Читать онлайн Любовь и роскошь, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и роскошь - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и роскошь - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и роскошь - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и роскошь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Ночная поездка в экипаже таила в себе столько прелести, что ни у одного из них не возникло желания испортить удовольствие бесполезными разговорами о неприятных вещах. Вскоре Дани и Дрейк достигли конечного пункта их путешествия – маленькой, но элегантной гостиницы «Палас», из окон которой открывался замечательный вид на великолепные сады Тюильри. Швейцар, облаченный в шикарную черную бархатную ливрею с золотыми эполетами, ожидал их подле извергающего радужные брызги фонтана, чтобы помочь им выйти из экипажа. Он поклонился, приветствуя Дрейка с необычной фамильярностью, как показалось Дани, проворно подскочил к входу и придержал для них резные двери из красного дерева.
Дани была поражена великолепием внутреннего убранства гостиницы, особенно маленьким внутренним двориком. Ей пригодились ее знания по интерьеру, и она безошибочно определила, что дворик был выполнен в греческом стиле и что для четырех колонн, поддерживающих сводчатую стеклянную крышу, был использован тот же мрамор, что и при строительстве Парфенона. Пол также был выполнен в подражании греческим храмам, а колонны располагались в порядке, впервые примененном в Парфеноне. Рядом с каждой из них стояли высокие урны, наполненные пышными букетами благоухающих роз и гвоздик.
Дрейк галантно подал Дани руку, помогая спуститься по трем ступенькам, и повел ее по сверкающему полу. По сторонам дворика располагались маленькие приемные, каждая из которых была по-своему впечатляющей, ибо стены их были выполнены из разного материала. В одной комнате – перламутровые, в Другой – зеркальные и стеклянные, в третьей – покрытые белоснежным лаком, а в той, куда они вошли, – задрапированы белым шелком.
– Изумительно, – выдохнула Дани. – Каждая комната по-своему отражает свет. У вас работали замечательные художники.
Дрейк кашлянул, прошептал «мерси» и стал рассказывать Дани о прекрасных садах, разбитых позади гостиницы, сказал, что как-нибудь непременно покажет ей их в полном блеске при солнечном свете.
– Они совсем маленькие, но очаровательные. Среди глыб мрамора, привезенных из Греции, устроен небольшой водопад. Везде посажены полевые цветы, лаванда и розмарин, воздух наполнен упоительным ароматом.
Вдруг Дани вспомнила, что не увидела ни места для регистрации посетителей, ни служащих гостиницы за исключением швейцара. Когда она спросила об этом Дрейка, он спокойно объяснил:
– Если гости пожелают чего-либо, то рядом тут же окажется человек, готовый исполнить любое их желание. При создании гостиницы главная идея состояла в том, чтобы воссоздать здесь атмосферу спокойствия и роскоши в противовес обычной для подобных заведений холодности и суете.
Дани увидела резную кабину лифта и удивилась, поняв, когда Дрейк коснулся маленького включателя, что он двигался с помощью электричества, а не пара. Она ничего не сказала, когда он открыл дверцу и они ступили внутрь, но никак не могла побороть чувство внезапно охватившего ее страха.
– Я никогда еще не ездила в конструкциях, управляемых при помощи электричества. Вы уверены в безопасности?
Позабавившись над ее страхами, Дрейк постарался убедить Дани в том, что пользоваться лифтом совершенно безопасно.
– Специальный механизм, управляющий работой лифта – электрический мотор, – был привезен из Нью-Йорка. Он абсолютно идентичен первой модели, которая была установлена в одном из зданий больше двух лет назад и которая продолжает исправно работать…
Дани прислонилась к стене и сквозь полуопущенные ресницы наблюдала за ним. Его близость действовала на нее: заставляла с невероятной силой колотиться сердце, обостряла все чувства.
– Я думала, вы здесь просто живете. А вы так много знаете о гостинице.
Дрейк стоял у противоположной стены, скрестив руки на груди. Их разделяло расстояние не больше, чем в два фута, поскольку лифт был небольшим и мог свободно разместить только четырех человек.
Он поднял палец, указывая вверх, улыбнулся и сказал:
– Я прожил на верхнем этаже почти год.
– А до этого?
