Читать онлайн Любовь и роскошь, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и роскошь - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и роскошь - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и роскошь - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и роскошь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Мадам Мебан купила голубей и попросила посмотреть нашумевшую находку из Монако. Дрейк отступил в сторону, когда Дани пошла показывать картины. Мадам восхищалась, однако по-настоящему не заинтересовалась картинами. Ее внимание привлек чайник из мейсенского фарфора в японском стиле. На этот раз последовало дружеское обсуждение цены, результатами которого остались довольны обе, и счастливая мадам наконец ушла.
Когда дверь за ней закрылась, Дани счастливо вздохнула:
– Простите, но это моя работа.
– С которой вы весьма неплохо справляетесь, – любезно заметил Дрейк. Он подошел к ней и положил руки ей на плечи. – Я хочу остаться наедине с вами, Дани. Только мы вдвоем. Приходите сегодня ко мне, и мы поужинаем. Я знаю замечательного шеф-повара, который приготовит для нас изумительные блюда, а затем пришлет официантов, чтобы они нас обслужили. Как вам нравится идея?
– Прелестно, – признала она, – но неужели вы забыли о неприятной сцене с моим отцом? Если он узнает, что я одна направилась к вам, ярости его не будет границ.
– А разве нужно сообщать ему? Если он спросит, скажите, что мы заказали ужин в каком-нибудь ресторане.
Дани не любила обманывать, однако старомодные взгляды отца не оставляли ей другого выбора.
– Мне бы очень хотелось поужинать с вами, – весело сказала она.
– Отлично, – пробормотал Дрейк, привлек ее к себе и поцеловал.
Терпению Сирила пришел конец. Более двух часов он стоял снаружи магазина, ожидая, когда уйдет Дрейк. Он видел, как тот вошел в магазин буквально за несколько секунд до него самого, и поэтому решил воспользоваться представившейся возможностью и проследить за тем, чем будут заниматься эти двое, не врываясь внутрь, вновь рискуя вызвать раздражение Дани.
Когда она повесила табличку «закрыто» на двери магазина, он подкрался ближе и приник к окну как раз вовремя, чтобы увидеть, как они исчезают через задний ход. Он уже заподозрил, что в корзине Драгомира находились съестные припасы для пикника. Поэтому он незамедлительно поспешил к заднему дворику и, затаившись за мусорными баками, стал подглядывать через маленькую дырочку в кирпичной стене.
И увидел больше, чем достаточно!
Сирил решил, что лучше вызвать гнев Дани, чем оставаться безмолвным свидетелем происходившего. Он знал, что Драгомиру нужна только картина, и поклялся, что не позволит русскому негодяю получить и картину, и Дани!
Сирил открыл дверь и вошел внутрь.
– Добрый день, – объявил он холодно и громко. – Теперь вы не обвините меня в том, что я шпионил за вами?
При звоне висевшего над входной дверью колокольчика Дани и Дрейк отпрыгнули друг от друга, и Дрейк спросил Сирила с плохо скрываемой яростью:
– Пришли что-то купить, Арпел?
– Я знаток, месье, – злобно процедил в ответ Сирил. – Приобретаю произведения искусства для своих постоянных клиентов. Полагаю, вы являетесь коллекционером другого рода. – Он окинул Дрейка презрительным взглядом.
– Поскольку, похоже, мое коллекционирование заинтересовало вас, – весело ответил Дрейк, – мы можем договориться и наедине, без дамы, обсудить все в подробностях.
Сирил приподнял бровь, нервно и недоверчиво рассмеялся:
– Сэр, вы намекаете на дуэль? Дрейк пожал плечами:
– Кто знает, что ждет нас в будущем.
– Прекратите, – вступила между ними Дани. – Это совершенно ни к чему.
Сирил окинул Дрейка негодующим взглядом, но обратился к Дани:
– Я пришел сюда для того, чтобы проверить, как обстоят у тебя дела. Может ли он утверждать, что пришел с той же целью?
Дрейк покачал головой, словно волею судьбы ему пришлось столкнуться с полным идиотом, не достойным ни его времени, ни внимания.
– Дани, желаю вам всего хорошего. Заеду за вами в семь.
Не удостоив Сирила даже взгляда, он повернулся и вышел из магазина.
