Читать онлайн Любовь и честь, автора - Хэган Патриция, Раздел - Пролог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь и честь - Хэган Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь и честь - Хэган Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь и честь - Хэган Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэган Патриция

Любовь и честь

Читать онлайн

Аннотация

Юная и отважная Кит Колтрейн, презиравшая условности света, отдала свое сердце человеку, о любовных похождениях которого ходили легенды, – неисправимому Курту Тэннеру. Такой мужчина способен подарить своей избраннице многое – обжигающие пламя чувственнойстрасти, увлекательные и опасные приключения в далеких экзотических странах… Однако и Кит могла принести Курту дар не менее драгоценный – дар подлинной любви, ставшей для него истинным смыслом жизни…


Следующая страница

Пролог

Париж
1895 год
Сквозь открытое окно в комнату врывался легкий ветерок, и принесенное им сладкое дыхание весны вытесняло из больничной палаты запахи лекарств.
Джейд О’Бэннон Колтрейн неподвижно лежала на железной койке. Ее глаза были закрыты, а длинные темные ресницы касались бледных щек. Но даже сейчас ее редкая ирландско-русская красота вызывала восхищение. Джейд происходила из царской династии Романовых. Всякий, кто знал Джейд, утверждал, что она обладала не только красотой, но и добрым нравом.
Джейд ждала своего первенца. Снова начались родовые схватки, и она, застонав, положила руки на свой огромный живот.
Колт Колтрейн не сводил глаз с жены. О Боже, как он любил ее! А ведь однажды чуть не потерял…
Колт покачал головой, стряхивая с себя причиняющие душевную боль воспоминания. С тех времен минула целая вечность. Пережитые тогда бурные события теперь уже не имеют значения. Ныне Колт и Джейд вместе и больше никогда не расстанутся.
Несколько часов назад начались преждевременные роды: предполагалось, что ребенок появится на свет лишь где-то через полтора месяца.
Колт оторвал взор от Джейд и взглянул на свою мать, сидевшую по другую сторону кровати. Достигнув зрелого возраста, Китти Райт Колтрейн осталась такой же прекрасной, какой была в юности. Ее необыкновенные фиалкового цвета глаза по-прежнему отсвечивали золотистыми блестками, а рыжие волосы сияли огненными бликами заходящего солнца.
Китти встретила умоляющий взгляд сына и горестно покачала головой. Она хотела успокоить его, но знала, что ребенок родится недоношенным, крошечным и слабым. Очень мало шансов, что он вообще выживет. Свои грустные мысли Китти, однако, оставила при себе и спокойно сказала:
– Я тебе уже говорила, первые роды длятся всегда дольше.
Колт кивнул и вновь поглядел на жену. Она прикусила нижнюю губу, чтобы сдержать крик от надвигавшейся боли. Он взял в ладони ее руки, шепча слова любви и ободрения до тех пор, пока схватки не ослабли.
Дыхание Джейд вновь выровнялось. Она взглянула на Колта и хрипло прошептала:
– Твоя мать права. Роды продолжатся долго. Прошу пойди немного отдохни и чего-нибудь перекуси.
Колт решительно покачал головой:
– Я не отойду от тебя.
Китти заметила, что у него нет иного выбора.
– Я удивляюсь, что сестры разрешают тебе оставаться здесь так долго. Роды – очень личное, тайное событие в жизни женщины. – Она обошла кровать и твердо положила руку на плечо сына: – Иди домой и посмотри, как там отец. Не сомневаюсь, он места себе не находит. Что-нибудь поешь и немного отдохни. Когда вернешься, то у тебя, вероятно, будет еще время, чтобы подождать… снаружи, – подчеркнула она.
