Читать онлайн Любовь и честь, автора - Хэган Патриция, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и честь - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и честь - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и честь - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и честь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Две последующие недели для семьи Колтрейнов пролетели в кипучей деятельности. Они готовились к возвращению в Америку. Хотя Кит и делала вид, что помогает собираться, тем не менее использовала малейший шанс, чтобы улизнуть из дома и заняться своими собственными делами, связанными с ее будущим возвращением в Испанию.
Поскольку она не знала точно, когда приедет обратно, то попросила Ригуэро тайком присматривать за ее ранчо. Лучше, если в течение нескольких месяцев кто-то станет представлять ее интересы. Но это будет до тех пор, пока она сама не начнет жить собственной жизнью так, как захочет.
Кит не любила обманывать, но знала, что сейчас ложь необходима. Она чувствовала себя по-настоящему виноватой, увидев, как обрадовался ее отец, когда она попросила взять с собой в Нью-Йорк Пегаса. Он посчитал, что она отказалась от своей идеи возвращения в Испанию. Она, увы, не могла сознаться, что делает так, потому что опасается, как бы Курт Тэннер не похитил прекрасного жеребца, узнав, что она купила участок, на который нацелился он.
В последний вечер, который они проводили в Испании, в их честь был дан роскошный ужин в доме сеньора Ортеги Монолете, очень богатого и влиятельного дипломата. Кит ждала этого события, ибо в Валенсии у нее оставалось много друзей. Пребывая в праздничном настроении, она, готовясь к приему, остановила свой выбор на сногсшибательном платье из изумрудного бархата. Карасиа зачесала ей на макушку отсвечивающие золотом волосы и закрепила вокруг шеи ожерелье из жемчуга и сапфиров.
Когда Кит спускалась по лестнице, Джейд гордо воскликнула:
– О Кит, дорогая, ты прелестна! Тебе следовало бы быть титулованной принцессой в нашей семье!
Колт, только что приехавший из Мадрида, вышел из кабинета, чтобы поприветствовать ее.
– Она и есть принцесса, – улыбнулся он. – Независимо от того, даровал ли царь ей титул или нет. Она твоя копия…
– Нет! – возразила Джейд. Муж и дочь вопросительно взглянули на нее. Она смутилась, попыталась смягчить свою неожиданную реплику. – Она… она, мой дорогой, никогда не походила на меня. Ведь мы всегда говорили, что она похожа на Китти, то есть на твою ветвь семьи.
– Вот в этих словах – вся твоя мама! – воскликнул Колт с притворным раздражением. – Всегда боится, что кто-нибудь подумает, будто ты унаследовала свой облик от нее, а не от меня. Почему так – не понимаю… Она красива так же, как красива ты.
Джейд отвернулась, чтобы никто не заметил выражения тревоги на ее лице. Как только решение о возвращении в Нью-Йорк было принято, ее с такой же настойчивостью, с какой она стремилась совершить этот переезд, стали преследовать прежние страхи. А ведь в день, когда родились близнецы, она дала себе зарок, что больше никогда не будет думать о своих сомнениях… Именно поэтому для нее было так важно верить, что Кит и Тревис пошли в семью Колтрейнов, и не сомневаться в том, кто был их отец.
Прежде чем выехать в замок Монолети, Колт раскупорил бутылку шампанского – они решили отметить последний вечер в Испании. К тому времени, когда они прибыли на прием, шампанское ударило Кит в голову.
– Я не знала, что будет так много народа, – заметила Джейд, когда они вошли в просторный холл, а потом в большой бальный зал, до отказа заполненный нарядными гостями. Небольшой оркестр исполнял нежную музыку, звуки которой не заглушали смех и разговоры.
Колт сиял от удовольствия.
– Сеньор и сеньора Монолете превзошли себя, – заметил он. – Я очень тронут!
Кит обратила внимание, как ее родители смотрели друг на друга. Они наверняка будут всегда помнить этот вечер.
Сеньор Монолете и его жена тепло встретили Колтрейнов. Кит стояла рядом с родителями, обмениваясь любезностями со старыми знакомыми. Но вдруг она прикрыла глаза и тихо застонала – к ней приближался Эстебан Юберо. Кит на какое-то мгновение овладела паника, и она решила спастись бегством. Но было слишком поздно. Ее руки оказались в холодных и липких ладонях Эстебана, и правила приличия требовали, чтобы она посмотрела в его сияющие черные глаза и принудила себя улыбнуться.
– Ах, сеньорита, сегодня вечером я охвачен смешанными эмоциями.