Дани мгновенно повернулась к Сирилу, который тут же вскинул руки вверх и воскликнул:
– Я покупатель! Я зашел в твой магазин и объявил о своем присутствии, поэтому ты не можешь обвинить меня в том, что я шпионил за вами, как в прошлый раз. Я не виноват, что Драгомира бесят покупатели!
Дани вздохнула. Что толку спорить с ним? Он ведет себя как ребенок… ревнивый ребенок, но ведь он не виноват.
– Хорошо, хорошо. Забудем об этом. А теперь, – сказала она приветливо, – чем я могу помочь тебе?
Сирил обрадовался – похоже, она не злится – и без промедления приступил к изложению приготовленной им заранее истории:
– У меня есть постоянный клиент, который слышал о найденных в Монако картинах. Он хочет приобрести все картины и представить их в своей коллекции как «Находку из Монако». Ведь весь Париж, – уточнил он, – и, возможно, вся Франция слышали историю о том, как были обнаружены эти картины. И интерес к ним весьма велик. Так что мой клиент очень рассчитывает получить все картины и выставить их вместе.
Дани кивнула. В этом действительно был смысл. Она повернулась туда, где были вывешены картины, задумчиво закусила губу. Ее взгляд упал на картину русского дворца.
– Я не хочу продавать эту.
Сирил чуть не застонал. И почему она так уперлась из-за этой маленькой безобразной картины? Она не знала сокрытый в ней секрет, он был уверен, что Драгомир не рассказал Дани о нем, а скорее воздействовал на нее эмоционально, убеждая в том, что картина напоминает ему его детство, или вспоминал какие-нибудь ностальгические штучки, способные возбудить в ней сочувствие и жалость.
– Мой клиент настаивает на приобретении всей коллекции, – повторил он настойчиво.
– Жаль. Он не получит всю коллекцию. Я не хочу продавать маленькую картину. Кроме того, – добавила она, снова задумчиво взглянув на «Александровский дворец», – остальные картины подавляют ее, и мне кажется это трогательным.
Сирил в расстройстве ударил себя по лбу.
– Ты не понимаешь! Сама по себе эта жалкая картина ничего не стоит. С остальными же, как часть коллекции, она обретает значительную ценность. И, – заметил он с ноткой осуждения, – ты лишаешь меня значительной суммы комиссионных.
Дани оставалась бесстрастной.
– Твоя прибыль не моя забота, Сирил. И ты знаешь, что я открыла магазин не просто для получения личной выгоды. Это мое увлечение, и если магазин не принесет денег, я не умру с голода, поэтому я могу оставить то, что мне понравилось, и случилось так, что эта маленькая картина, которую ты называешь жалкой, мне очень дорога. Я не продам ее!
Сирил увидел, как в ее карих глазах загорелись гневные искорки, и понял, что перегнул палку, а поэтому пока счел за лучшее отступить.
– Отлично, – вздохнул он, – это твое право.
Дани подумала, что, возможно, поступает глупо, оставляя себе картину, тогда как ее ценность проявлялась лишь в составе коллекции. И все же она испытывала странное, неосознанное чувство, призывавшее ее сохранить картину. А может, существовала некая связь между Дрейком и картиной? Ведь картина привлекла его, это совершенно очевидно. Возможно, подсознательно она хранила ее именно для него и, значит, стремилась к продолжению отношений с Дрейком. Рассердившись на себя, она повторила:
– Она не продается, Сирил. И вообще я не понимаю шумихи вокруг нее. Ладно, Дрейком движут сентиментальные воспоминания, но какое дело до нее коллекционеру? Очень странно. – Она покачала головой.
Итак, размышлял про себя Сирил, он снова оказался прав: Драгомир вызывал в ней сочувствие. А почему бы и нет?
Подойдя ближе к картине, он негромко откашлялся.
– Полагаю, она пробуждает в нем воспоминания. Как должно быть ужасно – быть изгнанным из своей родной страны… – Он выдержал длинную паузу, чтобы Дани осознала смысл его слов, но не дал ей времени собраться с мыслями, чтобы задать вопрос. – Она и во мне вызывает воспоминания, например, о том, как я впервые увидел, как танцует Матильда Кшесинская.
– Ты видел ее? – ахнула Дани. – О, как я завидую! Дрейк говорил, что он тоже видел, как она танцует.
Снова последовал насмешливый кашель.