Дверь отворилась, и в комнату вошла монахиня, одетая в накрахмаленную белоснежную форму медицинской сестры. Она принесла накрытый салфеткой поднос и властным тоном сообщила, что ее зовут сестра Фифайн.
– Я должна подготовить мадам Колтрейн к родам. Вынуждена попросить вас выйти. – Сестра нетерпеливо взглянула на Колта.
– Вы пришли в самый подходящий момент, – рассмеялась Китти. – Я уже истощила все свои аргументы.
– Разрешите мне, пожалуйста, провести хотя бы минутку… с ней наедине, – попросил Колт.
Три женщины посмотрели на него и поняли, что разубедить его невозможно. Сестра Фифайн нахмурилась.
– Только одну минуту, – сухо сказала она и, прежде чем выйти из палаты, поставила поднос на стол. Китти последовала за ней, закрыв за собой дверь.
Колт опустился на колени перед кроватью, сжав руки Джейд:
– Я люблю тебя, Джейд. Верь мне.
– И я люблю тебя, мой дорогой. – Она приподняла слабую ладонь, чтобы отбросить с его лба прядь иссиня-черных волос, и улыбнулась, заметив, как он смотрит на нее своими бесподобными темно-серыми глазами.
– Это начало для нашего младенца, для нас, для нашего будущего. Все остальное не имеет значения.
Колт рассеянно кивнул, ощутив, что на него опять нисходит странное чувство… Похоже, Джейд не так рада, как она утверждает, предстоящему появлению ребенка. Ему показалось еще более странным то, что жена, по-видимому, даже рада преждевременным родам.
Джейд облизнула пересохшие губы, глубоко вздохнула и замерла, почувствовав усиливающиеся схватки. Но пока боль не улеглась, Колт не отодвинулся от нее, хотя и слышал звук открывающейся двери.
– Месье… – взволнованно произнесла сестра Фифайн.
– Колт… – мягко уговаривала его Китти.
Он еще раз поцеловал жену и нехотя направился к двери.
– Я никуда не уйду. Подожду снаружи. – Он шутливо подмигнул. – Не уйду до появления Джона Тревиса Колтрейна-младшего.
Джейд с усилием улыбнулась:
– Ты имеешь в виду – Кэтрин Райт Колтрейн!
Китти подтолкнула Колта к двери:
– Кэтрин, Тревис или как вы там еще решите назвать младенца, но сейчас уходи!
Сестру Фифайн не умилила эта сцена. Строго поглядев на Китти, она кивнула в сторону двери и сказала:
– Будьте добры, мадам, мне хотелось бы, чтобы и вы оставили нас.
Китти мгновенно ощетинилась:
– Я никуда не уйду! На свет появляется мой внук или внучка, и у меня нет никакого желания уходить, пока это не произойдет.
Сестра Фифайн покачала головой. По тому, как блеснули глаза мадам Китти Колтрейн, она поняла, что та говорит всерьез.
– Это будет зависеть от доктора. Но пока я все-таки вынуждена попросить вас подождать снаружи.
Китти сердечно поцеловала Джейд:
– Скоро увижу вас. Я собираюсь убедить своего упрямого сына уйти на какое-то время домой.
Как только они оказались по другую сторону двери, Колт взорвался:
– Мама, я никуда не собираюсь уходить! Джейд сейчас очень тяжело. Мы с тобой понимаем, что роды преждевременные и ребенок может не выжить.
– Не стану тебе лгать, – ответила она. – Мы можем потерять младенца, но не потеряем Джейд. Она молода и здорова, и у вас будут другие дети. Подумай об этом, Колт, и давай помолимся, чтобы все поскорее закончилось.
– Я не могу снова потерять ее. Я клянусь…


