Читать онлайн Любовь и слава, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и слава - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и слава - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и слава - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и слава

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Голос доносился сквозь густой туман.
Тревис поднял голову и прищурился. Плечи у него дрогнули, он громко икнул, с трудом вглядываясь в говорившего. Голос был явно Тревису знаком. Кто же это? Он никак не мог сообразить.
– Тревис! Будь ты проклят, но из этого состояния надо выбираться. Ты же себя убиваешь!
Голос был очень сердитый. Тревис попытался улыбнуться. Но тут перед его глазами опять появился знакомый образ. Тот самый, при виде которого он каждый раз терял рассудок. Этот образ непрерывно плясал где-то в его мозгу, отчего Колтрейн сходил с ума. Это был образ Китти. Ее чувственные губы улыбались, а синие глаза сверкали. Кружась в танце, она протягивала к Тревису руки.
– О нет! – простонал Колтрейн. – Это дьявол хочет лишить меня рассудка. – Слова его звучали глухо. Тревис вглядывался в пространство, пытаясь сосредоточиться на каком-то одном предмете. Неожиданно его руки что-то нащупали, и на свет появилась бутылка виски.
– Тревис, не надо! – Бутылка с грохотом упала на пол.
Колтрейн поднялся, но ноги его плохо держали. Кто-то сейчас умрет. Кто-то разбил его бутылку, и теперь образ Китти уже не исчезнет. Но кто бы ни был тот, кто разбил его бутылку, он обречен умереть.
Тревис двумя руками на ощупь потрогал правый бок, чтобы достать пистолет. Но кобура была пуста.
– Я уже давно его убрал, Тревис.
Голос был грустный, с оттенком жалости. Жалость?
Ощущая огромную слабость, Тревис снова погрузился в кресло. Чья-то рука протянула Колтрейну кружку с горячим напитком. Его аромат коснулся ноздрей Тревиса.
– Выпей-ка это, – приказал голос из тумана. – Тебе станет лучше. Я заказал кое-какую еду, и ты должен поесть. Ты пьешь уже несколько недель подряд, Тревис. Пора из этого запоя выходить.
Презрение… жалость… злость… Все это слилось в одном голосе – голосе из тумана. Но почему? Что он, Тревис, такого сделал?
– Сейчас ты выпьешь кофе.
Кружка оказалась прямо перед губами Колтрейна, и он против своей воли стал потягивать горячий напиток. Горячий кофе приятно согревал горло, и у Тревиса прошла тошнота. Он сделал большой глоток.
– Вот так и надо! – тепло произнес тот же голос. – Я принес полный кофейник, и ты выпьешь все до последней капли. А потом будешь есть.
При упоминании о еде в животе у Тревиса заурчало, и он поспешил осушить всю кружку до дна. Когда была выпита вторая кружка, Тревис неуверенно поднял глаза и увидел, что туман рассеивается.
– Сэм, – благодарно прошептал он. – О, Сэм!
– Да, я, – во весь рот улыбнулся тот. И стал снова наливать другу кофе. – Ты только посмотри на себя. Кожа да кости! Одному Богу известно, как я понимаю твое горе. Но надо жить дальше. Китти не хотела бы видеть тебя таким, какой ты сейчас. К тому же не забывай о малыше Джоне. Мы должны как можно скорее возвращаться в Северную Каролину. Для этого тебе надо привести себя в норму.
Северная Каролина – это же так далеко, подумал Тревис. И с этого момента к нему начали возвращаться жизненные силы. Он вспомнил недавние события.
– Думаю, меня ищут власти. Я к этому готов. Убегать не собираюсь.
– Тебе этого делать не придется. Я разговаривал с шерифом. Он мне рассказал, что на кладбище нашли мертвое тело никому не известного подонка. Кто его убил – не установлено. Тейта похоронили на холме Бут вместе с другими неопознанными трупами. Там же хоронят преступников. Больше об этой истории шериф ничего слышать не желает.
Тревис ничуть не удивился. Город разрастался и бурлил. Закон не мог уследить за всеми совершаемыми преступлениями. Одним трупом меньше или больше – какая разница? Особенно когда речь шла о таком человеке, как Люк Тейт.
Перед Тревисом возникла миска с великолепно пахнувшей тушеной говядиной.
Пока Тревис ел, Сэм сказал:
– Может быть, через день-два мы сумеем отправиться домой.
– Почему ты так спешишь? – Поглощая говядину, Тревис с любопытством взглянул на Сэма.
– Я думал, тебе хочется поскорее вернуться к Джону.