– Конечно же, видел. Он был одним из самых близких друзей сына царя, Николая, и много раз они вместе ходили смотреть императорский балет в Санкт-Петербурге. Неужели он не рассказывал тебе о том, что Николай был без ума влюблен в эту прима-балерину?
Дани сгорала от любопытства.
– Нет, не говорил. Прошу тебя, расскажи все, что ты знаешь о ней. – Она присела на бархатный диван и жестом пригласила его сесть рядом.
Сирил был доволен; он знал: Дани нравилось, когда ей поверяют пикантные подробности личной жизни ее кумира. Итак, он продолжил излагать ей сплетни русского двора, но не признался, что сам узнал обо всем этом благодаря одному из своих клиентов. Пусть она считает, что он был вхож в общество.
Он рассказал о том, как Николай впервые встретил Матильду Кшесинскую весной 1890 года, когда императорская семья посетила выпускной спектакль императорской балетной школы и состоявшийся после него банкет.
– В то лето она входила в труппу, которая танцевала для офицеров в Царском Селе, где находился Николай со своей гвардией. Он видел ее каждый день, и, говорят, тогда же и завязался между ними роман. – Он понизил голос. – Ходят слухи, они тайно встречались на берегах Невы, и совсем недавно он подарил ей браслет, усыпанный бриллиантами и сапфирами.
– Французская прима-балерина и будущий царь России, – вздохнула Дани, – похоже на сказку, не правда ли?
– Не совсем, – не согласился Сирил. – Говорят, что младшая сестра великой княгини Елизаветы, жены дяди Николая великого князя Сергея, весьма интересуется им. Она немецкая принцесса, Александра Федоровна из рода Гессен, и он также встречается с ней.
– Все это кажется мне ужасно романтичным, и, я полагаю, тебе очень повезло: ты много путешествуешь и встречаешься с такими интересными людьми!
Сирил, засияв от радости, решил сделать еще один шаг и с улыбкой указал на картину:
– Она напоминает мне о прекрасном времени.
– Ты бывал внутри дворца? – с благоговением спросила Дани.
– О, конечно! – Он засмеялся, словно это было по меньшей мере нелепо предполагать, что он там не был. Ничего, можно немного и присочинить. В конце концов, он ведь один раз приходил во дворец, приносил картину, но вовсе не обязательно знать, что это был не светский визит.
– Да, – продолжал он. – Я хорошо помню террасы, статуи, сады, длинные коридоры и величественные люстры из золота и хрусталя.
Дани всем сердцем мечтала однажды побывать там.
– У тебя есть галерея в России? – задумчиво спросила она.
Сирил объяснил, что владеет небольшой конторой с выставочной комнатой.
– Когда мне попадается что-либо особенно интересное или ценное, я встречаюсь там с некоторыми своими клиентами и в конце концов продаю тот или иной предмет. Если ты отправишься в Россию с целью приобрести что-нибудь для себя, дай мне знать – я с радостью сделаю все, что в моих силах.
Дани сказала, что ловит его на слове и, возможно, припомнит о любезном предложении. Вдруг с громким и резким звоном колокольчика распахнулась входная дверь. Обернувшись, Дани очень удивилась, увидев своего сводного брата, который решительно бросился к ней. Судя по напряженному, застывшему выражению его лица, было очевидно, что Колт не на шутку взбешен.
– Я бы хотел поговорить со своей сестрой наедине, если вы не возражаете, – отрывисто, почти грубо обратился он к Сирилу.
Сирил выругался про себя – его снова прервали, однако внешне повел себя безукоризненно:
– Конечно, я уже собирался уходить. – Он поцеловал руку Дани и вышел из магазина, думая, как бы найти предлог и вернуться позже.
Лишь только брат и сестра остались вдвоем, как Дани взволнованно спросила:
– Что случилось? Ты очень расстроен. Что-то произошло дома?
– Нет, нет. – Он провел ладонью по густым темным волосам, отсутствующим взглядом обвел магазин и глубоко вздохнул.
Дани сгорала от нетерпения и была уже готова сказать ему об этом, когда с его губ сорвалось:
– Я женюсь.
Она уставилась на него, не в силах произнести ни слова.
Колт мгновенно ощетинился:
– Ну что? Тебе нечего сказать мне?
Ее поразила его воинственность. Очевидно, собственное заявление не радовало его, но зачем же вымещать на ней свою злость?
– Что ты хочешь, чтобы я сказала? – раздраженно спросила она.
– Хотя бы «поздравляю».