День перешел в сумерки, а потом на сверкающее, усеянное алмазами звезд небо над Парижем – городом света – подобно бархатному занавесу, опустилась ночь.
В больнице царило спокойствие. Примерно в полночь три полных, суровых монахини проводили Колта в приемную, из которой не было ни видно, ни слышно ничего из того, что происходило в родильном зале. Он сидел один в небольшой унылой комнате, вся обстановка которой состояла из нескольких рядов деревянных скамей. В ней не было окон, и только большое распятие висело на одной из стен.
К нему часто забегала Китти, периодически сообщавшая одно и то же: врачи все еще не знают, когда наконец родится младенец. В конце концов Колт взорвался и сказал, чтобы она больше не приходила до тех пор, пока все не закончится, ибо всякий раз, когда он слышал звук открывающейся двери, у него обрывалось сердце. «Было лучше, – думал он, – когда женщины рожали дома. – Теперь парижская элита больше не доверяет домашним родам. А семья Колтрейнов, несомненно, принадлежит к элите».
Колт никогда не испытывал желания вернуться в Париж. Он родился и вырос в Америке, а впервые приехал в Европу несколько лет назад, чтобы встретиться с родителями. Его отец Тревис Колтрейн, богатый и удачливый человек, согласился занять пост американского эмиссара во Франции только из чувства уважения к своему другу, президенту Гаррисону. Со временем родители Колта полюбили Францию, оставив сына в Америке управлять ранчо и серебряными рудниками в Неваде.
Тогдашний визит Колта завершился встречей с Джейд, которую он полюбил. Колт улыбнулся, окунувшись в счастливые воспоминания. Какая у них была красивая, воистину царская свадьба в России и незабываемый медовый месяц, проведенный в круизе вокруг греческих островов на великолепной яхте царя!
Улыбка на его лице поблекла, когда он вспомнил о другом путешествии… О поездке в Америку, во время которой на их корабль обрушился океанский шторм. Джейд смыло с палубы за борт, а сам он попал под град летящих обломков корабля и потерял память.
А потом для них обоих начался самый настоящий кошмар.
Плывущую по воле волн Джейд выловил Брайан Стивенс, богатый вдовец, у которого погибли любимая молодая жена и сын. Зачарованный красотой Джейд, он решил жениться на ней, но она упорно цеплялась за надежду, что Колт каким-то образом выжил. Твердо решив удержать ее, Стивенс нанял частных детективов из сыскного агентства Пинкертона, но скрыл от Джейд наиболее важные результаты их расследования. Он сказал ей, что Колт жив, женился на другой женщине и что они живут счастливо и ожидают рождения ребенка. Стивенс намеренно скрыл от Джейд, что Колт потерял память. К тому же он не был женат, а стал жертвой светской львицы Триесты Вордейн, замыслившей помочь своей незамужней и беременной дочери Лорене завоевать пристойное место в обществе.
Придя в ярость от того, что Колт так быстро забыл ее, Джейд попалась в ловушку, расставленную Брайаном Стивенсом, и в конце концов вышла за него замуж. Однако позже ей стало известно истинное положение дел.
Колт вспомнил о той ужасной ночи лишь семь месяцев спустя, когда к нему вернулась память. Вспомнил и содрогнулся. Поняв, что Джейд узнала правду, Стивенс решил отвезти ее на принадлежащий ему остров в Карибском море и навечно поселить там, сделав пленницей своей любви.
Колт бросился за ними в погоню. Разразился шторм, его смыло за борт. И вот в тот самый момент когда Колт отчаянно цеплялся за жизнь, он вспомнил все… А когда наконец полностью пришел в себя, небо смилостивилось над ним и кошмару пришел конец. Джейд была его, навечно и навсегда…
Колт надеялся, что Стивенс горит в аду за все страдания, которые он причинил им, и верил, что такая же участь постигнет и Триесту Вордейн. Он не испытывал ненависти к Лорене, ибо в конце концов она оказала сопротивление своей властной матери, и даже позаботился о ее сыне, Энди, и не возражал когда-нибудь повидаться с ним. Но Колт и Джейд решили, что лучше всего для них будет на время покинуть Америку и дать затянуться ранам.