– Немного в Лондоне. Перед этим – в Мадриде. Несколько месяцев в Амстердаме. Какое-то время в Алжире. – Он пожал плечами. Взгляд его глаз завораживал Дани. – Я уже не могу вспомнить точных дат и всех мест. Полагаю, я настоящий бродяга… которому, кажется, никак не удается осесть в одном месте надолго.
Дани цинично подумала, как распространялся его кочевой образ жизни на отношения с женщинами, но не посмела спросить об этом вслух. Она убедила себя в том, что это не имеет значения.
– За все время, что мы провели вместе, вы никогда не говорили о том, что заставляет вас странствовать по свету… или придает столь таинственный вид, – добавила она с озорным блеском в глазах, – и повергает в замешательство многих молодых дам, как я случайно подслушала.
Дрейк откинул голову назад и от души рассмеялся. Слегка дрогнув, лифт остановился, но Дани от неожиданности потеряла равновесие и прислонилась к Дрейку, который тут же подхватил ее. Глаза их встретились, и сердце радостно забилось в груди Дани, когда Дрейк обнял ее и нежно поцеловал.
Они стояли, заключив друг друга в объятия, и, казалось, время остановилось.
Неожиданно тишина уединения была нарушена резким и нетерпеливым звоном колокольчика, донесшимся откуда-то с самого дна темной шахты.
Дрейк неохотно отпустил ее и попытался развеять образовавшуюся неловкость.
– Нельзя ожидать уединения в лифте, – улыбнулся он, открывая сияющие медью двери.
Дани увидела, что они приехали не на этаж обычной гостиницы, где по обе стороны коридора располагаются двери номеров. Перешагнув через мраморный порог, она оказалась в маленькой комнате, освещенной люстрой из хрусталя и кораллов.
– Я называю ее Серебряной комнатой, – сказал Дрейк, закрывая двери лифта и отправляя его вниз. – Шеф-повар сказал, что наш ужин будет готов ровно к девяти. – Он протянул ей руку. – А пока я хотел бы попотчевать вас вкусной красной икрой и хлебной водкой, которую мне специально присылают из России. Но возможно, вам сначала хочется осмотреть мои апартаменты?
– Это было бы замечательно. – Дани залюбовалась перламутровым столиком, на котором стояли прелестные серебряные вещицы и коллекция статуэток из розового кварца. Над ним висело венецианское зеркало, украшенное серебром.
– Здесь что-то вроде приемной, – объяснил Дрейк. – Я не хотел, чтобы люди попадали из лифта сразу же в гостиную.
– Я не думала, что в гостиницах есть такие апартаменты! – восхитилась Дани.
Дрейк кивнул:
– В обычных гостиницах их и не бывает, но, поскольку мне понравился Париж и я подумал, что, возможно, буду проводить здесь много времени, я решил сделать такое для себя.
Дани слушала, с интересом ожидая увидеть новые доказательства его очевидного таланта декоратора.
В гостиной одну из стен почти полностью занимала картина; на полотне были изображены гладиатор и лошади, обрамленные золотыми листьями. На стоявшем посередине комнаты столе сверкали серебро и хрусталь под светом золотой с хрусталем люстры.
– Я привез все это из России. – Дрейк указал на стол. – Серебряный письменный прибор принадлежал моему дяде. И я хотел, чтобы он находился именно здесь, поскольку я, вероятно, навсегда сохраню для себя это место независимо от того, где я поселюсь постоянно… Если это когда-либо произойдет, – добавил он с усмешкой.
Они осмотрели восьмиугольную гостиную, маленькую комнату для отдыха, кухню – они были изысканно меблированы. Но, войдя в кабинет Дрейка, Дани изумленно ахнула. Показав на резные диваны, обитые крокодиловой кожей, она недоверчиво воскликнула:
– Неужели они мягкие?
– Попробуйте, – засмеялся Дрейк. – Кожу по моему заказу доставили из Африки, в те времена я был знаком с одним человеком, жившим в Мадриде, который обладал удивительным талантом в области кожевенного дела и занялся выделкой этого материала для меня. Сами же диваны сделаны в Лондоне.
Дани с опаской чуть прикоснулась к грубой поверхности и удивленно подняла глаза на Дрейка, когда почувствовала, что на ощупь кожа была гладкой и нежной.