Кит овладела своими чувствами и раздраженно подумала, как это такой привлекательный мужчина может быть столь несносным.
– Никак не могу забыть вас. Я считал минуты, когда мы опять сможем быть вместе, но… – Он склонил голову набок и пылко произнес: – Вы покидаете Испанию, покидаете Эстебана. Мое сердце сейчас кровоточит.
– Как это любезно с вашей стороны, Эстебан, – одобрительно заметила Джейд.
Она не обратила внимания на кислое выражение, появившееся на лице Кит, когда все последовали в столовую.
Семья Колтрейнов села за столом на места для почетных гостей. Кит не хотела оказаться рядом с Эстебаном, но тот обратился с просьбой к сеньору Монолете и уселся рядом с ней. «Что за наглость?» – бушевала она в душе. В итоге замечательный вечер внезапно обернулся тяжелой повинностью, и у Кит осталось лишь одно желание – скорее уйти отсюда.
Официанты начали обносить гостей едой – фазанами, куропатками и перепелами, грибами в чесночном соусе и ветчиной с артишоками. На десерт подавали дольки апельсинов, залитые карамельным кремом.
В другое время Кит наслаждалась бы каждым кусочком, но в этот вечер все яства по вкусу напоминали опилки. Она ощущала только одно – ногу Эстебана, прижавшуюся к ее колену. Кит отчаянно ждала окончания ужина, ибо не была уверена, как она поступит, если Эстебан осмелится положить руку ей на бедро, как он сделал в доме его родителей в Мадриде. Она отводила взгляд от его пылающих похотью глаз. Изысканное вино – единственное, что помогало ей скрасить испытываемое ею чувство надломленности.
После ужина сеньор Монолете объявил, что в бальном зале начинаются танцы и что в них будут участвовать мастера фламенко.
Когда все встали из-за стола, Эстебан схватил Кит за руку и жарко задышал ей в ухо:
– Я так хочу танцевать с вами, чувствовать вас в своих руках…
У него заплетался язык. Кит решила, что сейчас им обоим нужен свежий воздух. Она кивнула в сторону двери и предложила до начала танцев немного прогуляться. Эстебан ухмыльнулся, задрожав от волнения, – она хочет остаться с ним наедине! Но вскоре ему предстояло выяснить, что это не так.
Пока они шли, он не переставал бахвалиться:
– Я хорошо знаю замок. Некогда я ухаживал за дочерью сеньоры, Ланидой, но она была не такая хорошенькая. Я преклоняюсь перед хорошенькими женщинами, такими, как вы, Кит…
Он попытался обнять ее за талию и привлечь к себе, но Кит оттолкнула его:
– Я вас пригласила погулять, Эстебан! Не трогайте меня! Мы с вами слишком много выпили, и нам нужен свежий воздух.
Он рассмеялся так, будто бы посчитал, что она шутит, но больше не пытался прикоснуться к ней. Потом, когда они оказались у бокового входа в замок, он внезапно схватил Кит и грубо потащил к запертой на засов большой деревянной двери. Кит с детства, когда они с Ланидой играли в замке, помнила, что за дверью находилась лестница в подземную темницу – совсем неподходящее место для нынешней прогулки. Правда, сейчас это помещение использовалось, кажется, как винный погреб.
– Что вы делаете? – сопротивляясь, воскликнула она. Эстебан, удерживая ее одной рукой, возился с засовом. – Пустите меня!
Засов поддался, Эстебан открыл дверь и затолкал Кит внутрь. Девушка попыталась позвать на помощь, но он прикрыл ей рот рукой:
– Не бойтесь. Я ничего плохого вам не сделаю, но не могу позволить, чтобы вы визжали и тем самым создали у людей ложное впечатление… Мы в полной безопасности, наедине, и я поэтому могу сказать, как я обожаю вас… и хочу. Как я хочу любить вас… по-настоящему любить!
Кит поняла, что сопротивление бесполезно. Он прижал ее к холодной каменной стене, заведя ей руки за спину и заглушая ее крик тошнотворным поцелуем.
Кит подняла ногу, чтобы ударить его коленом, но Эстебан отскочил в сторону, несколько ослабив тем самым силу удара. Однако, к счастью, он оступился и на секунду выпустил Кит.
– Почему… почему вы так поступили? Ведь я только хочу любить вас… – тяжело дыша, бормотал Эстебан.
– Вы хотите искалечить меня, грязный жабенок! – воскликнула Кит, яростно отпихнув его. Она распахнула тяжелую дверь и выскочила наружу.