Джейд вновь несло без руля и ветрил… но не по холодным, охваченным волнением водам океана. Ее захлестнул водоворот собственных горестных сомнений и страхов.
Найдя Колта, Джейд с ужасом поняла, что тот не узнал ее и не помнил, что был женат на ком-нибудь, кроме Лорены Вордейн. И тем не менее возникновения страстных чувств между собой они не могли отрицать. Колт удивлялся, почему он так быстро влюбился в нее. Знал лишь, что не в силах контролировать свое всепоглощающее желание овладеть ею. Джейд же не решалась сказать ему правду, поскольку она переговорила с врачом и тот предупредил, что потрясение от встречи с реальностью способно лишить Колта разума.
С тяжелым сердцем Джейд решила, что ей следует расстаться с Колтом. Она не могла продолжать обман. Особенно после того, как все стало известно Триесте Вордейн и та стала угрожать разоблачением. Джейд также решила уйти и от Брайана – человека, который жестоко обманул ее, скрыв правду. Но Брайан не желал отпускать ее и овладел ею против ее воли в ту роковую ночь…
И вот теперь, беспомощно барахтаясь в сотрясающем ее море боли, Джейд увидела склонившееся над ней взволнованное лицо Колта. Потом его место занял Брайан. Он смеялся и говорил, что не разрешит ей уйти…
Джейд и Колт никогда не обсуждали, что случилось в ту ночь, удалось ли Брайану силой овладеть ею тогда или в последующие мучительные месяцы, когда она и Колт уже разыскали друг друга. Так или иначе Брайан был ее мужем. Колт не хотел допытываться, поддерживали ли Брайан и Джейд супружеские отношения, а Джейд не стала посвящать его в это. Они не обсуждали эту тему, даже когда узнали, что Джейд предстоит родить. Джейд держала свои страхи и опасения при себе и страдала в одиночку.
Вот почему Джейд не обрадовалась, узнав, что беременна. Ведь она не знала, кто же отец ее будущего младенца – Колт или Брайан… Ребенок, конечно, не был недоношенным. Его отцом непременно должен быть Колт!
Откуда-то из окружавшего ее густого тумана донеся голос Китти:
– Тужься, дорогая. Дитя уже почти вышло… Тужься… Скоро все кончится.
Сознание покинуло ее. Джейд слишком ослабла, слишком устала от долгих, долгих усилий…
Наступило наконец успокоение и молчание – благоговейное, трепетное. Его нарушили звук сильного шлепка и громкий обиженный плач.
Китти смеялась и плакала одновременно, когда наклонилась, чтобы обнять Джейд.
– Родился мальчик, Джейд! Джон Тревис Колтрейн-младший! Какой хорошенький! Точно так выглядел Колт, когда появился на свет.
Джейд заплакала и ослабевшими руками обняла Китти:
– Скажите, прошу вас… С ним все в порядке?
Китти не ответила, поскольку в этот момент раздалось удивленное восклицание врача. Сестра Фифайн передала новорожденного няне и осталась стоять рядом с врачом, в любопытстве раскрыв рот и широко открыв глаза.
– Не могу поверить, – прошептала она и нервно рассмеялась.
Китти повернулась и от удовольствия всплеснула руками:
– Двойня! Джейд, еще один младенец!
– Девочка! – гордо произнес врач, подняв дитя за щиколотки и громко шлепая его ладонью. – Тоже здоровая. Оба здоровые младенцы. Теперь понятно, почему роды оказались преждевременными. Двойняшки никогда не рождаются в установленные сроки и обычно создают для матери дополнительную нагрузку. Примите мои поздравления, мадам Колтрейн!
Китти залилась счастливыми слезами. Она запечатлела поцелуй на щеке Джейд и поспешила из комнаты, чтобы сообщить Колту, что тот стал отцом двойни.
Джейд, однако, не могла присоединиться к их ликованию. К ней вернулся старый кошмар: она родила близнецов до срока, а значит, их отцом мог быть Брайан.
Она содрогнулась, вспомнив, как тот однажды признался ей, что у него была сестра-близнец, которая умерла в детстве. О Боже! Рождались ли близнецы в семье Колта? Вдруг Брайан отец ее детей?
«Нет, нет, нет…» Джейд металась на подушке, стонала. Ее сердце разрывалось на части.
– Полагаю, что известие о двойне очень взволновало ее. Может, ей дать что-нибудь успокоительное? – послышался голос сестры Фифайн.
Врач по-доброму рассмеялся:
– Конечно! Легко представить, каким шоком оборачивается для женщины сообщение, что на нее снизошло двойное благо… и двойная ответственность!
Джейд снова почувствовала, что ее куда-то уносит… И когда она оказалась в желанной черной пустоте, она поклялась, что никогда не будет думать об этом…
Колт был жив. И он был с ней.
Брайан умер в ту роковую ночь.
Колт был ее мужем, ее любовью, отцом ее сына и дочери.
Именно в это она заставит себя поверить. И да будет так!




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь и честь - Хэган Патриция



чудесный роман)))) читается легко...
Любовь и честь - Хэган ПатрицияТатьяна
7.04.2014, 14.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100