– Садитесь, – сказал Дрейк. – Я принесу икру и водку. – Он вышел из комнаты, искренне довольный тем, как восторженно отнеслась она к интерьеру его покоев.
Дани выбрала один из маленьких стульев, обитый настоящей кожей, поскольку все же опасалась садиться на диван. Окинув взглядом невероятных размеров комнату, она обнаружила и другие сувениры из Африки: морда тигра угрожающе уставилась на нее со стены, на которой висела по соседству с носорогом, безразлично взирающим на происходящее вокруг. Дани вздрогнула от отвращения, перевела взгляд на многочисленные ряды книжных полок и изумилась богатому выбору литературы на всевозможных языках.
Вскоре вернулся Дрейк с подносом, на котором стояли бутылка бесцветной жидкости, рюмки, чаша, наполненная красной икрой, и тарелка с сухим печеньем и ломтиками хлеба.
– Вижу, вы получаете удовольствие от созерцания моего музея, – сказал он весело. – Боюсь только, что на сафари я не был столь удачен, как некоторые мои спутники.
– Слава Богу! – вскричала Дани. – Мне не нравится, когда убивают животных ради азарта. – Она указала в сторону книг. – Много иностранных языков вы знаете?
Дрейк задумчиво закусил губу, присел и стал наполнять рюмки водкой.
– Свободно я говорю на русском, конечно же, английском, как вы знаете… французском, испанском, немецком и на скандинавских языках, которые в основе своей похожи, – норвежский, шведский, датский. Затем, – задумчиво продолжил он, – могу немного общаться еще на четырех или пяти языках, по крайней мере спросить дорогу, если я потеряюсь, скажем, в Марокко, Алжире или Египте. Да, – смеясь, добавил он, – и суахили, чтобы предупредить каннибалов о том, что им придется варить меня в течение недели, прежде чем съесть.
– Каннибалы не говорят на суахили! – засмеялась Дани.
– Конечно же, не говорят, – согласился Дрейк, – но мне нравится подшучивать над вами. Итак. За нас! – произнес он тост, поднимая рюмку, и Дани присоединилась к нему.
Она сделала глоток, чуть сморщила носик от незнакомого вкуса и объявила:
– Пожалуй, мне нравится.
– Я предполагал, что именно так и будет. – Дрейк облокотился на спинку дивана и нежно спросил: – Итак, теперь, когда мы расслабились, не расскажете ли мне, почему вы были так расстроены, когда я заехал за вами?
Дани сделала еще несколько крошечных глотков – тепло приятной волной разлилось по всему телу.
– Из-за Колта. После того как вы ушли, он явился в магазин и объявил о том, что они с Лили собираются пожениться.
Дрейк наклонился вперед, наполнил рюмки, затем снова откинулся на спинку и стал внимательно слушать Дани, которая пересказала ему разговор с Кол-том и сцену с Лили. Она закончила повествование, пожав плечами:
– Я не хотела показаться невежливой, поспешно покидая дом, просто стремилась избежать очередной сцены с Колтом из-за инцидента между мной и Лили. Кроме того, зачем мне снова слышать его объявление о своей женитьбе? Именно поэтому я сочла за лучшее для нас поскорее уехать оттуда.
Дрейк был потрясен, услышав, что Колт собирается жениться на Лили – этой авантюристке, которая чувствовала запах золота так же, как крокодилы чувствуют приманку. Он ненавидел лицемерных женщин и только наедине с собой мог признаться – все они напоминали ему мать, будили тягостные мысли о том, как она своим эгоизмом и предательством разрушила жизнь отца.
Дани покачала головой и сказала:
– Колт сам должен принимать решения.
Дрейк про себя возразил ей: только не тогда, когда эти решения принимаются под чьим-либо давлением!
Дани дружески дотронулась до его руки:
– Спасибо, что выслушали меня. Простите, что я взваливаю на вас бремя наших семейных проблем, но я очень высоко ценю вашу доброту и умение понимать и слушать.
– Зачем же существуют друзья? – мягко напомнил он, но затем тень омрачила его взгляд, и он долго смотрел на Дани, прежде чем отважился довериться: – Знаете, у меня сохранились горькие воспоминания о моей собственной семье. Когда-нибудь я поделюсь ими с вами. А до тех пор я хочу, чтобы вы знали: я понимаю, как вы переживаете и как сильно это ранит.