– Ты прав. Но мне нужно время. Что я могу сейчас предложить своему сыну? Я не отец, а убитый горем человек. Малышу нужна мать. В данный момент я вообще ничего ему не могу дать. Мальчику куда лучше оставаться у Мэтти Гласс. Наступит день, и земля Китти перейдет к ее сыну. Этого хотелось ей, и земля будет принадлежать Джону Райту. Мне надо сейчас одно – привести свою жизнь в порядок. Но тебе, Сэм, вовсе не нужно нянчиться со мной и ждать, пока это произойдет. Ты был мне верным другом. Ты все время меня поддерживал. О большем я и просить не могу. У тебя ведь есть и своя собственная жизнь.
– Верно! – коротко рассмеялся Сэм. – Я всего лишь старая загнанная лошадь, у которой нет другого счастья, кроме как быть все время занятым каким-нибудь делом. Я поскачу в Северную Каролину вместе с тобой, когда отправишься ты. Но думаю, что надолго там не задержусь.
Сэм откинулся на спинку кресла и сложил руки на животе.
– Знаешь что, Тревис? – задумчиво произнес он, не ожидая ответа на свои предыдущие слова. – За последние недели у меня была уйма времени хорошенько здесь оглядеться, и то, что я увидел, мне понравилось. Мне нравится Запад. Это территория новая, свежая. Я испытываю волнение, когда думаю, что могу стать частью здешней жизни. – Сэм широким жестом обвел окружающий их простор.
Неожиданно он наклонился вперед, так что передние ножки стула затрещали от резкого движения. Сэм положил локти на стол и уперся подбородком в ладони. Его карие глаза засверкали.
– Ты знаешь, что здесь, на четырех квадратных милях, насчитывается почти двести серебряных копей? Эта страна живет, Тревис, живет! – Он стукнул по столу кулаком. – Только подумать, что все это произошло чисто случайно. Когда в 1849 году золотая лихорадка в Калифорнии пошла на убыль, старатели двинулись в Неваду и в Колорадо в поисках нового золота, но вместо него нашли серебро. Как это было на жиле, о которой я тебе говорил, на копях под названием Офицерские. Эти копи процветают, там настоящий бум. Вот где надо быть!
Тревис отодвинул пустую миску и выпил кофе. Он снова начал чувствовать себя человеком.
– Ты хочешь сказать, Сэм, что собираешься стать старателем? – подавив изумление, спросил Колтрейн. – У тебя появилась серебряная лихорадка, как у всех местных фанатиков?
– Да нет, черт побери! Это никакая не лихорадка, – махнул рукой Сэм. – Меня влечет сам этот край, приятель. Запад там, где тебя охватывает волнение. Это все равно что открытие нового мира. Черт, честно говоря, это и есть новый мир. Теперь я понимаю, почему первооткрыватели испытывают особое душевное состояние. Это ни с чем не сравнимое ощущение, которое просыпается в тебе, и от него уже никогда не избавиться. Нет, скажу я тебе, как только подумаю, что снова буду жить в Северной Каролине или в болотистой пойме Луизианы, я тут же начинаю задыхаться.
– Я тебя ни в чем обвинить не могу, – искренне сказал Тревис. – Если бы у меня не было сына, о котором надо заботиться, я бы, возможно, тоже здесь остался. – Он замолчал. – Беда в том, что сейчас я еще просто не готов приехать к Джону и посмотреть ему в глаза. – Тревис глубоко вздохнул. – Есть еще одна причина. Слишком малый срок прошел со смерти Китти, Сэм. Рана чересчур свежа. Мне нужно время. Если я вернусь прямо сейчас, я убью Нэнси. А заодно и Дантона – он слишком долго ждал, прежде чем рассказать мне всю правду. – Тревис медленно покачал головой. – Нет, сейчас я возвращаться туда не могу.
Он облизнул губы и решил, что самое время выпить чего-нибудь покрепче. Но неожиданно для себя Колтрейн решил, что пора уже перестать прятаться на дне бутылки, надо жить по-человечески.
Сэм продолжал молчать. Пусть Тревис сам поборется со своими демонами. Прошло несколько минут, прежде чем Колтрейн произнес:
– Я пошлю Мэтти письмо и все ей объясню. И еще раз поблагодарю за Джона. Перед нашим отъездом сюда я отдал ей большую часть денег, заработанных на Гаити. Так что мой сынишка ей ничего не стоит, да и для себя ей кое-что остается. Все равно я всегда буду перед Мэтти Гласс в неоплатном долгу. Это мой особый долг, Сэм. Что бы я делал без нее?
Чуть погодя Тревис вздохнул:
– Может, я выберу себе какую-нибудь вершину и подамся в горы. – Он попытался улыбнуться, но улыбки не получилось.
Сэм в упор взглянул на друга и сказал:
– Ты можешь поехать со мной в Кентукки.
– В Кентукки? – эхом отозвался Тревис, удивленно поднимая бровь. – О чем это ты? Ведь ты только что говорил, что было бы здорово остаться в Неваде.