– Это будет к месту?
– Именно так обычно говорят в ответ на сообщение о том, что кто-то собирается жениться.
– Конечно, когда это радует говорящих. Тебя же, очевидно, нет.
– Почему ты так думаешь?
– Пойди и посмотри на себя в зеркало. Ты не очень-то похож на счастливого жениха.
Колт пропустил замечание мимо ушей.
– Ты даже не спросила, на ком я женюсь.
Дани пожала плечами:
– Это не тайна. Единственная женщина, с которой ты встречался в Париже, Лили.
– И она тебе не нравится! – воскликнул он обвиняюще.
– Я этого не говорила.
– Это и так ясно. Мама и ты недолюбливаете ее.
– А какое это имеет значение? Не нам придется жить с ней. Но не слишком ли это скоропалительное решение? Ты ведь совсем мало ее знаешь, Колт. Ты уже сообщил родителям?
– Сегодня вечером сообщу. Я пришел сюда, чтобы сначала повидаться с тобой.
Дани удивленно подняла бровь:
– Зачем?
– Чтобы ты куда-нибудь ушла вечером, – сухо проронил он. – Атмосфера в доме и так накалена до предела после сцены вчера вечером. Я не хочу, чтобы подобное представление повторилось сегодня.
Дани почувствовала, как волна раздражения окатила ее с головы до пят. Как посмел он ворваться в ее магазин и разговаривать с ней подобным образом? А что, если бы здесь были покупатели? Совершенно очевидно, он вел бы себя так же.
– Не беспокойся, – коротко сказала она. – Сегодня вечером меня не будет дома. Я не горю желанием присутствовать за ужином.
Его ноздри гневно раздувались.
– Отлично! Это все, что я хотел, – зло бросил он, повернулся и сердито зашагал к двери.
Дани смотрела ему вслед и, несмотря на то что он разозлил ее, почувствовала вдруг жалость и сострадание. Что же выкинула эта противная Лили Денев?
Ведь брат даже не пытался скрыть свое сожаление по поводу женитьбы. Она поспешила вслед за ним:
– Колт… подожди… пожалуйста…
Он уже коснулся ручки двери, но, не открыв ее, застыл в ожидании.
– Что еще? Я тороплюсь!
Она дотронулась кончиками пальцев до его плеча, надеясь, что он истолкует ее жест как проявление любви и заботы.
– Послушай, – мягко сказала она, – в прошлом у нас было немало разногласий, и с тех пор как ты приехал в Париж, мы не стали ближе друг другу, как бы мне этого ни хотелось. Я занималась магазином и Дрейком, а ты – Лили, и у нас, видимо, не было времени для того, чтобы узнать друг друга. Но я хочу, чтобы ты знал – я люблю тебя, беспокоюсь о тебе, и сейчас я очень волнуюсь, потому что чувствую: этот брак вовсе не то, чего ты хочешь.
Колт отшатнулся от ее прикосновения, но не взглянул на нее, а произнес жестко и непреклонно:
– Не лезь не в свое дело, Дани. Мне не нужно ни твоего одобрения, ни твоего мнения. Я лишь попросил, чтобы сегодня вечером ты отсутствовала, дабы избежать очередного скандала.
Дани едва сдержалась и спокойно и даже любезно промолвила:
– Поверь, я вовсе не хочу вмешиваться, но, пожалуйста, поговори сначала с папой или Китти, до того как примешь окончательное решение.
Неожиданно он развернулся и погрозил пальцем прямо перед ее носом.
– Оставь меня, Дани! – воскликнул он. – Если бы ты не была испорченной девчонкой и не позволила бы Элейн Барбоу увезти тебя из нашей семьи, ничего бы не произошло – я бы не повел себя как круглый дурак, едва не потеряв все состояние.
Он со злостью распахнул дверь на улицу, но затем замешкался.
Дани смотрела на него затуманенными от слез глазами. Как он смел обвинять ее? Она качала головой, словно отказываясь верить его необоснованным упрекам.
– Кроме того, совершенно не важно, черт возьми, что я хочу. Я не совершу дважды одну и ту же ошибку, – хрипло произнес Колт через плечо и поспешно вышел на вымощенную булыжниками улицу.
Дани стояла в дверях магазина и беспомощно смотрела ему вслед.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и роскошь - Хэган Патриция


Комментарии к роману "Любовь и роскошь - Хэган Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100