил Колтрейн. – Какое-нибудь несчастье?
– Да, это можно назвать и так, шериф, – извиняющимся тоном произнес Уиллис. – Я не хотел приводить ее сюда. Вы мне сказали, чтобы этого больше никогда не было. Но она меня заставила. Сказала, что велит своему отцу меня выгнать, если я не сделаю того, что она приказывает.
– Проклятие! – возмутился Тревис и со всей силой стукнул по дверной раме. – Где же она?
– Я привез ее в фургоне, она пряталась под грудой одеял. Я оставил фургон в конюшне и запер его там. Никого вокруг не было. Она приказала мне прийти за вами.
– Ну и Элейн! – с нескрываемым презрением покачал головой Сэм. Он знал немало женщин, которые бегали за Тревисом, но ни одна не была такой наглой. – Только этого нам сейчас и не хватает!
Тревис задумчиво потирал лоб. Было уже поздно. Он очень устал. Начала болеть голова. Наверняка Мейсон все еще в городе. Скорее всего сидит в салуне и напивается вдрызг. Идти в конюшню очень рискованно. Но если Тревис не пойдет, то Элейн прибежит к нему в контору сама. К тому же Колтрейн понимал причину ее появления: он ушел с ее банкета без всяких объяснений и с тех пор с ней ни разу не встречался. Элейн ни за что не вернется домой, пока не переговорит с ним. Остается только одно – идти к ней.
– Уж не собираешься ли ты пойти к ней? – закричал Сэм.
Не обращая на него внимания, Тревис подошел к Уиллису:
– Тебе надо через полчаса быть в конюшне, чтобы отвезти Элейн домой. Не опаздывай!
– Да, сэр, я понял, – затряс головой Уиллис.
Колтрейн быстро шел по ночным улицам, оглядываясь по сторонам, чтобы убедиться, что его никто не видит.
Конюшня находилась на краю города. Тревис вошел в темную нишу и застыл, прислушиваясь.
– Это ты, Тревис? – раздался шепот Элейн слева от него.
– А кто же еще, будь все проклято! – взревел Колтрейн, идя на звук ее голоса. – Ты, женщина, совсем рехнулась? Я запретил тебе приезжать ко мне в город! Это опасно!
– Ну, если бы ты сам приехал ко мне, мне бы не надо было проявлять такую смелость. Верно, любимый?
Элейн была совсем голая. Несмотря на всю свою злость, Тревис мгновенно возбудился. И разозлился еще больше.
Он пытался держать себя в руках. Ее надо уговорить, убедить. Подавив в себе желание, Тревис сжал белые нежные плечи Элейн и прохрипел:
– Слушай, Элейн, и слушай очень внимательно! Сегодня ночью я чуть было не убил из-за тебя Мейсона. Он знает про нас с тобой и просто взбешен. Наши отношения не нравятся и твоему отцу. Хорошего тут мало. Так что пора всему положить конец!
– Этому нельзя положить конец! Ты любишь меня, а я люблю тебя!
– Подожди-ка! – Тревис прижал руку к ее губам. – Я ведь никогда не говорил, что люблю тебя. Я сказал тебе с самого начала, что нас связывает только плотское желание и больше ничего. Я никогда тебе ничего не обещал. А теперь все должно кончиться.
– Но почему ты не можешь и дальше видеться со мной, как раньше? Это лучше, чем потерять тебя совсем, Тревис! Я не могу и мысли допустить такой!
– Я никогда не был твоим, так что и терять тебе нечего, Элейн. Будь разумной! Ты очень рискуешь, и из-за тебя Мейсон может натворить много глупостей!
– А я не его собственность!
– Значит, ты не его собственность! Тогда почему же он нарывается на драку со мной?
Элейн от злости завизжала и стала вырываться из крепких рук Тревиса.
– Ах ты, ублюдок! Ты меня просто использовал!
Колтрейн зажал ей рукой рот.
– Замолчи сейчас же! Тебя могут услышать! – хрипло скомандовал он. – И не будь дурой! Я тебя не использовал. Ты знаешь, как все было. И если ты желаемое принимаешь за действительное, то виновата в этом сама. Я тебя никогда в заблуждение не вводил. – Тревис медленно убрал руку. – А теперь ты будешь вести себя тихо или же собираешься привлечь внимание всего города?
– Я буду вести себя тихо, – прошипела Элейн. Ее трясло от ярости. – Только ты, Тревис Колтрейн, меня одурачил, и, клянусь, поплатишься за это!
Колтрейн взглянул на нее в упор, и Элейн была вынуждена отвести глаза. Он спокойно сказал:
– Мы с тобой, Элейн, доставили друг другу немало удовольствия. Я не одурачил тебя, и ты это знаешь. А сейчас тебе надо сделать одно: если ты Мейсона не любишь и выходить за него замуж не собираешься, то так ему и скажи. Прежде чем связаться с другим мужчиной, разберись сначала с Мейсоном.
– Ты меня никогда не любил, да? – Голос Элейн дрожал. Тревис отвернулся. – И наши отношения для тебя ничего не значили?
Колтрейн повернулся, в темноте с трудом различая, где она.
– Я любил твое тело, Элейн. Я получал удовольствие сам и доставлял удовольствие тебе. И ничего больше никогда не обещал.
– Мерзавец! – завизжала Элейн, когда Тревис пошел к выходу. – Ты мне за это заплатишь. Клянусь!
Колтрейн как можно быстрее вышел из конюшни и направился в сторону своей конторы, кляня себя за то, что связался с Элейн. В будущем он будет осторожнее. Прав был Сэм, решил Колтрейн, он действительно попал в скверную историю.
Тревис вступил на тенистую аллею перед конторой. Он был настолько погружен в свои мысли, что не заметил спрятавшихся в тени людей.
Он почувствовал сильный удар в затылок и потерял сознание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и слава - Хэган Патриция



Можно почитать, если интересует Гражданская война вСША...
Любовь и слава - Хэган ПатрицияТатьяна
5.01.2016, 16.00





Очень понравилась эта сага: 1. Любовь и война. 2. Горячие сердца. 3. Любовь и слава. Читайте. Действие происходит в США во время и после Гражданской войны.
Любовь и слава - Хэган ПатрицияНадежда
24.05.2016, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100