Сэм наклонился вперед и огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает. Но салун уже почти опустел. Сэм сообщил, что связывался с Вашингтоном по поводу назначения на пост федерального шерифа. Эту работу ему обещали еще как часть контракта по Доминиканской Республике.
– Говорят, что сейчас в Кентукки отправляют многочисленную группу федеральных шерифов, потому что там обострилась ситуация с местными неграми, по отношению к которым чинятся произвол и насилие: жгут негритянские дома, школы, церкви. Толпы белых выгоняют на улицу целые семьи чернокожих, а их дома сжигают. Есть даже сообщения о судах Линча, когда толпа вешает негров без суда и следствия. Это происходит, как мне сказали, – печально вздохнул Сэм, – потому, что белые южане-экстремисты в этих районах не видят никакой другой альтернативы той программе реконструкции, которую навязывают Югу радикальные республиканцы с Севера. Черт побери! Мне совершенно наплевать на политиков и на политику. Ты это знаешь. Но мне очень не нравится, когда убивают негров, когда сжигают их дома, когда бесчинствует дикая толпа. – Сэм резко покачал головой.
Тревис улыбнулся:
– Значит, ты послал в Вашингтон телеграмму и написал, что будешь счастлив принять назначение в Кентукки на пост шерифа от федерального правительства?
Сэм утвердительно кивнул:
– Именно так, черт тебя побери! Я собираюсь принять участие в этих событиях. А еще поднакопить столько денег, сколько смогу. А потом я возвращусь сюда и обзаведусь домом в этом новом мире. – Сэм помолчал. На его лице появилось выражение озабоченности и грусти. – Я ведь уже старик, Тревис. Пора бы подумать, что надо где-то осесть. Здесь я смог бы обрести покой, а при желании найти чем взволновать душу. Но прежде всего в Кентукки надо сделать очень важное дело.
Тревис позвал официантку.
– Принесите бутылку вина, – заказал он, – и два бокала.
– Ты опять принимаешься за старое, Тревис? – не веря своим глазам, спросил Сэм.
– Успокойся, – произнес Тревис и махнул рукой. – Я заказал вино, чтобы отпраздновать одно событие. Я хочу предложить тост за новое приключение – твое и мое.
– Ты едешь вместе со мной? Чертовски здорово! – Сэм вскочил на ноги и пустился в джигу прямо вокруг стола. А потом его крупное тело снова тяжело опустилось на стул. – Мы избавим от нечисти штат Кентукки, а потом поедем в Северную Каролину, заберем Джона и отправимся на Запад. Мы будем работать изо всех сил, накопим денег и…
– Сэм, прекрати!
Бачер замолчал и в полном изумлении уставился на друга.
– Я не загадываю так далеко, Сэм. – Тревис говорил тихо и печально. – Дальше завтрашнего дня планов не строю. Сколько бы денег я ни заработал, все отошлю Мэтти для Джона. В данный момент у меня в голове только этот один-единственный план. И никаких других для меня не задумывай, хорошо?
– Хорошо, – в знак согласия кивнул Сэм, внезапно подчиняясь воле друга. – Сдается мне, тебе и впрямь лучше не загадывать далеко. Я рад уже тому, что ты вообще принял какое-то решение.
Принесли вино. Сэм весь напрягся и, отвернувшись от Тревиса, с тревогой ожидал, как на того подействует вино. Сцепив руки на коленях, он изо всех сил старался выглядеть безразличным, а сам все время следил за поведением друга. Тот откупорил бутылку и налил красное вино в оба бокала.
– За Кентукки! – сказал он и поднял свой бокал.
Сэм без особой охоты последовал его примеру, пытаясь не слишком упорно следить за Колтрейном. И когда Тревис решительным жестом отодвинул от себя бокал, Сэм от облегчения чуть не лишился чувств. Больше его друг пить не будет. Он глотнул всего одну каплю – для поддержания тоста.
Сэм ощутил прилив гордости, но понимал, что вслух об этом говорить нельзя. Тревис побывал в аду и вернулся оттуда надломленным. Разъедающая ему душу печаль еще не прошла. Возможно, она не покинет его никогда. Но топить свое горе в вине он больше не станет. Тревис Колтрейн нигде ни при каких обстоятельствах не трусит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и слава - Хэган Патриция



Можно почитать, если интересует Гражданская война вСША...
Любовь и слава - Хэган ПатрицияТатьяна
5.01.2016, 16.00





Очень понравилась эта сага: 1. Любовь и война. 2. Горячие сердца. 3. Любовь и слава. Читайте. Действие происходит в США во время и после Гражданской войны.
Любовь и слава - Хэган ПатрицияНадежда
24.05.2016, 13.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100