Кит показалось, что она слышит свое прерывистое дыхание. С другой стороны двери возился Эстебан, пытаясь выбраться. Ни секунды не колеблясь, она задвинула засов. Эстебан испуганно заорал, но Кит не обратила на его вопли ни малейшего внимания. Пусть посидит в подвале с крысами и мышами! Так ему и надо!
Когда девушка подошла к окнам бального зала, то услышала щелканье кастаньет танцоров. Они самозабвенно исполняли фламенко.
Кит внезапно решила, что больше здесь оставаться нельзя. Рано или поздно какой-нибудь слуга услышит Эстебана, и ей не хотелось оказаться рядом, когда тот выберется из западни. Поэтому вместо того, чтобы присоединиться к веселью, она вышла к парадному входу, где их ждал Муэго в автомобиле.
Он удивился, увидев ее столь рано, но она никак не объяснила ему свое появление.
– Отвезите меня, пожалуйста, домой, а потом возвращайтесь за родителями. – Она приказала слуге никому не рассказывать о своем раннем отъезде, а родителям сказать, когда те спросят, что у нее разболелась голова.
Карасиа оставила гореть в комнате несколько ламп, и они отбрасывали призрачный свет на покрытую белыми чехлами мебель, похожую на могильные плиты. Тишину нарушал лишь звук начинавшегося дождя. Когда же Кит вошла в свою спальню и сменила бальный наряд на ночную рубашку, поднялся ветер и сердито стучал в оконные рамы и балконные двери.
Сон не шел к Кит. Ее охватило смятение – это последняя ночь в родном доме. Впереди – волнующее, неизвестное будущее. Но почему ей так тоскливо, так грустно? Что-то тревожит, бередит душу…
Разумеется, дело не в Эстебане, которого она заперла в винном погребе. Вряд ли кто-нибудь обвинит ее за это. Не была она расстроена и отъездом из Испании, ибо знала, что вскоре сюда вернется… Нет, ее тревожило нечто иное, и Кит знала, что не успокоится, пока не разберется в своих чувствах…
Небо пронзила яркая молния, гром сотрясал стены. Пронзительно выл ветер, потоки дождя хлестали в оконные стекла. Кит подумала о Пегасе, одиноко томящемся в конюшне и наверняка напуганном.
Она вскочила с постели. Надо срочно идти к жеребцу! Вдруг он в панике крушит свое стойло? Что будет, если он обо что-нибудь ударится и сломает ногу?
Схватив еще не упакованное пончо, она выбежала наружу. Ураганный ветер отбросил ее назад, молнии метались по небу, освещая путь. Наклонив голову, девушка ринулась в ночь. Казалось, что после каждого шага вперед ее отшвыривало на два шага назад. Пончо распахнулось, и Кит тут же промокла насквозь, рубашка облепила ее тело. Однако она дрожа шла вперед, твердо решив защитить свою любимую лошадь.
Конюшня маячила вдалеке. Вспышки молний освещали ее лишь на короткие мгновения. Буря не утихала.
Кит наконец добралась до дверей конюшни и с огромными усилиями открыла их. Сквозь грохот и шум дождя она услышала фыркающего и бьющего копытами Пегаса. Кит стала искать фонарь и спички, но не нашла. На ощупь она пробралась через конюшню и наконец дошла до стойла.
В свете молнии Кит увидела животное, нервно перебирающее копытами. Она ласково позвала его, чтобы не испугать еще больше. Пегас начал утихомириваться, наконец замер на месте и позволил хозяйке погладить себя по носу.
– Все будет хорошо, мальчик. Успокойся. Буря уже почти утихла… – шептала ему Кит.
– Вы в этом уверены?
Она пораженно замерла и сразу же возмутилась, когда следующая вспышка молнии высветила Курта Тэннера, стоявшего по другую сторону стойла.
– Вы? – Она с трудом перевела дух. – Что вы здесь делаете?
– Вопрос задал я, – сказал он зловещим, как раскат грома, голосом. – Вы считаете, что буря заканчивается? Я так не думаю. Мне кажется, она только начинается.
Курт вошел внутрь стойла. Кит инстинктивно отступила, спрятавшись за Пегасом.
– Я рекомендую вам убраться, Тэннер. Вы нарушаете законное право собственности. Как вы пробрались сюда? Вы пьяны? Убирайтесь вон!
Он хмыкнул:
– Только после того, как мы переговорим, принцесса. Ведь вы не кто иная, как маленькая принцесса. Кровь рода Романовых, – насмешливо сказал он. – Я кое-что выяснил. Видите ли, я привык знать, что у меня за соседи, – добавил он резко.