Он посадил ее рядом с собой и крепко прижал ее к своей груди. Она чувствовала на лице теплоту его дыхания. А затем он поцеловал ее, и пламя охватило все ее существо, подобно лесному пожару.
Дани ответила ему, не смущаясь и не скрывая своего желания, – обвила его шею руками, еще сильнее прижалась к нему. Соски ее напряглись в предвкушении сладостной муки.
Они потеряли счет времени, прильнув друг к другу в страстном объятии, а когда Дани отстранилась от Дрейка и заглянула в его глаза, то поразилась силе эмоций, которые бушевали в нем.
– Скажите, у вас так было раньше? – тихо спросил Дрейк.
– Нет, – честно ответила она и вдруг дерзко улыбнулась: – А у вас, Драгомир, известный коллекционер сердец?
Он улыбнулся и с нежным укором покачал головой:
– Я отвечу, маленькая ворчунья, но вы ведь не поверите мне. – Он неожиданно помрачнел. – Я прекрасно знаю о своей репутации, но в действительности все не так… Честно говоря, я никогда не встречал женщину, которой мог бы доверять… или, возможно, недостаточно стремился к тому, чтобы сделать это.
Его признание показалось бы Дани довольно странным, если бы не рассказ Сирила о матери Дрейка. Тогда она поняла, что прошлое мешало ему научиться верить женщинам.
– Я рада, – сказала она ему, – что со мной вы решили попытаться.
– Это верно, вы дороги мне. Доверьтесь мне, Дани. Я никогда не обижу вас.
Всем сердцем она надеялась, что это было так, потому что впервые в жизни перестала контролировать свои чувства, прекрасно сознавая, что, поступая таким образом, делает себя ранимой. И все же она желала… отдаться Дрейку, она сама приняла решение…
Ужин был восхитительным: свежий паштет из гусиной печенки с салатом из цикория; запеченный средиземноморский лещ с креветками и артишоками. Лучшие сорта красного и белого вин, шампанское, кофе и коньяк.
Однако Дани и Дрейк едва притронулись к еде и едва отпили из своих бокалов. Их мысли были заняты только друг другом.
Официант суетился вокруг них и беспокоился, что еда не понравилась им. Наконец Дрейка утомило его присутствие, и он жестом отпустил его.
Когда они остались наедине, Дани спросила:
– Официант не обидится, что вы отправили его? Управляющий гостиницей подумает, что он виноват, или владелец ресторана обвинит шеф-повара в том, что блюда недостаточно вкусны.
Дрейк медленно покачал головой:
– Видите ли, я владею и гостиницей, и рестораном.
Дани была потрясена, но не его богатством, поскольку она привыкла к общению с людьми состоятельными. «Значит, – ошеломленно думала она, – он сам оформил интерьер гостиницы, все ее прекрасные комнаты». Теперь стало понятно его едва слышное «мерси», когда она расточала восторженные комплименты оформлению гостиницы.
Дрейк встал, подошел к ней и подал руку. Нежно лаская кончиками пальцев ее запястья и глядя ей прямо в глаза, он тихо спросил:
– Хотите отведать десерт в отдельном кабинете? Улыбнувшись, она молчаливо проследовала в другую комнату.
Дани знала, чего хотела, знала с самого начала, что, когда придет нужное время – с нужным мужчиной, она не станет прибегать к глупым отговоркам. Ничто не будет сдерживать ее, и – она искренне надеялась – не будет и сожаления.
Ни на мгновение не отрывая от его лица пристального взгляда, она начала медленно расстегивать свое вечернее платье, и оно мягко упало к ее ногам. Она осталась в белье из атласа и кружев и протянула к нему руки:
– Мой дорогой, сегодня вечером десерт – это мы.
С глубоким стоном радости и удовольствия Дрейк схватил ее на руки и хрипло пробормотал:
– Я никогда не хотел ни одну женщину больше, чем вас, Дани, и собираюсь доказывать это… всю ночь напролет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и роскошь - Хэган Патриция


Комментарии к роману "Любовь и роскошь - Хэган Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100