Итак, он знает. Ну что же, раньше или позже ему предстояло это выяснить. Однако сейчас его надо выдворить до возвращения родителей.
– Нам не о чем говорить. Я имела такое же право купить ранчо, как и вы!
Курт громко рассмеялся. Она увидела откровенное, ничем не прикрытое бешенство на его лице.
– Вы, – злобно прищурился он, – нарушили мое право, когда спрятали объявление. Вы – хитрая лиса. Я пошел в инспекцию узнать, когда участок будет выставлен на продажу, и именно там узнал, что он уже куплен вашей бабушкой. Естественно, для вас. Я поехал на ранчо и нашел объявление в кустах. Это сделали вы, когда там был налоговый инспектор. Он рассказал мне, что в тот день встретил вас… сказал, что такую красивую девушку забыть невозможно, – добавил с ухмылкой Курт. – Определить суть вашего плана было не так уж трудно, – продолжил он. – Хотите успокоить ваших родителей, убедить их, что всерьез решили переехать на постоянное жительство в Америку? Не беспокойтесь, я вас не выдам. Я пришел лишь затем, чтобы дать вам понять, что вы не так уж умны, как полагаете, и что мне надоела ваша ложь. Я испытаю удовольствие, увидев, как вы с треском провалитесь, – вы никогда не сможете стать истинным землевладельцем. Рано или поздно получите по заслугам!
– Вы уверены?
Кит обошла вокруг Пегаса и неустрашимо посмотрела на Курта, уперев руки в бока. Она так обозлилась, что даже не задумывалась о том, как выглядит в прилипшей к телу мокрой ночной рубашке.
– Выясним один вопрос, сеньор Тэннер, – начала Кит. – Пегас принадлежит мне, и я его беру с собой, чтобы вы его не украли. И еще хочу сказать, что вы напыщенный осел! Почему, когда мужчина совершает нечто хитроумное и ловкое, его считают проницательным, а когда то же самое делает женщина, это называется предательством?
Гроза набрала силу и бушевала у них прямо над головой. Курт уставился на Кит. Ее лицо освещали отблески молнии, грудь явно обрисовывалась под мокрой рубашкой.
Не говоря ни слова, Курт подошел к Кит и дотронулся до ее груди. Он привлек девушку к себе, и она почувствовала его внезапное желание. Курт будто гипнотизировал ее своим неподвижным, прожигающим взглядом. Она, трепеща, стояла перед ним, не в силах сопротивляться страсти, пронзившей ее тело, подобно буре.
– Теперь моя очередь бросить вызов вам, принцесса, – хрипло прошептал он. – Не важно, что вы не хотите меня…
Он жадно впился поцелуем в ее губы. От него слегка пахло виски. Кит таяла в его объятиях и ругала себя за вожделение. У нее не осталось собственной воли. Ее победило желание, которое он разжег в ней.
Казалось, поцелуй длится целую вечность, и она хотела, чтобы он не кончался. Она прильнула к нему ближе и обняла его за шею.
Неожиданно он отпустил ее. Захваченная врасплох, Кит отступила назад. Боже, как она злилась на него, на себя! Именно в этот момент Кит осознала, что ее беспокоило в последнее время. Курт Тэннер присутствовал в ее мыслях, в душе, пусть даже она презирала его. Ее притягивало к нему. И ничего с этим нельзя было поделать.
– На этот раз, принцесса, – самодовольно промолвил Курт, – выиграл я. Настанет момент, когда я потребую от вас весь причитающийся мне приз… Желаю приятной поездки. – Он насмешливо попрощался с ней и пошел из конюшни. Она в ярости молча смотрела ему вслед.
Холодные капли падали на улыбающееся лицо Курта, когда он шагал сквозь грозу. Он был рад, что сдержался и не сообщил ей, что избранный на пост президента Вильсон прислал ему личное приглашение участвовать в церемонии его вступления в должность. Итак, Курт, добившийся успеха, богатый человек, тоже едет в Америку. Он решил, что все, что ни делается, делается к лучшему. Он сейчас продемонстрировал ей свой характер – и она, конечно, его оценит.
Курт вернулся мыслями к Кит. Боже, какое сладострастие дремлет в ее фиалковых глазах! Курт знал, что она желала его столь же страстно, как и он ее. Нравится ей это или нет, но он стал частью ее тайных снов. Равно как и она стала частью его снов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и честь - Хэган Патриция



чудесный роман)))) читается легко...
Любовь и честь - Хэган ПатрицияТатьяна
7.04.2014, 14.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100